«Меньше рефлексии – больше дела»

Мюнхенский архитектор и постоянный автор Архи.ру Елизавета Клепанова – об учебе в МАРХИ и Миланском политехническом университете.

Беседовала:
Елизавета Эбнер

mainImg
0

Архи.ру:
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

Елизавета Клепанова:
– Мои родители – оба архитекторы. И хотя мама, когда я была совсем маленькой, в шутку мечтала, чтобы я вышла замуж за дипломата, на самом деле, моя профессия была определена с рождения. Посудите сами: когда круг общения семьи состоит, в основном, из архитекторов, художников, скульпторов, литература в домашней библиотеке большей частью посвящена искусству, а все поездки – посещению музеев, то очень сложно представить себе, что можно жить вне такой среды. Конечно, я могла изучать любой из видов искусства, необязательно архитектуру, но остановилась именно на ней. МАРХИ как лучший профильный институт в стране стал для меня логичным выбором. Я благополучно окончила английскую спецшколу с золотой медалью и поступила в МАРХИ с одним экзаменом, сдав рисунок античной головы на 8 баллов. Забавно, но перед поступлением я сказала родителям что, если будет Венера, то я просто встану и уйду. Прихожу на экзамен – и вижу, угадайте, какую голову? Слава богу, что у меня спортивный характер: я умею собираться и доводить работу до конца. На следующий день уже прыгала у фонтана: мое имя было в списках поступивших.

Первые два курса я с большим удовольствием училась в группе Натальи Алексеевны Сапрыкиной, заведующей кафедрой архитектурного проектирования. У нас была прекрасная группа с очень талантливыми ребятами, которые сейчас уже многого добились в профессии. Затем – на факультете ЖОС у профессора Дмитрия Валентиновича Величкина и доцента Николая Николаевича Голованова. Несмотря на то, что они практикующие архитекторы (в отличие от многих преподавателей МАРХИ), они полностью отдаются работе со студентами хотя, казалось бы, могли бы опаздывать или даже пропускать занятия. Напротив, в группе всегда была жесткая дисциплина, все должно было быть сделано не просто вовремя, но заранее и в отличном качестве. Это было время, как я его про себя называю, «школы русского балета»: 99 процентов времени уходило на проект.

В целом, учиться было интересно. Я до сих пор не перестаю говорить «спасибо» преподавателям кафедры истории архитектуры: если бы не они, я впоследствии не сдала бы на высший бал с плюсом в Италии экзамен по истории итальянской архитектуры. Я также благодарна Ольге Юрьевне Сусловой – преподавателю кафедры архитектурных конструкций. Без ее поддержки я бы, возможно, не начала писать на архитектурные темы, выступать на конференциях, и мы бы не сделали несколько интересных работ по творчеству В.Г. Шухова. Ну и конечно, я не могу не сказать добрых слов в адрес кафедры живописи: там всегда была прекрасная атмосфера и много интересных творческих заданий.





– Как вам пришла в голову идея поехать учиться за границу, и чем был обоснован выбор страны, куда вы уехали – Италии?

– С самого начала учебы в МАРХИ мне было очевидно, что неплохо было бы перенять еще и заграничный опыт в области архитектуры. Я собиралась уехать после бакалавриата, но, в результате, все получилось даже лучше, чем я предполагала: появилась возможность уехать с сохранением места и получить диплом специалиста в Москве и магистра за границей, благо, между ними была разница по времени, и все это было технически выполнимо.

Я уехала учиться в Миланский политехнический университет. Выбирала между двумя учебными заведениями – в Милане и в Делфте. Из плюсов Милана было то, что я некоторое время училась по обмену в средней школе в Орвието, а затем – в Брешии, и знала итальянский язык, понимала местную культуру и чувствовала себя в этой среде комфортно. В результате, на Милане я и остановилась.

Елизавета Клепанова
zooming
Архитектурный корпус миланского политехнического
zooming
Одно из пространств для работы архитектурного корпуса в Миланском политехническом
Один из самых прекрасных парков Милана – Парко Портелло
Свободное время: опера «Аида» на сцене Арена-ди-Верона



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– У меня была несколько нестандартная ситуация: я не просто уезжала из Москвы, а делала это по программе с сохранением места в МАРХИ. Конечно, многие преподаватели в МАРХИ отговаривали меня от отъезда, даже говорили, что я не стану своей там, а на родине, наоборот, буду уже чужой. Сложно было получить ряд бумаг в отделе кадров института просто потому, что сотрудница была перегружена работой. В остальном, набор документов для поступления достаточно прост: нужно написать мотивационное письмо, предоставить диплом о той степени, которая у вас есть на данный момент с проставленным апостилем (эта процедура занимает от месяца до двух, так что желательно позаботиться обо всем заранее), выписку с оценками, свидетельство о сдаче экзамена на знание языка и три рекомендательных письма от преподавателей, а также закачать на сайт университета свое портфолио. Еще нужно оформить студенческую итальянскую визу. Сначала мне дали многократную визу категории «D», а потом, уже в Милане, я получила карточку – студенческий вид на жительство. Для этого документа нужно оформить так называемый фискальный код (это можно сделать как в консульстве в Москве, так и в Италии), страховой полис (удобнее сделать в Италии), предоставить выписку со счета в банке либо копию кредитной карты с двух сторон с распечаткой о состоянии счета на ней, несколько фото, копию договора аренды квартиры или договора о проживании в общежитии, заполнить специальные бланки «модуло»: все это вы отправляете по итальянской почте с специальной оплаченной маркой – «марка да болло». Через некоторое время вам приходит уведомление о том, что вас ждут в одном из отделений полиции для того, чтобы взять отпечатки пальцев. Еще через некоторое время вы получаете sms, что вид на жительство готов, и можно его забрать из полиции. Вся процедура, в среднем, занимает один месяц. Бумаги для оформления студенческого вида на жительство вам выдают в университете по приезде.

zooming
Воркшоп на Сицилии с Анной Прокудиной, Виленой Орловой, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
На защите диплома в Миланском политехническом
Наш мини-«советский союз» в Милане. С Ани Закарян, Стасом Кашиным, Антоном Котляровым, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
Во время моей работы в Hines Milano на стройке Bosco Verticale




– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Сложно было расстаться с семьей. Даже каждодневные звонки и разговоры в Skype в моем случае не помогали: я очень скучала по родным, периодически летала домой и самыми сладкими словами в то время для меня были «Мы приземлились в международном аэропорту Шереметьево города Москва».

Языковых проблем не было: итальянский я знала и со всеми бытовыми вопросами могла разобраться самостоятельно. Очень скоро у меня появились друзья. Самыми близкими были ребята и девчонки из России, из бывших республик Советского Союза и стран соцлагеря: Латвии, Сербии, Польши, Белоруссии, Казахстана и Армении, практически все – с хорошим разговорным русским.

Жила я одна в квартире на знаменитой Корсо Семпьоне. Как и в большинстве домов в Милане, здесь был консьерж, который решал мелкие проблемы и помогал, если это было необходимо. Итальянцы – добрые и открытые люди. Здесь, по сравнению с многими другими странами Европы, хорошо относятся к русским, имеют представление о нашей литературе, балете, живописи, архитектуре. Больше всего на свете итальянцы любят красоту во всех ее проявлениях. Здесь желательно хорошо выглядеть и, например, чтобы найти достойную работу, одних знаний и прекрасных оценок вам будет недостаточно: на то, как вы себя держите, и стильно ли выглядите, внимание обязательно обратят.

Для учебы в Италии я считаю обязательным знание итальянского. Конечно, люди говорят и на английском языке, но, как правило, либо на минимальном уровне, либо понимают вас, но ответить не могут, и в ход идут жесты. Это, кстати, мне в итальянцах очень нравится. Как-то раз мы с семьей снимали дом во Флоренции, я стояла на балконе и вдруг вижу, по дорожке идут мой папа и владелец дома: смеются, что-то бурно обсуждают. Я удивилась: хозяин говорит только на итальянском, а мой папа – только на русском и немецком. Я крикнула владельцу дома: «Как же вы общаетесь? Вы же не говорите на языках друг друга?» Он рассмеялся: «Жестами!»

В предновогоднем Милане вечереет
Вид на Арку Мира и идущую от нее улицу Семпьоне, где я жила
Вид на Милан и сад Семпьоне с высоты Torre Branca по проекту Джо Понти
Вид на небоскребы Porta Nuova из окна квартиры в Милане, где я жила
zooming
Отдыхаем на миланской неделе дизайна с Армандом Алваресом, Райнисом Кокинсом, Александром Четвериком и Виленой Орловой
Осматриваем Музей Мосгор в Орхусе с корреспондентами из разных стран по приглашению Датского архитектурного центра



– Какой была учеба в Милане?

– В Милане я поступила на архитектурный факультет, и приятной неожиданностью было то, что ряд предметов можно было выбирать по собственному желанию – так же, как и преподавателей. Параллельно с основным блоком дисциплин, которые являлись обязательными для всех на факультете, я могла изучать, например, право и энергоэффективную архитектуру. Огромным плюсом было то, что, помимо практического блока, нас еще учили и архитектурной критике, анализу профильной литературы, написанию эссе. Мне кажется важным сочетание теории и практики в профессии, и мне самой было полезно прочитать многие книги, которые в России я бы вряд ли вообще когда-либо увидела, к примеру, «Американские лекции» Итало Кальвино в оригинале или все книги Бернара Чуми. Нужно заметить, что в библиотеке Миланского политехнического – богатейшая коллекция профильной литературы, и нужную книгу достаточно было забронировать через приложение на телефоне, а потом просто забрать из библиотеки.

Из того, что мне совершенно не нравилось – размер группы по проекту в 35–40 человек. После тепличных условий МАРХИ, где в группе – максимум человек десять, а то и меньше, и преподаватель носится с вами, как курица с цыпленком, разжевывая каждый непонятный момент, миланские условия казались не самыми удачными. В большинстве случаев профессор работает с вами гораздо реже, чем хотелось бы, и вы проводите большую часть работы с ассистентами, часто – вчерашними выпускниками Политеха. Например, когда я училась в группе у знаменитого в Италии архитектора Чино Дзукки, сам мэтр появлялся на занятиях нечасто.

– Чем отличалась учеба в Политекнико ди Милано от МАРХИ?

– Как я уже упомянула, в МАРХИ преподаватель не просто разжевывает для вас материал, но еще и вкладывает вам его в рот. В Милане, в основном, нужно добывать информацию самостоятельно. В МАРХИ практически не работают группой над одним заданием: вся система направлена на их индивидуальное выполнение. В Милане, наоборот, практически все делается в группах. Мне было очень сложно перестраиваться, и до сих пор легче сделать всю работу самой, что очень плохо потому, что в архитектурной мастерской так или иначе нужно взаимодействовать с коллективом и делить обязанности.

МАРХИ однозначно дает более широкую базу знаний: студенты изучают социологию, экономику, колористику, философию и так далее. В Миланском политехническом такого разнообразия, к сожалению, нет, но есть приятная возможность, как я уже упоминала, составить часть своего расписания самостоятельно – что тоже хорошо, так как мне, например, очень нравилось изучать право, а кому-то эта дисциплина была бы совершенно не интересна.

Как в МАРХИ, так и в Миланском политехническом мнение преподавателя о вашей работе не обсуждается, и от вас ожидают корректировок проекта в соответствии с его указаниями. Я часто слышу, что во многих европейских архитектурных школах преподаватели говорят, что вы должны найти иное решение, чем то, которое они вам подсказали, но это не случай Политекнико.

В МАРХИ гордятся тем, что его выпускники прекрасно владеют ручной подачей и часто подчеркивают, что в Европе этот навык уже утерян. Поучившись в Милане, я могу совершенно четко сказать, что многие студенты там могут делать ручную подачу отличного уровня, совершенно не уступающую МАРХИ. Думаю, что это особенность классической архитектурной школы.

В плане подачи проекта, выполнения макетов, написания курсовых работ и создания презентаций все более-менее похоже: обе школы достаточно консервативны. Как, наверное, во всех европейских школах, в Миланском политехническом существенная часть времени отводилась на анализ проекта, чего не скажешь о МАРХИ, где эта фаза проходилась за пару дней. Мне это иногда казалось лишним, и периодически напоминало пространные рассуждения ни о чем, которые потом ни к чему не приводят. Все-таки все хорошо в меру.

– Что дало вам образование в Италии, и что дало вам образование в МАРХИ?

– Учеба в Милане дала мне разносторонний образовательный и рабочий опыт в отличающейся от привычной среде. Я рассматривала магистратуру за границей как возможность открыть для себя новые грани нашей профессии и, например, прошла практику в архитектурном журнале в Мюнхене, поработала в одной из ведущих девелоперских компаний мира в период строительства «Боско Вертикале» Стефано Боэри, научилась свободно говорить и писать по-итальянски, улучшила уровень английского, французского и немецкого языков, смогла устроиться на постоянную работу в архитектурной мастерской в Мюнхене. А МАРХИ дал мне прекрасную базу, научил меня трудиться и не сдаваться ни в какой ситуации.

– Порекомендовали ли бы вы Миланский политехнический университет другим российским студентам?

– Я скажу так: если вы собираетесь оставаться работать в Италии, то Миланский политехнический – прекрасный выбор. Если же вы планируете потом работать, например, в Германии или Австрии, то стоит все же выбрать вуз в этих странах. Каждая страна в Европе предпочитает выпускников своих университетов, так как такой сотрудник имеет понятную для работодателя базу.

Диплом МАРХИ в Европе никакого впечатления ни на кого не производит. Здесь абсолютно все равно, закончили ли вы вуз в Москве, Калининграде или Вологде. Один факт того, что вы из России, уже не говорит в вашу пользу, так как доставит владельцу архитектурного бюро очень много сложностей с оформлением документов для приема вас на работу. Поэтому, чтобы получить хорошую должность, вы должны обладать действительно высоким уровнем знаний и быть жизненно необходимым этому бюро.

Расскажу о том, как я устроилась на работу в Мюнхене. Я получила сразу по окончании Политекнико предложение работы в Милане (не буду называть бюро, но эти архитекторы сейчас достаточно активны в России) и в Мюнхене. Оба варианта меня устраивали, но по ряду причин я решила уехать в Германию. Немецкий я знала на минимальном уровне и, когда подавала документы на немецкий вид на жительство в консульстве Германии в Риме, сотрудница-итальянка, принимавшая мои документы, очень интересовалась, как это мне вообще предложили работу. Я ответила, что прекрасно владею тремя языками, имею опыт работы, рекомендации, диплом специалиста и диплом магистра. Это ее убедило, и мои документы приняли к рассмотрению. Далее в течении месяца мой работодатель должен был выставить объявление о вакансии в его компании с рядом необходимых критериев, которым нужно было соответствовать и, если бы на эту должность подошел бы кто-то из местных или Евросоюза, то он был бы обязан по закону нанять не меня, а этого человека. К счастью, никто не соответствовал тем качествам, которые были у меня, и немцы были вынуждены дать мне вид на жительство. А вот если бы у меня был диплом германского вуза, то проблем с документами было бы существенно меньше. Так что старайтесь выбирать для учебы тот город или страну, где собираетесь дальше жить и работать.

Многие мои коллеги из МАРХИ, которые учились не в Политекнико, а в других европейских городах, не смогли потом найти работу в Европе и по этой причине вернулись в Россию или планируют в ближайшее время туда вернуться. Могу сказать, что абсолютно все ребята, которые учились со мной на одном курсе в Милане, успешно работают в разных точках нашей планеты: например в бюро Кенго Кума, Доминика Перро, Henning Larsen Architects или даже открыли свою собственную мастерскую, а те, кто вернулись в Россию, сделали это не вынужденно, а по собственному желанию, и также получили либо прекрасные должности, либо основали свое дело. Все они прошли жесткий отбор, каждый из них должен был говорить на языке на прекрасном уровне с полноценным знанием профессиональных терминов (так как ради вас никто не будет специально переходить на английский на совещании), каждый из них проходил через трехмесячные или более долгие испытательные сроки и выкладывался по полной программе, чтобы остаться в фирме. К сожалению, часть российских выпускников европейских вузов не осознает, что работодатель, например, в Мюнхене, где минимальная зарплата составляет примерно 1 200 евро, а минимальная зарплата начинающего архитектора – 2 500 евро, не горит желанием отдавать их человеку без знания местных строительных норм и языка, зато требующего к себе повышенного внимания и вечно ноющего, как все сложно и непонятно.

Историческое здание на Ленбахплатц в центре Мюнхена, внутри которого находится «Медная комната» по проекту бюро Peter Ebner and friends
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Думаю, что я бы гораздо менее критично относилась к себе. В МАРХИ тебя настраивают, что нужно каждый раз стремиться создать гениальный проект, говорят о глубинном смысле вещей, а потом – бац, и ты попадаешь в реальный мир, когда у заказчика вот такой вот бюджет и все: иди ты, архитектор, куда подальше со своим видением вселенной. Ты всю учебу живешь в душевных муках и трясешься над каждой линией чертежа, а потом понимаешь, что все это на самом деле не так важно, как тебе внушают. Можно делать свою работу спокойней и рациональней, учиться на примерах других, обязательно путешествовать, писать, давать себе время на отдых, и пусть твоя работа будет для кого-то недостаточно хороша или оригинальна – это не важно. Всегда в жизни будет кто-то, кому будешь не нравиться ты или то, что ты делаешь, особенно, если ты, не дай бог, еще и будешь успешным. Всегда спрашивайте себя: «А судьи кто?»

В Германии, где я сейчас работаю, вас в ходе учебы никто не будет заставлять соответствовать олимпийскому девизу «преодолей себя», но сделай «вау». Все понимают, что «вау» – понятие относительное, и что лучше проще, но качественнее, ведь за свое здание архитектор отвечает собственными финансами последующие десять лет и, если у здания, например, что-нибудь деформируется, то за деньгами на ремонт придут именно к архитектору.

Вообще, я довольна тем, как складывается моя жизнь на сегодняшний момент. Мне не на что жаловаться. Я счастливый человек.

Скульптура работы Фрица Вотрубы в офисе Peter Ebner and friends



– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я работаю в Мюнхене архитектором в мастерской Peter Ebner and friends. У нас в компании очень теплая атмосфера, большая библиотека, небольшая, но приятная коллекция современного искусства – и даже кухня, где мы периодически готовим. Кроме немцев, в офисе работают австрийцы, итальянцы, и время от времени приезжают на практику студенты из разных стран. Кто-то остается, кто-то уезжает уже через неделю, не выдержав объема работы. У нас был интерн из Греции, который сказал, что думал, что в греческой армии было очень тяжело, но оказалось, что на практике у нас в конторе – гораздо большие нагрузки. Мы, кстати, его часто вспоминаем добрым словом, и дали ему прекрасные рекомендации, так как после четырех месяцев у нас его можно было спокойно отправлять в любое архитектурное бюро, и за него было бы не стыдно. Все проекты, над которыми мы работаем сейчас, находятся в Германии и Австрии.

В свободное время я пишу статьи по архитектуре, картины, беру интервью, учу языки, много читаю и путешествую. Также относительно недавно я была членом жюри конкурса на лучшие печатные издания по архитектуре и строительству в Германии. Еще мы с Петером Эбнером сняли фильм об архитектуре Мюнхена.

Во время интервью с главным архитектором Мюнхена Элизабет Мерк совместно с Петером Эбнером



– Дайте один совет начинающему архитектору.

– Меньше рефлексии и самокопания – больше дела. Эскизируйте, пишите заметки, путешествуйте, читайте, смотрите по сторонам и любите то, что вы делаете всем сердцем.

Елизавета Клепанова ek@ebnerandfriends.com

Публикации Елизаветы Клепановой на Архи.ру
 
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет жилого дома в Зальцбурге
Рендер проекта жилого дома в Зальцбурге
Исторический интерьер первого этажа проекта жилого дома в Зальцбурге бюро Peter Ebner and friends
Элементы фасада в натуральную величину для проекта жилого дома в Зальцбурге
Проект жилого дома в центре Зальцбурга по нашему проекту Peter Ebner and friends и одна из комнат с прекрасным видом
Работа в разгаре на строительной площадке жилого дома в Зальцбурге
Строительная площадка жилого дома в Зальцбурге
В мюнхенском офисе примеры оболочек для жилого дома в Зальцбурге
Варианты оболочек, детали для проекта жилого дома в Зальцбурге
Рабочие макеты жилого дома в Зальцбурге и оболочки для него в офисе Peter Ebner and friends

07 Июня 2016

Беседовала:

Елизавета Эбнер
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.