Автор текста:
Г.В. Борисевич

Об основных этапах территориального развития Московского Кремля в XI-XV вв. (по археологическим данным)

Изучение начальных, этапов сложения Московского Кремля связано с проблемой возникновения древнерусских городов, среди которых Москва - один из типичнейших примеров. В отличие от прочих, ее история наиболее полно документирована летописями, сказаниями, пояснена легендами, проиллюстрирована планами, чертежами, богатой иконографией наиболее значительных сооружений. С первой половины XIX в. появились археологические исследования и наблюдения за производством земляных работ. На совокупности этих, материалов строятся гипотезы о начальном развитии Москвы (рис. 1). В наше время появился еще важный источник исследования - рельеф материка в совокупности с толщиной культурного слоя, полученный по материалам инженерно-геологического обследования грунтов.

http://www.fortification.ru/library/borisevich/images/b18il1.gif
Рис. 1. Сводная схема изучения территориального роста Московского Кремля:
1 - И.Е. Забелин; 2 - С.П. Бартенев; 3 - Н.Н. Воронин; 4 - М.Г. Рабинович; 5-6 - В.И. Федоров

Первая попытка воспроизведения "первоначального репьефа" Кремля сделана М.Г. Рабиновичем. Рельеф был опубликован без комментариев в виде самостоятельного приложения к обширным археологическим исследованиям (1). На основе тех же исходных данных В.И.Федоров составил "уточненную схему первоначального рельефа Боровицкого холма" (2), которая более схематична, но отличается пластикой рельефа. Инженерному обследованию подвергались участки первоначального косогора со стороны реки Неглинной и место проектируемого Дворца съездов. В остальных местах геологические шурфы заложены, редко, в незастроенной части отсутствуют. Расхождение между схемами заставило повторить на тех же исходных данных воспроизведение рельефа материка. Выяснилось, что он позволяет обнаружить места и направление рвов, восстановить контур крепостных стен в различные периоды существования Кремля (рис. 2, а ).

На месте Дворца съездов, в северной его части и в середине, просматриваются окончания двух широких оплывших рвов полутораметровой глубины, которые трассируются по Соборной площади, выявляя территорию городища дьяковской культуры (3) - крепости IV-III вв. до н.э. После гибели крепости городище свыше тысячелетия стояло в запустении, но с приходом вятичей крепость была возобновлена. С этого времени, можно сказать, начинается история Москвы и ее архитектуры.

До XIV в. Кремль отождествляется с Москвой. Согласно летописи он "создавался" четырежды: существовал до 1147 г., закладывался в 1156, 1339 и 1365 гг. (4) Совокупность источников позволила И.Е.Забелину составить принципиальную схему территориального роста Кремля. Рассуждая о древнейших границах Кремля и словно предвосхищая появление различных гипотез, он отметил, что "это одни предположения", очень вероятные, но не имеющие за собой точных данных" (5).

Последующие исследователи по мере появления новых и переосмысления исходных данных меняли датировку частей Кремля относительно схемы И.Е.Забелина. Гипотетические стены, привязанные к летописным датам, смещались в ту или иную сторону, увеличивая или уменьшая защищаемую территорию в тот или иной период. Появлялся или исчезал на схемах дубовый Кремль Ивана Калиты (6) (см. рис. 1).

Следы первой московской крепости были обнаружены при строительстве Оружейной палаты. В месте примыкания к кремлевской стене были обнаружены дубовые бревна подпорных стенок, несущих городовую стену. Выступающий из-под палаты и кирпичной стены земляной язык представляет собой оставшуюся часть изначального рельефа, подрезанного и спланированного фортификаторами XVIII в. Северный косогор земляного языка составлял часть окончания оврага, врезающегося в тело холма. Мысовая часть холма в летописное время представляла собой трехокруглую площадку, соединенную с плато перешейком, где дважды (1838 и 1960 г.) был обнаружен ров.

http://www.fortification.ru/library/borisevich/images/b18il2.gif
Рис. 2. Этапы развития укреплений и уличной сети Московского Кремля:
а) - архитектурно-археологическая схема оборонительных сооружений: следы (1) и остатки (2) рвов, вала (3), подпорных стен (4) в совокупности с рельефом материка; б - Боровицкая крепость конца XI в.; в - Кром и Княжеский замок в начале XII в.; г - Кремль до 1174 г. и в 1156 г.; д - Дубовый Кремль 1339-1340 гг. Ивана Калиты; е - Белокаменный Кремль 1367-1368 гг. Дмитрия Донского
Границы первой крепости проводились на основании схемы М.Гастева. Оборонительные стены показывались там, где их не было, что видно из самого описания: "К юго-западу от церкви "Спаса на Бору" был откопан палисад против находившегося здесь рва, найденный при копании земли для нового кремлевского дворца". Однако на приложенном плане линия "палисада" отчеркнута вблизи церкви, за пределами котлована, в части, не тронутой земляными работами. (7) Если продолжить на схеме линию укреплений, то она пересечет котлован в двух местах: к западу и юго-востоку от церкви "Спаса на Бору", в противоречие описанию очевидца. В 1960 г. ров был вторично открыт в траншее, вырытой вдоль западного фасада дворца; он проявился и при начертании рельефа материка. Найденная около Оружейной башни печать XI в. (8) позволяет отнести существование первой древнерусской крепосто ко времени похода Владимира Мономаха на Вятичей (9) (см. рис. 2, б).

Боровицкий град (название условное) возник "гораздо прежде появления в этих местах княжеского Рюрикова племени" (10). Он относился, можно полагать, к типу общинных крепостей и принадлежал к градостроительству предшествующей эпохи, когда земледельческое население, жившее в селах, для защиты жизни и своего имущества вынуждено было создавать поблизости крепости, называемые городами или кромами (11). С Боровицкого холма были наиболее благоприятные условия обзора реки Москвы на большом протяжении. При впадении Неглинной у окончания Боровицкого мыса из дна реки выступал порог. По малой воде возникал здесь брод, задерживаюсь плывущие суда, было удобное место для строительства моста. Здесь был перекресток сухопутных дорог и крупного речного пути. Транспортный узел находился под контролем из града, стратегическое положение которого в гнезде других выдвинуло его на центральное место.

Вторым названием Москвы, согласно историческим свидетельствам, было Кучково. В "Повести о зачале Москвы" говорится о селах Московского поречья и месте, "иде же ныне царствующий град Москва", принадлежащих "болярину некоему, богату сущу, зовому Кучку Стефану Иванову" (12). Эти села и двор боярина захватил Юрий Долгорукий, а старое название еще некоторое время сохранялось в памяти летописцев. В 1176 г. князь Михалко Юрьевич шел из Чернигова до "Кучкова, рекше до Москвы" (13).

М.Г.Рабиновичем установлено, что с конца XI до середины XII в. около мысовой крепости имелось предградие, которое вписывается в границы обнаруженного дьяковского городища. Его валы определяли размеры предградия и были использованы для его защиты. Вероятно, этот комплекс и носил имя Кучково. В XII в. ров, отделяющий предградие, был засыпан, что свидетельствует об окружении единой стеной, о слиянии в единый оборонительный комплекс общинного крома и княжеского замка, которые длительное время сосуществовали, вероятно, разгороженные частоколом. Если принять во внимание, что в этих же границах находится в XVI в. Государев двор со всеми своими службами, а мысовая часть, где располагалось первоначальное городище, не застроена и стена с воротами проводит границу между ними, и если считать, что княжий двор не менял своего места и по наследству стал Государевым, то можно говорить о реликтовом сохранении в планировке старого общинного центра, к которому с напольной стороны был пристроен княжеский укрепленный двор (см. рис. 2, в). Создавался, по понятиям того времени, вторичный относительно молодой город-детинец. (14)

Следующий этап развития Московского Кремля (до 1147-1156 гг.) установлен археологическими открытиями на Ивановской площади и при строительстве Дворца съездов (см. рис. 2, г). При рытье котлована в его северной части в предматериковом слое были обнаружены остатки разгороженных продольными и поперечными стенками трех клетей, не оцененные в свое время. Ритм укладки продольных и поперечных стенок в клетях показывает, что были найдены остатки четырех дубовых городней стены XII в., прослеженной на протяжении 13,5 м. Городни состояли из шести квадратных ячеек, каждая из которых была равна внутри одной мерной сажени. С фасадных сторон они соединялись своими стенками впритык, а внутренними перегородками внахлестку. Внутри они эабива.-лись землей, взятой из рва, создавая массивную, непробиваемую стену. Внутренний ряд ячеек использовался в хозяйственных целях. После каждого пожара стена превращалась в осыпь или вал, которая сверху разравнивалась, чтобы наверху, на новом основании воспроизвести опять такую же стену, используя ров как ближайший карьер для заполнения клетей -основания для устройства заборов. Строительство заключалось не в создании вала, а в создании деревянной стены, забитой землей.

Поверх остатков городней были обнаружены два отрезка так называемых "крюковых конструкций". На поперечных подкладках с крюками на концах были уложены дубовые бревна толщиной в отрубе 0,3-0,35 м. Крюк держал бревно и не позволял ему смещаться под напором грунта. Для удержания от смешения подкладки эаанкеривались деревянным колом, остающимся внутри насыпи. Лицевой поверхностью крюковая конструкция обращена в сторону городища. Очевидно существование таких же конструкций ниже по косогору, обращенных в сторону р.Неглинной. Между ними делалась насыпь, на которой ставилась рубленая стена. Подобные конструкции встречались при строительстве Оружейной палаты и в шурфе между Оружейной байт ей и Конюшенным корпусом (15). С момента появления крюковых конструкций в Московском Кремле начались непрерывные инженерные работы по укреплению поречных косогоров при помощи подпорных стенок и установка на них вначале стен, а после "спуска" каменных стен вниз - хором и палат. На крюковых подпорных стенках по Неглиненскому косогору строительство стены можно было вести по прямой, не считаясь с микрорельефом, чувствительным для рубки стены из венцов. С напольной стороны стены нуждались в усилении путем засыпки клетей землей. Осыпи грунта, заключаемого в клети, обнаружились на профиле вала, который проявился на северной стенке котлована под Дворцом съездов, куда ушли и основания срубов городней и лежащих поверх них крюковых подпорных стен. Высота его несколько больше 6,5 м при ширине основания около двадцати метров, что говорит о неоднократном воспроизведении рубленых засыпных стен.. Интенсивно нараставший культурный слой "утопил" вал со стороны городища. При воспроизведении чертежа материка обнаружен ров, из которого брался грунт. Он дугой исходил от современных Троицких ворот. В 1874 г. при земляных работах во дворе Малого Никольского дворца было обнаружено его продолжение. Далее он прослежен около Кремлевского театра. Находка здесь меча середины XII в. позволила датировать укрепления временем последних лет Юрия Долгорукова. На месте Кремлевского сквера когда-то стояла церковь Рождества богородицы "что на Трубе". Сама труба, будучи остатком рва, выходит в Москву-реку между Второй Безымянной и Петровской башнями. Предположение В.И.Федорова о существовании оврага на месте сквера, влияющего на трассу городней деревянных стен, не обосновано. Здесь не были проведены инженерно-геологические обследования, но наблюдения над земляными работами при строительстве памятника Александру II в 1898 г. показали, что глубина культурного слоя здесь такая же, как и около Малого Николаевского дворца. (16)

Дальнейшее расширение Кремля связано с именем Ивана Калиты (см. рис. 2, д). Великий князь Владимирский, внук Александра Невского, Иван перенес свою столицу в Москву. Сюда же из Владимира переместилась митрополичья кафедра. Москва становится из столицы удельного княжества великокняжеской столицей, государственным и церковным центром Руси. Кремлевская территория оказывается тесной для новых своих функций. В 1339 г. "тое же лета заложена, бысть Москва да и срублена" (17). Поскольку закладка и строительство нового города означают расширение его территории, то следует найти следы этого расширения. Известно, что основание Чудова монастыря произошло в 1358 г. внутри стен кремника Ивана Калиты, и можно думать, что граница его с Вознесенским монастырем означает предел нового, отмеченного летописью города. Трасса его стен, no-видимому, соответствует системе переулков, проходящих параллельно стенам в чертеже У Кремленаграда. Следы рва, прослеживаемого на материке около Арсенальной башни, также подкрепляют это предположение.

В 1367-1368 гг. произошло последнее расширение Кремля Дмитрием Донским (рис. 2, е). Он возведен всего за одно лето почти в пределах современных. Сообщения летописей под 1451 г. о "деревянном кремле в Москве" позволяют считать, что он не был полностью каменным. Вероятно, в камне были осуществлены башни и стены в наиболее подверженных нападениям местах. Каменной была стена в прясле между Боровицкими воротами и Свибловой стрельницей. В 1462 г. ее "поновлял камнем Василий Ермолин". Каменными были восточные прясла, а со стороны речных фасов он мог быть еще деревянным. (18)

В сегодняшних границах Кремль был осуществлен в 1485-1495 гг. при Иване III. В эти годы закладывались стрельницы и стены, которые повторяли контур стен белокаменного Кремля Дмитрия Донского. Со стороны р. Неглинной стены были несколько сдвинуты к реке. Произведено было приращение в северной части. В это время получила законченную форму планировка Кремля.

Кремль конца XVI в. имел мелкомасштабную систему кварталов, которая хорошо видна на чертеже Кремленаграда. Чертеж фиксирует исторически сложившиеся формы феодального внутрикрепостного землепользования и отражает в системе улиц и переулков этапы территориального расширения Кремля, последовательной закладки городов: Юрия Долгорукого (до 1147 и 1156 г.), Ивана Калиты (1339-1340 гг.), Дмитрия Донского (1365-1367 гг.) и Ивана III (1485-1495 гг.). Анализ планировки позволяет выявить состояние уличной сети на каждом этапе. Композиционным и планировочным ядром всегда была крепость. Под ее стенами складывался торг. Радиальные улицы закрепили своей застройкой трассы древних дорог, подходивших через предградие к кремлевским воротам. На месте отодвинутых стен оставались дуговые улицы и переулки. Уличная сеть Московского Кремля - материализованная история его планировочного развития, собрание фактов, красноречиво свидетельствующих о путях сложения и размерах кремлевского ансамбля на различных этапах исторического развития Москвы.


--------------------------------------------------------------------------------

Примечания
1. Рабинович М.Г. О древней Москве. М., "Наука", 1964.
2. Федоров В.И. Новое о древней топографии и первых каменных постройках Московского Кремля. - В кн.: Гос. Музей Московского Кремля. Материалы и исследования, вып. 1. - М., 1973, рис. 3.
3. Борисевич Г., Векслер А., Владимирская Н. Град древян. - Знание-сила, 1986, № 9, с. 15.
4. ПСРЛ, т. I, М.: 1965, с. 382; т. XV, с. 225.
5. Забелин И.Е. История города Москвы, ч. 1. - М., 1905, с. 69.
6. Бартенев С.П. Московский Кремль в старину и теперь, т. 1. - М., 1912, с. 3-5; Воронин Н.Н. Московский Кремль (1156-1367 гг.). - МИА № 77, М., 1958; Латышева Г.П., Рабинович М.Г., Москва и Московский край в прошлом. - М., 1973, с. 53; Федоров В.И. Указ, соч., рис. 3; Памятники архитектуры Москвы. Кремль. Китай-город. Центральные площади. Под ред. М.В.Посохина. - М., 1983, с. 260.
7. Гастев М. Материалы для полной и сравнительной статистики Москвы, ч. 1. - М., 1841, с. 4, план № 55.
8. Шеляпина Н.С. Археологические наблюдения в Московском Кремле в 1963-1965 гг. - В кн.: Древности Московского Кремля. - М., 1971, рис. 5.1.
9. Поручение Владимира Мономаха. - В кн.: Художественная проза Киевской Руси XI-XIII веков. - М., 1957, с. 122.
10. Забелин И.Е. Указ, соч., с. 5.
11. Кудрявцев М.П., Мокеев Г.Я. Каменная летопись старой Москвы. - М., 1985, с. 17-19.
12. Повести о начале. Москвы. - М. - Л., 1964.
13. ПСРЛ, т. II. - М., 1965, с. 600.
14. Мокеев Г.Я. Черты своеобразия в структурах городов восточных и западных славян. - АН, № 23. - М., 1975, с. 8.
15. Вельтман А. Описание нового императорского дворца в Кремле Московском. - М., 1851, с. V; Забелин И.Е., Указ, соч., с. 82; 12. Арциховский А.В. Основные вопросы археологии Москвы. - МИА № 7. - М., 1949, с. 18; Воронин Н.Н. Зодчество Северо-Восточной Руси XII-XV вв., т. II. - М., 1962, с. 165; Рабинович М.Г. Указ. соч., с. 33; Шеляпина Н.С. Археологическое изучение Московского Кремля (древняя топография и стратиграфия). - Автореф. дис. на соиск. уч. степ. канд. историч. наук. - М., 1974, с. 14.
16. Султанов Н. Памятник Имп. Александру II в Кремле Московском. - СПб., 1898, с. 605-606.
17. ПСРЛ, т. 7, СПб., 1856, с. 205.
18. Кудрявцев М.П., Мокеев Г.Я. Указ, соч., с. 38-39; Федоров В.И. Указ, соч., рис. 3.

 

12 Июня 2008

Автор текста:

Г.В. Борисевич
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.