Холли Льюис: «Наш источник вдохновения – реальная жизнь»

Со-основательница лондонского бюро We Made That Холли Льюис рассказала Архи.ру о преображении городских районов малыми средствами, успешном диалоге с жителями и потенциале для успеха у любого места, включая модернистский жилой массив.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Холли Льюис, со-основательница бюро We Made That, прочла в начале октября лекцию «Реконструкция сообществ: британский подход к общественным пространствам» в рамках недели Института «Стрелка» в Санкт-Петербурге. Лекция прошла при поддержке Британского Совета.

Холли Льюис. Фото © Lucie Goodayle



– Большинство ваших проектов – небольшие по масштабу, но они полностью преображают заданную территорию, включая уровень экономической и социальной ее устойчивости. Как вы разработали свой метод? Чем вы при этом вдохновлялись?

– Я думаю, нашим источником вдохновения была реальная жизнь! Мы всегда отдаем себе отчет в том, что большинство горожан не замечают вещей, о которых архитекторы могут страшно переживать, но при этом эти же люди замечают многое из того, что архитекторов не заботит – что улицы неопрятны, или что можно ли в округе заняться чем-то интересным. Нам кажется просто здравым смыслом то, что творческий подход можно применять не только для физического вмешательства в среду (hardware), но и для проектирования городского «программного обеспечения» (software) – видов активности, событий и экономических программ. Мы все чаще убеждаемся, что этот метод применим к городу в крупном масштабе, как и для локальных проектов.

Исследование «Рабочее пространство художников», выполненное We Made That по заказу администрации Большого Лондона (с 2014). Цель – выяснить степень обеспечения художников доступными мастерскими © We Made That



– Ваши проекты часто посвящены сотрудничеству с местными жителями, вы прислушиваетесь к ним и предлагаете им новую точку зрения на проблему. Как вы воодушевляете людей на работу вместе с вами? В России такие партисипативные проекты жители нередко встречают без энтузиазма, даже апатично.

– Я думаю, суть в том, как вы формулируете то, чем занимаетесь, когда рассказываете об этом местным жителям. Мы сталкивались с апатией в прошлом, но теперь такие случаи гораздо более редки, так как люди верят нам, когда мы говорим, что пришли узнать их мнение и позицию. Порой важно показать свою готовность к осуществлению перемен: быстро реализовать небольшую часть долгосрочного проекта или провести параллельную программу мероприятий или воркшопов. К примеру, в переулке Блекхорс-лейн мы устроили серию мастер-классов по изготовлению вывесок и указателей, на которых был аншлаг – и мы смогли поговорить о более широких переменах в этом районе, причем люди увидели, что мы можем их осуществить. Они поверили в остальную часть проекта благодаря реальным действиям «в поле», а не только дискуссиям.

We Made That. Зона Кройдон Саут Энд. Лондон. Фото © Jakob Spriestersbach



– В основном, вы работаете с зонами традиционной застройки и существующими главными улицами (high streets), которым нужна регенерация. В российском контексте большая часть городской ткани была создана в 1950-е – 1980-е, согласно принципам модернизма, и именно эти территории – самые депрессивные и проблемные (центры городов гораздо более благополучны). Возможно ли в принципе дать новую жизнь масштабным послевоенным массивам, как жилью, так и смешанной застройке?

– Да, безусловно! Мы работаем с контекстом любого типа, включая более новые районы и жилые массивы. У этих районов нет никакого врожденного порока, мешающего им тоже быть успешными. Часто говорят о сплаве социо-экономических проблем с пространственным решением или архитектурным стилем, но я в это не верю. Важная часть нашей логики при работе с более широким общественным и экономическим контекстом наших проектов заключается в том, что для нас важно понять, что именно происходит в заданном районе и отреагировать на это целенаправленно, продуманным для этого конкретного случая образом.

– Что бы вы предложили для бывших промзон Санкт-Петербурга?

– Единого решения быть не может. Очевидно, что в «Порту Севкабель» и местах типа Новой Голландии сейчас интересно, но я не думаю, что везде можно открыть культурные центры и рестораны! Я бы задала вопрос «Что нужно Петербургу?» вместо «Что мы можем сделать с этими территориями?» Музей уличного искусства – любопытный пример оригинального типа использования, который появился, скорее, из личной страсти, чем на базе логических выводов. Именно такие объекты дают городу собственное лицо, делают его интересным. Бывшие петербургские промзоны – большие и разные, и было бы прекрасно, если их будущее будет таким же колоритным и разнообразным, как эти заводы выглядят сейчас.

We Made That. Зона Блекхорс-лейн. Лондон. Фото © Jakob Spriestersbach



– Когда вы работаете над созданием или реконструкцией общественного пространства, о чем вы заботитесь в первую очередь?

– Это обычные проблемы: как нам поступить с движением транспорта, как сделать его безопасным… Но для нас всегда интересней вопрос «Как это подходит этому конкретному месту?» Мы выясняем это с помощью крайне детального исследования участка, широкой работы с заинтересованными лицами, технического анализа. Понять, как отреагировать на характер пространства так, чтобы местные жители гордились конечным вариантом проекта, очень сложно, но одновременно это и самая благодарная работа.

– Каковы, по-вашему, самые эффективные меры для преобразования улицы, площади или парка, особенно если бюджет ограничен?

– У меня нет стандартного ответа! Мы применяли целый спектр тактик – в зависимости от места, над которым работали. Это могли быть новый киоск, доска объявлений, ремонт фасадов окружающих зданий или посадка новых деревьев. Что я хотела бы сказать: часто несколько маленьких «вмешательств» производят больший эффект, чем более крупный проект, сделанный напоказ (vanity project). А вообще мы обычно не знаем, какие меры выбрать, пока очень тщательно не изучим ситуацию!

24 Октября 2017

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Сейчас на главной
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Стекло и камень
В штате Вирджиния началась реконструкция руин дома Фрэнсиса Лайтфута Ли – одного из «подписантов» Декларации независимости США (1776). Чтобы не нарушить аутентичность сооружения, все новые части, включая конструктивные, будут выполнены из стекла.
Лучшее деревянное
Названы лауреаты премии «Дерево в архитектуре 2020». Работа жюри проходила в режиме он-лайн. Представляем все награжденные проекты.
Окна на Влтаву
В ходе реконструкции пражских набережных по проекту бюро Petr Janda / brainwork у них усилилась связь с городом и возникли разнообразные социальные и культурные функции.
Слоистый урбанизм
Реконструкцией бывшего промышленного района ZOHO в Роттердаме заняты планировщики ECHO Urban Design и архитекторы Orange Architects, Moederscheim Moonen, More Architects и Studio Nauta. Там появятся 550 квартир, включая социальное жилье.
Обратный отсчет
Проект мастерской «Евгений Герасимов и партнеры» для московского Ленинградского проспекта: самое высокое здание в портфолио бюро и развитие традиций сталинской архитектуры.
Дворец спорта в Томске
Проект реконструкции Дворца зрелищ и спорта на окраине Томска предполагает трансформацию крытого катка, реализованного в 1970 году, с сохранением ядра, обстройкой с трех сторон и 8-этажной пластиной гостиницы.
Лучшая страна в мире
В Хельсинки названы 15 лучших построек финских архитекторов – результат очередного смотра-биеннале, который проводят национальные музей архитектуры и ассоциация архитекторов, а также фонд Алвара Аалто.
Допожарный классицизм
По проекту «Гинзбург Архитектс» отреставрирован особняк бригадира А.П. Сытина – редкий памятник московской деревянной архитектуры начала XIX века.
Пресса: «Люди спрашивают, не Марсу ли, богу войны, он посвящен?»
Историк архитектуры Сергей Кавтарадзе объясняет, чем хорош и чем плох храм Минобороны, открытый в Подмосковье. 14 июня в подмосковной Кубинке прошла церемония освящения Главного храма Вооруженных сил России. Настоятелем нового храма стал Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Внешний вид храма Минобороны удивил многих — его раскритиковали в соцсетях, за мрачность сравнивая с объектом из игры Warhammer.
Приручение модернизма
Из жесткого образца позднесоветского градостроительства, эспланады между так и оставшимся на бумаге музеем Ленина и Горсоветом, площадь Азатлык в Набережных Челнах благодаря проекту бюро DROM превратилась в привлекательное, многофункциональное и полицентричное общественное пространство.
Идеальный план
Круглый дом теперь есть не только в Матвеевском, но и в Лозанне: общежитие Vortex из бетона и дерева на 1000 студентов с пандусом длиной почти 3 километра по проекту архитекторов Dürig AG и IttenBrechbühl опробовали в этом январе участники III Зимней юношеской Олимпиады.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Пресса: Урбанистика на карантине. Как строить город после...
В новейшей истории мало периодов, когда такое количество людей одновременно переживали потребность в альтернативе. Сейчас речь идет о тиражировании советского стандарта индустриального жилья на столетие вперед. Если его что и может победить, то именно вирус.
Метро у моря
Две станции метро в новом жилом и офисном районе Копенгагена Норхавн – в северной части порта. Авторы проекта – бюро COBE и архитектурное подразделение Arup.
Можно ли спасти арку?
Поговорили об «Арке Артплея» 1865 года с Ильей Заливухиным, Михаилом Блинкиным и Рустамом Рахматуллиным. Итог – три совершенно разные позиции.
«Тяжелое наследие» и его «нейтрализация»
В городке Браунау-ам-Инн на севере Австрии завершился архитектурный конкурс: дом XVII века, где родился Адольф Гитлер, будет превращен в отделение полиции по проекту Marte.Marte Architekten. Рассказываем о предыстории и обосновании этого проекта и публикуем интервью с партнером бюро Штефаном Марте.
Белый город
В проекте для южного региона России бюро ОСА использует многослойные фасады, играющие на образ курортной архитектуры, и в русле самых современных тенденций перемешивает социальные группы жильцов.
Шоколадные стены
Общественный центр с большим внутренним двором по проекту Taller Mauricio Rocha + Gabriela Carrillo в историческом центре мексиканской Куэрнаваки рассчитан на репетиции любительских оркестров, тренировки футболистов и курсы фотографии.
Отражая солнце
Дом Сергея Скуратова в Николоворобинском срежиссирован до мелких нюансов. Он адаптирует три исторических фасада, интерпретирует ощущение сложного города, составленного из множества наслоений, – и ловит солнце, от восточного до западного.
Часть целого
5 июня были объявлены лауреаты Архитектурной премии Москвы. В числе победителей – проект школы в Троицке на 2100 учеников со своей обсерваторией, IT-полигоном, музеем и оранжереей на крыше.
Пожарный цвет
Пожарная часть в Антверпене по проекту бюро Happel Cornelisse Verhoeven фасадами из красного глазурованного кирпича сразу сообщает прохожему о своей важной функции.
Архитектура как педагогика
Еще одна частная школа, в которой Архиматика реализует концепцию эстетического образования и ищет новую традицию: объединяя скандинавский и советский опыт, обращаясь к предметам искусства и внедряя энергоэффективные технологии.
Фантазия о дикой природе
На кампусе компании Vitra в Вайле-на-Рейне, в знаменитой «коллекции» зданий звездных авторов – пополнение: там создают сад по проекту Пита Аудолфа.
Пресса: Как клип трансформирует город. Григорий Ревзин о городе...
В надежде на будущее обычно присутствует то ли презумпция, что смутность настоящего не может не проясниться, то ли воля к ее прояснению. Будущее всегда стремилось к целостности — пожалуй, мы теперь в первый раз переживаем время, когда это не так.
Пучок травы на камне
Медиа-библиотека по проекту Co-Architectes на острове Реюньон в Индийском океане вдохновлена местными реалиями: базальтом и травой ветиверия.