«Меньше рефлексии – больше дела»

Мюнхенский архитектор и постоянный автор Архи.ру Елизавета Клепанова – об учебе в МАРХИ и Миланском политехническом университете.

mainImg


Архи.ру:
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

Елизавета Клепанова:
– Мои родители – оба архитекторы. И хотя мама, когда я была совсем маленькой, в шутку мечтала, чтобы я вышла замуж за дипломата, на самом деле, моя профессия была определена с рождения. Посудите сами: когда круг общения семьи состоит, в основном, из архитекторов, художников, скульпторов, литература в домашней библиотеке большей частью посвящена искусству, а все поездки – посещению музеев, то очень сложно представить себе, что можно жить вне такой среды. Конечно, я могла изучать любой из видов искусства, необязательно архитектуру, но остановилась именно на ней. МАРХИ как лучший профильный институт в стране стал для меня логичным выбором. Я благополучно окончила английскую спецшколу с золотой медалью и поступила в МАРХИ с одним экзаменом, сдав рисунок античной головы на 8 баллов. Забавно, но перед поступлением я сказала родителям что, если будет Венера, то я просто встану и уйду. Прихожу на экзамен – и вижу, угадайте, какую голову? Слава богу, что у меня спортивный характер: я умею собираться и доводить работу до конца. На следующий день уже прыгала у фонтана: мое имя было в списках поступивших.

Первые два курса я с большим удовольствием училась в группе Натальи Алексеевны Сапрыкиной, заведующей кафедрой архитектурного проектирования. У нас была прекрасная группа с очень талантливыми ребятами, которые сейчас уже многого добились в профессии. Затем – на факультете ЖОС у профессора Дмитрия Валентиновича Величкина и доцента Николая Николаевича Голованова. Несмотря на то, что они практикующие архитекторы (в отличие от многих преподавателей МАРХИ), они полностью отдаются работе со студентами хотя, казалось бы, могли бы опаздывать или даже пропускать занятия. Напротив, в группе всегда была жесткая дисциплина, все должно было быть сделано не просто вовремя, но заранее и в отличном качестве. Это было время, как я его про себя называю, «школы русского балета»: 99 процентов времени уходило на проект.

В целом, учиться было интересно. Я до сих пор не перестаю говорить «спасибо» преподавателям кафедры истории архитектуры: если бы не они, я впоследствии не сдала бы на высший бал с плюсом в Италии экзамен по истории итальянской архитектуры. Я также благодарна Ольге Юрьевне Сусловой – преподавателю кафедры архитектурных конструкций. Без ее поддержки я бы, возможно, не начала писать на архитектурные темы, выступать на конференциях, и мы бы не сделали несколько интересных работ по творчеству В.Г. Шухова. Ну и конечно, я не могу не сказать добрых слов в адрес кафедры живописи: там всегда была прекрасная атмосфера и много интересных творческих заданий.





– Как вам пришла в голову идея поехать учиться за границу, и чем был обоснован выбор страны, куда вы уехали – Италии?

– С самого начала учебы в МАРХИ мне было очевидно, что неплохо было бы перенять еще и заграничный опыт в области архитектуры. Я собиралась уехать после бакалавриата, но, в результате, все получилось даже лучше, чем я предполагала: появилась возможность уехать с сохранением места и получить диплом специалиста в Москве и магистра за границей, благо, между ними была разница по времени, и все это было технически выполнимо.

Я уехала учиться в Миланский политехнический университет. Выбирала между двумя учебными заведениями – в Милане и в Делфте. Из плюсов Милана было то, что я некоторое время училась по обмену в средней школе в Орвието, а затем – в Брешии, и знала итальянский язык, понимала местную культуру и чувствовала себя в этой среде комфортно. В результате, на Милане я и остановилась.

Елизавета Клепанова
zooming
Архитектурный корпус миланского политехнического
zooming
Одно из пространств для работы архитектурного корпуса в Миланском политехническом
Один из самых прекрасных парков Милана – Парко Портелло
Свободное время: опера «Аида» на сцене Арена-ди-Верона



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– У меня была несколько нестандартная ситуация: я не просто уезжала из Москвы, а делала это по программе с сохранением места в МАРХИ. Конечно, многие преподаватели в МАРХИ отговаривали меня от отъезда, даже говорили, что я не стану своей там, а на родине, наоборот, буду уже чужой. Сложно было получить ряд бумаг в отделе кадров института просто потому, что сотрудница была перегружена работой. В остальном, набор документов для поступления достаточно прост: нужно написать мотивационное письмо, предоставить диплом о той степени, которая у вас есть на данный момент с проставленным апостилем (эта процедура занимает от месяца до двух, так что желательно позаботиться обо всем заранее), выписку с оценками, свидетельство о сдаче экзамена на знание языка и три рекомендательных письма от преподавателей, а также закачать на сайт университета свое портфолио. Еще нужно оформить студенческую итальянскую визу. Сначала мне дали многократную визу категории «D», а потом, уже в Милане, я получила карточку – студенческий вид на жительство. Для этого документа нужно оформить так называемый фискальный код (это можно сделать как в консульстве в Москве, так и в Италии), страховой полис (удобнее сделать в Италии), предоставить выписку со счета в банке либо копию кредитной карты с двух сторон с распечаткой о состоянии счета на ней, несколько фото, копию договора аренды квартиры или договора о проживании в общежитии, заполнить специальные бланки «модуло»: все это вы отправляете по итальянской почте с специальной оплаченной маркой – «марка да болло». Через некоторое время вам приходит уведомление о том, что вас ждут в одном из отделений полиции для того, чтобы взять отпечатки пальцев. Еще через некоторое время вы получаете sms, что вид на жительство готов, и можно его забрать из полиции. Вся процедура, в среднем, занимает один месяц. Бумаги для оформления студенческого вида на жительство вам выдают в университете по приезде.

zooming
Воркшоп на Сицилии с Анной Прокудиной, Виленой Орловой, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
На защите диплома в Миланском политехническом
Наш мини-«советский союз» в Милане. С Ани Закарян, Стасом Кашиным, Антоном Котляровым, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
Во время моей работы в Hines Milano на стройке Bosco Verticale




– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Сложно было расстаться с семьей. Даже каждодневные звонки и разговоры в Skype в моем случае не помогали: я очень скучала по родным, периодически летала домой и самыми сладкими словами в то время для меня были «Мы приземлились в международном аэропорту Шереметьево города Москва».

Языковых проблем не было: итальянский я знала и со всеми бытовыми вопросами могла разобраться самостоятельно. Очень скоро у меня появились друзья. Самыми близкими были ребята и девчонки из России, из бывших республик Советского Союза и стран соцлагеря: Латвии, Сербии, Польши, Белоруссии, Казахстана и Армении, практически все – с хорошим разговорным русским.

Жила я одна в квартире на знаменитой Корсо Семпьоне. Как и в большинстве домов в Милане, здесь был консьерж, который решал мелкие проблемы и помогал, если это было необходимо. Итальянцы – добрые и открытые люди. Здесь, по сравнению с многими другими странами Европы, хорошо относятся к русским, имеют представление о нашей литературе, балете, живописи, архитектуре. Больше всего на свете итальянцы любят красоту во всех ее проявлениях. Здесь желательно хорошо выглядеть и, например, чтобы найти достойную работу, одних знаний и прекрасных оценок вам будет недостаточно: на то, как вы себя держите, и стильно ли выглядите, внимание обязательно обратят.

Для учебы в Италии я считаю обязательным знание итальянского. Конечно, люди говорят и на английском языке, но, как правило, либо на минимальном уровне, либо понимают вас, но ответить не могут, и в ход идут жесты. Это, кстати, мне в итальянцах очень нравится. Как-то раз мы с семьей снимали дом во Флоренции, я стояла на балконе и вдруг вижу, по дорожке идут мой папа и владелец дома: смеются, что-то бурно обсуждают. Я удивилась: хозяин говорит только на итальянском, а мой папа – только на русском и немецком. Я крикнула владельцу дома: «Как же вы общаетесь? Вы же не говорите на языках друг друга?» Он рассмеялся: «Жестами!»

В предновогоднем Милане вечереет
Вид на Арку Мира и идущую от нее улицу Семпьоне, где я жила
Вид на Милан и сад Семпьоне с высоты Torre Branca по проекту Джо Понти
Вид на небоскребы Porta Nuova из окна квартиры в Милане, где я жила
zooming
Отдыхаем на миланской неделе дизайна с Армандом Алваресом, Райнисом Кокинсом, Александром Четвериком и Виленой Орловой
Осматриваем Музей Мосгор в Орхусе с корреспондентами из разных стран по приглашению Датского архитектурного центра



– Какой была учеба в Милане?

– В Милане я поступила на архитектурный факультет, и приятной неожиданностью было то, что ряд предметов можно было выбирать по собственному желанию – так же, как и преподавателей. Параллельно с основным блоком дисциплин, которые являлись обязательными для всех на факультете, я могла изучать, например, право и энергоэффективную архитектуру. Огромным плюсом было то, что, помимо практического блока, нас еще учили и архитектурной критике, анализу профильной литературы, написанию эссе. Мне кажется важным сочетание теории и практики в профессии, и мне самой было полезно прочитать многие книги, которые в России я бы вряд ли вообще когда-либо увидела, к примеру, «Американские лекции» Итало Кальвино в оригинале или все книги Бернара Чуми. Нужно заметить, что в библиотеке Миланского политехнического – богатейшая коллекция профильной литературы, и нужную книгу достаточно было забронировать через приложение на телефоне, а потом просто забрать из библиотеки.

Из того, что мне совершенно не нравилось – размер группы по проекту в 35–40 человек. После тепличных условий МАРХИ, где в группе – максимум человек десять, а то и меньше, и преподаватель носится с вами, как курица с цыпленком, разжевывая каждый непонятный момент, миланские условия казались не самыми удачными. В большинстве случаев профессор работает с вами гораздо реже, чем хотелось бы, и вы проводите большую часть работы с ассистентами, часто – вчерашними выпускниками Политеха. Например, когда я училась в группе у знаменитого в Италии архитектора Чино Дзукки, сам мэтр появлялся на занятиях нечасто.

– Чем отличалась учеба в Политекнико ди Милано от МАРХИ?

– Как я уже упомянула, в МАРХИ преподаватель не просто разжевывает для вас материал, но еще и вкладывает вам его в рот. В Милане, в основном, нужно добывать информацию самостоятельно. В МАРХИ практически не работают группой над одним заданием: вся система направлена на их индивидуальное выполнение. В Милане, наоборот, практически все делается в группах. Мне было очень сложно перестраиваться, и до сих пор легче сделать всю работу самой, что очень плохо потому, что в архитектурной мастерской так или иначе нужно взаимодействовать с коллективом и делить обязанности.

МАРХИ однозначно дает более широкую базу знаний: студенты изучают социологию, экономику, колористику, философию и так далее. В Миланском политехническом такого разнообразия, к сожалению, нет, но есть приятная возможность, как я уже упоминала, составить часть своего расписания самостоятельно – что тоже хорошо, так как мне, например, очень нравилось изучать право, а кому-то эта дисциплина была бы совершенно не интересна.

Как в МАРХИ, так и в Миланском политехническом мнение преподавателя о вашей работе не обсуждается, и от вас ожидают корректировок проекта в соответствии с его указаниями. Я часто слышу, что во многих европейских архитектурных школах преподаватели говорят, что вы должны найти иное решение, чем то, которое они вам подсказали, но это не случай Политекнико.

В МАРХИ гордятся тем, что его выпускники прекрасно владеют ручной подачей и часто подчеркивают, что в Европе этот навык уже утерян. Поучившись в Милане, я могу совершенно четко сказать, что многие студенты там могут делать ручную подачу отличного уровня, совершенно не уступающую МАРХИ. Думаю, что это особенность классической архитектурной школы.

В плане подачи проекта, выполнения макетов, написания курсовых работ и создания презентаций все более-менее похоже: обе школы достаточно консервативны. Как, наверное, во всех европейских школах, в Миланском политехническом существенная часть времени отводилась на анализ проекта, чего не скажешь о МАРХИ, где эта фаза проходилась за пару дней. Мне это иногда казалось лишним, и периодически напоминало пространные рассуждения ни о чем, которые потом ни к чему не приводят. Все-таки все хорошо в меру.

– Что дало вам образование в Италии, и что дало вам образование в МАРХИ?

– Учеба в Милане дала мне разносторонний образовательный и рабочий опыт в отличающейся от привычной среде. Я рассматривала магистратуру за границей как возможность открыть для себя новые грани нашей профессии и, например, прошла практику в архитектурном журнале в Мюнхене, поработала в одной из ведущих девелоперских компаний мира в период строительства «Боско Вертикале» Стефано Боэри, научилась свободно говорить и писать по-итальянски, улучшила уровень английского, французского и немецкого языков, смогла устроиться на постоянную работу в архитектурной мастерской в Мюнхене. А МАРХИ дал мне прекрасную базу, научил меня трудиться и не сдаваться ни в какой ситуации.

– Порекомендовали ли бы вы Миланский политехнический университет другим российским студентам?

– Я скажу так: если вы собираетесь оставаться работать в Италии, то Миланский политехнический – прекрасный выбор. Если же вы планируете потом работать, например, в Германии или Австрии, то стоит все же выбрать вуз в этих странах. Каждая страна в Европе предпочитает выпускников своих университетов, так как такой сотрудник имеет понятную для работодателя базу.

Диплом МАРХИ в Европе никакого впечатления ни на кого не производит. Здесь абсолютно все равно, закончили ли вы вуз в Москве, Калининграде или Вологде. Один факт того, что вы из России, уже не говорит в вашу пользу, так как доставит владельцу архитектурного бюро очень много сложностей с оформлением документов для приема вас на работу. Поэтому, чтобы получить хорошую должность, вы должны обладать действительно высоким уровнем знаний и быть жизненно необходимым этому бюро.

Расскажу о том, как я устроилась на работу в Мюнхене. Я получила сразу по окончании Политекнико предложение работы в Милане (не буду называть бюро, но эти архитекторы сейчас достаточно активны в России) и в Мюнхене. Оба варианта меня устраивали, но по ряду причин я решила уехать в Германию. Немецкий я знала на минимальном уровне и, когда подавала документы на немецкий вид на жительство в консульстве Германии в Риме, сотрудница-итальянка, принимавшая мои документы, очень интересовалась, как это мне вообще предложили работу. Я ответила, что прекрасно владею тремя языками, имею опыт работы, рекомендации, диплом специалиста и диплом магистра. Это ее убедило, и мои документы приняли к рассмотрению. Далее в течении месяца мой работодатель должен был выставить объявление о вакансии в его компании с рядом необходимых критериев, которым нужно было соответствовать и, если бы на эту должность подошел бы кто-то из местных или Евросоюза, то он был бы обязан по закону нанять не меня, а этого человека. К счастью, никто не соответствовал тем качествам, которые были у меня, и немцы были вынуждены дать мне вид на жительство. А вот если бы у меня был диплом германского вуза, то проблем с документами было бы существенно меньше. Так что старайтесь выбирать для учебы тот город или страну, где собираетесь дальше жить и работать.

Многие мои коллеги из МАРХИ, которые учились не в Политекнико, а в других европейских городах, не смогли потом найти работу в Европе и по этой причине вернулись в Россию или планируют в ближайшее время туда вернуться. Могу сказать, что абсолютно все ребята, которые учились со мной на одном курсе в Милане, успешно работают в разных точках нашей планеты: например в бюро Кенго Кума, Доминика Перро, Henning Larsen Architects или даже открыли свою собственную мастерскую, а те, кто вернулись в Россию, сделали это не вынужденно, а по собственному желанию, и также получили либо прекрасные должности, либо основали свое дело. Все они прошли жесткий отбор, каждый из них должен был говорить на языке на прекрасном уровне с полноценным знанием профессиональных терминов (так как ради вас никто не будет специально переходить на английский на совещании), каждый из них проходил через трехмесячные или более долгие испытательные сроки и выкладывался по полной программе, чтобы остаться в фирме. К сожалению, часть российских выпускников европейских вузов не осознает, что работодатель, например, в Мюнхене, где минимальная зарплата составляет примерно 1 200 евро, а минимальная зарплата начинающего архитектора – 2 500 евро, не горит желанием отдавать их человеку без знания местных строительных норм и языка, зато требующего к себе повышенного внимания и вечно ноющего, как все сложно и непонятно.

Историческое здание на Ленбахплатц в центре Мюнхена, внутри которого находится «Медная комната» по проекту бюро Peter Ebner and friends
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Думаю, что я бы гораздо менее критично относилась к себе. В МАРХИ тебя настраивают, что нужно каждый раз стремиться создать гениальный проект, говорят о глубинном смысле вещей, а потом – бац, и ты попадаешь в реальный мир, когда у заказчика вот такой вот бюджет и все: иди ты, архитектор, куда подальше со своим видением вселенной. Ты всю учебу живешь в душевных муках и трясешься над каждой линией чертежа, а потом понимаешь, что все это на самом деле не так важно, как тебе внушают. Можно делать свою работу спокойней и рациональней, учиться на примерах других, обязательно путешествовать, писать, давать себе время на отдых, и пусть твоя работа будет для кого-то недостаточно хороша или оригинальна – это не важно. Всегда в жизни будет кто-то, кому будешь не нравиться ты или то, что ты делаешь, особенно, если ты, не дай бог, еще и будешь успешным. Всегда спрашивайте себя: «А судьи кто?»

В Германии, где я сейчас работаю, вас в ходе учебы никто не будет заставлять соответствовать олимпийскому девизу «преодолей себя», но сделай «вау». Все понимают, что «вау» – понятие относительное, и что лучше проще, но качественнее, ведь за свое здание архитектор отвечает собственными финансами последующие десять лет и, если у здания, например, что-нибудь деформируется, то за деньгами на ремонт придут именно к архитектору.

Вообще, я довольна тем, как складывается моя жизнь на сегодняшний момент. Мне не на что жаловаться. Я счастливый человек.

Скульптура работы Фрица Вотрубы в офисе Peter Ebner and friends



– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я работаю в Мюнхене архитектором в мастерской Peter Ebner and friends. У нас в компании очень теплая атмосфера, большая библиотека, небольшая, но приятная коллекция современного искусства – и даже кухня, где мы периодически готовим. Кроме немцев, в офисе работают австрийцы, итальянцы, и время от времени приезжают на практику студенты из разных стран. Кто-то остается, кто-то уезжает уже через неделю, не выдержав объема работы. У нас был интерн из Греции, который сказал, что думал, что в греческой армии было очень тяжело, но оказалось, что на практике у нас в конторе – гораздо большие нагрузки. Мы, кстати, его часто вспоминаем добрым словом, и дали ему прекрасные рекомендации, так как после четырех месяцев у нас его можно было спокойно отправлять в любое архитектурное бюро, и за него было бы не стыдно. Все проекты, над которыми мы работаем сейчас, находятся в Германии и Австрии.

В свободное время я пишу статьи по архитектуре, картины, беру интервью, учу языки, много читаю и путешествую. Также относительно недавно я была членом жюри конкурса на лучшие печатные издания по архитектуре и строительству в Германии. Еще мы с Петером Эбнером сняли фильм об архитектуре Мюнхена.

Во время интервью с главным архитектором Мюнхена Элизабет Мерк совместно с Петером Эбнером



– Дайте один совет начинающему архитектору.

– Меньше рефлексии и самокопания – больше дела. Эскизируйте, пишите заметки, путешествуйте, читайте, смотрите по сторонам и любите то, что вы делаете всем сердцем.

Елизавета Клепанова ek@ebnerandfriends.com

Публикации Елизаветы Клепановой на Архи.ру
 
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет жилого дома в Зальцбурге
Рендер проекта жилого дома в Зальцбурге
Исторический интерьер первого этажа проекта жилого дома в Зальцбурге бюро Peter Ebner and friends
Элементы фасада в натуральную величину для проекта жилого дома в Зальцбурге
Проект жилого дома в центре Зальцбурга по нашему проекту Peter Ebner and friends и одна из комнат с прекрасным видом
Работа в разгаре на строительной площадке жилого дома в Зальцбурге
Строительная площадка жилого дома в Зальцбурге
В мюнхенском офисе примеры оболочек для жилого дома в Зальцбурге
Варианты оболочек, детали для проекта жилого дома в Зальцбурге
Рабочие макеты жилого дома в Зальцбурге и оболочки для него в офисе Peter Ebner and friends


0

07 Июня 2016

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.