Автор текста:
А.А. Мелихова

Что нового в Актуализированном Генплане развития Москвы до 2025 года в современных условиях

0

В настоящее время НИиПИ Генплана Москвы разработан так называемый Актуализированный Генеральный план города до 2025 года, как бы подправляющий, с учетом новых градостроительных ситуаций и перспективных показателей развития, ныне действующий генплан до 2020 года.

Предлагаемый специалистам, общественности и жителям для обсуждения и замечаний новый Генеральный план Москвы, на самом деле, более фиксирует (закрепляет) отклонения от действующего, связанные с градостроительной политикой последних лет на привлечение внешних инвестиций (преимущественно иностранных фирм) на исполнение крупных градостроительных программ.

Характерный пример - коммерческая завязка Правительства Москвы с турецкой фирмой ООО «ТДЦ Тверской», основанная на том, что фирма строит городу тоннели и получает в обмен подземное пространство под всей Пушкинской площадью для возведения и дальнейшей эксплуатации крупномасштабного торгово – развлекательного комплекса со стоянкой машин. При этом, ни инвестиционного, ни архитектурного конкурса  не проводилось  и не были оценены последствия реализации разработанного турецкой фирмой проекта без архитектурного сопровождения.

Большую тревогу вызывают закрепленные в новом документе решения функциональных систем, формирующих градостроительный каркас города. Некоторые из них относятся к  разряду очевидных  крупных градостроительных ошибок.

Практически уничтожены, как исторические, площади Манежная и Охотного ряда, Арбатская, Таганская, Киевская, Курского вокзала… На подходе площади Тверской заставы, Пушкинская. Что характерно - на большинстве из них проектируются, строятся и уже построены торгово- развлекательные и офисные комплексы в архитектурных формах современного бизнесстроя, обязательно крупномасштабно, чудаковато, «зело богато».

Утрата исторического облика и увеличение транспортной нагрузки, что недопустимо на городских площадях, особенно привокзальных, - вот результат градостроительной политики последних лет. И это типичный «самострой» Строительного комплекса, поскольку в действующем Генплане Москвы до 2020 года подобные решения по застройке исторических площадей отсутствуют.

Пока не потеряна для города Пушкинская площадь, но она в новом Генеральном плане не упоминается в числе охраняемых государством достопримечательных мест и представлена в зоне освоения подземного пространства, а Новопушкинский сквер – в зоне планируемого размещения объектов капитального строительства. Пушкинской площади уготовано будущее по коммерческому проекту, еще не прошедшему стадий согласования и утверждения (напомним первоначальный проект отправлен самим мэром на доработку на градостроительном совете 02.07.07 г.).

О том, что инвестор не отступает от своих планов (они же - планы Мэрии) говорит факт начатых археологических исследований на Пушкинской площади, финансируемых инвестором в рамках не утвержденного проекта. Но нашим археологом неважно, за чьи деньги они работают. В данном случае на средства инвестора, намеревающегося уничтожить в строительном котловане все их находки. Об этом  столичные археологи прекрасно знают, но нигде не заявляют о своей нравственной и профессиональной позиции. Напротив, обещают обустроить некие музейные экспозиции из древних захоронений и фундаментов Страстного монастыря, 300 метров стены и башни Белого города, колокольни церкви святого Дмитрия Солунского, постамента памятника Пушкину на Тверском бульваре, старинных кварталов в Новопушкинском сквере.

Необходимо разработчикам нового Генерального плана Москвы ввести Пушкинскую площадь в состав выявленных объектов наследия в качестве достопримечательного места (тем более, что положительный вывод содержится в проведенной еще в апреле 2008 года Москомнаследием Историко – культурной экспертиз Пушкинской площади) и исключить ее из зоны освоения подземного пространства.

Необходимо сохранить уникальные культурные слои Пушкинской площади, памятник археологии федерального значения, и ее  исторический вид.

Для этого следует отказаться от тоннелей, которые здесь, по мнению транспортников внегородского подчинения, противопоказаны из-за потенциальных пробок автомашин по их выходе к светофорам на смежных площадях – у Никитских и Петровских ворот и площади Охотного ряда. Неуместен здесь и торгово – развлекательный комплекс со стоянкой машин, увеличивающий транспортную нагрузку в центре города.

Большой градостроительной ошибкой является так называемая «Большая Ленинградка», магистраль непрерывного движения от МКАД до площади Охотного ряда.

Игнорируя историческое значение площадей, зданий и самих улиц, разрабатываются с участием иностранных фирм и утверждаются городской властью крупномасштабные эстакадные и тоннельные развязки на этом пути.

Многие помнят Ленинградский проспект, с разделительной зеленой полосой, трамваями, троллейбусами, удобными подземными переходами. Несколько лет буквально ковыряются на этой трассе строители, проводят хирургические операции, уничтожая грамотно построенную магистраль, которая масштабно, плавно входила по историческому путепроводу и через площадь Белорусского вокзала в исторический центр города.

Участок трассы – Тверская- Ямская и Тверская улицы и площади на ней, начиная с Тверской Заставы, далее Садово - Триумфальная, Пушкинская, Тверская и, наконец, площадь Охотного ряда – это исторический тракт Москва- Петербург, а не Ленинградка, пусть и Большая. Застройка улиц и площадей сложилась в давнее историческое и советское время, многие дома - памятники архитектуры, монументы на площадях  также памятники монументального искусства.

В настоящее время площадь Тверской заставы оформляется коммерческой высотной застройкой в архитектурных формах современного бизнесстроя. Вопреки здравому смыслу, на привокзальной площади запроектирован подземный многоуровневый торгово- развлекательный комплекс с обслуживающей его стоянкой машин.

Над площадью нависает, по проекту, эстакада для развязки будущей Большой Ленинградки с Грузинским валом, закрывающая Белорусский вокзал. Исторический путепровод - памятник архитектуры, должен идти под снос ради расширения подступающей со стороны МКАД Большой Ленинградки. При этом закрываются глаза на возникающее «бутылочное горло» с другой стороны площади, в месте вхождения транспорта в исторический Центр Москвы из-за невозможности расширения Тверской - Ямской и Тверской улиц. До идеи передвижки и слома застройки этих улиц еще не дошли наши градостроители.

Снесен памятник архитектуры, «мешавший» осуществить развязку. Старообрядческий храм Николая Чудотворца у Тверской заставы, памятник архитектуры, визуально пропал среди окруживших его объемов зданий. Памятник Горькому, травмированный при демонтаже и переезде, отправлен в Музеум. Как в насмешку, на площади предполагается восстановить старинные столбики Тверской заставы, которые будут смотреться игрушками в крупномасштабном окружении.

Ныне, в условиях финансового кризиса, работы на площади приостановлены, и существует надежда на то, что исторический путепровод – памятник уцелеет из-за нехватки средств на его слом.

На самом деле, следует отказаться от вхождения Большой Ленинградки в центр города перед площадью Тверской заставы, не осуществлять строительство на площади торгово – развлекательного комплекса с обслуживающей его стоянкой машин, вернуть памятник Горькому на его изначальное место, сохранить площадь Тверской заставы и путепровод в их историческом виде.

Представляется недостаточно просчитанным по последствиям решение о строительстве 4-го транспортного кольца, чрезвычайно дорогостоящего и не решающего проблемы транспорта, по мнению независимых экспертов по транспорту, выступающих в СМИ. Возможно, намеченную в новом Генплане магистраль между 3-им кольцом и МКАД целесообразно не замыкать в круг, придать ей пунктирный характер.

Следует особо сказать о Бульварном кольце, на котором уже сделана одна  тоннельная развязка транспорта на Арбатской площади (съевшая  треть Никитского бульвара, изуродовавшая площадь, но не решившая проблем экологии и транспорта), другая проектируется на Пушкинской площади, очевидно, с аналогичными последствиями в будущем. 

Тем самым закладывается основа превращения Бульварного кольца, имеющего изначально транспортно – прогулочное назначение, в магистраль с непрерывным движением транспорта, что не эффективно с функциональной точки зрения (из-за небольшого радиуса кольца) и преступно по отношению к историческому наследию города.

Принято считать, что многие градостроительные проблемы проистекают от радиально- кольцевой структуры Генплана, исторически сложившейся в Москве. Однако, это не совсем верно.

Градостроительный каркас исторической Москвы строился по веерно – ветвистой системе трассировки дорог, что мы ясно видим на плане Хотиева сер. XIX в. (рис. 1). Начало формированию градостроительной структуры Москвы на основе радиально – кольцевого принципа было положено Генеральным планом 1935 года (рис. 2).

 

 


Свое развитие радиально – кольцевая система получила в Генплане 1971 г., также утвержденном на федеральном уровне. Но уже тогда градостроители понимали, что наращивание радиусов и колец приводит к усилению центростремительного движения всех функциональных структур. Была разработана система хордовых транспортных магистралей, минуя центр прострачивающих городскую ткань застройки с северо – востока на юго – запад и с северо – запада на юго – восток (рис. 3). Примечательно, что именно хорды и кольцо МКАД закладывались в структуре города, как скоростные магистрали. Радиальным улицам придавалось значение магистральных дорог города с развитым общественным транспортом.

 

 

Ныне хорды заросли коммерческой застройкой (лишь две из них, красиво названные рокадами, не исчезли полностью в структуре города), а радиальные трассы предполагается превратить в магистрали с непрерывным движением, что усилит центростремительное развитие транспорта и общественно значимых функций в крупном городе - мегаполисе (рис. 4).

 


Можно сделать вывод, что транспортная проблема, ныне приближающаяся к состоянию коллапса, не возникла бы в Москве в случае реализации концепции развития нашего города, заложенной в документе 40- летней давности. 

В завершение следует сказать об объектах социальной сферы, которым в новом Генплане развития Москвы справедливо уделено большое внимание.

Однако, из поля зрения авторов нового генплана полностью выпали объекты культового назначения, для которых также должны быть созданы условия развития, определены количественные показатели, зоны планируемого размещения объектов и выделены конкретные территории в структуре генерального плана.

Определяющими, а в историческом контексте градоформирующими для Москвы, являются православные храмы и комплексы, составляющие  неотъемлемую часть истории города. Несколько сотен церквей, монастырей, подворий и образовательных учреждений, размещаемых, как правило, на ограждаемых территориях (в том числе за капитальными стенами), занимают значительную площадь города и являются  выразительными акцентами в застройке кварталов или доминантами в его градостроительной структуре в зависимости от своего расположения.

Культовые сооружения, как и другие объекты социальной сферы, имеют ступенчатое построение, начиная с общегосударственных и городских духовно – образовательных центров и кончая приходскими храмами и школами. Все они должны обеспечиваться удобными подъездами с учетом пешеходной или транспортной доступности, коммуникациями, благоустройством, как и все, что стоит на этой городской территории.

Церковные объекты приземленной сферы обслуживания являются неотъемлемыми элементами среды обитания жителей, как жилые дома, школы, больницы, места приложения труда, отдыха и другие учреждения социальной структуры, поскольку связаны с образом жизни многих верующих, число которых имеет тенденцию возрастания, и должны сопровождать развитие и возникновение новых жилых кварталов.

Другой важный вопрос, не затронутый в новом Генплане, касается храмов и монастырей, разрушенных в богоборческое время. Представляется необходимым отметить места их исторического размещения памятными знаками: досками на стенах зданий, занявших их место, или обелисками, часовнями на территориях, свободных от новой капитальной застройки.

Это касается всех уничтоженных церковных объектов, независимо от того, являлись они памятниками архитектуры или нет, учитывая их безусловное духовно- культурное значение.

Если бы существовали памятные знаки на месте исторических утрат, удалось бы предотвратить многие безнравственные градостроительные программы и решения. Например, не возникло бы предложение, рассмотренное недавно на ЭКОС, застроить место разрушенного в 1934 году Крестовоздвиженского храма, при расширении комплекса Ленинской библиотеки. Возможно, ни руководитель авторского коллектива, ни его исполнители просто не владели информацией, что застраивается святое место.

 Будь на месте Страстного монастыря на Пушкинской площади памятный знак, не возник бы безнравственный проект освоения подземного пространства со строительством гаража на его исторической территории, где находятся древние захоронения и фундаменты. «Старая Москва» обращалась к Главному архитектору Москвы с такой просьбой, но получила отказ с мотивировкой, что новая доминанта вблизи памятника Пушкину неуместна, хотя о форме и размерах знака речь не шла. Следующим шагом общественности была установка на собственные средства простого информационного щита о том, что здесь стоял Страстной монастырь. Но и это оказалось невозможным, поскольку городская власть имела другие планы на достопримечательную территорию.

Был бы не разрушен в 2009 году (!) храм Преображения Господня в Старом Беляеве (на ул. Новаторов), поруганный в 1930-е годы, а ныне сравненный с землей ради стоянки машин на его историческом месте. 

В новом Генплане Москвы объекты культового назначения, как и другие социальной сферы, должны быть не только названы, классифицированы и количественно определены. Следует четко зафиксировать границы церковных владений на Генеральном плане, а также установить параметры окружающей их застройки, не препятствующей визуальному восприятию храмов и монастырей. В городе не должны возникать ситуации, подобные сложившейся на территории Храма Воскресения Христова в Кадашах, когда коммерческая застройка в его окружении буквально душит храмовый комплекс и даже наступает на его историческую территорию.

Очевидно, следует привлечь Патриархию в качестве одного из исполнителей нового перспективного Генплана развития Москвы в целях формирования городской среды, во всех отношениях благоприятной для проживания и жизнедеятельности москвичей.

 

Выводы

В новом Генплане развития Москвы представляется необходимым отказаться от концептуальных решений, укрепляющих радиально – кольцевую градостроительную систему, порочную для развивающегося города:

Отказаться от дорогостоящего и не решающего транспортную проблему 4-го транспортного кольца, как замкнутой в круг  магистрали, осуществляя строительство отдельных прямых участков (пунктиров) по намеченной трассе кольца.


Направить усилия и средства на проектирование и строительство хордовых магистралей: северной и южной рокад, предусмотренных в новом Генплане, и двух других, ориентируясь на Генплан развития Москвы 1971 года.


Отказаться от наращивания радиусов за пределами МКАД и превращения их в магистрали непрерывного движения транспорта. Напротив,  придать им значение городских магистралей со светофорным регулированием и развитым общественным транспортом, как это предусматривалось в Генплане развития Москвы 1971 года. И тем самым остановить центростремительное движение транспорта и других функциональных систем города.


Признать за Бульварным кольцом историческую функцию транспортно – прогулочной магистрали, для которой противопоказаны развязки в двух уровнях с пересекающими его радиальными улицами.


Отказаться от вхождения Большой Ленинградки в центр города перед площадью Тверской заставы, не осуществлять строительство на площади торгово – развлекательного комплекса с обслуживающей его стоянкой машин, сохранить площадь Тверской заставы и путепровод в их историческом виде. И это реально, поскольку из-за экономического кризиса работы здесь приостановлены.


В новом Генплане развития Москвы признать Пушкинскую площадь в качестве достопримечательного места (учитывая наличие Историко – культурной экспертизы Москомнаследия, признавшей этот факт) и исключить ее из зоны освоения подземного пространства.


Ввести в номенклатуру объектов социальной сферы также здания и комплексы церковного назначения, для которых  следует  определить количественные показатели на перспективу, необходимые территории в структуре генерального плана и обеспечить подъездами и инженерными сетями.
Представляется нравственно необходимым выявить на генплане места размещения разрушенных в богоборческое время храмов и монастырей для установки памятных знаков и ввести запрет на новое здесь строительство.


Отказаться от возведения новых торгово – развлекательных и офисных комплексов, в избытке построенных в центре и на периферии Москвы, уродующих «коммерческой» архитектурой площади и общественные пространства нашего города и превращающих Москву из града Божьего в падший Вавилон.
 

С уважением к разработчикам нового Генерального плана Москвы, предоставившим возможность специалистам и общественности рассмотреть и оценить результаты их большого труда.

Август 2009

План Москвы Хотиева. Cер. XIX в.
Генеральныйми план Москвы 1935 г.
План Москвы 1971 г.
План развития Москвы

14 Декабря 2009

Автор текста:

А.А. Мелихова
Похожие статьи
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Технологии и материалы
Формула надежности. Инновационная фасадная система...
В компании HILTI нашли оригинальное решение для повышения надежности фасадов, в особенности с большими относами облицовки от несущего основания. Пилоны, пилястры и каннелюры теперь можно выполнять без существенного увеличения бюджета, но не в ущерб прочности и надежности
МасТТех: успехи 2022 года
Кроме каталога готовой продукции, холдинг МасТТех и конструкторское бюро предприятия предлагают разработку уникальных решений. Срок создания и внедрения составляет 4-5 недель – самый короткий на рынке светопрозрачных конструкций!
ROCKWOOL: высокий стандарт на всех континентах
Использование изоляционных материалов компании ROCKWOOL при строительстве зданий и сооружений по всему миру является показателем их качества и надежности.
Как применяется каменная вата в знаковых объектах для решения нетривиальных задач – читайте в нашем обзоре.
Кирпичное узорочье
Один из самых влиятельных и узнаваемых стилей в русской архитектуре – Узорочье XVII века – до сих пор не исчерпало своей вдохновляющей силы для тех, кто работает с кирпичом
NEVA HAUS – узорчатые шкатулки на Неве
Отличительной особенностью комплекса NEVA HAUS являются необычные фасады из кирпича: кирпич от «ЛСР. Стеновые» стал материалом, который подчеркивает индивидуальность каждого из корпусов нового комплекса, делая его уникальным.
Керамические блоки Porotherm – 20 лет в России
С 2023 года Wienerberger отказывается от зонтичного бренда в России и сосредотачивает свои усилия на развитии бренда Porotherm. О перспективах рынка и особенностях строительства из керамических блоков в интервью Архи.ру рассказал генеральный директор ООО «Винербергер Кирпич» и «Винербергер Куркачи» Николай Троицкий
Латунный трек
Компания ЦЕНТРСВЕТ активно развивает свою премиальную трековую систему освещения AUROOM, полностью выполненную из благородной латуни.
Обучение через игру: новый тренд детских площадок
Компания «Новые горизонты» разработала инновационный игровой комплекс, который ненавязчиво интегрирует в ежедневную активность детей разного возраста познавательную функцию. Развитие моторики, координации и социальных навыков теперь дополняет знакомство с научными фактами и явлениями.
Живая сталь для архитектуры
Компания «Северсталь» запустила производство атмосферостойкой стали под брендом Forcera. Рассказываем о российском аналоге кортена и расспрашиваем архитекторов: Сергея Скуратова, Сергея Чобана и других – о востребованности и возможностях окисленного металла как такового. Приводим примеры: с ним и сложно, и интересно.
Нестандартные решения для HoReCa и их реализация в проектах...
Каким бы изысканным ни был интерьер в отеле или ресторане, вся обстановка в прямом смысле слова померкнет, если освещение организовано неграмотно или использованы некачественные источники света. Решения от бренда Arlight полностью соответствуют этим требованиям.
Инновации Baumit для защиты фасадов
Австрийский бренд Baumit, эксперт в области фасадных систем, штукатурок и красок, предлагает комплексные системы фасадной теплоизоляции, сочетающие технологичность и широкие дизайнерские возможности
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Сейчас на главной
Архитектор как граффити
В Нижнем Новгороде провели конкурс и реализовали победивший проект граффити в честь Александра Харитонова. Оно разместилось на улице архитектора, в арке между первой и второй очередью банка Гарантия. Илья Сакович – о конкурсе, граффити, Александре Харитонове.
Фанера над Парижем
Небольшой корпус социального жилья, построенный бюро Mobile Architectural Office в 10-м округе Парижа, выполнен из панелей клеёной древесины. Проект получился недорогим, экологичным и был реализован в кратчайшие сроки.
Зал торжеств
Недостроенный кинотеатр при санатории «Русь» в Геленджике архитекторы Fox Group Interiors превратили в конгресс-холл, где можно проводить мероприятия разной степени торжественности: от свадеб до бизнес-завраков и детских праздников.
Кристалл квартала
Типология и пластика крупных жилых комплексов не стоит на месте, и в створе общеизвестных решений можно найти свои нюансы. Комплекс Sky Garden объединяет две известные темы, «набирая» гигантский квартал из тонких и высоких башен, выстроенных по периметру крупного двора, в котором «растворен» перекресток двух пешеходных бульваров.
Градсовет Петербурга 25.01.2023
Для Пироговской набережной «Студия 44» предложила белоснежный дом с тремя ризалитами и каскадом террас. Эксперты разбирались, что в проекте перевешивает: вид на воду или критическая близость к шестиполосной магистрали.
Парк железнодорожников
После реконструкции районный парк Уфы получил больше площадок и сценариев отдыха, в их числе – терапевтический сад для людей с ограниченными возможностями и смотровая площадка. Дизайн малых архитектурных форм отсылает к железнодорожной станции Дёма.
Умер Балкришна Доши
В возрасте 95 лет скончался индийский архитектор Балкришна Доши, лауреат Притцкеровской премии, сотрудник Ле Корбюзье и Луиса Кана.
Ландшафтная мимикрия
Массимо Альвизи и Дзюнко Киримото реконструировали виллу на севере Италии. Их минималистичный средовой проект одновременно традиционен и современен, став при этом неотъемлемой частью пейзажа.
Искусство чтения
«Хора» продолжает «библиотечную» серию: по проекту бюро пространство антресольного этажа Западного крыла Новой Третьяковки преобразовалось в книжную гостиную. Сюда можно прийти почитать или поработать без билета или абонемента.
«Звездное облако»
В Чэнду строится музей научной фантастики по проекту Zaha Hadid Architects: проектирование началось в 2022, а уже летом 2023-го он примет церемонию вручения международной премии Hugo – самой важной в области фантастики и фэнтези.
Солнце, воздух и вода
По проекту ПИ «АРЕНА» завершилось строительство «Солнечного» – нового и самого большого лагеря в составе «Артека». Он был задуман еще в советские годы, но не был реализован. Современный вариант удивляет сложными инженерными решениями, которые сочетаются с ясной структурой: вместе они порождают пространства сродни эшеровским.
Ар-деко на границе с Космосом
Конкурсный проект Степана Липгарта – клубный дом сдержанно-классицистической стилистики для участка в близком соседстве со зданием Музея космонавтики в Калуге – откликается и на контекст, и на поставленную заказчиком задачу. Он в меру респектабален, в меру подвижен и прозрачен, и даже немного вкапывается в землю, чтобы соблюсти строгие высотные ограничения, не теряя пропорций и масштаба.
Природные оттенки
Кровля и фасады виллы на побережье Нидерландов по проекту Mecanoo полностью облицованы глазурованной плиткой голубых, серых и зеленых оттенков.
Выбрать курс
В Ульяновске завершился конкурс на развитие бывшей территории Суворовского военного училища. В финал вышли три консорциума, сформированные из местных организаций и столичных бюро: Asadov, ТПО ПРАЙД и TOBE architects. Показываем все три предложения.
Сопка за стеной
Мастер-план микрорайона в Южно-Сахалинске, разработанный Институтом генплана Москвы при участии Kengo Kuma & Associates, основан на сложностях и преимуществах рельефа предгорья: дома располагаются каскадами, а многоуровневое благоустройство пронизывает все кварталы и соединяется с лесными тропами.
Сохранить модернистское здание вокзала города Владимира!
Открываем сбор подписей под открытым письмом директора Музея архитектуры Елизаветы Лихачевой и архитектора Сергея Чобана в защиту модернистского здания вокзала города Владимира, которому сейчас угрожает реконструкция с обезличиванием, и всех памятников модернизма в целом – авторы призывают поставить их на охрану как федеральные ОКН. Поддерживаем инициативу, эти здания, действительно, давно пора поставить на охрану.
На лучезарном острове
Wyndham Clubhouse, построенный по проекту вьетнамского бюро MIA Design Studio на курортном острове Фукуок, мыслился как гигантский уютный светильник с узорчатыми кирпичными стенами в качестве абажура.
Лоу-тек для музея
Бюро gmp выиграло конкурс на проект реконструкции и расширения гипсоформовочной мастерской Государственных музеев Берлина – крупнейшей в мире. Слепки скульптур производятся здесь уже более 200 лет.
День и ночь в лесу
Гастробар в Калининграде, в оформлении которого архитекторы Line Design использовали настоящие природые объекты: стволы и ветви сосен, залитые в эпоксидную смолу папоротники, песок Балтийского моря и ковер из мха.
Белое внутри
Обновленный по проекту бюро ГОРА интерьер филармонии имени Ростроповича в Кремле Нижнего Новгорода – белый и текучий, – по словам архитекторов, как мелодия. Он действительно стал ощутимо свежее и современнее, проявил и усилил достоинства, заложенные при реконструкции 1960-х, добавив современной цельности, пластичности и медитативности.
Планета Шехтель
Под занавес ушедшего года в издательстве «Русский импульс» увидела свет книга «Мироздание Фёдора Шехтеля», составленная Людмилой Владимировной Сайгиной – научным сотрудником Музея архитектуры, на протяжении многих лет изучающим биографию и творчество корифея московского модерна. Иначе говоря, под обложкой 640-страничного издания представлен материал, собранный в ходе исследования, ставшего делом всей жизни. Это дорогого стоит, хотя издание подкупает демократичностью исполнения и ценой.
Памяти Виктора Быкова
Ушел из жизни Виктор Филиппович Быков – яркий представитель Нижегородской архитектурной школы, лучшего ее периода. Заслуженный архитектор Российской Федерации, лауреат престижных международных конкурсов и премий Нижнего Новгорода. Талантливый и эмоциональный человек, остро откликавшийся на вызовы времени.
2022: что говорят архитекторы
Мы долго сомневались, но решили все же провести традиционный опрос архитекторов по итогам 2022 года. Год трагический, для него так и напрашивается определение «слов нет», да и ограничений много, поэтому в опросе мы тоже ввели два ограничения. Во-первых, мы попросили не докладывать об успехах бюро. Во-вторых, не говорить об общественно-политической обстановке. То и другое, как мы и предполагали, очень сложно. Так и получилось. Главный вопрос один: что из архитектурных, чисто профессиональных, событий, тенденций и впечатлений вы можете вспомнить за год.
Nunc est bibendum*
В Казани объявлены победители «Кирпичного конкурса», организуемого петербургским журналом «Проект Балтия» и компанией Архитайл. Гран-при получил глубокий, во многих отношениях, проект, авторы которого предложили Петербургу сеть подземных виноделен с окошками, торгующими вином по всему городу. Показываем 5 проектов-победителей и еще один, который нам понравился.
Тарелка крыжовника
Вариант дачи, родившийся из заказа на дом для трудников монастыря XIV века: барская усадьба, старорусские мотивы и современная интерпретация остекленной веранды.