пресса

события

фотогалерея

российские новости

зарубежные новости

библиотека

рассылка новостей

обратная связь

Новости Пресса События События Библиотека Библиотека Библиотека
  градостроительство

Меерович М.Г.
Градостроительство как средство обеспечения национальных программ пространственного развития страны

Российским реформам всего чего-то недоставало. То ресурсов и времени, то соседи мешали, то не было опоры в обществе. Но пространственная организация России, всегда была для власти предметом серьезного осмысления и сферой целенаправленной деятельности, изменявшей естественный и направлявший искусственный ход расселения. Переселенческая политика Российской империи и советский способ освоения отдаленных регионов СССР сформировали специфические формы освоения территорий Сибири, Дальнего Востока, Юга, северных морских побережий, в которых соседствовали самосознание «хозяина новых территорий», «нового жителя», ответственного за гармоничность своего пребывания в обживаемом мире и менталитет «первопроходца», «временщика», выражавшийся в потребительском отношении к природному окружению, забвению необходимости рукотворного создания искусственной среды собственного обитания.

Современная Россия вплотную стоит перед необходимостью государственного решения глобальной задачи – определить способ «удержания» пространства страны в рамках разумного и рачительного использования ресурсов. Не только природных, но и технических, технологических, человеческих и т.д.

При этом заимствование и перенос в Россию западных образцов административно-управленческих, организационных, экономических и, в конечном счете, градостроительных решений всегда оказываются малоэффективными в силу целого спектра фундаментальных особенностей страны (социально-психологических, культурных, финансовых, религиозных, моральных, духовных, технических и пр.). Сегодняшняя ситуация характеризуется рядом черт, сильно отличающих Россию от других стран – иная, нежели на Западе «классовая» и образовательная структура общества; иной социальный статус основных «производителей» материальных и культурных ценностей; усиление территориальной изоляции города от деревни, сужение горизонтов социального общения; рост однообразия в труде и жизни; тенденции возвращения к общинным формам сосуществования для одних социальных слоев населения и стремление к предельной обособленности для других; неуправляемая миграция населения из отдаленных районов в места с благоприятными условиями жизни; сокращение официальной плотности населения в Сибири, на Дальнем Востоке и рост числа неофициальных мигрантов и т.п. И, что наиболее значимо – отсутствие общенациональных идей, способных обеспечивать поддержку общегосударственным программам и др.

Понимание причин подобного положения вещей, в какой-то мере, сокрыто в истории расселенческого освоения окраинных территорий России и способе «погружения» в глубь континента, осуществлявшегося государством и в дореволюционный, и послереволюционный периоды. Оно сокрыто и в истории градостроительного развития страны, тем более, что градостроительство в СССР рассматривалось и использовалось как средство решения социально-организационных, социально-управленческих, производственно-экономических задач и было всецело подчинено стратегическим планам власти.
Сегодняшнее территориально-административное деление страны корнями уходит в первые дни существования советской власти, когда был поставлен вопрос о формировании структуры управления территориями, соответствующей природе пролетарского государства. Он вызвал к жизни разработку концепции партийно-государственного управления административными единицами (концепцию соцрасселения) и сопутствующей концепции населенных мест нового типа («соцгородов», представляющих собой градообразующее промышленное предприятие и поселение работающих на нем). На новых территориях эти новые населенные места создавались как центры административно-территориальных образований, из которых «очерчивались» границы ареалов военно- и трудо-мобилизационного членения территории.

Концепция соцрасселения в своей основе содержала представление о структуре валового национального продукта в соответствии с которым рассматривала размещение промышленности по территории страны, как развертывание единого процесса производства и распределения продукции. Концепция соцрасселения основывалась на районировании промышленности, как главном моменте, определяющем направление и характер путей сообщения, объемы перемещения трудовых ресурсов и места сосредоточение их в строго определенных районах. Она предписывала производить территориальное деление так, чтобы формировать целостные хозяйственно-про¬изводственные единицы, включающие в себя: а) промыш¬ленное «ядро» с соответствующей партийно-хозяйственной управленческой надстройкой, обеспечивающей руководство производственным процессом, б) все «объекты», данный процесс обеспечивающие – сырьевые регионы; транспортные структуры; ареалы притяжения к индустриальному производству окружающего сельскохозяйственного населения; в) зону распределительной системы и т.п.

К середине 1920-х гг. стратегия административно-территориального деления страны окончательно основывается на требовании располагать административные центры в тех местах, где существует или искусственно создается максимальная концентрация пролетариата. Пролетарские центры, объединяемые производственно-хозяйственными связями в единые территориально-производственные системы, вместе с прилегающими к ним «непролетарскими» зонами, определяют ареалы мобилизационно-политического членения территории. Поскольку в ряде случаев размещение центров власти (губернских, уездных и проч.) не совпадает с местами наибольшей концентрации пролетарского населения, постольку начинает осуществляться перекраивание старого районирования и создание нового – в целях увязки административных фокусов власти с местами фактического сосредоточения пролетариата.

Поскольку не пролетариат сам по себе является «организующим началом», а иерархически выстроенная система партийных организаций, постольку главной и первостепенной задачей власти является формирование партийно-государственной структуры, способной концентрировать финансовые, материальные, человеческие и прочие средства для достижения производственных целей сверхбыстрыми темпами. В итоге, объект партийного руководства оказывается первичен по отношению к экономическому и градостроительному объектам – осуществляющееся территориальное районирование хоть и называется «экономическим» (и осуществляется планировочными средствами), на деле является «управленческим».

В конце 1920-х гг. градостроительная политика проводится властью в контексте программы индустриализации и неразрывно связанной с ней коллективизации, осуществляющей отрыв масс крестьянства от земли и перемещение их в существующие города, используемые как базовые центры для принятия значительные массы «раскрестьяненного крестьянства» (трудовые ресурсы) и опролетаривания его благодаря включению в трудо-бытовые коллективы. Затем сформированные трудовые ресурсы организованно (и добровольно, и принудительно) направляются к местам расположения новых промышленных предприятий – в центры зон индустриального освоения территорий – соцгорода. Соцгорода целенаправленно создаются как элементы общегосударственной системы перераспределения рабочей силы, обеспечивающие ее прикрепление к месту работы (за счет привязки к распределительной системе, наделения жилищем из общественных фондов, прописки, выдачи продовольственных карточек, и т.п.).

Последовательность постановки и решения задач административно-территориального районирования СССР в 1920-1930-е гг. в контексте индустриального развития страны, была тесно связана с формированием военно-промышленного комплекса (ВПК) и привела к созданию единой технологической сети производств, способной оптимальным способом осваивать природные запасы сырья и быть предельно неуязвимой в случае возможных боевых действий[1].

Начиная с конца 1920-х гг. в рамках промышленных наркоматов[2], отвечающих за формирование ВПК, формируются не только специализированные военные кадровые научно-исследовательские институты, технические конструкторские бюро и лаборатории, но и архитектурные проектные организации, обеспечивающие разработку гражданской проектной документации для поселений при военных предприятиях. В соответствии с этим, происходит реструктурация всего архитектурно-градостроительного проектного комплекса страны – постановление правительства[3] законодательно переводит жилищное гражданское строительство, а также возведение объектов коммунального и бытового обслуживания в рабочих поселках-новостройках (а позднее, и в городах-новостройках) в разряд «промышленного строительства». Теперь гражданское строительство включается в производственно-финансовые планы промышленного строительства ВСНХ; проектируется силами организаций, занимающихся промышленным строительством; проходит экспертизу и утверждается  ВСНХ и т. д. Таким образом, власть законодательно ликвидирует самостоятельный статус и самоценность жилищного гражданского строительства и объектов коммунального и бытового обслуживания, законодательно закрепляя их в подчиненной, обслуживающей роли. В соответствии с этим постановлением, военно-промышленные ведомства становится, фактически, главными распорядителями нового жилищного строительства при новой промышленности[4].

В период 1929-1932 гг. градостроительство уже практически неразрывно смыкается с деятельностью военно-промышленного комплекса, так как основным «заказчиком» нового гражданского строительства выступают ведомства, ведущие строительство промышленных объектов ВПК. Включение промышленных предприятий гражданского профиля в систему военно-промышленного комплекса определяет градостроительную политику и, соответственно, государственную организацию архитектурно-градостроительной деятельности и, в результате, приводит к еще большему поглощению задач развития городов задачами развития производства, в результате чего город начинает рассматриваться как поселение при производстве, не обладающее самостоятельной финансово-экономической и социокультурной значимостью.

Как бы ни оценивались сегодня, сформированные и практически реализуемые с конца 1920-х - начала 1930-х гг.: а) концепция социалистического расселения, б) концепция соцпоселений в) концепция соцжилища; нельзя не признать одного – это были общегосударственные программы сначала умозрительно придуманные, а затем неуклонно и последовательно материально воплощенные. И, что особенно важно – теория размещения социалистической промышленности, концепция социалистического расселения, идея соцгорода существуют и сегодня. Конечно, сегодня они так уже не называются, но сознательной и целенаправленной альтернативы им до сих пор не выработано и, в результате, сегодняшний характер территориальной организации общества, стратегия освоения сырьевых районов, механизмы функционирования существующих городов, характер внутреннего административно-территориального членения поселений, а также сам тип размещения новых поселений на новых территориях – подле добывающих и перерабатывающих предприятий; концептуально, мало чем отличаются от постулатов, определявших практику территориального освоения 1930-х гг. и послевоенного периода. И сегодня, как следствие, эти постулаты продолжают определять характер формирования и существования городской  (и как следствие, производственной) культуры, межличностных и групповых отношений; степень проявления сознательности населения в отношении к среде своего обитания; состояние общественных инициатив по повышению качества жизни и уровня городской среды и, возможно, будут определять еще долгое время, так как поселения создают и сохраняют свою жизнетворную энергетику в гораздо большем масштабе времени, нежели человеческая жизнь.

Подавляющая часть этих постулатов, а также обеспечивающих их воплощение градостроительных, планировочных, расселенческих мероприятий, никогда не являлась предметом обсуждения, анализа и критики, никогда даже не попадала на страницы каких-либо официальных профессиональных изданий, не выступала материалом научных исследований. Хотя знание об этом, в полной мере уникальном, организационно-управленческом опыте и осмысленное использование его при разработке перспективных программ развития регионов и планов деятельности государственных экстерриториальных промышленных отраслевых объединений, способно в немалой степени обеспечить безошибочность современных стратегических решений. Безусловно, не для того, чтобы воспроизводить принимавшиеся когда-то решения, но для того, чтобы сегодня не повторять пройденные пути и ошибки прошлых лет.

Также практически не используемым, но крайне актуальным для сегодняшнего стратегического планирования является опыт формирования общегосударственной системы архитектурно-градостроительного проектирования в СССР, специально создававшейся для реализации государственной жилищной и градостроительной политики. Он позволяет оценивать положительные и учитывать отрицательные результаты одного из самых загадочных (несмотря на, казалось бы, широкую освещенность) феноменов отечественной истории – государственную организацию массового проектного дела и, реализуемый через нее, комплекс мер градостроительно-архитектурного обеспечения государственных планов распределения промышленности и населения по территории СССР.

В советский период власть совершенно осмысленно и целенаправленно воздействовала на профессию архитектора, трансформируя ее содержание, способы самоопределения, цели и смыслы творчества, превращая ее в машинообразно устроенное «производство проектной документации» Целенаправленно изменяла не только содержательные основы градостроительной проектной деятельности, но и ее организационные структуры: 1) индивидуальное архитектурное творчество заменялось деятельностью в составе проектных коллективов; 2) идеология архитектора как частного предпринимателя замещалась положением государственного служащего; 3) проектный процесс лишался уникальности творческого отождествления с проектируемым объектом и превращался в поточно-конвейерный способ чертежно-сметного воспроизведения типологически дифференцированных объектов; 4) осуществлялось институциональное оформление архитектурно-градостроительного проектирования как деятельности преимущественно производственного типа; 5) формировалась система органов планирования и управления проектным производством; 6) отрабатывались процессы управления проектной деятельностью внутри проектных учреждений, а также состав проектных организаций и формы их кооперации; 7) укреплялась нормативная база проектирования, опирающаяся на постулаты концепций соцрасселения и соцгорода и, в неявной форме, побуждавшая архитекторов воплощать содержащиеся в ней принципы проектных решений и т.п.

Нормирование, базирующееся на поточно-конвейерном способе градостроительного проектирования, приводило к формированию такого подхода в градоформировании, который, основываясь на директивных показателях, вынужден был игнорировать учет ресурсов места, конкретику окружающей среды, потенциал культуры населения и иные особенности ситуации и независимо от желаний проектировщиков приводил к тому, что «поселковость», как тип организации жизни городского населения (и, соответственно, городской среды), возникала и сохранялась, как сущностная черта новых городов.

Не следует думать, что идея наличия государственной системы проектного дела осталась лишь в прошлом. Государство сегодня стоит перед необходимостью сформировать свое отношение к  проектному комплексу, хотя бы в той его части, которая выполняет (и будет исполнять во все более расширяющемся масштабе) государственные заказы. Ситуация сегодня такова, что вне зависимости от того нравится нам это или нет, формирование организационно-управленческой структуры, подобной по своим задачам советской общегосударственной системе проектного дела (т.е. способной, для воплощения общенациональных программ, координировать и объединять усилия проектных структур сегодняшних государственных экстерриториальных производственных «ведомств» между собой и с местными региональными проектными организациями) станет в ближайшем будущем неизбежным, так как без этого окажется невозможным осуществление практических мер государственного протекционизма определенным видам расселенческих структур, типам планировочной организации поселений, типологии жилищ, инфраструктуры и проч. Всего того проектного обеспечения, без которого невозможна реализация общенациональных программ.

21 октября 2005 г. согласно Указа Президента России, создан Совет по реализации приоритетных национальных проектов. В составе этого органа, призванного формировать общенациональные программы и разрабатывать стратегии их воплощения[5] , нет ни одного представителя архитектурной профессии. Если архитектурное сообщество не будет сегодня ставить и решать на государственном уровне вопросы о целесообразности формирования в современных условиях тех или иных типов пространственно-планировочных структур, видов жилищ и сооружений инфраструктуры, и, что самое главное, не будет само определять устройство общегосударственной системы проектного дела (или предлагать разумные ей альтернативы); то завтра оно рискует вновь оказаться лишь в роли послушного исполнителя, утратив возможность влияния на подобные организационные решения. Возможно, в этом случае, возникшая система вновь утеряет всякое гуманитарное содержание своих действий и дух созидательного творчества.

Использование понимания постулатов и принципов, которыми полстолетия назад руководствовалась советская власть, позволяет уяснить причины современных тенденций уменьшения населения «окраинных» территорий, смещения его к крупным городам, основным транспортным узлам и базовым руслам расселения. Зависимость нынешнего состояния от предыдущего, проявляющегося в инерционности форм сознания, вялой самодеятельности, пассивности общественных инициатив и др. очевидна. Сопоставление естественных и искусственных компонент позволит определить меру совмещения «воли» и «естества», наметить цели и теоретическое основания разработки современных доктрин пространственного (градостроительного) освоения и «переосвоения» территории страны.

Позволит, в конечном счете, наметить новые фокусы узловой концентрации населения, стратегии распределения инвестиций, приоритетные действия по размещению транспортных коммуникаций и инженерной инфраструктуры; определить новые принципы расселения и создать механизмы придания осмысленности, самоидентификации и жизненной наполненности среде обитания не только в отдаленных и мелких поселениях, но и в крупных провинциальных городах, также нуждающихся в этом.

Знание о постулатах концепции соцгорода и соцжилища, а также понимание механизмов их формирования и функционирования способно увеличить точность построения программ сегодняшних действий по переустройству жизни и деятельности. Знание о государственной организации профессиональной архитектурно-градостроительной деятельности, призванной квалифицированно обеспечивать планирование, прогнозирование, проектирование в рамках государственных программ, позволяет ставить вопрос о целесообразности наличия или отказа от подобных образований, об оптимальных подходах к нормированию и к формам градорегулирования.

Понятно, что не только военно-промышленное развитие является сегодня приоритетным направлением развертывания стратегических программ государства. Но иные общегосударственные программы, способные превратить уникальные ресурсы и интеллектуальный потенциал страны в импульс ее развития, могущества и мирового господства, несмотря на их острую востребованность, пока отсутствуют[6]. Министерства, призванные разрабатывать общегосударственные программы, осуществляют это сегодня путем «сбора предложений с мест», от региональных управленческих структур[7] , не имеющих ни государственного масштаба мышления, ни должной степени ответственности за целое. Или от сферы научного знания, ориентированной, прежде всего, на теоретизирование и лишенной других компонент, необходимых для подобной работы –проблематизации, прогнозирования, организационно-управленческого проектирования, менеджмента, межведомственной кооперации, свободы в формировании междисциплинарных коллективов и др. Для формирования стратегических общегосударственных планов и общенациональных программ необходим совершенно иной способ «сборки» интеллектуального потенциала страны и использование инновационных организационных форм осуществления проектно-реализационных работ.

Среда обитания способна формировать тип личности человека, одинаково проявляющийся не только в отношении к состоянию естественного и рукотворного окружения, но также и в технологической культуре на производстве, и в типах повседневного поведения в быту. Старая градостроительная доктрина (и связанная с ней среда обитания), а также формы организации проектной деятельности не имеют права возрождаться, рядясь в новые одежды. Идея историчности требует не начинать в очередной раз все переделывать заново и, тем самым, откатываться назад, а использовать понимание и уникальный отечественный опыт общественного переустройства для осуществления будущих шагов в развитии России.

________________

[1] Стратегия создания зон военных предприятий, отнесенных вглубь страны, основывалась на идее расположения их в зонах, недоступных (на тот период) для воздушных ударов авиацией любого из вероятных противников, так как возможности самых дальних бомбардировщиков не позволяли осуществлять перелеты до места размещения объектов советского ВПК и возвращаться без дозаправки на аэродромы базирования.

[2]   Объединенных с 1932 г. в составе Наркомтяжпрома.

[3]   СЗ СССР. 1927. № 66. ст. 672.

[4]  В результате, безусловные приоритеты производства перед всеми прочими и реальная практика освоения территорий, осуществлявшаяся в соответствии с концепцией соцрасселения (принудительные миграции и, как следствие, временный, исключавший ответственность за место обитания, независимый от конкретного человека характер обустройства селитьбы и инфраструктуры), приводили к  тому, что «отчужденость», как тип организации городской среды возникает и сохраняется, как сущностная черта новых городов.

[5]   В частности, одной из первоочередных названа программа создания доступного жилища.

[6]   Имеется в наличии лишь одна – развития энергетики (до 2020 г.).

[7]   А те, в свою очередь, формируют свои предложения на основе таких же «пожеланий» с подчиненных им территорий.




Рейтинг@Mail.ru
Copyright www.archi.ru
Правила использования материалов Архи.ру
Правовая информация
архи.ру®, archi.ru® зарегистрированные торговые марки