«Заводите больше контактов и не стесняйтесь говорить о себе»

Выпускница МАРХИ и Технического университета Эйндховена Елена Буланова – о голландской гибкости мышления и московской творческой обстановке.

mainImg
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

– МАРХИ для меня – это история любви и ненависти одновременно. Поступление было трудным и долгим, обучение последующие шесть лет – еще сложнее, бессоннее и нервнее, но звание «мархишника» того стоит. Бакалавриат я оканчивала на кафедре проектирования жилых и общественных зданий, оттуда сбежала по зову сердца на кафедру градостроительства, которую окончила в 2013 году. В дипломный год я работала по полдня в НИиПИ Генплана Москвы.

Первые четыре года мне не очень везло с преподавателями по проекту, не было простора для творчества, были негативные комментарии к большинству эскизов, и студенты в моей группы часто делали однотипные, похожие проекты. На кафедре градостроительства я пошла учиться к А.А. Малинову, где его позитивный настрой и энтузиазм помогли мне полюбить проект и не бояться выражать свои идеи.

В целом, мне было интересно учиться в МАРХИ, такое образование дает отличный кругозор, хотя и чувствовалась «устарелость» в некоторых профессиональных предметах, особенно в проектах.



– Как вам пришла идея поехать учиться за границу, и на чем основывался выбор страны, куда вы уехали – Нидерландов?

– Впервые идея поехать учиться или пожить за границу возникла у меня летом после третьего курса, когда я отдыхала с подругой в Италии. Мне стало интересно, почему и как люди здесь строят дома и города. Уже тогда меня интересовали вопросы градостроительства: передвижение людей в городе, комфортные городские пространства, что делают город привлекательным для жизни. Уже в конце пятого курса я стала искать магистерские программы по урбанистике в Европе.

Мой выбор пал на Нидерланды по двум основным причинам. Меня очень привлекало голландское градостроительство, их умение взять максимум от той малой территории, что у них есть, и создавать уютные городки для жизни. Я часто рассматривала на Google Earth планы нидерландских городов и брала их как пример для учебных проектов. А во-вторых, я влюбилась в голландца. После этого оставалось только выбрать университет.

Интересные мне программы по урбанистике были в двух технических университетах: Делфте и Эйндховене, причем обучение и там, и там велось на английском. Я подавала документы в оба университета и в оба поступила. Учиться решила поехать в Эйндховен по чисто практическим, экономическим причинам: для подачи документов на визу они требовали только оплаты обучения, в то время как Делфт запрашивал эту сумму плюс еще 10 000 евро – как «гарантию» средств, на которые студент будет жить весь учебный год. Мне на тот момент было удобнее оплатить год учебы, а потом разбираться с деньгами на остальные нужды. Кроме того, университет Эйндховена обещал на сайте, что они дают студентам кредиты с последующей помощью в поиске работы. К сожалению, когда я туда официально оформилась, выяснилось, что они больше кредитов не дают.

zooming
Елена Буланова
Здание архитектурного факультета Технического университета Эйндховена © Елена Буланова



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– Моей визой занимался сам университет. Голландцы очень организованные люди, поэтому все было предельно просто. От меня требовалось лишь оплатить год обучения и еще отдать около 300 евро за визу, отправить с помощью DHL копию паспорта и пару простых в заполнении анкет. Через две недели мне пришло письмо от университета, что я могу забрать свою визу в посольстве Нидерландов в Москве. Когда я прилетела в августе, за три недели до начала учебы, в Нидерланды, то в университете мне дали расписание: когда и куда прийти за студенческим билетом, банковской карточкой, в муниципалитет за регистрацией, в поликлинику на стандартную проверку на туберкулез и, в конце концов, в университет за видом на жительство. Без нервотрепки, за неделю до начала занятий у меня был вид на жительство на 2,5 года.

Однако лишь за пять дней до отъезда из России я поняла, что мне нужен не просто нотариально заверенный перевод свидетельства о рождении, а legalized birth certificate, то есть с апостилем. Пришлось бежать в агентство, переплачивать за срочность и немного переживать. Надо все-таки очень аккуратно изучать список необходимых документов и при необходимости уточнять детали в отделе по работе со студентами: там оперативно отвечают.

– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Адаптироваться было довольно просто. Университет помогает с визой, банком, жильем. Вторая неделя августа – это ознакомительная неделя для зарубежных студентов, многие там как раз и знакомятся друг с другом. Следующая неделя – уже ознакомительная для всех новичков, то есть зарубежных студентов и первокурсников-голландцев, поступивших на бакалавриат. Это очень веселая и пьяная неделя, полная конкурсов, спортивных мероприятий, а также ночных вечеринок. Это неделя, когда учишься пить пиво по-голландски, то есть самое дешевое и много, и танцевать под популярную клубную музыку. Даже пожарные специально приезжают, чтобы полить студентов из шланга – просто ради веселья.

Веселье во время ознакомительной недели в Эйндховене © Елена Буланова



Главная сложность – это жилье. Когда приезжаешь, стоит уже точно знать, где будешь жить, однако найти квартиру, еще находясь на родине, очень сложно. Университет помогает тем, что связывает агентство с новыми студентами. В теории это удобно, на практике – мне скинули пару вариантов, где были указаны лишь площадь жилья, цена и адрес, без фотографий и конкретной информации. Мне более-менее повезло: дом только отремонтировали, и он был чистеньким внутри. С другой стороны, цена была на сто евро выше, чем в среднем за такие условия, а по договору съехать можно было только через полгода. За два года я жила в двух разных местах: это студенческие дома, где снимаешь комнату и делишь кухню, ванную и туалет с другими студентами. Мне везло, моими соседями всегда было пять ребят: заслуга технического университета.

Хорошее жилье найти непросто: через агентство – переплачиваешь, через Facebook – сложно, долго, непонятно, все зависит от везения. Еще есть специальный сайт Kamernet, где сами жильцы-квартиросъемщики сообщают о том, что освобождается комната. Так как спрос огромный, то голландцы устраивают kijkavond, «смотрины». Кандидаты в жильцы приходят и рассказывают, какие они классные, «старожилам». Так можно найти очень интересные недорогие варианты, но голландцы не очень-то жалуют иностранцев. Впрочем, если и жить с голландцами, то им будет неохота все время говорить на английском.

В Голландии процентов девяноста населения говорит на хорошем английском: в университете, магазине, государственных органах все будут говорить с тобой на английском. Это сильно облегчает адаптацию. С другой стороны, поэтому многим приезжим уже лень учить голландский. Я начала изучать голландский еще в Москве. Это далеко не самый красивый язык, у него много общего с английским, грамматика не очень сложная, но его звучание сильно отличается от русского, поэтому мне до сих пор, после четырех лет изучения, сложно воспринимать его на слух. Я считаю, что надо изучать язык страны, в которой живешь. Во-первых, местные жители, возможно, и не будут говорить с тобой на голландском, на английском им проще, но будут больше уважать. Во-вторых, все официальные документы, которые приходят по почте от муниципалитета, налогового учреждения, иммиграционного управления – на голландском. В-третьих, изучение языка помогает понять менталитет и культуру. Ну и конечно, это помогает в учебе и работе. Мы делали проект по городам и регионам Голландии, и все мастерпланы, карты и схемы планировки, стратегии развития и прочее были на голландском. А как урбанист может начать проектировать без глубокого анализа территории? Значит, надо уметь хотя бы как-то понимать такие документы. Сейчас я работаю и понимаю, что, если не знать голландского, то тебе будут давать не более 50% работы.

Прекрасная часть жизни в Нидерландах – это велосипед. Здесь созданы все условия для велосипедистов. Без велика тут и жизнь не та. И это основная причина, почему при обилии хлеба на завтрак и ланч, картошки на ужин, и прочего, тут очень редко можно увидеть очень полных людей.

У голландцев довольно специфический менталитет. Главный миф, что голландцы очень дружелюбны и открыты, рассеивается месяца через полтора. На самом деле, они просто вежливы и доброжелательны в разговоре. Дальше они ставят «блок», через который мало кто прорвется. За два года учебы я сдружилась только с одной голландкой, которая по происхождению вообще-то китаянка, та же ситуация была у многих моих зарубежных друзей. У голландцев-студентов уже есть друзья, и больше им не нужно. Сильнее всего это черту я заметила у голландцев, живущих «за рекой», то есть в провинции Северный Брабант (где находится Эйндховен) и в Лимбурге. Они гордятся своим регионом и недолюбливают Амстердам и Ранштад (Роттердам, Гаага), так как те смеются над их акцентом. В больших городах, таких, как Амстердам, Роттердам, Гаага и Утрехт, люди намного душевнее.

Другая сложная черта голландцев – это их организованность. Многие носят с собой ежедневники, где все распланировано недели на три-четыре вперед. Пойти спонтанно после учебы в кафе, в гости или посмотреть фильм? Это нонсенс для большинства голландцев: спонтанность их пугает.

Сильно отличает московских студентов от голландцев одежда. В Голландии никто не встречает «по одежке». Я скажу это открыто и честно: голландцы ничего не знают о стиле, красоте и оригинальности в одежде. Они одеваются довольно дешево, в одних и тех же магазинах. Это обычно джинсы, удобные ботинки и футболки – как для девушек, так и для ребят. Главное для них – комфорт. Что первокурсник, что студент в магистратуре – не различишь. В МАРХИ вместе с архитектурным вкусом развивается и свой личный стиль в одежде. Если мархишники-первокурсники выглядят нелепо и даже забавно, то мархишниц-старшекурсниц можно помещать на обложку модного журнала. И я думаю, что это круто, когда человек, ответственный за красоту города, выглядит стильно и оригинально. В голландском университете мне было иногда очень странно одеваться так, как я привыкла в Москве: платья, туфли, пиджаки, блузки.

Но у голландцев есть свои прекрасные стороны: они не осуждают открыто людей, их идеи, мечты. Они не мыслят поведенческими стереотипами. Но моя любимая их черта – они никогда не будут орать на тебя, ругаться и жестко критиковать. Они по-настоящему уважают друг друга и умеют сдерживать эмоции. То, что мне приходилось выслушивать в Москве – в деканате МАРХИ, очереди в поликлинике, при посадке в автобус и так далее – совсем невозможно представить в Нидерландах. И это прекрасно.
Елена Буланова на защите проекта

– Расскажите о вашей учебе в Эйндховене.

– Моя программа магистратуры рассчитана на два года. В первый год студенты делают два проекта и посещают другие обязательные предметы, а также курсы по выбору. Второй год полностью посвящен дипломному проекту. Студенты сами выбирают, какие предметы они хотят посещать, и нагрузку в течение семестра. Однако можно учиться расслаблено и растянуть учебу года на три. Как и в остальных европейских университетах, здесь получают «кредиты», так называемые ECT. Чтобы получить диплом магистра, надо набрать 120 кредитов. В Нидерландах один кредит равен 28 часам работы, что включает не лекции, а время, которое студент должен потратить на определенный курс, то есть на написание курсовых, подготовку презентаций, самообучение или подготовку к экзамену. Конечно, никто считать точно часы не будет, но когда выбираешь курсы из списка, сразу ясно, насколько сложным будет предмет.

Было много групповых работ. Как бы иногда ни было сложно работать в команде, эта часть учебы мне казалось очень важной, наиболее близкой к реальной жизни. Находить компромиссы – это сильная сторона голландцев. В МАРХИ мы учились все делать сами, а тут надо определять, кто за что в ответе, принимать решения, придерживаться временных рамок, уважать чужое время и понимать сильные и слабые стороны каждого участника. В процессе сотрудничества происходит обмен знаниями, еще лучше, если команда состоит из студентов из разных стран. У всех свои методы работы, это не облегчает задание, но зато мы делимся опытом и помогаем, если кто-то чего-то не знает. Конечно же, надо уметь быстро позвать правильных людей в свою команду или же не попасть в команду, где уже есть закадычные друзья.

И студенты, и преподаватели к учебе подходят серьезно. Опаздывать на лекции и консультации абсолютно не принято. Даже опоздание на встречи с другими студентами не приветствуется. Все даты сдачи проектов и экзаменов оговариваются на вводных лекциях. Уже в сентябре второго года обучения я знала, когда у меня будут презентации дипломного проекта. При этом всей организацией консультаций, презентаций, резервированием аудиторий с проектором занимаются сами студенты. Консультации по проектам всегда проходят по составленному заранее расписанию – какой студент во сколько консультируется. Удивительно, но консультация по проекту длится около 15 минут, но за эти 15 минут преподаватели выдадут столько информации и столько вопросов, что точно хватит до следующей консультации. Голландцы ценят свое время и не любят болтать просто так.

На территории кампуса Technische Universiteit Eindhoven созданы все условии для учебы. Здание факультета архитекторы – это, прежде всего, дом для студентов. Со второго по шестой этаж расположены большие помещения с панорамными окнами, где стоят столы, к которым подведены розетки: там работают студенты, кто – один, кто – в команде. Там есть стеллажи и камеры хранения, Wi-Fi – быстрый и бесплатный. На каждом втором этаже стоят принтеры: печать не бесплатная, но очень дешевая, мне хватало 15 евро на полгода, чтобы каждую неделю приходить на консультацию с кучей листов А3 цветной печати. На первом этаже – мастерская моделирования: всевозможные станки, краски, ножи, очень дешевые материалы. Несколько лет назад на кампусе построили общую библиотеку. Здание получилось очень просторным и вдохновляющим, ему присудили национальную премию по архитектуре. Книги можно даже брать домой, а также заказать нужную книгу, если ее нет, из любой другой библиотеки в Нидерландах. Сюда студенты приходят учиться и могут сидеть целый день до 23:00. Тут также есть компьютеры для студентов, можно зарезервировать комнату для работы в тишине или же с одногруппниками. Я провела в библиотеке все лето 2015 года, пока писала диплом.

Вообще кампус Технического Университета Эйндховена – самое интересное и красивое место в этом городе. Сам город – пятый по численности населения в стране, но он больше похож на большую деревню. Он вырос в город всего где-то за век, после открытия там фабрики Philips. Он не очень красив, здесь нет каналов и непривлекательный центр, но он растет, работает много инновационных компаний, поэтому Эйндховен носит звание brainport. Для градостроителя это живой пример того, как город пытаются сделать приятным для жизни, работы и учебы, и как популярная идея регенерации бывших фабрик Philips под новые креативные индустрии и стартапы не оказалась такой уж успешной.
Аналитическая часть диплома Елены Булановой Lakes of Amsterdam
Часть диплома Елены Булановой Lakes of Amsterdam

– Сравните вашу учебу в Нидерландах и в МАРХИ.

– Первый год я была в восторге от новой учебы и от самого кампуса. Прежде всего, замечаешь качество образования. Это знания о современных и глубокий анализ будущих проблем, эффективное использование учебного времени. Тут учатся не ради «корочки», а ради навыков и знаний. Здесь я узнала, что такое настоящее исследование и как правильно формулировать вопросы и методику. В градостроительстве учат подходить к проблеме со всех сторон, причем меньше всего это эстетическая сторона. Любое проектное предложение должно отвечать на вопросы: где? Зачем? Кто платит? Для кого? Когда и как? Дизайн – это уже последний этап, главное для голландцев – это идея, концепция.

В отличие от МАРХИ, где каждый день 3–4 пары лекций и семинаров, тут мое расписание выглядело очень расслабленно: не более трех пар в день, в основном – две пары, при этом два учебных дня в неделю могли вообще быть пустыми. Но это не свободная, например, среда, а время на самостоятельную учебу и встречи с учебными группам: студенты приходят в вуз с компьютерами и сидят целый день в библиотеке. Университет – это высшая ступень профессионального образования (в Нидерландах есть также HBO и MBO, которые можно сравнить с нашими колледжами), поэтому подразумевается, что студент должен уметь учиться сам, а профессор лишь направляет его и советует нужную книгу, но не разжевывает весь материал.

Важным моментом для меня в учебе и в целом в жизни в Голландии было уважение людей другу к другу – независимо от пола, профессии, социального положения. Преподаватели уважают студентов, не орут на них, не говорят неприятных слов про проект, уважают время учащихся и вообще очень милы в общении. Раньше я читала, что голландцы отличаются своей прямолинейностью, которая может обижать. Но они ничего не знают про прямолинейность мархишных преподавателей, которые за пару дней до сдачи могут взглянуть на диплом и сказать, что это «какашка». Голландские профессора тактично отметят, что это, возможно, не лучшее решение, однако выбор – всегда за студентом.

Экзамены в Нидерландах сложные, но объективные. В МАРХИ экзамены по билетам –дело удачи и подвешенного языка. Тут всем выдают одинаковые тесты на три часа работы, с вопросами по всему курсу. Учить надо много, но даже если знать не все, экзамен на проходной бал можно сдать за счет знаний, но не удачи. При этом списывать на экзаменах категорически нельзя.

По-разному обстоит дело и с оценками. Я училась в МАРХИ, когда там еще была 10-бальная шкала, и если получаешь «три» за проект, то это, конечно, неприятно, но в зачетку ставится. В голландских университетах по всем предметам проходной бал – 5,5. Если не набрал его, то придется пересдавать на следующий год или делать проект заново.

Сильно отличается презентация проектов. В МАРХИ ты выставляешь свой проект и уходишь, а защита диплома может длиться неопределенное количество времени. Тут все заранее спланированно, это всегда презентации с помощью проектора, не дольше 20 минут на студента, и максимум столько же – на обсуждение (только на диплом немного дольше): время засекается. Это сильно дисциплинирует, нужно уметь представить материал кратко и рассказать о главном за выделенное время.
Работа в студии Healthy Urbanism © Елена Буланова

– Что дало вам образование в Эйндховене и что дало вам образование в МАРХИ?

– МАРХИ и магистратура в нидерландском университете хорошо друг друга дополнили. Технический Университет – это профессиональное образование высокого качества, которое дало мне возможность работать на высоком уровне и критически подходить к своей работе, при этом проектируя за рамками стандартного.

МАРХИ – это школа выживания, которая научила меня работать быстро, хорошо, а если надо – то очень долго. Это еще и сильное академическое образование, которого нет в Голландии. МАРХИ научил меня красиво рисовать, разбираться в искусстве, истории, философии. Но самое важное, что дало мне обучение в МАРХИ – это невероятную любовь к своей профессии, архитектуре, городам и искусству. МАРХИ дал этот «пьянящий дурман приобщенности к тайнам искусства, которое выше времен.» Вот этого ощущения приобщенности к архитектуре и профессионального энтузиазма у студентов в голландском университете я не ощущала. Это прежде всего технический университет, и там нет той прекрасной творческой обстановки и тусовки у фонтана, как в МАРХИ.

Образование за границей хорошо тогда, когда понимаешь, что ты хочешь получить, и когда хочешь учиться. МАРХИ стал отличной классической базой. Голландия научила меня смотреть на проблемы с разных сторон, находить решения, порой не связанные с архитектурной эстетикой, а также критически относиться к информации и гибко мыслить.

– Порекомендовали ли бы вы университет Эйндховена другим российским студентам?

– Скорее, нет. Первый год обучения был безумно интересным, обильным, с возможностью общения со студентами с разных факультетов. Однако дипломный год мне не очень понравился. Нас, студентов-урбанистов, было всего десять, и при том я была единственная «международница». Все зарубежные студенты моего первого года учились по обмену или программе Erasmus, поэтому на дипломе в основном остались местные, голландские ребята, и не все голландцы такие же амбициозные, вдохновленные, работящие, как международные студенты, которые не без труда отправились учиться в другую страну. К тому же программа по градостроительству в университете Эйндховена сейчас переживает сложные времена: в основном, из-за конфликтов между новым руководством кафедры и профессорами со стажем. Банально, но и тут преподаватели ставят друг другу палки в колеса. Заведующий кафедры и руководительница моего диплома Софи Руссо были как раз из враждующих лагерей, поэтому мне явно занизили оценку за диплом, что было крайне неприятно. Зато, если идти на кафедру архитектуры, то там все тихо и спокойно, и есть выбор из множества дипломных студий. Мои друзья-архитекторы остались очень довольны своей программой.

– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Все получилось так, как получилось. Все важные решения были приняты мной не спонтанно, а на основании тех или иных факторов. Я рада, что я смогла поступить в МАРХИ, а затем получила диплом магистра в Нидерландах. Если можно было бы что-то изменить, то надо было раньше, еще в МАРХИ, поехать учиться за границу по обмену на полгода–год. Как бы банально это ни звучало, но обучение за границей – это неповторимый опыт – по крайней мере, для меня. И не надо бояться, что придется еще лишний год учиться в МАРХИ: в этом нет ничего страшного, как бы ни пугали деканат и преподаватели. Дело даже не в учебе, а в жизни в абсолютно новых условиях. Новые люди, место, информация, язык – все помогает понять, что есть много невероятных вещей, которые могут тебе понравиться и которые стоит выбрать. Пропадает стереотипное мышление, которое волей-неволей появляется, когда долго живешь в одном обществе: узнаешь, что вареную сгущенку обожают даже в Южной Африке, учишься лепить пельмени, печь вкусные блины и удивляешь местных тем, что русские блины со свежайшей голландской селедкой – это очень вкусно.
zooming
Приглашение на фестиваль в честь 10-летия студии POSAD: весело и без иерархии

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я работаю в должности urban designer в голландском бюро Posad Spatial Strategies. Сначала меня взяли туда на полгода практикантом, теперь я работаю по договору. Мне безумно там нравится. Кроме замечательных коллег и привлекательных условий для работы (проезд до работы и ланч оплачиваются, 8-часовой рабочий день – правило, а не исключение, офис – рядом с вокзалом Гааги с панорамными окнами и видом на центр города), меня увлекают также очень «зеленый» взгляд на урбанизм и общество в целом. Sustainable development – это не просто модное словечко, а видение многих проектов: a better world requires smart future-oriented solutions.

Кроме мастерпланов, планов-стратегий, региональных «видений», общественных пространств, мастерская известна благодаря множеству проектов и исследований, связанных с возобновляемыми видами энергии. В данный момент мы работаем над проектом автомагистрали с солнечными панелями.

Сейчас я занята 4–5 проектами. Студия небольшая, всего 18 человек, из них четверо – интерны. Ее маленький размер позволяет каждому работать над разными проектами и исполнять разные задачи: делать красивые изображения в Photoshop и схемы в Illustrator, 3D-модели, GIS-файлы, читать голландские документы в ходе анализа, проектировать мастерпланы или маленькие общественные пространства.

Кроме того, весной 2016 по выходным я подрабатывала на Архитектурной биеннале в Роттердаме. Платили совсем немного, но можно было ходить бесплатно на разные презентации и дискуссии, заводить полезные знакомства, да и вообще это приятно – быть частью значимого архитектурного события.
Елена Буланова работает на биеннале в Роттердаме

– Дайте совет начинающему архитектору.

– Заводите больше контактов и не стесняйтесь говорить о себе: какие вы замечательные, умные и талантливые. Когда дело касается поиска работы, особенно первой, скромность, особенно у архитектора и градостроителя – вредное качество. Будьте уникальны, не бойтесь показаться нелепыми, и постоянно учитесь выступать перед аудиторией. Я сама это терпеть не могу, но умение ясно и уверенно презентовать проект – да и себя – одно из важнейших качеств успешного архитектора в наше время.

Сайт www.elena-urbanist.com
Профиль Linkedin https://ru.linkedin.com/in/elena-bulanova-05614282
 
Photoshop для POSAD. Солнечные панели с рисунком Эшера © Елена Буланова
Проект «Пространство для города. Гаага 2040» © Елена Буланова


12 Октября 2016

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Сделано в ARCHICAD: концертный зал «Зарядье»
Владимир Плоткин и Александр Пономарев – о программном обеспечении, использованном на разных стадиях проектирования и моделирования знаменитого концертного зала.

Сейчас на главной

Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.
Четыре интерьера
Сейчас, когда кафе, салоны и многие магазины, увы, закрыты, мы подобрали несколько свежих интерьеров из Перми, Минска и Челябинска. Все они завершены осенью 2019 года и почти не успели поработать до начала пандемии.
Пресса: Московская династия: Ассы
История семьи архитектора, художника, основателя Архитектурной школы МАРШ Евгения Асса похожа на захватывающий роман. Евгения Гершкович поговорила с Евгением Викторовичем и его сыном Кириллом о судьбе их дедов и прадедов и о том, как их династия выстроилась в уже три поколения архитекторов.