Романтический вызов ландшафту

Архитектурная программа норвежских «Национальных туристических маршрутов» предлагает необычный в своей дерзости подход к природному окружению.

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

10 Октября 2016
mainImg
0
Современная любовь к природе – даже к самым грандиозным ее, природы, проявлениям – имеет покровительственный оттенок, ее главный посыл – окружающую среду надо беречь, что, конечно, оправдано: хозяйственная деятельность человека приобрела такие масштабы, что, кажется, только стихийные бедствия ею не затронуты. Тают ледники, загрязнен мировой океан, горы порой срыты до уровня земли в погоне за полезными ископаемыми – этот список можно продолжать. В таких условиях нетронутый людскими руками уникальный или просто живописный ландшафт нередко превращается в ценную туристическую достопримечательность, однако – со всей осторожностью. Необходимая инфраструктура скромна по форме, сливается с местностью или даже спрятана под землю, а человек играет роль ответственного, пусть и восторженного, наблюдателя, сокращающего свое влияние на среду всеми возможными способами.
 
Слева: К.Д. Фридрих. «Странник над морем тумана». 1818. Справа: смотровая площадка над дорогой Тролльстиген © Reiulf Ramstad arkitekter

На фоне этого подчеркнуто бережного подхода неожиданно выглядят сооружения «Национальных туристических маршрутов», охватывающих западную Норвегию и часть ее северного побережья. Смотровые площадки, зоны отдыха, мосты, арт-объекты бросают вызов ландшафту, как будто еще продолжается время романтизма, и цель любого путешественника – покорять, а не любоваться. Даже сами эти постройки напоминают «странника над морем тумана» с одноименного полотна Каспара Давида Фридриха – к примеру, панорамная платформа над дорогой Тролльстиген, сооружение из стали кортен архитектора Рейульфа Рамстада. Сходство усугубляется тем, что грандиозная долина Румсдален под ней точно так же нередко закрыта туманом, как Эльбские горы на картине Фридриха.
 
zooming
Рейульф Рамстад. Смотровая площадка над дорогой Тролльстиген на одноименном маршруте. Фото © Jarle Wæhler / Statens vegvesen

Однако такой метод не кажется старомодным, напротив, это единственный выход для авторов проектов: лишь мощный архитектурный жест позволяет этим постройкам не потеряться в титаническом масштабе норвежских пейзажей. В этом ландшафте нет ощущения антропогенности, что так характерно для значительной части Европы, где бесконечные труды человека приручили холмы и долины. В горах и у фьордов Норвегии, напротив, время остановилось: они выглядят почти так же, как век или тысячелетие назад. И, как и в прошлом, архитектура в таком окружении – вызов прекрасной, но суровой природе.
 
Тодд Сондерс. Смотровая площадка Стегастейн на маршруте Эурланн. Фото © Нина Фролова



Масштаб норвежских пейзажей таков, что даже яркие и крупные постройки, к примеру – смотровая площадка Стегастейн над Эурланнсфьордом, ответвлением Согнефьорда, не могут изменить свое окружение. Изогнутая форма из светлого дерева, спроектированная Тоддом Сондерсом, как будто должна быть заметной издалека – однако стоит спуститься вниз по склону, как она исчезает среди сосен.

Поэтому «Национальные туристические маршруты», приглашая к сотрудничеству норвежских и зарубежных архитекторов, нередко дают им карт-бланш: даже самая смелая постройка не сможет пошатнуть статус-кво – абсолютное главенство ландшафта.
 
Tupelo Arkitektur. Туалет на маршруте Эрсфьордстранда. 2015. Фото © Per Ritzler / Statens vegvesen

Эта архитектурная программа началась более 20 лет назад. Ее инициатор – Управление государственных дорог, которое решило использовать сеть шоссе, охватывающую всю Норвегию, чтобы завлекать туристов в самые живописные уголки страны. Для этого было необходимо не так много, лишь снабдить дороги удобной инфраструктурой, и первое поколение построек было довольно скромным. Однако успех проекта породил желание эксперимента, и так появились самые разные сооружения – от «золотого» туалета по проекту Tupelo Arkitektur на побережье Эрсфьордстранда – до работ Петера Цумтора. Одна из них, мемориал сожжённым ведьмам в Вардё на берегу Ледовитого океана, открылась еще в 2010–2011 годах, вторая, музейный комплекс при исторических шахтах Алманнаювет на маршруте Рюфюльке – в прошлом месяце.
 
zooming
Петер Цумтор. Мемориал Стейлнесет в Вардё на маршруте Варангер. Фото © Helge Stikbakke / Statens vegvesen

Безусловно, не все постройки программы – нарочито «знаковые». Отель в Туртагрё (архитекторы JVA – Jarmund/Vigsnæs) продолжает традицию норвежских красных деревянных домов, а конкретно – гостиниц, появившихся здесь еще в XIX веке. Насыщенный цвет выделяет и старые, и новую постройки в долине – как знак присутствия человека и ориентир для возвращающихся домой альпинистов и любителей пешего туризма (Туртагрё – популярный стартовый пункт для многих маршрутов). Еще одно крупное, но сдержанное здание – летняя лыжная база Согнефьелльхютта, которая работает с Пасхи, когда, наконец, расчищают горные дороги от снега, до июля и даже позже. Эта постройка из дерева и стекла спроектирована бюро Jensen & Skodvin.
 
Отель в Туртагрё. Архитекторы JVA – Jarmund/Vigsnæs. Фото © Нина Фролова
zooming
Лыжная база Согнефьелльхютта. Архитекторы Jensen & Skodvin © Нина Фролова

Есть и камерные, поэтичные объекты, обогащающие контакт человека с природным окружением. Среди них – «Мефьелле», брутальная арка скульптора Кнута Волда, позволяющая «скадрировать» не менее суровый высокогорный пейзаж за ней, и совсем иной по настрою стеклянный «телескоп» по проекту архитектора Карла-Вигго Хёмлебакка на природной смотровой точке Недре-Оскарсхауг: он «поясняет», что за вершины окружают зрителя.
 
«Мефьелле». Скульптор Курт Волд. Фото © Нина Фролова
zooming
«Телескоп» в Недре-Оскарсхауг. Архитектор Карл-Вигго Хёмлебакк. Фото © Нина Фролова

Немало среди сооружений программы и более утилитарных и потому сдержанных объектов, хотя всех их отличает очень высокое качество архитектуры. Среди них – зона отдыха Лиасаннен по проекту Jensen & Skodvin: на месте, где путники отдыхали на протяжении веков, в сосновом бору близ реки расставлена бетонная мебель, причем стволы деревьев заботливо обмотаны канатами, чтобы защитить их от возможных повреждений автомобилями.
 
zooming
Зона отдыха Лиасаннен. Архитекторы Jensen & Skodvin. Фото © Jarle Wæhler / Statens vegvesen

Норвежские архитекторы не склонны к ретроспективности, отсылки к прошлому они делают редко, и на уровне символов, не цитат. Поэтому постройки «Национальных туристических маршрутов» сразу опознаются как произведения рубежа XX–XXI веков, однако даже «вызывающая» современность все же отступает в итоге перед диктатом природы: с ноября по апрель многие из этих маршрутов – и другие горные дороги – так же непроходимы, как столетия назад.
Сторсезандетский мост на маршруте «Атлантическая дорога». Фото © Нина Фролова
Сторсезандетский мост на маршруте «Атлантическая дорога». Фото © Нина Фролова

10 Октября 2016

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
Похожие статьи
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: Европа и отказ от формы
Рассматривая тематические павильоны и павильоны европейских стран, Григорий Ревзин приходит к выводу, что «передовые страны показывают, что архитектура это вчерашний день», главная тенденция состоит в отсутствии формы: «произведение это процесс, лучшая вещь – тусовка вокруг ничего».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: «страны с проблематичной...
Продолжаем публиковать тексты Григория Ревзина об ЭКСПО 2020. В следующий сюжет попали очень разные павильоны от Белоруссии до Израиля, и даже Сингапур с Бразилией тоже здесь. Особняком стоит Польша: ее автор считает «играющей в первой лиге».
Григорий Ревзин об ЭКСПО 2020: арабские страны
Серия постов Григория Ревзина об ЭКСПО 2020 на fb превратилась в пространный, остроумный и увлекательный рассказ об архитектуре многих павильонов. С разрешения автора публикуем эти тексты, в первом обзоре – выставка как ярмарка для чиновников и павильоны стран арабского мира.
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Победа прагматиков? Хроники уничтожения НИИТИАГа
НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства сопротивляется реорганизации уже почти полгода. Сейчас, в августе, институт, похоже, почти погиб. В недавнем письме президенту РФ ученые просят перенести Институт из безразличного к фундаментальной науке Минстроя в ведение Минобрнауки, а дирекция говорит о решимости защищать коллектив до конца. Причем в «обстановке, приближенной к боевой» в институте продолжает идти научная работа: проводят конференции, готовят сборники, пишут статьи и монографии.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Вавилонская башня культуры?
Реконструкция ГЭС-2 для Фонда V-A-C по замыслу Ренцо Пьяно в центре Москвы – яркий пример глобальной архитектуры, льстящей заказчику, но избежать воздействия сложного контекста этот проект все же не может.
WAF 2019: в ожидании финала
Говорим c авторами проектов, вышедших в финал премии WAF: об их взгляде на фестиваль, о проектах и вероятных способах презентации.
Пять вредных вопросов
Интернет-издание Fast Company попыталось выяснить, какие вопросы лучше не задавать самому себе, чтобы не растерять свой творческий потенциал. К разговору о проблеме подключились специалисты, которые исследуют творчество или работу мозга.
Технологии и материалы
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Сейчас на главной
Школа как сообщество
Лондонское бюро AdjoubeiScott-Whitby Studio превратило здание Александровского училища в Калуге в уникальную школу на 150 учеников. Здание начала XX века адаптировали под британскую образовательную систему – как в программном смысле, так и в архитектурном.
Пена дней
В интерьере ресторана Sparkle бюро Archpoint переосмысляет эстетику винных погребов и обращается к образам, связанным с игристым вином – пузырькам, пене и жизнелюбию.
Небоскреб с оазисами
В Сингапуре завершено строительство небоскреба по проекту архитекторов BIG. Управляющим системами здания искусственным интеллектом и другими цифровыми компонентами занималось бюро CRA – Carlo Ratti Associati.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Руин-бар
Нижегородский бар, спроектированный Fruit Design Studio, совмещает эстетику запустения с дворцовой роскошью, созданной из черновых материалов – бетона, армированного стекла и грубого металла.
Обещания и надежды
Объявлены шесть лауреатов Премии Ага Хана 2022. Они обещают лучшее будущее людям, демонстрируют новаторство и заботу о природе.
Оазис в дождливом городе
Бюро MAD Architects разработало интерьер первого в Петербурге коворкинга сети SOK. Его отличительная черта – обилие зелени и элементов биофильного дизайна, характерная для города колористика и отсылки к литературному наследию.
KOSMOS: «Весь наш путь был и есть – поиск и формирование...
Говорим с сооснователями российско-швейцарско-австрийского бюро KOSMOS Леонидом Слонимским и Артемом Китаевым: об учебе у Евгения Асса, ценности конкурсов, экологической и прочей ответственности и «сообщающимися сосудами» теории и практики – по убеждению архитекторов KOSMOS, одно невозможно без другого.
Глядя в небо
В Саратове названы победители фестиваля короткометражных любительских роликов, посвященных архитектуре. Фильм, приглянувшийся редакции, занял 1 место. Размышляем о типологии, объясняем выбор, «показываем кино».
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.