«Меньше рефлексии – больше дела»

Мюнхенский архитектор и постоянный автор Архи.ру Елизавета Клепанова – об учебе в МАРХИ и Миланском политехническом университете.

mainImg


Архи.ру:
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

Елизавета Клепанова:
– Мои родители – оба архитекторы. И хотя мама, когда я была совсем маленькой, в шутку мечтала, чтобы я вышла замуж за дипломата, на самом деле, моя профессия была определена с рождения. Посудите сами: когда круг общения семьи состоит, в основном, из архитекторов, художников, скульпторов, литература в домашней библиотеке большей частью посвящена искусству, а все поездки – посещению музеев, то очень сложно представить себе, что можно жить вне такой среды. Конечно, я могла изучать любой из видов искусства, необязательно архитектуру, но остановилась именно на ней. МАРХИ как лучший профильный институт в стране стал для меня логичным выбором. Я благополучно окончила английскую спецшколу с золотой медалью и поступила в МАРХИ с одним экзаменом, сдав рисунок античной головы на 8 баллов. Забавно, но перед поступлением я сказала родителям что, если будет Венера, то я просто встану и уйду. Прихожу на экзамен – и вижу, угадайте, какую голову? Слава богу, что у меня спортивный характер: я умею собираться и доводить работу до конца. На следующий день уже прыгала у фонтана: мое имя было в списках поступивших.

Первые два курса я с большим удовольствием училась в группе Натальи Алексеевны Сапрыкиной, заведующей кафедрой архитектурного проектирования. У нас была прекрасная группа с очень талантливыми ребятами, которые сейчас уже многого добились в профессии. Затем – на факультете ЖОС у профессора Дмитрия Валентиновича Величкина и доцента Николая Николаевича Голованова. Несмотря на то, что они практикующие архитекторы (в отличие от многих преподавателей МАРХИ), они полностью отдаются работе со студентами хотя, казалось бы, могли бы опаздывать или даже пропускать занятия. Напротив, в группе всегда была жесткая дисциплина, все должно было быть сделано не просто вовремя, но заранее и в отличном качестве. Это было время, как я его про себя называю, «школы русского балета»: 99 процентов времени уходило на проект.

В целом, учиться было интересно. Я до сих пор не перестаю говорить «спасибо» преподавателям кафедры истории архитектуры: если бы не они, я впоследствии не сдала бы на высший бал с плюсом в Италии экзамен по истории итальянской архитектуры. Я также благодарна Ольге Юрьевне Сусловой – преподавателю кафедры архитектурных конструкций. Без ее поддержки я бы, возможно, не начала писать на архитектурные темы, выступать на конференциях, и мы бы не сделали несколько интересных работ по творчеству В.Г. Шухова. Ну и конечно, я не могу не сказать добрых слов в адрес кафедры живописи: там всегда была прекрасная атмосфера и много интересных творческих заданий.





– Как вам пришла в голову идея поехать учиться за границу, и чем был обоснован выбор страны, куда вы уехали – Италии?

– С самого начала учебы в МАРХИ мне было очевидно, что неплохо было бы перенять еще и заграничный опыт в области архитектуры. Я собиралась уехать после бакалавриата, но, в результате, все получилось даже лучше, чем я предполагала: появилась возможность уехать с сохранением места и получить диплом специалиста в Москве и магистра за границей, благо, между ними была разница по времени, и все это было технически выполнимо.

Я уехала учиться в Миланский политехнический университет. Выбирала между двумя учебными заведениями – в Милане и в Делфте. Из плюсов Милана было то, что я некоторое время училась по обмену в средней школе в Орвието, а затем – в Брешии, и знала итальянский язык, понимала местную культуру и чувствовала себя в этой среде комфортно. В результате, на Милане я и остановилась.

Елизавета Клепанова
zooming
Архитектурный корпус миланского политехнического
zooming
Одно из пространств для работы архитектурного корпуса в Миланском политехническом
Один из самых прекрасных парков Милана – Парко Портелло
Свободное время: опера «Аида» на сцене Арена-ди-Верона



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– У меня была несколько нестандартная ситуация: я не просто уезжала из Москвы, а делала это по программе с сохранением места в МАРХИ. Конечно, многие преподаватели в МАРХИ отговаривали меня от отъезда, даже говорили, что я не стану своей там, а на родине, наоборот, буду уже чужой. Сложно было получить ряд бумаг в отделе кадров института просто потому, что сотрудница была перегружена работой. В остальном, набор документов для поступления достаточно прост: нужно написать мотивационное письмо, предоставить диплом о той степени, которая у вас есть на данный момент с проставленным апостилем (эта процедура занимает от месяца до двух, так что желательно позаботиться обо всем заранее), выписку с оценками, свидетельство о сдаче экзамена на знание языка и три рекомендательных письма от преподавателей, а также закачать на сайт университета свое портфолио. Еще нужно оформить студенческую итальянскую визу. Сначала мне дали многократную визу категории «D», а потом, уже в Милане, я получила карточку – студенческий вид на жительство. Для этого документа нужно оформить так называемый фискальный код (это можно сделать как в консульстве в Москве, так и в Италии), страховой полис (удобнее сделать в Италии), предоставить выписку со счета в банке либо копию кредитной карты с двух сторон с распечаткой о состоянии счета на ней, несколько фото, копию договора аренды квартиры или договора о проживании в общежитии, заполнить специальные бланки «модуло»: все это вы отправляете по итальянской почте с специальной оплаченной маркой – «марка да болло». Через некоторое время вам приходит уведомление о том, что вас ждут в одном из отделений полиции для того, чтобы взять отпечатки пальцев. Еще через некоторое время вы получаете sms, что вид на жительство готов, и можно его забрать из полиции. Вся процедура, в среднем, занимает один месяц. Бумаги для оформления студенческого вида на жительство вам выдают в университете по приезде.

zooming
Воркшоп на Сицилии с Анной Прокудиной, Виленой Орловой, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
На защите диплома в Миланском политехническом
Наш мини-«советский союз» в Милане. С Ани Закарян, Стасом Кашиным, Антоном Котляровым, Айгерим Суздыковой и Инной Бурштейн
zooming
Во время моей работы в Hines Milano на стройке Bosco Verticale




– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Сложно было расстаться с семьей. Даже каждодневные звонки и разговоры в Skype в моем случае не помогали: я очень скучала по родным, периодически летала домой и самыми сладкими словами в то время для меня были «Мы приземлились в международном аэропорту Шереметьево города Москва».

Языковых проблем не было: итальянский я знала и со всеми бытовыми вопросами могла разобраться самостоятельно. Очень скоро у меня появились друзья. Самыми близкими были ребята и девчонки из России, из бывших республик Советского Союза и стран соцлагеря: Латвии, Сербии, Польши, Белоруссии, Казахстана и Армении, практически все – с хорошим разговорным русским.

Жила я одна в квартире на знаменитой Корсо Семпьоне. Как и в большинстве домов в Милане, здесь был консьерж, который решал мелкие проблемы и помогал, если это было необходимо. Итальянцы – добрые и открытые люди. Здесь, по сравнению с многими другими странами Европы, хорошо относятся к русским, имеют представление о нашей литературе, балете, живописи, архитектуре. Больше всего на свете итальянцы любят красоту во всех ее проявлениях. Здесь желательно хорошо выглядеть и, например, чтобы найти достойную работу, одних знаний и прекрасных оценок вам будет недостаточно: на то, как вы себя держите, и стильно ли выглядите, внимание обязательно обратят.

Для учебы в Италии я считаю обязательным знание итальянского. Конечно, люди говорят и на английском языке, но, как правило, либо на минимальном уровне, либо понимают вас, но ответить не могут, и в ход идут жесты. Это, кстати, мне в итальянцах очень нравится. Как-то раз мы с семьей снимали дом во Флоренции, я стояла на балконе и вдруг вижу, по дорожке идут мой папа и владелец дома: смеются, что-то бурно обсуждают. Я удивилась: хозяин говорит только на итальянском, а мой папа – только на русском и немецком. Я крикнула владельцу дома: «Как же вы общаетесь? Вы же не говорите на языках друг друга?» Он рассмеялся: «Жестами!»

В предновогоднем Милане вечереет
Вид на Арку Мира и идущую от нее улицу Семпьоне, где я жила
Вид на Милан и сад Семпьоне с высоты Torre Branca по проекту Джо Понти
Вид на небоскребы Porta Nuova из окна квартиры в Милане, где я жила
zooming
Отдыхаем на миланской неделе дизайна с Армандом Алваресом, Райнисом Кокинсом, Александром Четвериком и Виленой Орловой
Осматриваем Музей Мосгор в Орхусе с корреспондентами из разных стран по приглашению Датского архитектурного центра



– Какой была учеба в Милане?

– В Милане я поступила на архитектурный факультет, и приятной неожиданностью было то, что ряд предметов можно было выбирать по собственному желанию – так же, как и преподавателей. Параллельно с основным блоком дисциплин, которые являлись обязательными для всех на факультете, я могла изучать, например, право и энергоэффективную архитектуру. Огромным плюсом было то, что, помимо практического блока, нас еще учили и архитектурной критике, анализу профильной литературы, написанию эссе. Мне кажется важным сочетание теории и практики в профессии, и мне самой было полезно прочитать многие книги, которые в России я бы вряд ли вообще когда-либо увидела, к примеру, «Американские лекции» Итало Кальвино в оригинале или все книги Бернара Чуми. Нужно заметить, что в библиотеке Миланского политехнического – богатейшая коллекция профильной литературы, и нужную книгу достаточно было забронировать через приложение на телефоне, а потом просто забрать из библиотеки.

Из того, что мне совершенно не нравилось – размер группы по проекту в 35–40 человек. После тепличных условий МАРХИ, где в группе – максимум человек десять, а то и меньше, и преподаватель носится с вами, как курица с цыпленком, разжевывая каждый непонятный момент, миланские условия казались не самыми удачными. В большинстве случаев профессор работает с вами гораздо реже, чем хотелось бы, и вы проводите большую часть работы с ассистентами, часто – вчерашними выпускниками Политеха. Например, когда я училась в группе у знаменитого в Италии архитектора Чино Дзукки, сам мэтр появлялся на занятиях нечасто.

– Чем отличалась учеба в Политекнико ди Милано от МАРХИ?

– Как я уже упомянула, в МАРХИ преподаватель не просто разжевывает для вас материал, но еще и вкладывает вам его в рот. В Милане, в основном, нужно добывать информацию самостоятельно. В МАРХИ практически не работают группой над одним заданием: вся система направлена на их индивидуальное выполнение. В Милане, наоборот, практически все делается в группах. Мне было очень сложно перестраиваться, и до сих пор легче сделать всю работу самой, что очень плохо потому, что в архитектурной мастерской так или иначе нужно взаимодействовать с коллективом и делить обязанности.

МАРХИ однозначно дает более широкую базу знаний: студенты изучают социологию, экономику, колористику, философию и так далее. В Миланском политехническом такого разнообразия, к сожалению, нет, но есть приятная возможность, как я уже упоминала, составить часть своего расписания самостоятельно – что тоже хорошо, так как мне, например, очень нравилось изучать право, а кому-то эта дисциплина была бы совершенно не интересна.

Как в МАРХИ, так и в Миланском политехническом мнение преподавателя о вашей работе не обсуждается, и от вас ожидают корректировок проекта в соответствии с его указаниями. Я часто слышу, что во многих европейских архитектурных школах преподаватели говорят, что вы должны найти иное решение, чем то, которое они вам подсказали, но это не случай Политекнико.

В МАРХИ гордятся тем, что его выпускники прекрасно владеют ручной подачей и часто подчеркивают, что в Европе этот навык уже утерян. Поучившись в Милане, я могу совершенно четко сказать, что многие студенты там могут делать ручную подачу отличного уровня, совершенно не уступающую МАРХИ. Думаю, что это особенность классической архитектурной школы.

В плане подачи проекта, выполнения макетов, написания курсовых работ и создания презентаций все более-менее похоже: обе школы достаточно консервативны. Как, наверное, во всех европейских школах, в Миланском политехническом существенная часть времени отводилась на анализ проекта, чего не скажешь о МАРХИ, где эта фаза проходилась за пару дней. Мне это иногда казалось лишним, и периодически напоминало пространные рассуждения ни о чем, которые потом ни к чему не приводят. Все-таки все хорошо в меру.

– Что дало вам образование в Италии, и что дало вам образование в МАРХИ?

– Учеба в Милане дала мне разносторонний образовательный и рабочий опыт в отличающейся от привычной среде. Я рассматривала магистратуру за границей как возможность открыть для себя новые грани нашей профессии и, например, прошла практику в архитектурном журнале в Мюнхене, поработала в одной из ведущих девелоперских компаний мира в период строительства «Боско Вертикале» Стефано Боэри, научилась свободно говорить и писать по-итальянски, улучшила уровень английского, французского и немецкого языков, смогла устроиться на постоянную работу в архитектурной мастерской в Мюнхене. А МАРХИ дал мне прекрасную базу, научил меня трудиться и не сдаваться ни в какой ситуации.

– Порекомендовали ли бы вы Миланский политехнический университет другим российским студентам?

– Я скажу так: если вы собираетесь оставаться работать в Италии, то Миланский политехнический – прекрасный выбор. Если же вы планируете потом работать, например, в Германии или Австрии, то стоит все же выбрать вуз в этих странах. Каждая страна в Европе предпочитает выпускников своих университетов, так как такой сотрудник имеет понятную для работодателя базу.

Диплом МАРХИ в Европе никакого впечатления ни на кого не производит. Здесь абсолютно все равно, закончили ли вы вуз в Москве, Калининграде или Вологде. Один факт того, что вы из России, уже не говорит в вашу пользу, так как доставит владельцу архитектурного бюро очень много сложностей с оформлением документов для приема вас на работу. Поэтому, чтобы получить хорошую должность, вы должны обладать действительно высоким уровнем знаний и быть жизненно необходимым этому бюро.

Расскажу о том, как я устроилась на работу в Мюнхене. Я получила сразу по окончании Политекнико предложение работы в Милане (не буду называть бюро, но эти архитекторы сейчас достаточно активны в России) и в Мюнхене. Оба варианта меня устраивали, но по ряду причин я решила уехать в Германию. Немецкий я знала на минимальном уровне и, когда подавала документы на немецкий вид на жительство в консульстве Германии в Риме, сотрудница-итальянка, принимавшая мои документы, очень интересовалась, как это мне вообще предложили работу. Я ответила, что прекрасно владею тремя языками, имею опыт работы, рекомендации, диплом специалиста и диплом магистра. Это ее убедило, и мои документы приняли к рассмотрению. Далее в течении месяца мой работодатель должен был выставить объявление о вакансии в его компании с рядом необходимых критериев, которым нужно было соответствовать и, если бы на эту должность подошел бы кто-то из местных или Евросоюза, то он был бы обязан по закону нанять не меня, а этого человека. К счастью, никто не соответствовал тем качествам, которые были у меня, и немцы были вынуждены дать мне вид на жительство. А вот если бы у меня был диплом германского вуза, то проблем с документами было бы существенно меньше. Так что старайтесь выбирать для учебы тот город или страну, где собираетесь дальше жить и работать.

Многие мои коллеги из МАРХИ, которые учились не в Политекнико, а в других европейских городах, не смогли потом найти работу в Европе и по этой причине вернулись в Россию или планируют в ближайшее время туда вернуться. Могу сказать, что абсолютно все ребята, которые учились со мной на одном курсе в Милане, успешно работают в разных точках нашей планеты: например в бюро Кенго Кума, Доминика Перро, Henning Larsen Architects или даже открыли свою собственную мастерскую, а те, кто вернулись в Россию, сделали это не вынужденно, а по собственному желанию, и также получили либо прекрасные должности, либо основали свое дело. Все они прошли жесткий отбор, каждый из них должен был говорить на языке на прекрасном уровне с полноценным знанием профессиональных терминов (так как ради вас никто не будет специально переходить на английский на совещании), каждый из них проходил через трехмесячные или более долгие испытательные сроки и выкладывался по полной программе, чтобы остаться в фирме. К сожалению, часть российских выпускников европейских вузов не осознает, что работодатель, например, в Мюнхене, где минимальная зарплата составляет примерно 1 200 евро, а минимальная зарплата начинающего архитектора – 2 500 евро, не горит желанием отдавать их человеку без знания местных строительных норм и языка, зато требующего к себе повышенного внимания и вечно ноющего, как все сложно и непонятно.

Историческое здание на Ленбахплатц в центре Мюнхена, внутри которого находится «Медная комната» по проекту бюро Peter Ebner and friends
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» © Paul Ott
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания
«Медная комната» в процессе создания



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Думаю, что я бы гораздо менее критично относилась к себе. В МАРХИ тебя настраивают, что нужно каждый раз стремиться создать гениальный проект, говорят о глубинном смысле вещей, а потом – бац, и ты попадаешь в реальный мир, когда у заказчика вот такой вот бюджет и все: иди ты, архитектор, куда подальше со своим видением вселенной. Ты всю учебу живешь в душевных муках и трясешься над каждой линией чертежа, а потом понимаешь, что все это на самом деле не так важно, как тебе внушают. Можно делать свою работу спокойней и рациональней, учиться на примерах других, обязательно путешествовать, писать, давать себе время на отдых, и пусть твоя работа будет для кого-то недостаточно хороша или оригинальна – это не важно. Всегда в жизни будет кто-то, кому будешь не нравиться ты или то, что ты делаешь, особенно, если ты, не дай бог, еще и будешь успешным. Всегда спрашивайте себя: «А судьи кто?»

В Германии, где я сейчас работаю, вас в ходе учебы никто не будет заставлять соответствовать олимпийскому девизу «преодолей себя», но сделай «вау». Все понимают, что «вау» – понятие относительное, и что лучше проще, но качественнее, ведь за свое здание архитектор отвечает собственными финансами последующие десять лет и, если у здания, например, что-нибудь деформируется, то за деньгами на ремонт придут именно к архитектору.

Вообще, я довольна тем, как складывается моя жизнь на сегодняшний момент. Мне не на что жаловаться. Я счастливый человек.

Скульптура работы Фрица Вотрубы в офисе Peter Ebner and friends



– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я работаю в Мюнхене архитектором в мастерской Peter Ebner and friends. У нас в компании очень теплая атмосфера, большая библиотека, небольшая, но приятная коллекция современного искусства – и даже кухня, где мы периодически готовим. Кроме немцев, в офисе работают австрийцы, итальянцы, и время от времени приезжают на практику студенты из разных стран. Кто-то остается, кто-то уезжает уже через неделю, не выдержав объема работы. У нас был интерн из Греции, который сказал, что думал, что в греческой армии было очень тяжело, но оказалось, что на практике у нас в конторе – гораздо большие нагрузки. Мы, кстати, его часто вспоминаем добрым словом, и дали ему прекрасные рекомендации, так как после четырех месяцев у нас его можно было спокойно отправлять в любое архитектурное бюро, и за него было бы не стыдно. Все проекты, над которыми мы работаем сейчас, находятся в Германии и Австрии.

В свободное время я пишу статьи по архитектуре, картины, беру интервью, учу языки, много читаю и путешествую. Также относительно недавно я была членом жюри конкурса на лучшие печатные издания по архитектуре и строительству в Германии. Еще мы с Петером Эбнером сняли фильм об архитектуре Мюнхена.

Во время интервью с главным архитектором Мюнхена Элизабет Мерк совместно с Петером Эбнером



– Дайте один совет начинающему архитектору.

– Меньше рефлексии и самокопания – больше дела. Эскизируйте, пишите заметки, путешествуйте, читайте, смотрите по сторонам и любите то, что вы делаете всем сердцем.

Елизавета Клепанова [email protected]

Публикации Елизаветы Клепановой на Архи.ру
 
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет спа-отеля в Северном Тироле по проекту Peter Ebner and Friends
Рабочий макет жилого дома в Зальцбурге
Рендер проекта жилого дома в Зальцбурге
Исторический интерьер первого этажа проекта жилого дома в Зальцбурге бюро Peter Ebner and friends
Элементы фасада в натуральную величину для проекта жилого дома в Зальцбурге
Проект жилого дома в центре Зальцбурга по нашему проекту Peter Ebner and friends и одна из комнат с прекрасным видом
Работа в разгаре на строительной площадке жилого дома в Зальцбурге
Строительная площадка жилого дома в Зальцбурге
В мюнхенском офисе примеры оболочек для жилого дома в Зальцбурге
Варианты оболочек, детали для проекта жилого дома в Зальцбурге
Рабочие макеты жилого дома в Зальцбурге и оболочки для него в офисе Peter Ebner and friends

07 Июня 2016

Дом-диплом
Студенты-магистры Каталонского института прогрессивной архитектуры (IAAC) в качестве дипломной работы спроектировали и реализовали павильон из инженерного дерева для наблюдения за фауной в барселонском природном парке Кольсерола.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Технологии и материалы
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
Сейчас на главной
Трилистник инноваций
В Пекине готов Международный центр инноваций «Чжунгуаньцунь» (ZGC), спроектированный MAD Architects. В апреле здесь уже провели престижный технологический форум.
Олива в кубе
Офис продаж жилого комплекса Moments транслирует покупателям заложенные проектом ценности. Близость природы, красота смены сезонов, изящество архитектурных решений интерпретированы через прозрачный куб, внутри которого растет оливковое дерево. В дальнейшем здание сменит функцию и станет частью входной группы общеобразовательной школы.
Город палимпсест
Довольно интересно рассматривать известные проекты в процессе их жизни. «Городу набережных» Максима Атаянца сейчас – 15 лет от замысла и 9 лет от завершения строительства. Заехали посмотреть: к качеству много вопросов, но, что интересно – архитектурные решения по-прежнему неплохо «держат» комплекс. Смотрите картинки.
Журавли и фонарики
В казанском ресторане Ichi-Go-Ichi-E команда Ideologist создавала азиатский интерьер без привязки к определенной стране или эпохе. Набор визуальных кодов включает отсылки к Японии 1980-х, ночному Гонконгу и футуристичному Сингапуру.
Деревья и арки
В условиях дефицита площади спорткомплекс Шаосинского университета вместил на разных уровнях серию игровых полей и площадок, общественные пространства и даже деревья.
Радиоволна
Бюро «Цимайло Ляшенко и Партнеры» подготовило концепцию приспособления к современному использованию Дома Радио – официальной резиденции Теодора Курентзиса в Петербурге. Проект подчеркнет исторические слои пространств и привнесет новое звучание, связанное с более совершенным техническим оснащением залов.
Орел шестого легиона
С сегодняшнего дня в ГМИИ открыта выставка, посвященная Риму. В основном это коллекция гравюр и античной пластики Максима Атаянца – очень большая, внушительная коллекция, дополненная, как хороший букет, вещами из музейного хранения. Как она скомпонована и зачем туда идти – в нашем материале.
Жалюзи для льда
В Домодедово по проекту мастерской Юрия Виссарионова построена ледовая арена. Чтобы протяженный фасад, обусловленный техническими характеристиками сооружения для зимних видов спорта, не выглядел однообразным, архитекторы предложили использовать навесные конструкции с разнонаправленными ламелями. Таким образом лед защищается от солнечных лучей, а стена приобретает фактурность и детализацию.
Яхты-лайнеры
Максим Рымарь построил для футбольной команды Сергея Галицкого, с которым работает уже давно, спортивно-оздоровительный комплекс в окрестностях Краснодара. Типология отеля-лайнера, растущего лентами террас на берегу озера – яркое и емкое пластическое высказывание. В плане как три эллиптических лепестка, нанизанных на продольную ось.
Тетрис в порту
Смотровая башня, спроектированная для Старого порта Монреаля бюро Provencher_Roy, и общественная зеленая зона вокруг нее от ландшафтного бюро NIPPAYSAGE вобрали в себя множество элементов местной идентичности.
Стержни и лепестки
Для московского района Преображенское бюро GAFA спроектировало камерный комплекс Artel, который состоит всего из двух корпусов по 12 этажей. Отсылки к ар-деко и его ответвлению – стримлайну – мы нашли не только в архитектуре, но и в благоустройстве, напоминающем поглощенную природой железнодорожную эстакаду.
Закулисная история
В Грозном по проекту Alexey Podkidyshev studio преобразился Театр юного зрителя. Авторы не только разделили исторические объемы и более поздние пристройки, но и превратили невзрачный объект в востребованное общественное пространство.
Место силлы
В Петропавловске-Камчатском прошел конкурс на создание общественно-культурного центра. В финал вышли три бюро, о работе каждого мы считаем важным рассказать. Начнем с победителя – консорциума во главе с Wowhaus.
Памяти Марии Зубовой
Мария Зубова преподавала историю искусства и архитектуры нескольким поколениям студентов МАРХИ. Художник, иконописец, искусствовед, автор учебников, книги о графике Матисса, инициатор переиздания книг Василия Зубова по истории и теории архитектуры, реставрации и христианской философии.
Баланс желтого
Архитекторы АБ ATRIUM, используя свои навыки и знания в области проектирования школ нового поколения, в которых само пространство и пластика – так задумано – работают на развитие ребенка, оживили крупный, хотя и среднеэтажный, жилой комплекс New Питер проектом, где сквозь темный кирпич прорываются лучи желтого цвета, актового зала нет, зато есть четыре амфитеатра, две открытые террасы, парк и возможность использовать возможности школы не только ученикам, но и, по вечерам, горожанам.
Очередной оазис
Stefano Boeri Architetti выиграли конкурс на проект жилого комплекса в Братиславе. Здесь не обошлось без их «фирменных» висячих садов.
Маршрут на выбор
После реновации парк культуры и отдыха Белорецка предлагает посетителям больше сценариев для досуга: на его территории появились экотропа, лестница со смотровой площадкой, музей в водонапорной башне и другие объекты.
Кампус за день
Кто-то в теремочке живет? Рассказываем о том, чем занимались участники хакатона Института Генплана на стенде МКА на Арх Москве. Кто выиграл приз и почему, и что можно сделать с территорией маленького вуза на краю Москвы.
Не-стирание. Памяти Николая Лызлова
Николай Лызлов умер три дня назад, 7 июня. Вспоминаем его архитектуру, старые и новые проекты, построенное и не построенное, принципы и метод, отношение к среде и контексту. Светлая память. Прощание завтра в ЦДА.
Пресса: Город, сделанный из древнерусского
Суздаль: совместное предприятие интеллигенции и власти. Рассказ о Суздале принято начинать, продолжать и заканчивать описанием его средневекового наследия. Слов нет, оно величественно. Три памятника в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО говорят сами за себя. Однако исключительность города все же не в них.
Игра в «Тезисы»
Спецпроект АРХ Москвы «Тезисы» в 2024 году – результат и демонстрация профессиональной игры, которая создает условия для рефлексии. По мнению кураторов, времени на нее в современном мире ни у кого не хватает, при этом рефлексия – необходимое условие для роста архитектора. Объясняем правила и пытаемся распутать ход мыслей участников.
Трое и башня
Офисный центр Neuer Kanzlerplatz, построенный в Бонне по проекту бюро JSWD, улучшает связанность городской ткани и интригует объемными фасадами из архитектурного бетона.
Марина Егорова: «Мы привыкли мыслить не квадратными...
Карьерная траектория архитектора Марины Егоровой внушает уважение: МАРХИ, SPEECH, Москомархитектура и Институт Генплана Москвы, а затем и собственное бюро. Название Empate, которое апеллирует к словам «чертить» и «сопереживать», не должно вводить в заблуждение своей мягкостью, поскольку бюро свободно работает в разных масштабах, включая КРТ. Поговорили с Мариной о разном: градостроительном опыте, женском стиле руководства и даже любви архитекторов к яхтингу.
Вертикальный «парк»
Бывшая фабрика электроники в Шэньчжэне превращена по проекту JC DESIGN в многоярусное общественное пространство и офисы для «креативных индустрий».
Зубцами к Неве
Градсовет Петербурга рассмотрел проект жилого комплекса на Матисовом острове, предложенный бюро Intercolumnium. Эксперты отметили ряд проблем, которые касаются композиции, фасадов и сценария жизни в окружении промышленных предприятий.