Об основных этапах территориального развития Московского Кремля в XI-XV вв. (по археологическим данным)

Изучение начальных, этапов сложения Московского Кремля связано с проблемой возникновения древнерусских городов, среди которых Москва - один из типичнейших примеров. В отличие от прочих, ее история наиболее полно документирована летописями, сказаниями, пояснена легендами, проиллюстрирована планами, чертежами, богатой иконографией наиболее значительных сооружений. С первой половины XIX в. появились археологические исследования и наблюдения за производством земляных работ. На совокупности этих, материалов строятся гипотезы о начальном развитии Москвы (рис. 1). В наше время появился еще важный источник исследования - рельеф материка в совокупности с толщиной культурного слоя, полученный по материалам инженерно-геологического обследования грунтов.

http://www.fortification.ru/library/borisevich/images/b18il1.gif
Рис. 1. Сводная схема изучения территориального роста Московского Кремля:
1 - И.Е. Забелин; 2 - С.П. Бартенев; 3 - Н.Н. Воронин; 4 - М.Г. Рабинович; 5-6 - В.И. Федоров

Первая попытка воспроизведения "первоначального репьефа" Кремля сделана М.Г. Рабиновичем. Рельеф был опубликован без комментариев в виде самостоятельного приложения к обширным археологическим исследованиям (1). На основе тех же исходных данных В.И.Федоров составил "уточненную схему первоначального рельефа Боровицкого холма" (2), которая более схематична, но отличается пластикой рельефа. Инженерному обследованию подвергались участки первоначального косогора со стороны реки Неглинной и место проектируемого Дворца съездов. В остальных местах геологические шурфы заложены, редко, в незастроенной части отсутствуют. Расхождение между схемами заставило повторить на тех же исходных данных воспроизведение рельефа материка. Выяснилось, что он позволяет обнаружить места и направление рвов, восстановить контур крепостных стен в различные периоды существования Кремля (рис. 2, а ).

На месте Дворца съездов, в северной его части и в середине, просматриваются окончания двух широких оплывших рвов полутораметровой глубины, которые трассируются по Соборной площади, выявляя территорию городища дьяковской культуры (3) - крепости IV-III вв. до н.э. После гибели крепости городище свыше тысячелетия стояло в запустении, но с приходом вятичей крепость была возобновлена. С этого времени, можно сказать, начинается история Москвы и ее архитектуры.

До XIV в. Кремль отождествляется с Москвой. Согласно летописи он "создавался" четырежды: существовал до 1147 г., закладывался в 1156, 1339 и 1365 гг. (4) Совокупность источников позволила И.Е.Забелину составить принципиальную схему территориального роста Кремля. Рассуждая о древнейших границах Кремля и словно предвосхищая появление различных гипотез, он отметил, что "это одни предположения", очень вероятные, но не имеющие за собой точных данных" (5).

Последующие исследователи по мере появления новых и переосмысления исходных данных меняли датировку частей Кремля относительно схемы И.Е.Забелина. Гипотетические стены, привязанные к летописным датам, смещались в ту или иную сторону, увеличивая или уменьшая защищаемую территорию в тот или иной период. Появлялся или исчезал на схемах дубовый Кремль Ивана Калиты (6) (см. рис. 1).

Следы первой московской крепости были обнаружены при строительстве Оружейной палаты. В месте примыкания к кремлевской стене были обнаружены дубовые бревна подпорных стенок, несущих городовую стену. Выступающий из-под палаты и кирпичной стены земляной язык представляет собой оставшуюся часть изначального рельефа, подрезанного и спланированного фортификаторами XVIII в. Северный косогор земляного языка составлял часть окончания оврага, врезающегося в тело холма. Мысовая часть холма в летописное время представляла собой трехокруглую площадку, соединенную с плато перешейком, где дважды (1838 и 1960 г.) был обнаружен ров.

http://www.fortification.ru/library/borisevich/images/b18il2.gif
Рис. 2. Этапы развития укреплений и уличной сети Московского Кремля:
а) - архитектурно-археологическая схема оборонительных сооружений: следы (1) и остатки (2) рвов, вала (3), подпорных стен (4) в совокупности с рельефом материка; б - Боровицкая крепость конца XI в.; в - Кром и Княжеский замок в начале XII в.; г - Кремль до 1174 г. и в 1156 г.; д - Дубовый Кремль 1339-1340 гг. Ивана Калиты; е - Белокаменный Кремль 1367-1368 гг. Дмитрия Донского
Границы первой крепости проводились на основании схемы М.Гастева. Оборонительные стены показывались там, где их не было, что видно из самого описания: "К юго-западу от церкви "Спаса на Бору" был откопан палисад против находившегося здесь рва, найденный при копании земли для нового кремлевского дворца". Однако на приложенном плане линия "палисада" отчеркнута вблизи церкви, за пределами котлована, в части, не тронутой земляными работами. (7) Если продолжить на схеме линию укреплений, то она пересечет котлован в двух местах: к западу и юго-востоку от церкви "Спаса на Бору", в противоречие описанию очевидца. В 1960 г. ров был вторично открыт в траншее, вырытой вдоль западного фасада дворца; он проявился и при начертании рельефа материка. Найденная около Оружейной башни печать XI в. (8) позволяет отнести существование первой древнерусской крепосто ко времени похода Владимира Мономаха на Вятичей (9) (см. рис. 2, б).

Боровицкий град (название условное) возник "гораздо прежде появления в этих местах княжеского Рюрикова племени" (10). Он относился, можно полагать, к типу общинных крепостей и принадлежал к градостроительству предшествующей эпохи, когда земледельческое население, жившее в селах, для защиты жизни и своего имущества вынуждено было создавать поблизости крепости, называемые городами или кромами (11). С Боровицкого холма были наиболее благоприятные условия обзора реки Москвы на большом протяжении. При впадении Неглинной у окончания Боровицкого мыса из дна реки выступал порог. По малой воде возникал здесь брод, задерживаюсь плывущие суда, было удобное место для строительства моста. Здесь был перекресток сухопутных дорог и крупного речного пути. Транспортный узел находился под контролем из града, стратегическое положение которого в гнезде других выдвинуло его на центральное место.

Вторым названием Москвы, согласно историческим свидетельствам, было Кучково. В "Повести о зачале Москвы" говорится о селах Московского поречья и месте, "иде же ныне царствующий град Москва", принадлежащих "болярину некоему, богату сущу, зовому Кучку Стефану Иванову" (12). Эти села и двор боярина захватил Юрий Долгорукий, а старое название еще некоторое время сохранялось в памяти летописцев. В 1176 г. князь Михалко Юрьевич шел из Чернигова до "Кучкова, рекше до Москвы" (13).

М.Г.Рабиновичем установлено, что с конца XI до середины XII в. около мысовой крепости имелось предградие, которое вписывается в границы обнаруженного дьяковского городища. Его валы определяли размеры предградия и были использованы для его защиты. Вероятно, этот комплекс и носил имя Кучково. В XII в. ров, отделяющий предградие, был засыпан, что свидетельствует об окружении единой стеной, о слиянии в единый оборонительный комплекс общинного крома и княжеского замка, которые длительное время сосуществовали, вероятно, разгороженные частоколом. Если принять во внимание, что в этих же границах находится в XVI в. Государев двор со всеми своими службами, а мысовая часть, где располагалось первоначальное городище, не застроена и стена с воротами проводит границу между ними, и если считать, что княжий двор не менял своего места и по наследству стал Государевым, то можно говорить о реликтовом сохранении в планировке старого общинного центра, к которому с напольной стороны был пристроен княжеский укрепленный двор (см. рис. 2, в). Создавался, по понятиям того времени, вторичный относительно молодой город-детинец. (14)

Следующий этап развития Московского Кремля (до 1147-1156 гг.) установлен археологическими открытиями на Ивановской площади и при строительстве Дворца съездов (см. рис. 2, г). При рытье котлована в его северной части в предматериковом слое были обнаружены остатки разгороженных продольными и поперечными стенками трех клетей, не оцененные в свое время. Ритм укладки продольных и поперечных стенок в клетях показывает, что были найдены остатки четырех дубовых городней стены XII в., прослеженной на протяжении 13,5 м. Городни состояли из шести квадратных ячеек, каждая из которых была равна внутри одной мерной сажени. С фасадных сторон они соединялись своими стенками впритык, а внутренними перегородками внахлестку. Внутри они эабива.-лись землей, взятой из рва, создавая массивную, непробиваемую стену. Внутренний ряд ячеек использовался в хозяйственных целях. После каждого пожара стена превращалась в осыпь или вал, которая сверху разравнивалась, чтобы наверху, на новом основании воспроизвести опять такую же стену, используя ров как ближайший карьер для заполнения клетей -основания для устройства заборов. Строительство заключалось не в создании вала, а в создании деревянной стены, забитой землей.

Поверх остатков городней были обнаружены два отрезка так называемых "крюковых конструкций". На поперечных подкладках с крюками на концах были уложены дубовые бревна толщиной в отрубе 0,3-0,35 м. Крюк держал бревно и не позволял ему смещаться под напором грунта. Для удержания от смешения подкладки эаанкеривались деревянным колом, остающимся внутри насыпи. Лицевой поверхностью крюковая конструкция обращена в сторону городища. Очевидно существование таких же конструкций ниже по косогору, обращенных в сторону р.Неглинной. Между ними делалась насыпь, на которой ставилась рубленая стена. Подобные конструкции встречались при строительстве Оружейной палаты и в шурфе между Оружейной байт ей и Конюшенным корпусом (15). С момента появления крюковых конструкций в Московском Кремле начались непрерывные инженерные работы по укреплению поречных косогоров при помощи подпорных стенок и установка на них вначале стен, а после "спуска" каменных стен вниз - хором и палат. На крюковых подпорных стенках по Неглиненскому косогору строительство стены можно было вести по прямой, не считаясь с микрорельефом, чувствительным для рубки стены из венцов. С напольной стороны стены нуждались в усилении путем засыпки клетей землей. Осыпи грунта, заключаемого в клети, обнаружились на профиле вала, который проявился на северной стенке котлована под Дворцом съездов, куда ушли и основания срубов городней и лежащих поверх них крюковых подпорных стен. Высота его несколько больше 6,5 м при ширине основания около двадцати метров, что говорит о неоднократном воспроизведении рубленых засыпных стен.. Интенсивно нараставший культурный слой "утопил" вал со стороны городища. При воспроизведении чертежа материка обнаружен ров, из которого брался грунт. Он дугой исходил от современных Троицких ворот. В 1874 г. при земляных работах во дворе Малого Никольского дворца было обнаружено его продолжение. Далее он прослежен около Кремлевского театра. Находка здесь меча середины XII в. позволила датировать укрепления временем последних лет Юрия Долгорукова. На месте Кремлевского сквера когда-то стояла церковь Рождества богородицы "что на Трубе". Сама труба, будучи остатком рва, выходит в Москву-реку между Второй Безымянной и Петровской башнями. Предположение В.И.Федорова о существовании оврага на месте сквера, влияющего на трассу городней деревянных стен, не обосновано. Здесь не были проведены инженерно-геологические обследования, но наблюдения над земляными работами при строительстве памятника Александру II в 1898 г. показали, что глубина культурного слоя здесь такая же, как и около Малого Николаевского дворца. (16)

Дальнейшее расширение Кремля связано с именем Ивана Калиты (см. рис. 2, д). Великий князь Владимирский, внук Александра Невского, Иван перенес свою столицу в Москву. Сюда же из Владимира переместилась митрополичья кафедра. Москва становится из столицы удельного княжества великокняжеской столицей, государственным и церковным центром Руси. Кремлевская территория оказывается тесной для новых своих функций. В 1339 г. "тое же лета заложена, бысть Москва да и срублена" (17). Поскольку закладка и строительство нового города означают расширение его территории, то следует найти следы этого расширения. Известно, что основание Чудова монастыря произошло в 1358 г. внутри стен кремника Ивана Калиты, и можно думать, что граница его с Вознесенским монастырем означает предел нового, отмеченного летописью города. Трасса его стен, no-видимому, соответствует системе переулков, проходящих параллельно стенам в чертеже У Кремленаграда. Следы рва, прослеживаемого на материке около Арсенальной башни, также подкрепляют это предположение.

В 1367-1368 гг. произошло последнее расширение Кремля Дмитрием Донским (рис. 2, е). Он возведен всего за одно лето почти в пределах современных. Сообщения летописей под 1451 г. о "деревянном кремле в Москве" позволяют считать, что он не был полностью каменным. Вероятно, в камне были осуществлены башни и стены в наиболее подверженных нападениям местах. Каменной была стена в прясле между Боровицкими воротами и Свибловой стрельницей. В 1462 г. ее "поновлял камнем Василий Ермолин". Каменными были восточные прясла, а со стороны речных фасов он мог быть еще деревянным. (18)

В сегодняшних границах Кремль был осуществлен в 1485-1495 гг. при Иване III. В эти годы закладывались стрельницы и стены, которые повторяли контур стен белокаменного Кремля Дмитрия Донского. Со стороны р. Неглинной стены были несколько сдвинуты к реке. Произведено было приращение в северной части. В это время получила законченную форму планировка Кремля.

Кремль конца XVI в. имел мелкомасштабную систему кварталов, которая хорошо видна на чертеже Кремленаграда. Чертеж фиксирует исторически сложившиеся формы феодального внутрикрепостного землепользования и отражает в системе улиц и переулков этапы территориального расширения Кремля, последовательной закладки городов: Юрия Долгорукого (до 1147 и 1156 г.), Ивана Калиты (1339-1340 гг.), Дмитрия Донского (1365-1367 гг.) и Ивана III (1485-1495 гг.). Анализ планировки позволяет выявить состояние уличной сети на каждом этапе. Композиционным и планировочным ядром всегда была крепость. Под ее стенами складывался торг. Радиальные улицы закрепили своей застройкой трассы древних дорог, подходивших через предградие к кремлевским воротам. На месте отодвинутых стен оставались дуговые улицы и переулки. Уличная сеть Московского Кремля - материализованная история его планировочного развития, собрание фактов, красноречиво свидетельствующих о путях сложения и размерах кремлевского ансамбля на различных этапах исторического развития Москвы.


--------------------------------------------------------------------------------

Примечания
1. Рабинович М.Г. О древней Москве. М., "Наука", 1964.
2. Федоров В.И. Новое о древней топографии и первых каменных постройках Московского Кремля. - В кн.: Гос. Музей Московского Кремля. Материалы и исследования, вып. 1. - М., 1973, рис. 3.
3. Борисевич Г., Векслер А., Владимирская Н. Град древян. - Знание-сила, 1986, № 9, с. 15.
4. ПСРЛ, т. I, М.: 1965, с. 382; т. XV, с. 225.
5. Забелин И.Е. История города Москвы, ч. 1. - М., 1905, с. 69.
6. Бартенев С.П. Московский Кремль в старину и теперь, т. 1. - М., 1912, с. 3-5; Воронин Н.Н. Московский Кремль (1156-1367 гг.). - МИА № 77, М., 1958; Латышева Г.П., Рабинович М.Г., Москва и Московский край в прошлом. - М., 1973, с. 53; Федоров В.И. Указ, соч., рис. 3; Памятники архитектуры Москвы. Кремль. Китай-город. Центральные площади. Под ред. М.В.Посохина. - М., 1983, с. 260.
7. Гастев М. Материалы для полной и сравнительной статистики Москвы, ч. 1. - М., 1841, с. 4, план № 55.
8. Шеляпина Н.С. Археологические наблюдения в Московском Кремле в 1963-1965 гг. - В кн.: Древности Московского Кремля. - М., 1971, рис. 5.1.
9. Поручение Владимира Мономаха. - В кн.: Художественная проза Киевской Руси XI-XIII веков. - М., 1957, с. 122.
10. Забелин И.Е. Указ, соч., с. 5.
11. Кудрявцев М.П., Мокеев Г.Я. Каменная летопись старой Москвы. - М., 1985, с. 17-19.
12. Повести о начале. Москвы. - М. - Л., 1964.
13. ПСРЛ, т. II. - М., 1965, с. 600.
14. Мокеев Г.Я. Черты своеобразия в структурах городов восточных и западных славян. - АН, № 23. - М., 1975, с. 8.
15. Вельтман А. Описание нового императорского дворца в Кремле Московском. - М., 1851, с. V; Забелин И.Е., Указ, соч., с. 82; 12. Арциховский А.В. Основные вопросы археологии Москвы. - МИА № 7. - М., 1949, с. 18; Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв., т. II. - М., 1962, с. 165; Рабинович М.Г. Указ. соч., с. 33; Шеляпина Н.С. Археологическое изучение Московского Кремля (древняя топография и стратиграфия). - Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. историч. наук. - М., 1974, с. 14.
16. Султанов Н. Памятник Имп. Александру II в Кремле Московском. - СПб., 1898, с. 605-606.
17. ПСРЛ, т. 7, СПб., 1856, с. 205.
18. Кудрявцев М.П., Мокеев Г.Я. Указ, соч., с. 38-39; Федоров В.И. Указ, соч., рис. 3.

 

12 Июня 2008

Похожие статьи
Мечта в движении: между утопией и реальностью
Исследование истории проектирования и строительства монорельсов в разных странах, но с фокусом мечты о новой мобильности в СССР, сделанное Александром Змеулом для ГЭС-2, переросло в довольно увлекательный ретро-футуристический рассказ о Москве шестидесятых, выстроенный на противопоставлениях. Публикуем целиком.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Три башни профессора Юрия Волчка
Все знают Юрия Павловича Волчка как увлеченного исследователя архитектуры XX века и теоретика, но из нашей памяти как-то выпадает тот факт, что он еще и проектировал как архитектор – сам и совместно с коллегами, в 1990-е и 2010-е годы. Статья Алексея Воробьева, которую мы публикуем с разрешения редакции сборника «Современная архитектура мира», – о Волчке как архитекторе и его проектах.
Школа ФЗУ Ленэнерго – забытый памятник ленинградского...
В преддверии вторичного решения судьбы Школы ФЗУ Ленэнерго, на месте которой может появиться жилой комплекс, – о том, что история архитектуры – это не история имени собственного, о самоценности архитектурных решений и забытой странице фабрично-заводского образования Ленинграда.
Нейросказки
Участники воркшопа, прошедшего в рамках мероприятия SINTEZ.SPACE, создавали комикс про будущее Нижнего Новгорода. С картинками и текстами им помогали нейросети: от ChatGpt до Яндекс Балабоба. Предлагаем вашему вниманию три работы, наиболее приглянувшиеся редакции.
Линия Елизаветы
Александр Змеул – автор, который давно и профессионально занимается историей и проблематикой архитектуры метро и транспорта в целом, – рассказывает о новой лондонской Линии Елизаветы. Она открылась ровно год назад, в нее входит ряд станцией, реализованных ранее, а новые проектировали, в том числе, Гримшо, Вилкинсон и Мак Аслан. В каких-то подходах она схожа, а в чем-то противоположна мега-проектам развития московского транспорта. Внимание – на сравнение.
Лучшее, худшее, новое, старое: архитектурные заметки...
«Что такое традиции архитектуры московского метро? Есть мнения, что это, с одной стороны, индивидуальность облика, с другой – репрезентативность или дворцовость, и, наконец, материалы. Наверное всё это так». Вашему вниманию – вторая серия архитектурных заметок Александра Змеула о БКЛ, посвященная его художественному оформлению, но не только.
Иван Фомин и Иосиф Лангбард: на пути к классике 1930-х
Новая статья Андрея Бархина об упрощенном ордере тридцатых – на основе сравнения архитектуры Фомина и Лангбарда. Текст был представлен 17 мая 2022 года в рамках Круглого стола, посвященного 150-летию Ивана Фомина.
Архитектурные заметки о БКЛ.
Часть 1
Александр Змеул много знает о метро, в том числе московском, и сейчас, с открытием БКЛ, мы попросили его написать нам обзор этого гигантского кольца – говорят, что самого большого в мире, – с точки зрения архитектуры. В первой части: имена, проектные компании, относительно «старые» станции и многое другое. Получился, в сущности, путеводитель по новой части метро.
Архитектурная модернизация среды. Книга 2
Вслед за первой, выпущенной в прошлом году, публикуем вторую коллективную монографию НИИТИАГ, посвященную «Архитектурной модернизации среды»: история развития городской среды от Тамбова до Минусинска, от Пицунды 1950-х годов до Ричарда Роджерса.
Архитектурная модернизация среды жизнедеятельности:...
Публикуем полный текст первой книги коллективной монографии сотрудников НИИТИАГ. Книга посвящена разным аспектам обновления рукотворной среды, как городской, так и сельской, как древности, так и современной архитектуре, в частности, в ней есть глава, посвященная Николасу Гримшо. В монографии больше 450 страниц.
Поддержка архитектуры в Дании: коллаборации большие...
Публикуем главу из недавно опубликованного исследования Москомархитектуры, посвященного анализу практик поддержки архитектурной деятельности в странах Европы, США и России. Глава посвящена Дании, автор – Татьяна Ломакина.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Сейчас на главной
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.
Над Золотым рогом
Жилой комплекс Философия, спроектированный T+T architects во Владивостоке, – один из новых проектов для района «Голубиная падь», и они меняет философию его развития с одиночных домов на комплексный подход. Дома организованы вдоль общественных улиц, они разновысотные, разноформатные, а один – даже галерейной типологии, да еще и с консолью, опирающейся на арт-объект.
Новый уровень дженги
Спроектированный Кэнго Кумой общественный центр Kibi Kogen N Square демонстрирует возможности поперечно-клееной древесины – «фирменной» продукции для префектуры Окаяма, где он расположен.
Деревянная модульность
Ясли-сад для малышей из семей преподавателей и учащихся Пармского университета совмещен с центром развития для детей из группы риска. Авторы проекта здания в окружении парка – Enrico Molteni Architecture.
Книжный стержень
Интерьер коворкинга в составе бизнес-центра «Территория 3000», предложенный архитекторами КБ-11, был призван стать «сердцем» всего проекта. А в его собственный центр авторы поместили библиотеку из книг, «изменивших взгляд на жизнь». То-то интерьер напоминает о библиотеке Аалто, и на наш взгляд довольно отчетливо.
Конференция с видом
Культурный и общественный центр в городке Порт-Анджелес в штате Вашингтон по замыслу LMN Architects открыт панорамам океана и горного хребта Олимпик.
Цвет и музыка; и белый камень
В палатах Василия Нарышкина на Маросейке открылось выставочное пространство музея AZ, специализирующегося в равной мере на искусстве «второго авангарда» и совриске. Тут несколько тем: первые этажи клубного дома в памятнике XVII века стали общественными, теперь можно попасть во двор, плюс дизайн галереи от [MISH]studio, плюс выставка, совмещенная с концертами авангардной музыки 1960-х. Разбираемся.
Белый знак
Бюро Lin Architecture превратило насосную станцию в полях южнокитайской провинции Юньнань в достопримечательность для местных жителей и туристов.
Арахноид совриска
Ткачество, вязание, вышивание – древнейшие профессии, за которыми прочно закреплена репутация мирных, домашних, женских, уютных, в общем, безопасных. Выставка в Ruarts Foundation показывает, что это вовсе не так, умело оперируя парадоксальным напряжением, которое возникает между традиционной техникой и тематикой совриска.
Нюансированная альтернатива
Как срифмовать квадрат и пространство? А легко, но только для этого надо срифмовать всё вообще: сплести, как в самонапряженной фигуре, найти свою оптику... Пожалуй, новая выставка в ГЭС-2 все это делает, предлагая новый ракурс взгляда на историю искусства за 150 лет, снабженный надеждой на бесконечную множественность миров / и историй искусства. Как это получается и как этому помогает выставочный дизайн Евгения Асса – читайте в нашем материале.
Атака цвета
На выставке «Конструкторы науки» проекты зданий институтов и научных городков РАН – в основном модернистские, но есть и до-, и пост- – погружены в атмосферу романтизированной науки очень глубоко: во многом это заслуга яркого экспозиционного дизайна NZ Group, – выставка стала цветным аттракционном, где атмосфера не менее значима, чем история архитектуры.
Пресса: Город с двух сторон от одного тракта
Бийск — это место, некогда пережившее столкновение двух линий российской колонизации, христианской и предпринимательской. Конфликт возник вокруг местного вероучения и, хотя одни хотели его сгубить, а другие — защитить, показал, что обе линии слабо понимают свойства осваиваемого ими пространства. Обе вскоре были уничтожены революцией, на время приостановившей и саму колонизацию, которая, впрочем, впоследствии возродилась, пусть формы ее и менялись. Пространство тоже не утратило своих особенностей, пусть они и выглядят несколько иначе. Более того — сейчас в некоторых отношениях они прекрасно понимают друг друга.