Холли Льюис: «Наш источник вдохновения – реальная жизнь»

Со-основательница лондонского бюро We Made That Холли Льюис рассказала Архи.ру о преображении городских районов малыми средствами, успешном диалоге с жителями и потенциале для успеха у любого места, включая модернистский жилой массив.

author pht

Беседовала:
Нина Фролова

mainImg
Холли Льюис, со-основательница бюро We Made That, прочла в начале октября лекцию «Реконструкция сообществ: британский подход к общественным пространствам» в рамках недели Института «Стрелка» в Санкт-Петербурге. Лекция прошла при поддержке Британского Совета.

Холли Льюис. Фото © Lucie Goodayle


– Большинство ваших проектов – небольшие по масштабу, но они полностью преображают заданную территорию, включая уровень экономической и социальной ее устойчивости. Как вы разработали свой метод? Чем вы при этом вдохновлялись?

– Я думаю, нашим источником вдохновения была реальная жизнь! Мы всегда отдаем себе отчет в том, что большинство горожан не замечают вещей, о которых архитекторы могут страшно переживать, но при этом эти же люди замечают многое из того, что архитекторов не заботит – что улицы неопрятны, или что можно ли в округе заняться чем-то интересным. Нам кажется просто здравым смыслом то, что творческий подход можно применять не только для физического вмешательства в среду (hardware), но и для проектирования городского «программного обеспечения» (software) – видов активности, событий и экономических программ. Мы все чаще убеждаемся, что этот метод применим к городу в крупном масштабе, как и для локальных проектов.

Исследование «Рабочее пространство художников», выполненное We Made That по заказу администрации Большого Лондона (с 2014). Цель – выяснить степень обеспечения художников доступными мастерскими © We Made That


– Ваши проекты часто посвящены сотрудничеству с местными жителями, вы прислушиваетесь к ним и предлагаете им новую точку зрения на проблему. Как вы воодушевляете людей на работу вместе с вами? В России такие партисипативные проекты жители нередко встречают без энтузиазма, даже апатично.

– Я думаю, суть в том, как вы формулируете то, чем занимаетесь, когда рассказываете об этом местным жителям. Мы сталкивались с апатией в прошлом, но теперь такие случаи гораздо более редки, так как люди верят нам, когда мы говорим, что пришли узнать их мнение и позицию. Порой важно показать свою готовность к осуществлению перемен: быстро реализовать небольшую часть долгосрочного проекта или провести параллельную программу мероприятий или воркшопов. К примеру, в переулке Блекхорс-лейн мы устроили серию мастер-классов по изготовлению вывесок и указателей, на которых был аншлаг – и мы смогли поговорить о более широких переменах в этом районе, причем люди увидели, что мы можем их осуществить. Они поверили в остальную часть проекта благодаря реальным действиям «в поле», а не только дискуссиям.

We Made That. Зона Кройдон Саут Энд. Лондон. Фото © Jakob Spriestersbach


– В основном, вы работаете с зонами традиционной застройки и существующими главными улицами (high streets), которым нужна регенерация. В российском контексте большая часть городской ткани была создана в 1950-е – 1980-е, согласно принципам модернизма, и именно эти территории – самые депрессивные и проблемные (центры городов гораздо более благополучны). Возможно ли в принципе дать новую жизнь масштабным послевоенным массивам, как жилью, так и смешанной застройке?

– Да, безусловно! Мы работаем с контекстом любого типа, включая более новые районы и жилые массивы. У этих районов нет никакого врожденного порока, мешающего им тоже быть успешными. Часто говорят о сплаве социо-экономических проблем с пространственным решением или архитектурным стилем, но я в это не верю. Важная часть нашей логики при работе с более широким общественным и экономическим контекстом наших проектов заключается в том, что для нас важно понять, что именно происходит в заданном районе и отреагировать на это целенаправленно, продуманным для этого конкретного случая образом.

– Что бы вы предложили для бывших промзон Санкт-Петербурга?

– Единого решения быть не может. Очевидно, что в «Порту Севкабель» и местах типа Новой Голландии сейчас интересно, но я не думаю, что везде можно открыть культурные центры и рестораны! Я бы задала вопрос «Что нужно Петербургу?» вместо «Что мы можем сделать с этими территориями?» Музей уличного искусства – любопытный пример оригинального типа использования, который появился, скорее, из личной страсти, чем на базе логических выводов. Именно такие объекты дают городу собственное лицо, делают его интересным. Бывшие петербургские промзоны – большие и разные, и было бы прекрасно, если их будущее будет таким же колоритным и разнообразным, как эти заводы выглядят сейчас.

We Made That. Зона Блекхорс-лейн. Лондон. Фото © Jakob Spriestersbach


– Когда вы работаете над созданием или реконструкцией общественного пространства, о чем вы заботитесь в первую очередь?

– Это обычные проблемы: как нам поступить с движением транспорта, как сделать его безопасным… Но для нас всегда интересней вопрос «Как это подходит этому конкретному месту?» Мы выясняем это с помощью крайне детального исследования участка, широкой работы с заинтересованными лицами, технического анализа. Понять, как отреагировать на характер пространства так, чтобы местные жители гордились конечным вариантом проекта, очень сложно, но одновременно это и самая благодарная работа.

– Каковы, по-вашему, самые эффективные меры для преобразования улицы, площади или парка, особенно если бюджет ограничен?

– У меня нет стандартного ответа! Мы применяли целый спектр тактик – в зависимости от места, над которым работали. Это могли быть новый киоск, доска объявлений, ремонт фасадов окружающих зданий или посадка новых деревьев. Что я хотела бы сказать: часто несколько маленьких «вмешательств» производят больший эффект, чем более крупный проект, сделанный напоказ (vanity project). А вообще мы обычно не знаем, какие меры выбрать, пока очень тщательно не изучим ситуацию!

24 Октября 2017

author pht

Беседовала:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Небо становится ближе
В проекте Спортпарка в Тушино архитекторы бюро ASADOV объединили бассейны, каток, гимнастические залы и теннисные корты под общим «небом» – гигантской перголой из деревоклеёных конструкций, создав убедительный образ экологической архитектуры.
Белые завихрения
В Чанша на юго-востоке Китая открылся центр культуры и искусства «Мэйсиху» по проекту Zaha Hadid Architects: это ансамбль из трех объемов – двух театров и музея.
Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.