Романтический вызов ландшафту

Архитектурная программа норвежских «Национальных туристических маршрутов» предлагает необычный в своей дерзости подход к природному окружению.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

10 Октября 2016
mainImg

Современная любовь к природе – даже к самым грандиозным ее, природы, проявлениям – имеет покровительственный оттенок, ее главный посыл – окружающую среду надо беречь, что, конечно, оправдано: хозяйственная деятельность человека приобрела такие масштабы, что, кажется, только стихийные бедствия ею не затронуты. Тают ледники, загрязнен мировой океан, горы порой срыты до уровня земли в погоне за полезными ископаемыми – этот список можно продолжать. В таких условиях нетронутый людскими руками уникальный или просто живописный ландшафт нередко превращается в ценную туристическую достопримечательность, однако – со всей осторожностью. Необходимая инфраструктура скромна по форме, сливается с местностью или даже спрятана под землю, а человек играет роль ответственного, пусть и восторженного, наблюдателя, сокращающего свое влияние на среду всеми возможными способами.
 
Слева: К.Д. Фридрих. «Странник над морем тумана». 1818. Справа: смотровая площадка над дорогой Тролльстиген © Reiulf Ramstad arkitekter

На фоне этого подчеркнуто бережного подхода неожиданно выглядят сооружения «Национальных туристических маршрутов», охватывающих западную Норвегию и часть ее северного побережья. Смотровые площадки, зоны отдыха, мосты, арт-объекты бросают вызов ландшафту, как будто еще продолжается время романтизма, и цель любого путешественника – покорять, а не любоваться. Даже сами эти постройки напоминают «странника над морем тумана» с одноименного полотна Каспара Давида Фридриха – к примеру, панорамная платформа над дорогой Тролльстиген, сооружение из стали кортен архитектора Рейульфа Рамстада. Сходство усугубляется тем, что грандиозная долина Румсдален под ней точно так же нередко закрыта туманом, как Эльбские горы на картине Фридриха.
 
zooming
Рейульф Рамстад. Смотровая площадка над дорогой Тролльстиген на одноименном маршруте. Фото © Jarle Wæhler / Statens vegvesen

Однако такой метод не кажется старомодным, напротив, это единственный выход для авторов проектов: лишь мощный архитектурный жест позволяет этим постройкам не потеряться в титаническом масштабе норвежских пейзажей. В этом ландшафте нет ощущения антропогенности, что так характерно для значительной части Европы, где бесконечные труды человека приручили холмы и долины. В горах и у фьордов Норвегии, напротив, время остановилось: они выглядят почти так же, как век или тысячелетие назад. И, как и в прошлом, архитектура в таком окружении – вызов прекрасной, но суровой природе.
 
Тодд Сондерс. Смотровая площадка Стегастейн на маршруте Эурланн. Фото © Нина Фролова



Масштаб норвежских пейзажей таков, что даже яркие и крупные постройки, к примеру – смотровая площадка Стегастейн над Эурланнсфьордом, ответвлением Согнефьорда, не могут изменить свое окружение. Изогнутая форма из светлого дерева, спроектированная Тоддом Сондерсом, как будто должна быть заметной издалека – однако стоит спуститься вниз по склону, как она исчезает среди сосен.

Поэтому «Национальные туристические маршруты», приглашая к сотрудничеству норвежских и зарубежных архитекторов, нередко дают им карт-бланш: даже самая смелая постройка не сможет пошатнуть статус-кво – абсолютное главенство ландшафта.
 
Tupelo Arkitektur. Туалет на маршруте Эрсфьордстранда. 2015. Фото © Per Ritzler / Statens vegvesen

Эта архитектурная программа началась более 20 лет назад. Ее инициатор – Управление государственных дорог, которое решило использовать сеть шоссе, охватывающую всю Норвегию, чтобы завлекать туристов в самые живописные уголки страны. Для этого было необходимо не так много, лишь снабдить дороги удобной инфраструктурой, и первое поколение построек было довольно скромным. Однако успех проекта породил желание эксперимента, и так появились самые разные сооружения – от «золотого» туалета по проекту Tupelo Arkitektur на побережье Эрсфьордстранда – до работ Петера Цумтора. Одна из них, мемориал сожжённым ведьмам в Вардё на берегу Ледовитого океана, открылась еще в 2010–2011 годах, вторая, музейный комплекс при исторических шахтах Алманнаювет на маршруте Рюфюльке – в прошлом месяце.
 
zooming
Петер Цумтор. Мемориал Стейлнесет в Вардё на маршруте Варангер. Фото © Helge Stikbakke / Statens vegvesen

Безусловно, не все постройки программы – нарочито «знаковые». Отель в Туртагрё (архитекторы JVA – Jarmund/Vigsnæs) продолжает традицию норвежских красных деревянных домов, а конкретно – гостиниц, появившихся здесь еще в XIX веке. Насыщенный цвет выделяет и старые, и новую постройки в долине – как знак присутствия человека и ориентир для возвращающихся домой альпинистов и любителей пешего туризма (Туртагрё – популярный стартовый пункт для многих маршрутов). Еще одно крупное, но сдержанное здание – летняя лыжная база Согнефьелльхютта, которая работает с Пасхи, когда, наконец, расчищают горные дороги от снега, до июля и даже позже. Эта постройка из дерева и стекла спроектирована бюро Jensen & Skodvin.
 
Отель в Туртагрё. Архитекторы JVA – Jarmund/Vigsnæs. Фото © Нина Фролова
zooming
Лыжная база Согнефьелльхютта. Архитекторы Jensen & Skodvin © Нина Фролова

Есть и камерные, поэтичные объекты, обогащающие контакт человека с природным окружением. Среди них – «Мефьелле», брутальная арка скульптора Кнута Волда, позволяющая «скадрировать» не менее суровый высокогорный пейзаж за ней, и совсем иной по настрою стеклянный «телескоп» по проекту архитектора Карла-Вигго Хёмлебакка на природной смотровой точке Недре-Оскарсхауг: он «поясняет», что за вершины окружают зрителя.
 
«Мефьелле». Скульптор Курт Волд. Фото © Нина Фролова
zooming
«Телескоп» в Недре-Оскарсхауг. Архитектор Карл-Вигго Хёмлебакк. Фото © Нина Фролова

Немало среди сооружений программы и более утилитарных и потому сдержанных объектов, хотя всех их отличает очень высокое качество архитектуры. Среди них – зона отдыха Лиасаннен по проекту Jensen & Skodvin: на месте, где путники отдыхали на протяжении веков, в сосновом бору близ реки расставлена бетонная мебель, причем стволы деревьев заботливо обмотаны канатами, чтобы защитить их от возможных повреждений автомобилями.
 
zooming
Зона отдыха Лиасаннен. Архитекторы Jensen & Skodvin. Фото © Jarle Wæhler / Statens vegvesen

Норвежские архитекторы не склонны к ретроспективности, отсылки к прошлому они делают редко, и на уровне символов, не цитат. Поэтому постройки «Национальных туристических маршрутов» сразу опознаются как произведения рубежа XX–XXI веков, однако даже «вызывающая» современность все же отступает в итоге перед диктатом природы: с ноября по апрель многие из этих маршрутов – и другие горные дороги – так же непроходимы, как столетия назад.
Сторсезандетский мост на маршруте «Атлантическая дорога». Фото © Нина Фролова
Сторсезандетский мост на маршруте «Атлантическая дорога». Фото © Нина Фролова


10 Октября 2016

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Метро как источник энергии
В Лондоне заработала первая ТЭЦ, которая использует «потерянное тепло» метрополитена: для отопления жилых домов и начальной школы. Авторы архитектурного проекта – Cullinan Studio.
Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.