«Львиные ворота» из собрания Государственного музея-заповедника «Коломенское»: реконструкция первоначального облика и вопросы происхождения памятника (исправленная и дополненная версия / 2008)

Посвящается П.Д. Барановскому

«При сборке ворот был применен весь наш опыт, знания, все данные реставрационной науки. Если наш труд поможет следующим реставраторам, идущим нам во след, установить при наличии новых данных науки полную композицию ворот XVII века, то свою задачу мы будем считать выполненной».
   Барановский П.Д.

Измайловские “Львиные” ворота XVII века и их реставрация [1]

 
В Государственном музее-заповеднике “Коломенское” хранится коллекция старинных резных камней, которые с начала XIX века по 1930 год составляли портал Преображенского богадельного дома [2].

Здание было построено в 1801-1804 годах для Никольского Единоверческого монастыря у Преображенской заставы и в его оформлении были использованы декоративные элементы, созданные в более раннее время. По одной из гипотез часть резных белокаменных фрагментов портала ранее входила в состав «Львиных ворот» Потешного дворца царя Алексея Михайловича в Кремле, построенного в середине XVII века.

Камни коллекции покрыты сплошным узором, в котором райская флора и фауна соседствует с государственной символикой и сложными орнаментами, выполненными с использованием целого ряда приемов резьбы. Львы, единороги, крылатые звери и двуглавые орлы, Самсон со львом и Лучник на птице, олень, грифон и попугаи оплетены на камнях «разметными травами» и райскими цветами. Название “Львиные ворота” было дано сооружению по двум великолепным скульптурам львов, служившим в Преображенском портале импостами арок, а в настоящее время украшающих собою тесные сени Сытного двора в Коломенском [3].

Судьба “Львиных ворот” из Преображенского необычна. Это монументальное архитектурно-декоративное сооружение несколько раз перевозилось, менялась его форма, часть фрагментов была утрачена еще до перевозки в Преображенское, в портал были добавлены фрагменты, которые изначально не входили в один набор.

В начале 1930-х годов по инициативе архитектора-реставратора Петра Дмитриевича Барановского резные камни, составлявшие портал, были сняты со здания богадельного дома в Преображенском и перевезены в музей “Коломенское”. В музее сооружение пытались восстановить, изучали, но результаты этих поисков не были опубликованы и остались неизвестными большинству исследователей. В настоящее время памятник хранится в виде коллекции фрагментов, часть представлена в экспозиции Передних ворот Коломенского  (в том числе и реконструкция монументальной композиции декора портала XVII века, выполненная по результатам этого исследования).   
С историей «Львиных ворот» связан ряд нерешенных вопросов. Главную загадку составляет проблема происхождения резных камней, составивших Преображенский портал, дата их создания, первоначальное композиция сооружения или сооружений. Эти вопросы тесно связаны и не могут решаться по отдельности. В настоящем исследовании обобщен накопленный исследовательский материал по теме, предстален ряд новых наблюдений и  обозначены новые перспективы исследования.

История вопроса
Резные камни, составившие Преображенский портал, привлекли внимание искусствоведов еще в XIX веке. Уже тогда исследователи понимали, что памятник был создан гораздо раньше здания, на котором находился, и датировали его XVII веком. Самой распространенной версией происхождения ворот являлось предположение, что они перевезены в Преображенское из соседнего Измайлова, где входили в состав дворцовых строений. Впервые это предположили А. Мартынов и И.М. Снегирев в 1857 году, основание - "по справкам" [4]. В дальнейшем другие исследователи придерживались этой версии[5]. Было также высказано предположение о том, что ворота могли попасть в Измайлово из другого места, поскольку ворота созданы явно раньше, чем было начато строительство измайловского дворца [6]. Ряд искусствоведческих изданий второй половины XIX – первой трети XX века помимо кратких справок о памятнике, содержат его изображения [7]. Вопрос о конструктивных особенностях и реконструкции первоначального облика памятника в то время еще не ставился, насколько мне удалось установить. Исследователи отмечали, однако, что составляющие портал фрагменты собраны не в своем порядке[8].
В конце 1920-х – 1930-е годы глубокое всестороннее изучение Львиных ворот было проведено П.Д. Барановским, и до настоящего времени оно остается наиболее полным. К сожалению, результаты исследования не были опубликованы, сохранилась только стенография доклада о реставрации памятника, сделанного на Ученом совете ГИМа в 1938 году[9], а также значительный комплекс делопроизводственных материалов (в том числе фотофиксации процесса работы), относящихся к 1930-м – 1940 годам[10]. Реставрация и реконструкция ворот в те годы не была завершена. Ряд открытий сохранились только в виде упоминаний в документах.

П.Д. Барановский также считал, что в Преображенское резные камни попали из соседнего села Измайлова. Подтверждением этой версии для Барановского послужили найденные им в 1928 году на измайловском кладбище два камня с резьбой, стилистически очень близкой резьбе на пилонах Львиных ворот. Барановский предполагал, что первоначально они входили в состав Львиных ворот, но не были использованы при сборке Преображенского портала[11]. По моим наблюдениям только один из них действительно относится к Львиным воротам; другой же является замковым камнем, замыкавшим некий свод, а не перекрытие арки. Оба эти камня хранятся в фондах музея-заповедника «Коломенское».
Во всех документах 1930-х годов, памятник называется "Измайловскими Львиными воротами" или "Воротами из Измайловского дворца"[12]. Эту версию проверил исследователь архитектурного ансамбля Измайлова А.Г. Чиняков, он утверждает, что в XVII веке таких ворот в  Измайлове не было[13].

В процессе своих исследований Барановский определил, что состав камней позволяет не просто восстановить портал преображенской сборки XIX века, а реконструировать ворота в виде, близком к первоначальному, исходя из их конструктивных и художественных особенностей. Сборка одного из пилонов Львиных ворот была завершена к 1933 году. Первый проект сборки перекрытия ворот был приостановлен и пересмотрен из-за открытия иного первоначального расположения арочных камней.
Изучив арки Преображенского портала, Барановский пришел к выводу, что изначально они выглядели иначе. До 1939 года реконструкцию арочного перекрытия Барановский осуществлял исходя из размеров и меры кривизны камней. К этому периоду относится фотофиксация раскладки камней трехпролетной арки, перекрытой общей большей, чертеж реконструкции ворот[14]. В 1939 - 1940 годах у Барановского сформировалась новая версия, основанная на расшифровке оригинальной разметки на оборотах камней[15]. Известия об этом открытии встречаются в рабочей документации П.Д.Барановского 1940 года[16]. К сожалению, работы по реставрации “Львиных ворот” не были завершены, а после войны восстановленный пилон вовсе разобрали. Результаты исследований опубликованы не были.
С 1940-х годов этот богатый и уникальный памятник практически исчез из поля зрения научной общественности и только в 1980-х годах к нему возвращается внимание исследователей. Изучение ворот продолжила Мария Елисеевна Каулен. Она сделала искусствоведческий анализ памятника, исследовала библиографию вопроса, составила научный паспорт[17], была проведена фотофиксация[18].  Тогда же была опубликована статья Игоря Клементьевича Русакомского[19] – первая публикация после длительного перерыва. Статья посвящена проблеме происхождения ворот, а именно – моменту появления их в Преображенском. Исследователи разрабатывали гипотезу, что "Львиные ворота" Преображенского богадельного дома и ворота Потешного дворца в Кремле – один и тот же памятник. Упомяну еще дипломную работу Л.А. Величко, хранящуюся в Московском архитектурном институте. Л.А. Величко выполнила графическую реконструкцию Преображенского портала XIX века.

В 1997 году сотрудниками объединения «Росреставрация», Проектный институт по реставрации памятников истории и культуры «Спецпроектреставрация», были выполнены чертежи 52 фрагментов памятника и чертеж-реконструкция Преображенского портала[20]. Эти чертежи очень пригодились в настоящем исследовании. Копии хранятся в архиве музея и в моем архиве.

При работе над исследованием были использованы материалы, хранящиеся в архиве, фотофонде, отделе учета и в библиотеке Государственного музея-заповедника “Коломенское”, в фототеке и в фонде П.Д. Барановского Архитектурного музея им. А.В. Щусева, Российской Государственной библиотеки, Государственной публичной исторической библиотеки. Также проведена работа с самой коллекцией, фрагменты которой представлены на экспозициях музея, а большей частью хранятся в фонде “Белый камень”. Были составлены паспорта на отдельные фрагменты Львиных ворот с приложением чертежей 1:10 и сведениями о каждом камне[21].
 
Реконструкция  первоначальной  композиции пилонов “Львиных ворот”
В 1930-е годы реставраторы во главе с П.Д. Барановским, демонтировавшие ворота в Преображенском, обратили внимание на определенные несоответствия в его конструкции[22]. Было замечено, что переставлены местами орнаментированные блоки, украшавшие поверхности пилонов. Некоторых недостает. Две малые арки составлены из изогнутых камней, рассчитанных на иной диаметр, отчего образовались изломы в дугах арок. Очевидно, что архитектор, осуществлявший монтаж портала в начале XIX века составлял резные камни, исходя из необходимости использования их в новой форме и не имея полного набора деталей.

Основываясь на закономерности в размерах камней и их резного декора, Барановский реконструировал пилоны сооружения, дополняя недостающие части новоделами из белого бетона для воспроизведения первоначального замысла зодчего.

В составе коллекции Преображенского портала присутствует несколько групп камней. Особенно выделяется комплект прямоугольных плоских блоков с резьбой, имеющих высоту от 68  до 71 см, т.е. около аршина  и высотой 38-39 см, имеющих сбоку резной поверхности камня вертикальные трехчетвертные колонки с чешуйчатым орнаментом (составленные вместе они имитируют ствол пальмы).

Эти блоки делятся на 4 группы по ширине (64 см и 71 см) и по расположению колонки (справа или слева). Именно так они группировались в Преображенском портале. Кроме камней, имевшихся в составе Преображенского портала,  коллекция дополнена еще одним, чудом сохранившимся камнем, изначально входившим в состав “Львиных ворот” (тем самым, что был найден П.Д. Барановским на кладбище в Измайлово[23]). Это блок с изображением цветка граната на стебле (на чертежах реконструкции обозначен индексом “Х”), который располагался в декоре правого пилона[24] над блоком с изображением двуглавого орла. Из сохранившихся подлинных фрагментов декора пилонов восстанавливается композиция из 12 фрагментов (4 вертикальных панно по 3 фрагмента в высоту). Три фрагмента утрачены.

Поскольку, при исполнении орнаментальных композиций в воротах мастера незначительно варьировали симметричные сюжеты, можно условно повторить в зеркальном отображении недостающие камни, чтобы представить в общих чертах весь набор. Так же думал и П.Д. Барановский, так как в процессе восстановления ворот в 30-е годы были отлиты из бетона недостающие блоки с зеркальным отображением сохранившихся. 
 
На трех сохранившихся камнях с изображением льва и единорога, составляющих нижний ряд панно, видно, что ноги зверей аккуратно срублены. Оба эти камня имеют высоту 68 см и надо добавить еще не менее 5-6 см, чтобы завершить композицию и провести обязательную рамку. Но если камни изготавливали  аршинной высоты, можно предположить, что мог быть еще блок с продолжением орнамента – основание вазона, цветочный орнамент. Впрочем, даже в таком виде мы имеем снизу законченный сюжет.

Эта часть реконструкции была воспроизведена на специальных поддеживающих конструкциях в залах «Белокаменное узорочье Москвы» в экспозиции Передних ворот Коломенского[25].
Можно предположить, что композиции по два панно располагались симметрично по двум сторонам некоего прохода. В Преображенской сборке и в реконструкции Барановского композиции, составленные из более узких блоков и включающие в свой состав изображение двуглавого орла, располагаются на внешнем крае. Вполне естественно расположить плоскости именно так – соблюдается и перспектива, и иерархия изображений.

Далее конструкция пилонов строится аналогично Преображенскому порталу. Если собрать вместе четыре панно и камни сложной формы с колонкой с изображениями драконьих голов, то получаются подобные преображенской сборке уступы внутренних плоскостей пилона. Наверху пилоны замыкались фризом из крупных камней с изображениями двух попугаев, оленя и грифона.

Среди камней, бывших в Преображенском, также имелись два ряда карнизов. Их можно расположить так же, как в преображенской сборке. Над композициями с «райским деревом» помещается карниз с шашками, а над фризовым поясом – карниз с пальметтами (первый представляется в качестве разделительного, второй, выступающий сильнее, мог быть завершающим). Сходное решение декора внутренних плоскостей пилонов имеют порталы Архангельского собора, а также северный и западный порталы Благовещенского собора. Получившиеся четыре панно объединены общей темой, условно названной  “Райское дерево”: в центре каждой композиции помещено растение, которому «предстоят» фантастические животные, и которое несет на себе все прочие сюжеты: двуглавых орлов, картуши с мифическими персонажами, химер.

Вертикально развивающаяся композиция помещена в рамку и располагается по сторонам прохода. Такой декоративный прием, свойственный ренессансному искусству, появился в русском зодчестве в начале XVI века в порталах Архангельского собора и вплоть до середины XVII века оставался одним из ведущих приемов монументального декора.

Реконструкция системы арок и определение местоположения львов

Наиболее сложным вопросом является определение первоначальной схемы использования арочных камней, находившихся в составе Преображенского портала. В коллекции можно выделить три группы камней, имеющих изогнутую лицевую поверхность и являющихся фрагментами трех различных арочных систем.

Фрагменты, составленные в Преображенском портале в двухпролетную арку, и опирающиеся на львов как на импосты составляют первую группу[26].

Большая арка, охватывающая сверху двухпролетную, составляет вторую группу[27]. Третья группа содержит камни, имеющие небольшую кривизну со стороны резной поверхности. В Преображенском портале, они располагались на фасадных сторонах пилонов, и не известно как использовались до перевозки в Преображенское[28].

Изучая Львиные ворота, П.Д. Барановский шел в первую очередь от конструктивных особенностей памятника. Путем выяснения радиусов арок по сохранившимся фрагментам и раскладки камней в мастерской, в 1930-е годы была сделана попытка реконструировать первоначальное расположение арочных камней первой группы, а также составлена одна из больших арок (вторая группа)[29]. В фотофонде музея в Коломенском сохранились несколько фотографий, с изображением вариантов раскладки камней большой и малой арок в мастерской, располагавшейся в трапезной Георгиевской церкви. Снимки 30-х годов, точной даты нет. По-видимому, около 1938 года. (см. илл.4)
 
В отчете за 1 квартал 1940 года[30], П.Д. Барановский сообщает, что выяснил композицию всех трех арок. Речь шла об открытии Барановским буквенной разметки на оборотах арочных камней, объясняющей первоначальный порядок расположения камней малых арок. Подробностей открытия не удалось обнаружить ни в материалах, хранящихся в архиве Коломенского, ни в фонде П.Д. Барановского в ГНИМА им. А.В. Щусева. К сожалению, закончить реконструкцию сооружения тогда не удалось, все работы над реставрацией Львиных ворот были прекращены в 1940 году.

Как уже было сказано, трехпролетная арка составляется из фрагментов первой группы (в Преображенском – двухпролетная арка – перекрывающая портал). Про эти фрагменты П.Д. Барановский сообщал, что обнаружил буквенную разметку на оборотных сторонах камней, которая позволяет восстановить первоначальный порядок расположения камней и доказывает, что в каждом из трех пролетов было по три камня. Действительно, на оборотах арочных камней первой группы четко прописаны буквы кириллицы без титло.

 
В составе двух малых арок Преображенского портала сохранились арочные камни с буквенными обозначениями, соответствующими цифрам: “аз” - 1, “веди” - 2, “глаголь” - 3, “добро” - 4, “есть” - 5, “зело” - 6, а также два камня, на которых буквенное изображение не сохранилось, но реконструируются “земля” - 7  и “фита” - 9. Всего – 8 камней. Фрагменты “аз” - 1 и “фита” - 9  имеют полную резьбу на архивольте, а на антревольте еще и завершение рамки по стороне, означающей границу всей орнаментальной ленты. Фрагменты   “глаголь” - 3, “добро” - 4  и  “зело” - 6  на сторонах архивольта имеют вертикальные стесы. Если эти указания прочтены правильно, то фрагменты малой арки составлялись в трехпролетную арку. Расчеты кривизны арок позволили установить радиус арок – 71,6 см (применение формулы расчета радиуса дало точную цифру, но элемент условности, надо помнить, довольно велик), т.е. около аршина[31]. По расчетам П.Д. Барановского радиус кривизны колеблется от 0,65 до 0,8 м [32].

Если составить подлинные арочные камни теми сторонами, на конце архивольта  которых стесана частично резьба, так, чтобы линия стеса расположилась вертикально с небольшим наклоном, то в образовавшийся паз на архивольтах арочных камней по размеру подходит основание наборной колонки с коронами, которые могли прикрывать металлические тяги, державшие арки и подвесные гирьки. По визуальным наблюдениям существует проблема крепления наборных колонок – кажется ненадежным вертикальный паз на тыльной поверхности – единственное, что можно отнести к крепежным приспособлениям. Нет даже намека на «хвостовик», который мог бы быть замурован в кладку. Нет также следов обхватывающих держателей. Кроме того,  как правило, тяги вмонтировались в кладку, а не проводились снаружи. Поэтому такие вертикальные накладки в аналогичных сооружениях не встречаются[33].

На торцах арочных камней сохранились “проруби от связей”[34]. Проруби нарушают рисунок и проведены горизонтально. Скорее всего, они были устроены для укрепления конструкции при вторичном использовании в Преображенском. Связи, устроенные в Преображенском хорошо видны на фотоснимках портала.

Большая арка, составленная в Преображенском над двухпролетной, также может быть реконструирована. Ее радиус предстоит рассчитать. На оборотах фрагментов большой арки нанесены обозначения, еще не расшифрованные. Они представляют собою буквенную запись под титлом. В состав коллекции входит еще одна группа камней, имеющих очень небольшой изгиб. В Преображенском портале они были замонтированы на фасады пилонов. Каково их первоначальное назначение, пока не ясно.  Они также имеют на обороте буквенную разметку.

Особый вопрос – скульптуры львов. В Преображенском портале львы играли роль импостов арок. Особенности в их конструкции были обнаружены Барановским при демонтаже портала, когда впервые исследователям представилась возможность осмотреть каменных львов со всех сторон. Фигуры львов являются объемной скульптурой, обработанной со всех сторон, кроме спины, покрытой плитой. Поверхность плиты стесана ровно, но сверху она не отшлифована, как по бокам. Скульптуры львов вместе с плитами вырезаны из монолитных блоков известняка. В скульптурах проделаны по три вертикальных сквозных отверстия, а на нижней поверхности, между лапами львов вырезан паз для крепежных приспособлений. Размышляя о предназначении этих отверстий, Барановский сделал смелое предположение, что львы из Преображенского задуманы не как импосты, а как подвесные гирьки. Но, разумеется, не в Преображенском портале, а в более раннем сооружении.

Это предположение до настоящего времени не подтверждено и не опровергнуто.
Чтобы разрешить проблему реконструкции первоначального вида арочного перекрытия памятника, необходимо продолжить исследование сохранившихся фрагментов перекрытия, рассчитать возможность действия такого сложного сооружения. Сопоставление торцов арочных камней с отверстиями в скульптурах львов пока не дало определенного положительного результата. Серьезным аргументом против подвески львов являются их размеры и значительный вес. Чтобы проверить возможность такой композиции ворот, необходимо произвести специальные расчеты.

Аналог – «Львиные ворота» Потешного дворца
В результате своих исследований П.Д. Барановский пришел к выводу, что преображенские «Львиные ворота», первоначально были устроены таким же образом, как южные ворота Потешного дворца в Московском кремле.  Ворота Потешного дворца не сохранились, свои предположения Барановский строил на основании акварельного рисунка, опубликованного Ф. Рихтером[35]. На изображении хорошо видны элементы, сходные с теми, которые были в первоначальной конструкции преображенских Львиных ворот:  трехпролетная арка с висячими гирьками-львами, перекрытая сверху большой аркой; декоративные колонки, прикрывающие тяги для подвеса гирек; пилоны, украшенные резьбой. Барановский рассматривал гипотетические ворота Потешного дворца только как аналог. И.К.Русакомский, изучая историю преображенского портала, предположил, что в начале 19 века основатель преображенской федосеевской общины И. Ковылин перевез резные фрагменты из Кремля, и, возможно, в состав преображенского портала вошли детали утраченных ворот Потешного дворца[36] . Эту версию поддержала М.Е. Каулен[37].

И.В. Ильенко и О.Б. Морозов в статье, посвященной исследованию архитектурной истории и проекту реставрации Потешного дворца, называют изображение ворот, опубликованное Ф.Ф.Рихтером неточным рисунком-реконструкцией, выполненной во второй четверти XIX века[38]. Авторы указывают на ряд ошибок в передаче деталей Потешного дворца, кремлевской стены, на значительное нарушение масштаба сооружения. Но, все-таки стоит обратить внимание на ряд обстоятельств, показывающих, что вопрос не так однозначен.

О южных воротах Потешного дворца известно очень немного. Известно, что двор Потешного дворца с южной стороны имел выезд. Его ширину И.В. Ильенко и О.Б. Морозов определили, как «немногим более 5 аршин (приблизительно 3,6 м.)»[39]. Материалы, по которым можно было бы представить их внешний облик, скудны и вызывают сомнения в своей достоверности.

Существуют четыре варианта одного изображения этого сооружения. Два из них были опубликованы в вышедших почти одновременно изданиях русских древностей Ф.Ф. Рихтера[40] (илл.9) и Ф.Г. Солнцева[41] (илл.10). В издании Ф. Рихтера изображение снабжено следующей аннотацией (в составлении пояснительных текстов участвовал И.Е. Забелин): “Существующий вид бывшего потешного дворца и арки, снятой с древнего чертежа”[42] .  В фонде изобразительных материалов Государственного исторического музея хранятся еще два варианта - акварели. Один из них - оригинальная акварель Ф.Г. Солнцева, выполненная предположительно в 1840-х годах[43] (илл.11). Другое изображение – акварельный рисунок неизвестного художника, выполненный на бумаге конца XVIII – начала XIX веков[44] (илл.12).

Попробуем их сравнить.
При общей композиции, все они имеют значительные различия в деталях, самым важным из которых является форма и расположение подвесных львов – боком вдоль проезда или поперек. По-разному показаны изображения на колонках, декорирующих тяги, на которых подвешены львы (листья или цветы). Во всех случаях арки по сторонам проезда опираются на колонны – по две с каждой стороны. Изображения дают два варианта их декора. На двух изображениях почти однотипны сами ворота. На всех четырех вариантах различается состав зданий, расположенных за кремлевской стеной и Потешным дворцом. На трех картинках различаются стаффажные фигуры. На двух – совершенно одинаковые. Но именно эти две картинки различаются в повороте скульптуры львов.

Изображение, опубликованное Рихтером, отличается от того, которое представил Солнцев, по ряду деталей. Только у Рихтера перекрытием звонницы домовой церкви служит шатер, изображенный ошибочно[45]. В трех других версиях, завершение звонницы показано правильно - в виде глухого барабана с главкой, украшенного арочками и кокошниками в нижней части. Аркада внутренней стороны Кремлевской стены была разобрана на этом участке в 1806-07 годах в связи с предполагавшейся постройкой архитектором И.В. Еготовым флигеля[46]. На всех четырех выявленных изображениях стена показана гладкой, однако и новых строений не появилось. Также в перестроенном виде показано южное крыло. В пояснительном тексте издания Ф. Рихтера указано, что это – «существующий вид дворца» (может быть условно реконструированный, без новых построек?)[47]. Исследователи И.В. Ильенко и О.Б. Морозов квалифицируют изображения Потешного дворца как “попытки реконструкции первоначального облика памятника, выполненные в 1830-40-е годы.

Различия на рисунках подтверждают неточность их в изображении собственно ворот, на которую указывают также исследователи архитектуры Потешного дворца И.В. Ильенко и О.Б. Морозов[48].
Почему были выполнены четыре разные варианта изображения одной постройки? Изображения выполнены с явными различиями в технике, в деталях. В 1836 году академик Ф.Г. Солнцев и архитектор П.А. Герасимов проводили реставрацию Теремного дворца. И Ф.Ф. Рихтер и Ф.Г. Солнцев выполняли детальные прорисовки  декора Потешного дворца, внимательно изучали его. Видел ли Рихтер “древний чертеж”, или в его издании скопировано изображение, опубликованное Солнцевым? Может быть, автор не помнил деталей виденного им когда-то изображения либо строил предположения о бывшем когда-то сооружении? И.В. Ильенко и О.Б. Морозов предположили, что пояснение, о том, что рисунок выполнен “с древнего чертежа” может обозначать, что «это перспективное изображение сделано на основании какого-то древнего ортогонального чертежа …»[49]. Версия об использовании «ортогонального»  чертежа могла бы объяснить расхождения в вариантах изображения: автор (или авторы) пытался с условного чертежа сделать реконструкцию облика утраченного сооружения.

При этом все четыре изображения содержат важные общие черты, аналоговые тем, что реконструируются в арках “Львиных ворот”. На всех изображениях львы подвешены к пятам трехпролетной арки[50], опирающейся на два пилона. Видно, что камни этих арок имеют орнаментальную резьбу на архивольте и на внутренней поверхности. Надо львами помещены две наборные колонки, похожие по силуэту на сохранившиеся в составе Преображенского портала, где они украшали внешние поверхности пилонов. Наборные колонки в воротах Потешного дворца упираются в большую арку, над которой на двух изображениях просматривается еще одна большая арка. То есть имеются три арки – как в составе коллекции Преображенского портала. Нельзя забывать о пазах в скульптурах двух львов. Дальний аналог – два льва под «Челобитным окном» Теремного дворца – введены в стену, служат консолями[51].

Существует также еще одно изображение южных ворот Потешного дворца, выполненное неизвестным художником школы Ф.Я.Алексеева «Вид в Кремле на Конюшенный двор, Гербовые ворота и приказ Большого дворца», датируемое около 1800-1802 года, хранящееся в Государственном историческом музее[52].

 
Небольшое изображение ворот в глубине двора достаточно сложно рассмотреть. Часть арки скрыта углом здания, и можно предположить как двухпролетную, так и трехпролетную арку. Но совершенно очевидно, что гирька, нарисованная пером, является сложной скульптурой, которую легко уподобить нашим львам.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Резные камни, сохранившиеся в составе Преображенского портала и дополненные фрагментом, обнаруженным П.Д. Барановским на Измайловском кладбище, представляют собой коллекцию исключительных по художественному и смысловому наполнению образцов монументального декора. Резные фрагменты, составившие Преображенский портал, даже по отдельности представляют интерес как замечательные произведения декоративноо искусства. Однако, составленные вместе в панно декора пилонов, в трехпролетные арки, они открывают особый смысл, как книга, в которой страницы возвращаются на свои места.

В вопросе о первоначальном назначении фрагментов Преображенского портала остается много неясностей. Не очевидно, что пилоны, чей декор восстанавливается с высокой долей точности, первоначально относился к тому же сооружению, что и арки перекрытия. В составе коллекции есть детали, которые вообще стоят особняком, они похожи скорее на декор портала внутренней двери, чем на украшение наружного монументального сооружения. По стилистике и технике исполнения резьбы фрагменты Преображенского портала очень близки декору Теремного и Потешного дворцов в Кремле. Не вызывает сомнений, что эти работы выполнены теми же мастерами. Стоит продолжить изучение скульптур львов. Если львы не были подвесными гирьками, то как объясняются технические отверстия и пазы в этих скульптурах? Не исключена возможноть того, что в составе Преображенского портала до нашего времени сохранились фрагменты нескольких сооружений: портала, ворот с трехпролетной аркой, декора дверного проема...[53] Возможно, разгадка этого ребуса позволит добавить несколько выразительных черт к истории архитектуры Кремля.


Исследование было опубликовано в сборнике:
Архитектурное наследство/ отв. Ред. И.А. Бондаренко. Вып.46. – М., 2006. С.96-106.

В новую версию внесены ряд существенных дополнений, в частности об изображениях кремлевских Львиных ворот.
 

[1] Барановский П.Д. Измайловские “Львиные” ворота XVII века и их реставрация. Доклад // Протокол заседания ученого совета Государственного исторического музея от 21-го декабря 1938 года. – Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.1. -  Д. 336. - Л.1-8.

[2]  Русакомский И.К. Ансамбль за Преображенской заставой к.XVIII – н.XIX в. // Памятники русской архитектуры и монументального искусства. – М., 1985. – С.148-169

[3].  Сведения относятся к 2006 году

[4].  Первой версией авторов было предположение о том, что это – бывшие ворота Печатного двора (Мартынов А., Снегирев И.М. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. - М., 1846-49. – Тетр.5. – С.36), однако уже в следующем издании (Снегирев И.М., Мартынов А. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Из. 2-е. М.,1848-60. Год 2-й. М., 1850. – С. – 75-78) от этой версии отказались.

[5].  Сорокин А. Преображенский дворец в Москве. - М., 1880. - С.2.; Снегирев И.М. Дворцовое село Измайлово. - М., 1883. - С.6; А.Б. Дворцовое царское село Измайлово, родовая вотчина Романовых. - М., 1892; Кондратьев И.К. Седая старина Москвы. - М., 1893. - С.556; Кондратьев Измайлово. - М., 1890; Шамурин Ю. Подмосковные. - М., 1913. - С. 23; Некрасов А.И. Очерки декоративного искусства Древней Руси. - М., 1924. - С.105-106; А.Б. Дворцовое царское село Измайлово, родовая вотчина Романовых. - М., 1892.

[6].  Горностаев П.П. История русского искусства / под ред. И.Э. Грабаря – Т. 2. – М., 1911. – С. 310

[7].  Мартынов А., Снегирев И.М. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. - М., 1846-49. – Тетр.5. – С.36; Шамурин Ю. Подмосковные. – М., 1913. – С. 23; Сорокин А. Преображенский дворец в Москве. – М., 1880. – С.2; История русского искусства / под ред. И.Э. Грабаря – Т. 2. – М., 1911. – С. 31.

[8].  Снегирев И.М., Мартынов А. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Из. 2-е. М.,1848-60. Год 2-й. М., 1850. – С. – 75-78.

[9].  Барановский П.Д. Измайловские “Львиные” ворота XVII века и их реставрация. Доклад // Протокол заседания ученого совета Государственного исторического музея от 21-го декабря 1938 года. – Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.1. -  Д. 336. - Л.1-8.

[10].  Хранятся в архиве и фототеке ГМЗ «Коломенское» и в архиве П.Д. Барановского ГНИМА им. А.В. Щусева.

[11].  Не  могли ли эти фрагменты попасть на Измайловское кладбище из села Преображенского в начале XIX века как не понадобившиеся в сборке портала?

[12].  В архиве П.Д. Барановского в Государственном музее архитектуры хранится подборка исторических известий, подтверждающих по мнению Барановского  измайловское происхождение портала.

[13].  Чиняков А.Г. Архитектурные памятники Измайлова // Архитектурное искусство, - № 2. – М.,1952. – С.220

[14].  Чертеж реконструкции ворот с надписями на обороте «Львиные ворота», «чертеж Барановского» - Архив ГМЗ
«Коломенское»; Чертеж реконструкции ворот с надписями на обороте ««Львиные ворота» Барановский П.Д.» - Архив ГМЗ «Коломенское».

[15].  Подробнее см. далее в статье

[16].  Отчет о работе филиала ГИМ «Коломенское» за I квартал 1940 года. - Архив ГМЗ «Коломенское». - Оп.1. - Д. 17. – Л.31; Акт Комиссии Государственного исторического музея  с приглашенными специалистами Академии архитектуры СССР по вопросу реставрации архитектурных памятников музея «Коломенское» 29/VI – 1940 г. -  Архив ГМЗ «Коломенское». - Оп.1. - Д. 336. – Л.20-21.

[17].  Каулен М.Е. “Львиные ворота” XVII в. Научный паспорт. - Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.2/н. - Д.19

[18].  «Благодаря большой помощи членов клуба «Преображенец» под рук. И.К. Русакомского и дипломницы Марх Л.А, Величко удалось выявить в фондах, обмерить, зафиксировать и сконцентрировать в одном месте практически все имеющиеся белокаменные и бетонные (копийные) блоки». – Из плана экспозиции М.Е. Каулен.  Фотофиксация фрагментов ворот. 1980-е гг. / Фотоархив ГМЗ “Коломенское”. – МФ-4031

[19].  Русакомский И.К. “Львиные ворота” из Преображенского богадельного дома // Памятники архитектуры и монументального искусства: Пространство и пластика. – М.: Наука, 1991. – С. 62-75.

[20].  Реставрационные чертежи фрагментов портала Преображенского богадельного дома. Исп. – объединение «Спецпроектреставрация» по заказу совета приходов Преображенского монастыря. Копии. – Архив ГМЗ «Коломенское».

[21].  Борисенкова А.А. Львиные ворота из собрания ГМЗ Коломенское, 2000 год. Научный архив ГМЗК. В усовершенствованном и дополненном виде – у автора, в т.ч. в электронном виде.

[22].  Барановский П.Д. Измайловские “Львиные” ворота XVII века и их реставрация. Доклад // Протокол заседания ученого совета Государственного исторического музея от 21-го декабря 1938 года. – Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.1. -  Д. 336. - Л.1-8 

[23].  Барановский П.Д. Измайловские “Львиные” ворота XVII века и их реставрация // Протокол заседания ученого совета Государственного исторического музея от 21-го декабря 1938 года. – Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.1. - Д. 336. - Л.2.

[24].  Право-лево определяются по законам геральдики – с точки зрения памятника, а не зрителя.

[25].  Художественный проект и разработка поддерживающих конструкций камней выполнены мастерами студии «Музей-Дизайн». Художественный руководитель Александр Конов, дизайнер Олег Ковалевский, инженер Владимир Правдин. Идея Андрея Рейнера.

[26].  Детали.№№ 9-15. См. Чертеж - указатель к паспортам с реконструкцией Преображенской сборки (Приложение 1) 

[27].   Детали №№ 1-8. См. Чертеж - указатель к паспортам с реконструкцией Преображенской сборки (Приложение 1) и раздел “Реконструкция первоначальной сборки”.

[28]. Детали №№ 45-50. См. Чертеж - указатель к паспортам с реконструкцией Преображенской сборки (Приложение 1) 

[29].  Фотофиксация раскладки арочных камней в Трапезной Георгиевской церкви. 1930-е гг./ Фотоархив ГМЗ “Коломенское”. См. Приложение 2.

[30].  Отчет о работе филиала ГИМ “Коломенское” за I квартал 1940 года. - Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.1. - Д. 17. – Л.31

[31].  Благодарю за консультацию А.М. Пономарева, реставратора архитектуры.

[32].  Чертеж реконструкции ворот с надписями на обороте «Львиные ворота», «чертеж Барановского» - Архив ГМЗ
«Коломенское»; Чертеж реконструкции ворот с надписями на обороте ««Львиные ворота» Барановский П.Д.» - Архив ГМЗ «Коломенское».

[33].  Благодарю за консультацию А.В. Гращенкова, хранителя кремлевских камней.

[34].  Отчет о работе филиала ГИМ “Коломенское” за I квартал 1940 года. - Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.1. - Д. 17. – Л.31

[35].  Вид Потешного дворца в Московском Кремле через арку Львиных ворот. Акварель Ф.Г. Солнцева 1940-х гг. по рисунку неизвестного художника // Рихтер Ф. Памятники древнего русского зодчества. – М., 1850.Т.I. Чертеж IX.

[36].  Русакомский И.К. “Львиные ворота” из Преображенского богадельного дома // Памятники архитектуры и монументального искусства: Пространство и пластика. – М.: Наука, 1991. – С. 62-75.

[37].  Каулен М.Е. “Львиные ворота” XVII в. Научный паспорт. - Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.2/н. - Д.19

[38].  Ильенко И.В., Морозов О.Б. Исследования и эскизный проект реставрации Потешного дворца // Реставрация и исследования памятников культуры. – В. II.- М., 1982.- С.161

[39].  Там же.

[40].  Рихтер Ф. Памятники древнего русского зодчества. – М., 1850.Т.I. Чертеж IX.

[41].  (Солнцев Ф.Г.) Древности Российского государства, изданные по высочайшему повелению. - Отд.VI Памятники древняго русского зодчества. – М., 1853. См. Приложение 2.

[42].  Там же. Лист текста 4.

[43].  Ф.Г. Солнцев «Вид Патриаршего дворца». 1840-е годы (?). Акварель. ГИМ ИЗО 70156 Л 3475. Опубликована: Русакомский И.К. “Львиные ворота” из Преображенского богадельного дома // Памятники архитектуры и монументального искусства: Пространство и пластика. – М.: Наука, 1991. – С. 71.

[44].  Неизвестный художник к. XVIII – н. XIX века. Бумага, акварель. ГИМ ИЗО 70156 Р 5292. Опубликована: “Московский кремль. Вид из ворот Каменного двора на Потешный дворец. Акварель, втор.пол. XVIII в. Государственный исторический музей”// Евсина Н.А. Архитектурная теория в России XVIII в. М.: Наука, 1975. – С. 230. Возможно именно это изображение является самым ранним.

[45].  Неверное изображение звонницы – один из аргументов критики. Ильенко И.В., Морозов О.Б. Исследования и эскизный проект реставрации Потешного дворца // Реставрация и исследования памятников культуры. – В. II.- М., 1982.- С.161

[46].  Ильенко И.В., Морозов О.Б. Исследования и эскизный проект реставрации Потешного дворца // Реставрация и исследования памятников культуры. – В. II.- М., 1982.- С.140, 161

[47].  Там же. С. 161

[48].  Там же. С.161, 163

[49].  Там же. С.163

[50].  Аналоги: трех-  и даже четырехпролетные арочные перекрытия можно наблюдать в ряде памятников архитектуры XVII века, например в Северных воротах Борисоглебского монастыря под Ростовом (1680-1690-е годы); в проезде Надвратной церкви Иосифо-Волоколамского монастыря, вт.пол. XVII века, мастер Трофим Игнатьев; в декоре крыльца церкви Иоанна Златоуста в Коровниковской слободе Ярославля (1649-1654) и пр.

[51].  Консультация А.В. Гращенкова.

[52].  Опубликовано в книге: Старая Москва глазами современников (Москва перед Отечественной войной 1812 года). Автор-составитель И.Н. Скорнякова– М.: “Изобразительное искусство”, 1996.

[53].  Предположение о том, что в состав Преображенского портала входят остатки различных сооружений, в частности, портала и перекрытия проезда, было высказано М.Е. Каулен (Каулен М.Е. “Львиные ворота” XVII в. Научный паспорт. - Архив ГМЗ “Коломенское”. - Оп.2/н. - Д.19) и С.И. Ворониным (благодарю за консультации).

Илл.1. Портал перед разборкой. Москва, Преображенский вал, 17. 1929 год. Фотоархив ГМЗ «Коломенское». МФ 1507
«Львиные ворота». Фрагмент
«Львиные ворота». Фрагмент
«Львиные ворота». Фрагмент
Илл. 2. Реконструкция первоначального расположения фрагментов декора пилонов. Светлым показаны не сохранившиеся детали. Верхний правый блок был обнаружен П.Д. Барановским на кладбище в Измайлово. Он сохранился ~ на 1/2.
«Львиные ворота». Фрагмент
Илл.3. Так выглядела сборка первоначальной композиции пилона «Львиных» ворот в музейном дворике. 1939 год. Фотоархив ГМЗ «Коломенское». МФ 887
Илл.4. Фотофиксация пробной раскладки арочных камней в Трапезной Георгиевской церкви. Подлинные фрагменты дополнены новоделами. 1938 год. Фотоархив ГМЗ «Коломенское».
Илл.5. Реконструкция расположения камней с граффити в Преображенском портале
Илл.6. Прориси граффити на обороте арочных камней первой группы.
Илл.7. Фрагмент экспозиции в Передних воротах музея-заповедника «Коломенское». На фотографии - реконструкция фрагмента пилона, секция трехпролетной арки, фрагменты портала.
Илл. 8. Примерно так мог выглядеть узел повески льва-гирьки.
Илл.9. Вид Потешного дворца в Московском Кремле через арку Львиных ворот. Акварель Ф.Г. Солнцева 1840-х гг. по рисунку неизвестного художника //Рихтер Ф. Памятники древнего русского зодчества. – М., 1851-56. – С. 4
Илл.10. Ворота Потешного дворца //(Солнцев Ф.Г.) Древности Российского государства, изданные по высочайшему повелению. - Отд.VI Памятники древняго русского зодчества. – М., 1853
Илл.11. Ворота Потешного дворца из собрания Музея Архитектуры. Опубликованы:. Русакомский И.К. “Львиные ворота” из Преображенского богадельного дома // Памятники архитектуры и монументального искусства: Пространство и пластика. – М.: Наука, 1991. – С. 71
Илл. 12. Московский кремль. Вид из ворот Каменного двора на Потешный дворец. Акварель, втор.пол. XVIII в. Государственный исторический музей”// Евсина Н.А. Архитектурная теория в России XVIII в. М.: Наука, 1975. – С. 230 (Неизвестный художник конца XVIII – начала XIX века. ГИМ ИЗО 70156Р5292)
Илл. 13. «Вид в Кремле на Конюшенный двор, Гербовые ворота и приказ Большого дворца». Неизвестный художник школы Ф.Я. Алексеева. Фрагмент. ГИМ. ИЗО 70156Р5292
Илл. 14. Один из самых загадочных сюжетов в резьбе пилонов. В картуше изображен Лучник на хищной птице. Камень экспонируется в Передних воротах в музее «Коломенское»

05 Ноября 2008

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.