«Меньше рефлексии – больше дела»

Мюнхенский архитектор и постоянный автор Архи.ру Елизавета Клепанова – об учебе в МАРХИ и Миланском политехническом университете.

mainImg


Архи.ру:
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

Елизавета Клепанова:
– Мои родители – оба архитекторы. И хотя мама, когда я была совсем маленькой, в шутку мечтала, чтобы я вышла замуж за дипломата, на самом деле, моя профессия была определена с рождения. Посудите сами: когда круг общения семьи состоит, в основном, из архитекторов, художников, скульпторов, литература в домашней библиотеке большей частью посвящена искусству, а все поездки – посещению музеев, то очень сложно представить себе, что можно жить вне такой среды. Конечно, я могла изучать любой из видов искусства, необязательно архитектуру, но остановилась именно на ней. МАРХИ как лучший профильный институт в стране стал для меня логичным выбором. Я благополучно окончила английскую спецшколу с золотой медалью и поступила в МАРХИ с одним экзаменом, сдав рисунок античной головы на 8 баллов. Забавно, но перед поступлением я сказала родителям что, если будет Венера, то я просто встану и уйду. Прихожу на экзамен – и вижу, угадайте, какую голову? Слава богу, что у меня спортивный характер: я умею собираться и доводить работу до конца. На следующий день уже прыгала у фонтана: мое имя было в списках поступивших.

Первые два курса я с большим удовольствием училась в группе Натальи Алексеевны Сапрыкиной, заведующей кафедрой архитектурного проектирования. У нас была прекрасная группа с очень талантливыми ребятами, которые сейчас уже многого добились в профессии. Затем – на факультете ЖОС у профессора Дмитрия Валентиновича Величкина и доцента Николая Николаевича Голованова. Несмотря на то, что они практикующие архитекторы (в отличие от многих преподавателей МАРХИ), они полностью отдаются работе со студентами хотя, казалось бы, могли бы опаздывать или даже пропускать занятия. Напротив, в группе всегда была жесткая дисциплина, все должно было быть сделано не просто вовремя, но заранее и в отличном качестве. Это было время, как я его про себя называю, «школы русского балета»: 99 процентов времени уходило на проект.

В целом, учиться было интересно. Я до сих пор не перестаю говорить «спасибо» преподавателям кафедры истории архитектуры: если бы не они, я впоследствии не сдала бы на высший бал с плюсом в Италии экзамен по истории итальянской архитектуры. Я также благодарна Ольге Юрьевне Сусловой – преподавателю кафедры архитектурных конструкций. Без ее поддержки я бы, возможно, не начала писать на архитектурные темы, выступать на конференциях, и мы бы не сделали несколько интересных работ по творчеству В.Г. Шухова. Ну и конечно, я не могу не сказать добрых слов в адрес кафедры живописи: там всегда была прекрасная атмосфера и много интересных творческих заданий.





– Как вам пришла в голову идея поехать учиться за границу, и чем был обоснован выбор страны, куда вы уехали – Италии?

– С самого начала учебы в МАРХИ мне было очевидно, что неплохо было бы перенять еще и заграничный опыт в области архитектуры. Я собиралась уехать после бакалавриата, но, в результате, все получилось даже лучше, чем я предполагала: появилась возможность уехать с сохранением места и получить диплом специалиста в Москве и магистра за границей, благо, между ними была разница по времени, и все это было технически выполнимо.

Я уехала учиться в Миланский политехнический университет. Выбирала между двумя учебными заведениями – в Милане и в Делфте. Из плюсов Милана было то, что я некоторое время училась по обмену в средней школе в Орвието, а затем – в Брешии, и знала итальянский язык, понимала местную культуру и чувствовала себя в этой среде комфортно. В результате, на Милане я и остановилась.

Елизавета Клепанова
zooming
Архитектурный корпус миланского политехнического
zooming
Одно из пространств для работы архитектурного корпуса в Миланском политехническом
Один из самых прекрасных парков Милана – Парко Портелло
Свободное время: опера «Аида» на сцене Арена-ди-Верона



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– У меня была несколько нестандартная ситуация: я не просто уезжала из Москвы, а делала это по программе с сохранением места в МАРХИ. Конечно, многие преподаватели в МАРХИ отговаривали меня от отъезда, даже говорили, что я не стану своей там, а на родине, наоборот, буду уже чужой. Сложно было получить ряд бумаг в отделе кадров института просто потому, что сотрудница была перегружена работой. В остальном, набор документов для поступления достаточно прост: нужно написать мотивационное письмо, предоставить диплом о той степени, которая у вас есть на данный момент с проставленным апостилем (эта процедура занимает от месяца до двух, так что желательно позаботиться обо всем заранее), выписку с оценками, свидетельство о сдаче экзамена на знание языка и три рекомендательных письма от преподавателей, а также закачать на сайт университета свое портфолио. Еще нужно оформить студенческую итальянскую визу. Сначала мне дали многократную визу категории «D», а потом, уже в Милане, я получила карточку – студенческий вид на жительство. Для этого документа нужно оформить так называемый фискальный код (это можно сделать как в консульстве в Москве, так и в Италии), страховой полис (удобнее сделать в Италии), предоставить выписку со счета в банке либо копию кредитной карты с двух сторон с распечаткой о состоянии счета на ней, несколько фото, копию договора аренды квартиры или договора о проживании в общежитии, заполнить специальные бланки «модуло»: все это вы отправляете по итальянской почте с специальной оплаченной маркой – «марка да болло». Через некоторое время вам приходит уведомление о том, что вас ждут в одном из отделений полиции для того, чтобы взять отпечатки пальцев. Еще через некоторое время вы получаете sms, что вид на жительство готов, и можно его забрать из полиции. Вся процедура, в среднем, занимает один месяц. Бумаги для оформления студенческого вида на жительство вам выдают в университете по приезде.

zooming
Воркшоп на Сицилии с Анной Прокудиной, Виленой Орловой, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
На защите диплома в Миланском политехническом
Наш мини-«советский союз» в Милане. С Ани Закарян, Стасом Кашиным, Антоном Котляровым, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
Во время моей работы в Hines Milano на стройке Bosco Verticale




– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Сложно было расстаться с семьей. Даже каждодневные звонки и разговоры в Skype в моем случае не помогали: я очень скучала по родным, периодически летала домой и самыми сладкими словами в то время для меня были «Мы приземлились в международном аэропорту Шереметьево города Москва».

Языковых проблем не было: итальянский я знала и со всеми бытовыми вопросами могла разобраться самостоятельно. Очень скоро у меня появились друзья. Самыми близкими были ребята и девчонки из России, из бывших республик Советского Союза и стран соцлагеря: Латвии, Сербии, Польши, Белоруссии, Казахстана и Армении, практически все – с хорошим разговорным русским.

Жила я одна в квартире на знаменитой Корсо Семпьоне. Как и в большинстве домов в Милане, здесь был консьерж, который решал мелкие проблемы и помогал, если это было необходимо. Итальянцы – добрые и открытые люди. Здесь, по сравнению с многими другими странами Европы, хорошо относятся к русским, имеют представление о нашей литературе, балете, живописи, архитектуре. Больше всего на свете итальянцы любят красоту во всех ее проявлениях. Здесь желательно хорошо выглядеть и, например, чтобы найти достойную работу, одних знаний и прекрасных оценок вам будет недостаточно: на то, как вы себя держите, и стильно ли выглядите, внимание обязательно обратят.

Для учебы в Италии я считаю обязательным знание итальянского. Конечно, люди говорят и на английском языке, но, как правило, либо на минимальном уровне, либо понимают вас, но ответить не могут, и в ход идут жесты. Это, кстати, мне в итальянцах очень нравится. Как-то раз мы с семьей снимали дом во Флоренции, я стояла на балконе и вдруг вижу, по дорожке идут мой папа и владелец дома: смеются, что-то бурно обсуждают. Я удивилась: хозяин говорит только на итальянском, а мой папа – только на русском и немецком. Я крикнула владельцу дома: «Как же вы общаетесь? Вы же не говорите на языках друг друга?» Он рассмеялся: «Жестами!»

В предновогоднем Милане вечереет
Вид на Арку Мира и идущую от нее улицу Семпьоне, где я жила
Вид на Милан и сад Семпьоне с высоты Torre Branca по проекту Джо Понти
Вид на небоскребы Porta Nuova из окна квартиры в Милане, где я жила
zooming
Отдыхаем на миланской неделе дизайна с Армандом Алваресом, Райнисом Кокинсом, Александром Четвериком и Виленой Орловой
Осматриваем Музей Мосгор в Орхусе с корреспондентами из разных стран по приглашению Датского архитектурного центра



– Какой была учеба в Милане?

– В Милане я поступила на архитектурный факультет, и приятной неожиданностью было то, что ряд предметов можно было выбирать по собственному желанию – так же, как и преподавателей. Параллельно с основным блоком дисциплин, которые являлись обязательными для всех на факультете, я могла изучать, например, право и энергоэффективную архитектуру. Огромным плюсом было то, что, помимо практического блока, нас еще учили и архитектурной критике, анализу профильной литературы, написанию эссе. Мне кажется важным сочетание теории и практики в профессии, и мне самой было полезно прочитать многие книги, которые в России я бы вряд ли вообще когда-либо увидела, к примеру, «Американские лекции» Итало Кальвино в оригинале или все книги Бернара Чуми. Нужно заметить, что в библиотеке Миланского политехнического – богатейшая коллекция профильной литературы, и нужную книгу достаточно было забронировать через приложение на телефоне, а потом просто забрать из библиотеки.

Из того, что мне совершенно не нравилось – размер группы по проекту в 35–40 человек. После тепличных условий МАРХИ, где в группе – максимум человек десять, а то и меньше, и преподаватель носится с вами, как курица с цыпленком, разжевывая каждый непонятный момент, миланские условия казались не самыми удачными. В большинстве случаев профессор работает с вами гораздо реже, чем хотелось бы, и вы проводите большую часть работы с ассистентами, часто – вчерашними выпускниками Политеха. Например, когда я училась в группе у знаменитого в Италии архитектора Чино Дзукки, сам мэтр появлялся на занятиях нечасто.

– Чем отличалась учеба в Политекнико ди Милано от МАРХИ?

– Как я уже упомянула, в МАРХИ преподаватель не просто разжевывает для вас материал, но еще и вкладывает вам его в рот. В Милане, в основном, нужно добывать информацию самостоятельно. В МАРХИ практически не работают группой над одним заданием: вся система направлена на их индивидуальное выполнение. В Милане, наоборот, практически все делается в группах. Мне было очень сложно перестраиваться, и до сих пор легче сделать всю работу самой, что очень плохо потому, что в архитектурной мастерской так или иначе нужно взаимодействовать с коллективом и делить обязанности.

МАРХИ однозначно дает более широкую базу знаний: студенты изучают социологию, экономику, колористику, философию и так далее. В Миланском политехническом такого разнообразия, к сожалению, нет, но есть приятная возможность, как я уже упоминала, составить часть своего расписания самостоятельно – что тоже хорошо, так как мне, например, очень нравилось изучать право, а кому-то эта дисциплина была бы совершенно не интересна.

Как в МАРХИ, так и в Миланском политехническом мнение преподавателя о вашей работе не обсуждается, и от вас ожидают корректировок проекта в соответствии с его указаниями. Я часто слышу, что во многих европейских архитектурных школах преподаватели говорят, что вы должны найти иное решение, чем то, которое они вам подсказали, но это не случай Политекнико.

В МАРХИ гордятся тем, что его выпускники прекрасно владеют ручной подачей и часто подчеркивают, что в Европе этот навык уже утерян. Поучившись в Милане, я могу совершенно четко сказать, что многие студенты там могут делать ручную подачу отличного уровня, совершенно не уступающую МАРХИ. Думаю, что это особенность классической архитектурной школы.

В плане подачи проекта, выполнения макетов, написания курсовых работ и создания презентаций все более-менее похоже: обе школы достаточно консервативны. Как, наверное, во всех европейских школах, в Миланском политехническом существенная часть времени отводилась на анализ проекта, чего не скажешь о МАРХИ, где эта фаза проходилась за пару дней. Мне это иногда казалось лишним, и периодически напоминало пространные рассуждения ни о чем, которые потом ни к чему не приводят. Все-таки все хорошо в меру.

– Что дало вам образование в Италии, и что дало вам образование в МАРХИ?

– Учеба в Милане дала мне разносторонний образовательный и рабочий опыт в отличающейся от привычной среде. Я рассматривала магистратуру за границей как возможность открыть для себя новые грани нашей профессии и, например, прошла практику в архитектурном журнале в Мюнхене, поработала в одной из ведущих девелоперских компаний мира в период строительства «Боско Вертикале» Стефано Боэри, научилась свободно говорить и писать по-итальянски, улучшила уровень английского, французского и немецкого языков, смогла устроиться на постоянную работу в архитектурной мастерской в Мюнхене. А МАРХИ дал мне прекрасную базу, научил меня трудиться и не сдаваться ни в какой ситуации.

– Порекомендовали ли бы вы Миланский политехнический университет другим российским студентам?

– Я скажу так: если вы собираетесь оставаться работать в Италии, то Миланский политехнический – прекрасный выбор. Если же вы планируете потом работать, например, в Германии или Австрии, то стоит все же выбрать вуз в этих странах. Каждая страна в Европе предпочитает выпускников своих университетов, так как такой сотрудник имеет понятную для работодателя базу.

Диплом МАРХИ в Европе никакого впечатления ни на кого не производит. Здесь абсолютно все равно, закончили ли вы вуз в Москве, Калининграде или Вологде. Один факт того, что вы из России, уже не говорит в вашу пользу, так как доставит владельцу архитектурного бюро очень много сложностей с оформлением документов для приема вас на работу. Поэтому, чтобы получить хорошую должность, вы должны обладать действительно высоким уровнем знаний и быть жизненно необходимым этому бюро.

Расскажу о том, как я устроилась на работу в Мюнхене. Я получила сразу по окончании Политекнико предложение работы в Милане (не буду называть бюро, но эти архитекторы сейчас достаточно активны в России) и в Мюнхене. Оба варианта меня устраивали, но по ряду причин я решила уехать в Германию. Немецкий я знала на минимальном уровне и, когда подавала документы на немецкий вид на жительство в консульстве Германии в Риме, сотрудница-итальянка, принимавшая мои документы, очень интересовалась, как это мне вообще предложили работу. Я ответила, что прекрасно владею тремя языками, имею опыт работы, рекомендации, диплом специалиста и диплом магистра. Это ее убедило, и мои документы приняли к рассмотрению. Далее в течении месяца мой работодатель должен был выставить объявление о вакансии в его компании с рядом необходимых критериев, которым нужно было соответствовать и, если бы на эту должность подошел бы кто-то из местных или Евросоюза, то он был бы обязан по закону нанять не меня, а этого человека. К счастью, никто не соответствовал тем качествам, которые были у меня, и немцы были вынуждены дать мне вид на жительство. А вот если бы у меня был диплом германского вуза, то проблем с документами было бы существенно меньше. Так что старайтесь выбирать для учебы тот город или страну, где собираетесь дальше жить и работать.

Многие мои коллеги из МАРХИ, которые учились не в Политекнико, а в других европейских городах, не смогли потом найти работу в Европе и по этой причине вернулись в Россию или планируют в ближайшее время туда вернуться. Могу сказать, что абсолютно все ребята, которые учились со мной на одном курсе в Милане, успешно работают в разных точках нашей планеты: например в бюро Кенго Кума, Доминика Перро, Henning Larsen Architects или даже открыли свою собственную мастерскую, а те, кто вернулись в Россию, сделали это не вынужденно, а по собственному желанию, и также получили либо прекрасные должности, либо основали свое дело. Все они прошли жесткий отбор, каждый из них должен был говорить на языке на прекрасном уровне с полноценным знанием профессиональных терминов (так как ради вас никто не будет специально переходить на английский на совещании), каждый из них проходил через трехмесячные или более долгие испытательные сроки и выкладывался по полной программе, чтобы остаться в фирме. К сожалению, часть российских выпускников европейских вузов не осознает, что работодатель, например, в Мюнхене, где минимальная зарплата составляет примерно 1 200 евро, а минимальная зарплата начинающего архитектора – 2 500 евро, не горит желанием отдавать их человеку без знания местных строительных норм и языка, зато требующего к себе повышенного внимания и вечно ноющего, как все сложно и непонятно.

Историческое здание на Ленбахплатц в центре Мюнхена, внутри которого находится «Медная комната» по проекту бюро Peter Ebner and friends
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Думаю, что я бы гораздо менее критично относилась к себе. В МАРХИ тебя настраивают, что нужно каждый раз стремиться создать гениальный проект, говорят о глубинном смысле вещей, а потом – бац, и ты попадаешь в реальный мир, когда у заказчика вот такой вот бюджет и все: иди ты, архитектор, куда подальше со своим видением вселенной. Ты всю учебу живешь в душевных муках и трясешься над каждой линией чертежа, а потом понимаешь, что все это на самом деле не так важно, как тебе внушают. Можно делать свою работу спокойней и рациональней, учиться на примерах других, обязательно путешествовать, писать, давать себе время на отдых, и пусть твоя работа будет для кого-то недостаточно хороша или оригинальна – это не важно. Всегда в жизни будет кто-то, кому будешь не нравиться ты или то, что ты делаешь, особенно, если ты, не дай бог, еще и будешь успешным. Всегда спрашивайте себя: «А судьи кто?»

В Германии, где я сейчас работаю, вас в ходе учебы никто не будет заставлять соответствовать олимпийскому девизу «преодолей себя», но сделай «вау». Все понимают, что «вау» – понятие относительное, и что лучше проще, но качественнее, ведь за свое здание архитектор отвечает собственными финансами последующие десять лет и, если у здания, например, что-нибудь деформируется, то за деньгами на ремонт придут именно к архитектору.

Вообще, я довольна тем, как складывается моя жизнь на сегодняшний момент. Мне не на что жаловаться. Я счастливый человек.

Скульптура работы Фрица Вотрубы в офисе Peter Ebner and friends



– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я работаю в Мюнхене архитектором в мастерской Peter Ebner and friends. У нас в компании очень теплая атмосфера, большая библиотека, небольшая, но приятная коллекция современного искусства – и даже кухня, где мы периодически готовим. Кроме немцев, в офисе работают австрийцы, итальянцы, и время от времени приезжают на практику студенты из разных стран. Кто-то остается, кто-то уезжает уже через неделю, не выдержав объема работы. У нас был интерн из Греции, который сказал, что думал, что в греческой армии было очень тяжело, но оказалось, что на практике у нас в конторе – гораздо большие нагрузки. Мы, кстати, его часто вспоминаем добрым словом, и дали ему прекрасные рекомендации, так как после четырех месяцев у нас его можно было спокойно отправлять в любое архитектурное бюро, и за него было бы не стыдно. Все проекты, над которыми мы работаем сейчас, находятся в Германии и Австрии.

В свободное время я пишу статьи по архитектуре, картины, беру интервью, учу языки, много читаю и путешествую. Также относительно недавно я была членом жюри конкурса на лучшие печатные издания по архитектуре и строительству в Германии. Еще мы с Петером Эбнером сняли фильм об архитектуре Мюнхена.

Во время интервью с главным архитектором Мюнхена Элизабет Мерк совместно с Петером Эбнером



– Дайте один совет начинающему архитектору.

– Меньше рефлексии и самокопания – больше дела. Эскизируйте, пишите заметки, путешествуйте, читайте, смотрите по сторонам и любите то, что вы делаете всем сердцем.

Елизавета Клепанова ek@ebnerandfriends.com

Публикации Елизаветы Клепановой на Архи.ру
 
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет жилого дома в Зальцбурге
Рендер проекта жилого дома в Зальцбурге
Исторический интерьер первого этажа проекта жилого дома в Зальцбурге бюро Peter Ebner and friends
Элементы фасада в натуральную величину для проекта жилого дома в Зальцбурге
Проект жилого дома в центре Зальцбурга по нашему проекту Peter Ebner and friends и одна из комнат с прекрасным видом
Работа в разгаре на строительной площадке жилого дома в Зальцбурге
Строительная площадка жилого дома в Зальцбурге
В мюнхенском офисе примеры оболочек для жилого дома в Зальцбурге
Варианты оболочек, детали для проекта жилого дома в Зальцбурге
Рабочие макеты жилого дома в Зальцбурге и оболочки для него в офисе Peter Ebner and friends


07 Июня 2016

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.