Автор текста:
Г.В. Борисевич

Об основных этапах территориального развития Московского Кремля в XI-XV вв. (по археологическим данным)

Изучение начальных, этапов сложения Московского Кремля связано с проблемой возникновения древнерусских городов, среди которых Москва - один из типичнейших примеров. В отличие от прочих, ее история наиболее полно документирована летописями, сказаниями, пояснена легендами, проиллюстрирована планами, чертежами, богатой иконографией наиболее значительных сооружений. С первой половины XIX в. появились археологические исследования и наблюдения за производством земляных работ. На совокупности этих, материалов строятся гипотезы о начальном развитии Москвы (рис. 1). В наше время появился еще важный источник исследования - рельеф материка в совокупности с толщиной культурного слоя, полученный по материалам инженерно-геологического обследования грунтов.

http://www.fortification.ru/library/borisevich/images/b18il1.gif
Рис. 1. Сводная схема изучения территориального роста Московского Кремля:
1 - И.Е. Забелин; 2 - С.П. Бартенев; 3 - Н.Н. Воронин; 4 - М.Г. Рабинович; 5-6 - В.И. Федоров

Первая попытка воспроизведения "первоначального репьефа" Кремля сделана М.Г. Рабиновичем. Рельеф был опубликован без комментариев в виде самостоятельного приложения к обширным археологическим исследованиям (1). На основе тех же исходных данных В.И.Федоров составил "уточненную схему первоначального рельефа Боровицкого холма" (2), которая более схематична, но отличается пластикой рельефа. Инженерному обследованию подвергались участки первоначального косогора со стороны реки Неглинной и место проектируемого Дворца съездов. В остальных местах геологические шурфы заложены, редко, в незастроенной части отсутствуют. Расхождение между схемами заставило повторить на тех же исходных данных воспроизведение рельефа материка. Выяснилось, что он позволяет обнаружить места и направление рвов, восстановить контур крепостных стен в различные периоды существования Кремля (рис. 2, а ).

На месте Дворца съездов, в северной его части и в середине, просматриваются окончания двух широких оплывших рвов полутораметровой глубины, которые трассируются по Соборной площади, выявляя территорию городища дьяковской культуры (3) - крепости IV-III вв. до н.э. После гибели крепости городище свыше тысячелетия стояло в запустении, но с приходом вятичей крепость была возобновлена. С этого времени, можно сказать, начинается история Москвы и ее архитектуры.

До XIV в. Кремль отождествляется с Москвой. Согласно летописи он "создавался" четырежды: существовал до 1147 г., закладывался в 1156, 1339 и 1365 гг. (4) Совокупность источников позволила И.Е.Забелину составить принципиальную схему территориального роста Кремля. Рассуждая о древнейших границах Кремля и словно предвосхищая появление различных гипотез, он отметил, что "это одни предположения", очень вероятные, но не имеющие за собой точных данных" (5).

Последующие исследователи по мере появления новых и переосмысления исходных данных меняли датировку частей Кремля относительно схемы И.Е.Забелина. Гипотетические стены, привязанные к летописным датам, смещались в ту или иную сторону, увеличивая или уменьшая защищаемую территорию в тот или иной период. Появлялся или исчезал на схемах дубовый Кремль Ивана Калиты (6) (см. рис. 1).

Следы первой московской крепости были обнаружены при строительстве Оружейной палаты. В месте примыкания к кремлевской стене были обнаружены дубовые бревна подпорных стенок, несущих городовую стену. Выступающий из-под палаты и кирпичной стены земляной язык представляет собой оставшуюся часть изначального рельефа, подрезанного и спланированного фортификаторами XVIII в. Северный косогор земляного языка составлял часть окончания оврага, врезающегося в тело холма. Мысовая часть холма в летописное время представляла собой трехокруглую площадку, соединенную с плато перешейком, где дважды (1838 и 1960 г.) был обнаружен ров.

http://www.fortification.ru/library/borisevich/images/b18il2.gif
Рис. 2. Этапы развития укреплений и уличной сети Московского Кремля:
а) - архитектурно-археологическая схема оборонительных сооружений: следы (1) и остатки (2) рвов, вала (3), подпорных стен (4) в совокупности с рельефом материка; б - Боровицкая крепость конца XI в.; в - Кром и Княжеский замок в начале XII в.; г - Кремль до 1174 г. и в 1156 г.; д - Дубовый Кремль 1339-1340 гг. Ивана Калиты; е - Белокаменный Кремль 1367-1368 гг. Дмитрия Донского
Границы первой крепости проводились на основании схемы М.Гастева. Оборонительные стены показывались там, где их не было, что видно из самого описания: "К юго-западу от церкви "Спаса на Бору" был откопан палисад против находившегося здесь рва, найденный при копании земли для нового кремлевского дворца". Однако на приложенном плане линия "палисада" отчеркнута вблизи церкви, за пределами котлована, в части, не тронутой земляными работами. (7) Если продолжить на схеме линию укреплений, то она пересечет котлован в двух местах: к западу и юго-востоку от церкви "Спаса на Бору", в противоречие описанию очевидца. В 1960 г. ров был вторично открыт в траншее, вырытой вдоль западного фасада дворца; он проявился и при начертании рельефа материка. Найденная около Оружейной башни печать XI в. (8) позволяет отнести существование первой древнерусской крепосто ко времени похода Владимира Мономаха на Вятичей (9) (см. рис. 2, б).

Боровицкий град (название условное) возник "гораздо прежде появления в этих местах княжеского Рюрикова племени" (10). Он относился, можно полагать, к типу общинных крепостей и принадлежал к градостроительству предшествующей эпохи, когда земледельческое население, жившее в селах, для защиты жизни и своего имущества вынуждено было создавать поблизости крепости, называемые городами или кромами (11). С Боровицкого холма были наиболее благоприятные условия обзора реки Москвы на большом протяжении. При впадении Неглинной у окончания Боровицкого мыса из дна реки выступал порог. По малой воде возникал здесь брод, задерживаюсь плывущие суда, было удобное место для строительства моста. Здесь был перекресток сухопутных дорог и крупного речного пути. Транспортный узел находился под контролем из града, стратегическое положение которого в гнезде других выдвинуло его на центральное место.

Вторым названием Москвы, согласно историческим свидетельствам, было Кучково. В "Повести о зачале Москвы" говорится о селах Московского поречья и месте, "иде же ныне царствующий град Москва", принадлежащих "болярину некоему, богату сущу, зовому Кучку Стефану Иванову" (12). Эти села и двор боярина захватил Юрий Долгорукий, а старое название еще некоторое время сохранялось в памяти летописцев. В 1176 г. князь Михалко Юрьевич шел из Чернигова до "Кучкова, рекше до Москвы" (13).

М.Г.Рабиновичем установлено, что с конца XI до середины XII в. около мысовой крепости имелось предградие, которое вписывается в границы обнаруженного дьяковского городища. Его валы определяли размеры предградия и были использованы для его защиты. Вероятно, этот комплекс и носил имя Кучково. В XII в. ров, отделяющий предградие, был засыпан, что свидетельствует об окружении единой стеной, о слиянии в единый оборонительный комплекс общинного крома и княжеского замка, которые длительное время сосуществовали, вероятно, разгороженные частоколом. Если принять во внимание, что в этих же границах находится в XVI в. Государев двор со всеми своими службами, а мысовая часть, где располагалось первоначальное городище, не застроена и стена с воротами проводит границу между ними, и если считать, что княжий двор не менял своего места и по наследству стал Государевым, то можно говорить о реликтовом сохранении в планировке старого общинного центра, к которому с напольной стороны был пристроен княжеский укрепленный двор (см. рис. 2, в). Создавался, по понятиям того времени, вторичный относительно молодой город-детинец. (14)

Следующий этап развития Московского Кремля (до 1147-1156 гг.) установлен археологическими открытиями на Ивановской площади и при строительстве Дворца съездов (см. рис. 2, г). При рытье котлована в его северной части в предматериковом слое были обнаружены остатки разгороженных продольными и поперечными стенками трех клетей, не оцененные в свое время. Ритм укладки продольных и поперечных стенок в клетях показывает, что были найдены остатки четырех дубовых городней стены XII в., прослеженной на протяжении 13,5 м. Городни состояли из шести квадратных ячеек, каждая из которых была равна внутри одной мерной сажени. С фасадных сторон они соединялись своими стенками впритык, а внутренними перегородками внахлестку. Внутри они эабива.-лись землей, взятой из рва, создавая массивную, непробиваемую стену. Внутренний ряд ячеек использовался в хозяйственных целях. После каждого пожара стена превращалась в осыпь или вал, которая сверху разравнивалась, чтобы наверху, на новом основании воспроизвести опять такую же стену, используя ров как ближайший карьер для заполнения клетей -основания для устройства заборов. Строительство заключалось не в создании вала, а в создании деревянной стены, забитой землей.

Поверх остатков городней были обнаружены два отрезка так называемых "крюковых конструкций". На поперечных подкладках с крюками на концах были уложены дубовые бревна толщиной в отрубе 0,3-0,35 м. Крюк держал бревно и не позволял ему смещаться под напором грунта. Для удержания от смешения подкладки эаанкеривались деревянным колом, остающимся внутри насыпи. Лицевой поверхностью крюковая конструкция обращена в сторону городища. Очевидно существование таких же конструкций ниже по косогору, обращенных в сторону р.Неглинной. Между ними делалась насыпь, на которой ставилась рубленая стена. Подобные конструкции встречались при строительстве Оружейной палаты и в шурфе между Оружейной байт ей и Конюшенным корпусом (15). С момента появления крюковых конструкций в Московском Кремле начались непрерывные инженерные работы по укреплению поречных косогоров при помощи подпорных стенок и установка на них вначале стен, а после "спуска" каменных стен вниз - хором и палат. На крюковых подпорных стенках по Неглиненскому косогору строительство стены можно было вести по прямой, не считаясь с микрорельефом, чувствительным для рубки стены из венцов. С напольной стороны стены нуждались в усилении путем засыпки клетей землей. Осыпи грунта, заключаемого в клети, обнаружились на профиле вала, который проявился на северной стенке котлована под Дворцом съездов, куда ушли и основания срубов городней и лежащих поверх них крюковых подпорных стен. Высота его несколько больше 6,5 м при ширине основания около двадцати метров, что говорит о неоднократном воспроизведении рубленых засыпных стен.. Интенсивно нараставший культурный слой "утопил" вал со стороны городища. При воспроизведении чертежа материка обнаружен ров, из которого брался грунт. Он дугой исходил от современных Троицких ворот. В 1874 г. при земляных работах во дворе Малого Никольского дворца было обнаружено его продолжение. Далее он прослежен около Кремлевского театра. Находка здесь меча середины XII в. позволила датировать укрепления временем последних лет Юрия Долгорукова. На месте Кремлевского сквера когда-то стояла церковь Рождества богородицы "что на Трубе". Сама труба, будучи остатком рва, выходит в Москву-реку между Второй Безымянной и Петровской башнями. Предположение В.И.Федорова о существовании оврага на месте сквера, влияющего на трассу городней деревянных стен, не обосновано. Здесь не были проведены инженерно-геологические обследования, но наблюдения над земляными работами при строительстве памятника Александру II в 1898 г. показали, что глубина культурного слоя здесь такая же, как и около Малого Николаевского дворца. (16)

Дальнейшее расширение Кремля связано с именем Ивана Калиты (см. рис. 2, д). Великий князь Владимирский, внук Александра Невского, Иван перенес свою столицу в Москву. Сюда же из Владимира переместилась митрополичья кафедра. Москва становится из столицы удельного княжества великокняжеской столицей, государственным и церковным центром Руси. Кремлевская территория оказывается тесной для новых своих функций. В 1339 г. "тое же лета заложена, бысть Москва да и срублена" (17). Поскольку закладка и строительство нового города означают расширение его территории, то следует найти следы этого расширения. Известно, что основание Чудова монастыря произошло в 1358 г. внутри стен кремника Ивана Калиты, и можно думать, что граница его с Вознесенским монастырем означает предел нового, отмеченного летописью города. Трасса его стен, no-видимому, соответствует системе переулков, проходящих параллельно стенам в чертеже У Кремленаграда. Следы рва, прослеживаемого на материке около Арсенальной башни, также подкрепляют это предположение.

В 1367-1368 гг. произошло последнее расширение Кремля Дмитрием Донским (рис. 2, е). Он возведен всего за одно лето почти в пределах современных. Сообщения летописей под 1451 г. о "деревянном кремле в Москве" позволяют считать, что он не был полностью каменным. Вероятно, в камне были осуществлены башни и стены в наиболее подверженных нападениям местах. Каменной была стена в прясле между Боровицкими воротами и Свибловой стрельницей. В 1462 г. ее "поновлял камнем Василий Ермолин". Каменными были восточные прясла, а со стороны речных фасов он мог быть еще деревянным. (18)

В сегодняшних границах Кремль был осуществлен в 1485-1495 гг. при Иване III. В эти годы закладывались стрельницы и стены, которые повторяли контур стен белокаменного Кремля Дмитрия Донского. Со стороны р. Неглинной стены были несколько сдвинуты к реке. Произведено было приращение в северной части. В это время получила законченную форму планировка Кремля.

Кремль конца XVI в. имел мелкомасштабную систему кварталов, которая хорошо видна на чертеже Кремленаграда. Чертеж фиксирует исторически сложившиеся формы феодального внутрикрепостного землепользования и отражает в системе улиц и переулков этапы территориального расширения Кремля, последовательной закладки городов: Юрия Долгорукого (до 1147 и 1156 г.), Ивана Калиты (1339-1340 гг.), Дмитрия Донского (1365-1367 гг.) и Ивана III (1485-1495 гг.). Анализ планировки позволяет выявить состояние уличной сети на каждом этапе. Композиционным и планировочным ядром всегда была крепость. Под ее стенами складывался торг. Радиальные улицы закрепили своей застройкой трассы древних дорог, подходивших через предградие к кремлевским воротам. На месте отодвинутых стен оставались дуговые улицы и переулки. Уличная сеть Московского Кремля - материализованная история его планировочного развития, собрание фактов, красноречиво свидетельствующих о путях сложения и размерах кремлевского ансамбля на различных этапах исторического развития Москвы.


--------------------------------------------------------------------------------

Примечания
1. Рабинович М.Г. О древней Москве. М., "Наука", 1964.
2. Федоров В.И. Новое о древней топографии и первых каменных постройках Московского Кремля. - В кн.: Гос. Музей Московского Кремля. Материалы и исследования, вып. 1. - М., 1973, рис. 3.
3. Борисевич Г., Векслер А., Владимирская Н. Град древян. - Знание-сила, 1986, № 9, с. 15.
4. ПСРЛ, т. I, М.: 1965, с. 382; т. XV, с. 225.
5. Забелин И.Е. История города Москвы, ч. 1. - М., 1905, с. 69.
6. Бартенев С.П. Московский Кремль в старину и теперь, т. 1. - М., 1912, с. 3-5; Воронин Н.Н. Московский Кремль (1156-1367 гг.). - МИА № 77, М., 1958; Латышева Г.П., Рабинович М.Г., Москва и Московский край в прошлом. - М., 1973, с. 53; Федоров В.И. Указ, соч., рис. 3; Памятники архитектуры Москвы. Кремль. Китай-город. Центральные площади. Под ред. М.В.Посохина. - М., 1983, с. 260.
7. Гастев М. Материалы для полной и сравнительной статистики Москвы, ч. 1. - М., 1841, с. 4, план № 55.
8. Шеляпина Н.С. Археологические наблюдения в Московском Кремле в 1963-1965 гг. - В кн.: Древности Московского Кремля. - М., 1971, рис. 5.1.
9. Поручение Владимира Мономаха. - В кн.: Художественная проза Киевской Руси XI-XIII веков. - М., 1957, с. 122.
10. Забелин И.Е. Указ, соч., с. 5.
11. Кудрявцев М.П., Мокеев Г.Я. Каменная летопись старой Москвы. - М., 1985, с. 17-19.
12. Повести о начале. Москвы. - М. - Л., 1964.
13. ПСРЛ, т. II. - М., 1965, с. 600.
14. Мокеев Г.Я. Черты своеобразия в структурах городов восточных и западных славян. - АН, № 23. - М., 1975, с. 8.
15. Вельтман А. Описание нового императорского дворца в Кремле Московском. - М., 1851, с. V; Забелин И.Е., Указ, соч., с. 82; 12. Арциховский А.В. Основные вопросы археологии Москвы. - МИА № 7. - М., 1949, с. 18; Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв., т. II. - М., 1962, с. 165; Рабинович М.Г. Указ. соч., с. 33; Шеляпина Н.С. Археологическое изучение Московского Кремля (древняя топография и стратиграфия). - Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. историч. наук. - М., 1974, с. 14.
16. Султанов Н. Памятник Имп. Александру II в Кремле Московском. - СПб., 1898, с. 605-606.
17. ПСРЛ, т. 7, СПб., 1856, с. 205.
18. Кудрявцев М.П., Мокеев Г.Я. Указ, соч., с. 38-39; Федоров В.И. Указ, соч., рис. 3.

 

12 Июня 2008

Автор текста:

Г.В. Борисевич
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливым клинкерным кирпичом разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Поток и линии
Проекты вилл Степана Липгарта в стиле ар-деко демонстрируют технический символизм в сочетании с утонченной отсылкой к 1930-м. Один из проектов бумажный, остальные предназначены для конкретных заказчиков: топ-менеджера, коллекционера и девелопера.
Один раз увидеть
8 короткометражных документальных фильмов на околоархитектурные темы, в том числе: лондонская башня-кооператив 1970-х, японский скульптор Саграда-Фамилия, сборное жилье наших дней и подборка ярких архитектурных фрагментов из художественных лент последних 100 лет.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Лицо производства
«Тепличное хозяйство Ботаника» доверила архитекторам ту область, где они, как правило, востребованы наименьшим образом – территорию современного производственного комплекса, где обычно царят утилитарные, нормативные и недорогие решения.
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.