Автор текста:
А.А. Мелихова

Что нового в Актуализированном Генплане развития Москвы до 2025 года в современных условиях

В настоящее время НИиПИ Генплана Москвы разработан так называемый Актуализированный Генеральный план города до 2025 года, как бы подправляющий, с учетом новых градостроительных ситуаций и перспективных показателей развития, ныне действующий генплан до 2020 года.

Предлагаемый специалистам, общественности и жителям для обсуждения и замечаний новый Генеральный план Москвы, на самом деле, более фиксирует (закрепляет) отклонения от действующего, связанные с градостроительной политикой последних лет на привлечение внешних инвестиций (преимущественно иностранных фирм) на исполнение крупных градостроительных программ.

Характерный пример - коммерческая завязка Правительства Москвы с турецкой фирмой ООО «ТДЦ Тверской», основанная на том, что фирма строит городу тоннели и получает в обмен подземное пространство под всей Пушкинской площадью для возведения и дальнейшей эксплуатации крупномасштабного торгово – развлекательного комплекса со стоянкой машин. При этом, ни инвестиционного, ни архитектурного конкурса  не проводилось  и не были оценены последствия реализации разработанного турецкой фирмой проекта без архитектурного сопровождения.

Большую тревогу вызывают закрепленные в новом документе решения функциональных систем, формирующих градостроительный каркас города. Некоторые из них относятся к  разряду очевидных  крупных градостроительных ошибок.

Практически уничтожены, как исторические, площади Манежная и Охотного ряда, Арбатская, Таганская, Киевская, Курского вокзала… На подходе площади Тверской заставы, Пушкинская. Что характерно - на большинстве из них проектируются, строятся и уже построены торгово- развлекательные и офисные комплексы в архитектурных формах современного бизнесстроя, обязательно крупномасштабно, чудаковато, «зело богато».

Утрата исторического облика и увеличение транспортной нагрузки, что недопустимо на городских площадях, особенно привокзальных, - вот результат градостроительной политики последних лет. И это типичный «самострой» Строительного комплекса, поскольку в действующем Генплане Москвы до 2020 года подобные решения по застройке исторических площадей отсутствуют.

Пока не потеряна для города Пушкинская площадь, но она в новом Генеральном плане не упоминается в числе охраняемых государством достопримечательных мест и представлена в зоне освоения подземного пространства, а Новопушкинский сквер – в зоне планируемого размещения объектов капитального строительства. Пушкинской площади уготовано будущее по коммерческому проекту, еще не прошедшему стадий согласования и утверждения (напомним первоначальный проект отправлен самим мэром на доработку на градостроительном совете 02.07.07 г.).

О том, что инвестор не отступает от своих планов (они же - планы Мэрии) говорит факт начатых археологических исследований на Пушкинской площади, финансируемых инвестором в рамках не утвержденного проекта. Но нашим археологом неважно, за чьи деньги они работают. В данном случае на средства инвестора, намеревающегося уничтожить в строительном котловане все их находки. Об этом  столичные археологи прекрасно знают, но нигде не заявляют о своей нравственной и профессиональной позиции. Напротив, обещают обустроить некие музейные экспозиции из древних захоронений и фундаментов Страстного монастыря, 300 метров стены и башни Белого города, колокольни церкви святого Дмитрия Солунского, постамента памятника Пушкину на Тверском бульваре, старинных кварталов в Новопушкинском сквере.

Необходимо разработчикам нового Генерального плана Москвы ввести Пушкинскую площадь в состав выявленных объектов наследия в качестве достопримечательного места (тем более, что положительный вывод содержится в проведенной еще в апреле 2008 года Москомнаследием Историко – культурной экспертиз Пушкинской площади) и исключить ее из зоны освоения подземного пространства.

Необходимо сохранить уникальные культурные слои Пушкинской площади, памятник археологии федерального значения, и ее  исторический вид.

Для этого следует отказаться от тоннелей, которые здесь, по мнению транспортников внегородского подчинения, противопоказаны из-за потенциальных пробок автомашин по их выходе к светофорам на смежных площадях – у Никитских и Петровских ворот и площади Охотного ряда. Неуместен здесь и торгово – развлекательный комплекс со стоянкой машин, увеличивающий транспортную нагрузку в центре города.

Большой градостроительной ошибкой является так называемая «Большая Ленинградка», магистраль непрерывного движения от МКАД до площади Охотного ряда.

Игнорируя историческое значение площадей, зданий и самих улиц, разрабатываются с участием иностранных фирм и утверждаются городской властью крупномасштабные эстакадные и тоннельные развязки на этом пути.

Многие помнят Ленинградский проспект, с разделительной зеленой полосой, трамваями, троллейбусами, удобными подземными переходами. Несколько лет буквально ковыряются на этой трассе строители, проводят хирургические операции, уничтожая грамотно построенную магистраль, которая масштабно, плавно входила по историческому путепроводу и через площадь Белорусского вокзала в исторический центр города.

Участок трассы – Тверская- Ямская и Тверская улицы и площади на ней, начиная с Тверской Заставы, далее Садово - Триумфальная, Пушкинская, Тверская и, наконец, площадь Охотного ряда – это исторический тракт Москва- Петербург, а не Ленинградка, пусть и Большая. Застройка улиц и площадей сложилась в давнее историческое и советское время, многие дома - памятники архитектуры, монументы на площадях  также памятники монументального искусства.

В настоящее время площадь Тверской заставы оформляется коммерческой высотной застройкой в архитектурных формах современного бизнесстроя. Вопреки здравому смыслу, на привокзальной площади запроектирован подземный многоуровневый торгово- развлекательный комплекс с обслуживающей его стоянкой машин.

Над площадью нависает, по проекту, эстакада для развязки будущей Большой Ленинградки с Грузинским валом, закрывающая Белорусский вокзал. Исторический путепровод - памятник архитектуры, должен идти под снос ради расширения подступающей со стороны МКАД Большой Ленинградки. При этом закрываются глаза на возникающее «бутылочное горло» с другой стороны площади, в месте вхождения транспорта в исторический Центр Москвы из-за невозможности расширения Тверской - Ямской и Тверской улиц. До идеи передвижки и слома застройки этих улиц еще не дошли наши градостроители.

Снесен памятник архитектуры, «мешавший» осуществить развязку. Старообрядческий храм Николая Чудотворца у Тверской заставы, памятник архитектуры, визуально пропал среди окруживших его объемов зданий. Памятник Горькому, травмированный при демонтаже и переезде, отправлен в Музеум. Как в насмешку, на площади предполагается восстановить старинные столбики Тверской заставы, которые будут смотреться игрушками в крупномасштабном окружении.

Ныне, в условиях финансового кризиса, работы на площади приостановлены, и существует надежда на то, что исторический путепровод – памятник уцелеет из-за нехватки средств на его слом.

На самом деле, следует отказаться от вхождения Большой Ленинградки в центр города перед площадью Тверской заставы, не осуществлять строительство на площади торгово – развлекательного комплекса с обслуживающей его стоянкой машин, вернуть памятник Горькому на его изначальное место, сохранить площадь Тверской заставы и путепровод в их историческом виде.

Представляется недостаточно просчитанным по последствиям решение о строительстве 4-го транспортного кольца, чрезвычайно дорогостоящего и не решающего проблемы транспорта, по мнению независимых экспертов по транспорту, выступающих в СМИ. Возможно, намеченную в новом Генплане магистраль между 3-им кольцом и МКАД целесообразно не замыкать в круг, придать ей пунктирный характер.

Следует особо сказать о Бульварном кольце, на котором уже сделана одна  тоннельная развязка транспорта на Арбатской площади (съевшая  треть Никитского бульвара, изуродовавшая площадь, но не решившая проблем экологии и транспорта), другая проектируется на Пушкинской площади, очевидно, с аналогичными последствиями в будущем. 

Тем самым закладывается основа превращения Бульварного кольца, имеющего изначально транспортно – прогулочное назначение, в магистраль с непрерывным движением транспорта, что не эффективно с функциональной точки зрения (из-за небольшого радиуса кольца) и преступно по отношению к историческому наследию города.

Принято считать, что многие градостроительные проблемы проистекают от радиально- кольцевой структуры Генплана, исторически сложившейся в Москве. Однако, это не совсем верно.

Градостроительный каркас исторической Москвы строился по веерно – ветвистой системе трассировки дорог, что мы ясно видим на плане Хотиева сер. XIX в. (рис. 1). Начало формированию градостроительной структуры Москвы на основе радиально – кольцевого принципа было положено Генеральным планом 1935 года (рис. 2).

 

 


Свое развитие радиально – кольцевая система получила в Генплане 1971 г., также утвержденном на федеральном уровне. Но уже тогда градостроители понимали, что наращивание радиусов и колец приводит к усилению центростремительного движения всех функциональных структур. Была разработана система хордовых транспортных магистралей, минуя центр прострачивающих городскую ткань застройки с северо – востока на юго – запад и с северо – запада на юго – восток (рис. 3). Примечательно, что именно хорды и кольцо МКАД закладывались в структуре города, как скоростные магистрали. Радиальным улицам придавалось значение магистральных дорог города с развитым общественным транспортом.

 

 

Ныне хорды заросли коммерческой застройкой (лишь две из них, красиво названные рокадами, не исчезли полностью в структуре города), а радиальные трассы предполагается превратить в магистрали с непрерывным движением, что усилит центростремительное развитие транспорта и общественно значимых функций в крупном городе - мегаполисе (рис. 4).

 


Можно сделать вывод, что транспортная проблема, ныне приближающаяся к состоянию коллапса, не возникла бы в Москве в случае реализации концепции развития нашего города, заложенной в документе 40- летней давности. 

В завершение следует сказать об объектах социальной сферы, которым в новом Генплане развития Москвы справедливо уделено большое внимание.

Однако, из поля зрения авторов нового генплана полностью выпали объекты культового назначения, для которых также должны быть созданы условия развития, определены количественные показатели, зоны планируемого размещения объектов и выделены конкретные территории в структуре генерального плана.

Определяющими, а в историческом контексте градоформирующими для Москвы, являются православные храмы и комплексы, составляющие  неотъемлемую часть истории города. Несколько сотен церквей, монастырей, подворий и образовательных учреждений, размещаемых, как правило, на ограждаемых территориях (в том числе за капитальными стенами), занимают значительную площадь города и являются  выразительными акцентами в застройке кварталов или доминантами в его градостроительной структуре в зависимости от своего расположения.

Культовые сооружения, как и другие объекты социальной сферы, имеют ступенчатое построение, начиная с общегосударственных и городских духовно – образовательных центров и кончая приходскими храмами и школами. Все они должны обеспечиваться удобными подъездами с учетом пешеходной или транспортной доступности, коммуникациями, благоустройством, как и все, что стоит на этой городской территории.

Церковные объекты приземленной сферы обслуживания являются неотъемлемыми элементами среды обитания жителей, как жилые дома, школы, больницы, места приложения труда, отдыха и другие учреждения социальной структуры, поскольку связаны с образом жизни многих верующих, число которых имеет тенденцию возрастания, и должны сопровождать развитие и возникновение новых жилых кварталов.

Другой важный вопрос, не затронутый в новом Генплане, касается храмов и монастырей, разрушенных в богоборческое время. Представляется необходимым отметить места их исторического размещения памятными знаками: досками на стенах зданий, занявших их место, или обелисками, часовнями на территориях, свободных от новой капитальной застройки.

Это касается всех уничтоженных церковных объектов, независимо от того, являлись они памятниками архитектуры или нет, учитывая их безусловное духовно- культурное значение.

Если бы существовали памятные знаки на месте исторических утрат, удалось бы предотвратить многие безнравственные градостроительные программы и решения. Например, не возникло бы предложение, рассмотренное недавно на ЭКОС, застроить место разрушенного в 1934 году Крестовоздвиженского храма, при расширении комплекса Ленинской библиотеки. Возможно, ни руководитель авторского коллектива, ни его исполнители просто не владели информацией, что застраивается святое место.

 Будь на месте Страстного монастыря на Пушкинской площади памятный знак, не возник бы безнравственный проект освоения подземного пространства со строительством гаража на его исторической территории, где находятся древние захоронения и фундаменты. «Старая Москва» обращалась к Главному архитектору Москвы с такой просьбой, но получила отказ с мотивировкой, что новая доминанта вблизи памятника Пушкину неуместна, хотя о форме и размерах знака речь не шла. Следующим шагом общественности была установка на собственные средства простого информационного щита о том, что здесь стоял Страстной монастырь. Но и это оказалось невозможным, поскольку городская власть имела другие планы на достопримечательную территорию.

Был бы не разрушен в 2009 году (!) храм Преображения Господня в Старом Беляеве (на ул. Новаторов), поруганный в 1930-е годы, а ныне сравненный с землей ради стоянки машин на его историческом месте. 

В новом Генплане Москвы объекты культового назначения, как и другие социальной сферы, должны быть не только названы, классифицированы и количественно определены. Следует четко зафиксировать границы церковных владений на Генеральном плане, а также установить параметры окружающей их застройки, не препятствующей визуальному восприятию храмов и монастырей. В городе не должны возникать ситуации, подобные сложившейся на территории Храма Воскресения Христова в Кадашах, когда коммерческая застройка в его окружении буквально душит храмовый комплекс и даже наступает на его историческую территорию.

Очевидно, следует привлечь Патриархию в качестве одного из исполнителей нового перспективного Генплана развития Москвы в целях формирования городской среды, во всех отношениях благоприятной для проживания и жизнедеятельности москвичей.

 

Выводы

В новом Генплане развития Москвы представляется необходимым отказаться от концептуальных решений, укрепляющих радиально – кольцевую градостроительную систему, порочную для развивающегося города:

Отказаться от дорогостоящего и не решающего транспортную проблему 4-го транспортного кольца, как замкнутой в круг  магистрали, осуществляя строительство отдельных прямых участков (пунктиров) по намеченной трассе кольца.


Направить усилия и средства на проектирование и строительство хордовых магистралей: северной и южной рокад, предусмотренных в новом Генплане, и двух других, ориентируясь на Генплан развития Москвы 1971 года.


Отказаться от наращивания радиусов за пределами МКАД и превращения их в магистрали непрерывного движения транспорта. Напротив,  придать им значение городских магистралей со светофорным регулированием и развитым общественным транспортом, как это предусматривалось в Генплане развития Москвы 1971 года. И тем самым остановить центростремительное движение транспорта и других функциональных систем города.


Признать за Бульварным кольцом историческую функцию транспортно – прогулочной магистрали, для которой противопоказаны развязки в двух уровнях с пересекающими его радиальными улицами.


Отказаться от вхождения Большой Ленинградки в центр города перед площадью Тверской заставы, не осуществлять строительство на площади торгово – развлекательного комплекса с обслуживающей его стоянкой машин, сохранить площадь Тверской заставы и путепровод в их историческом виде. И это реально, поскольку из-за экономического кризиса работы здесь приостановлены.


В новом Генплане развития Москвы признать Пушкинскую площадь в качестве достопримечательного места (учитывая наличие Историко – культурной экспертизы Москомнаследия, признавшей этот факт) и исключить ее из зоны освоения подземного пространства.


Ввести в номенклатуру объектов социальной сферы также здания и комплексы церковного назначения, для которых  следует  определить количественные показатели на перспективу, необходимые территории в структуре генерального плана и обеспечить подъездами и инженерными сетями.
Представляется нравственно необходимым выявить на генплане места размещения разрушенных в богоборческое время храмов и монастырей для установки памятных знаков и ввести запрет на новое здесь строительство.


Отказаться от возведения новых торгово – развлекательных и офисных комплексов, в избытке построенных в центре и на периферии Москвы, уродующих «коммерческой» архитектурой площади и общественные пространства нашего города и превращающих Москву из града Божьего в падший Вавилон.
 

С уважением к разработчикам нового Генерального плана Москвы, предоставившим возможность специалистам и общественности рассмотреть и оценить результаты их большого труда.

Август 2009

План Москвы Хотиева. Cер. XIX в.
Генеральныйми план Москвы 1935 г.
План Москвы 1971 г.
План развития Москвы

14 Декабря 2009

Автор текста:

А.А. Мелихова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.