«Заводите больше контактов и не стесняйтесь говорить о себе»

Выпускница МАРХИ и Технического университета Эйндховена Елена Буланова – о голландской гибкости мышления и московской творческой обстановке.

mainImg
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

– МАРХИ для меня – это история любви и ненависти одновременно. Поступление было трудным и долгим, обучение последующие шесть лет – еще сложнее, бессоннее и нервнее, но звание «мархишника» того стоит. Бакалавриат я оканчивала на кафедре проектирования жилых и общественных зданий, оттуда сбежала по зову сердца на кафедру градостроительства, которую окончила в 2013 году. В дипломный год я работала по полдня в НИиПИ Генплана Москвы.

Первые четыре года мне не очень везло с преподавателями по проекту, не было простора для творчества, были негативные комментарии к большинству эскизов, и студенты в моей группы часто делали однотипные, похожие проекты. На кафедре градостроительства я пошла учиться к А.А. Малинову, где его позитивный настрой и энтузиазм помогли мне полюбить проект и не бояться выражать свои идеи.

В целом, мне было интересно учиться в МАРХИ, такое образование дает отличный кругозор, хотя и чувствовалась «устарелость» в некоторых профессиональных предметах, особенно в проектах.



– Как вам пришла идея поехать учиться за границу, и на чем основывался выбор страны, куда вы уехали – Нидерландов?

– Впервые идея поехать учиться или пожить за границу возникла у меня летом после третьего курса, когда я отдыхала с подругой в Италии. Мне стало интересно, почему и как люди здесь строят дома и города. Уже тогда меня интересовали вопросы градостроительства: передвижение людей в городе, комфортные городские пространства, что делают город привлекательным для жизни. Уже в конце пятого курса я стала искать магистерские программы по урбанистике в Европе.

Мой выбор пал на Нидерланды по двум основным причинам. Меня очень привлекало голландское градостроительство, их умение взять максимум от той малой территории, что у них есть, и создавать уютные городки для жизни. Я часто рассматривала на Google Earth планы нидерландских городов и брала их как пример для учебных проектов. А во-вторых, я влюбилась в голландца. После этого оставалось только выбрать университет.

Интересные мне программы по урбанистике были в двух технических университетах: Делфте и Эйндховене, причем обучение и там, и там велось на английском. Я подавала документы в оба университета и в оба поступила. Учиться решила поехать в Эйндховен по чисто практическим, экономическим причинам: для подачи документов на визу они требовали только оплаты обучения, в то время как Делфт запрашивал эту сумму плюс еще 10 000 евро – как «гарантию» средств, на которые студент будет жить весь учебный год. Мне на тот момент было удобнее оплатить год учебы, а потом разбираться с деньгами на остальные нужды. Кроме того, университет Эйндховена обещал на сайте, что они дают студентам кредиты с последующей помощью в поиске работы. К сожалению, когда я туда официально оформилась, выяснилось, что они больше кредитов не дают.

zooming
Елена Буланова
Здание архитектурного факультета Технического университета Эйндховена © Елена Буланова



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– Моей визой занимался сам университет. Голландцы очень организованные люди, поэтому все было предельно просто. От меня требовалось лишь оплатить год обучения и еще отдать около 300 евро за визу, отправить с помощью DHL копию паспорта и пару простых в заполнении анкет. Через две недели мне пришло письмо от университета, что я могу забрать свою визу в посольстве Нидерландов в Москве. Когда я прилетела в августе, за три недели до начала учебы, в Нидерланды, то в университете мне дали расписание: когда и куда прийти за студенческим билетом, банковской карточкой, в муниципалитет за регистрацией, в поликлинику на стандартную проверку на туберкулез и, в конце концов, в университет за видом на жительство. Без нервотрепки, за неделю до начала занятий у меня был вид на жительство на 2,5 года.

Однако лишь за пять дней до отъезда из России я поняла, что мне нужен не просто нотариально заверенный перевод свидетельства о рождении, а legalized birth certificate, то есть с апостилем. Пришлось бежать в агентство, переплачивать за срочность и немного переживать. Надо все-таки очень аккуратно изучать список необходимых документов и при необходимости уточнять детали в отделе по работе со студентами: там оперативно отвечают.

– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– Адаптироваться было довольно просто. Университет помогает с визой, банком, жильем. Вторая неделя августа – это ознакомительная неделя для зарубежных студентов, многие там как раз и знакомятся друг с другом. Следующая неделя – уже ознакомительная для всех новичков, то есть зарубежных студентов и первокурсников-голландцев, поступивших на бакалавриат. Это очень веселая и пьяная неделя, полная конкурсов, спортивных мероприятий, а также ночных вечеринок. Это неделя, когда учишься пить пиво по-голландски, то есть самое дешевое и много, и танцевать под популярную клубную музыку. Даже пожарные специально приезжают, чтобы полить студентов из шланга – просто ради веселья.

Веселье во время ознакомительной недели в Эйндховене © Елена Буланова



Главная сложность – это жилье. Когда приезжаешь, стоит уже точно знать, где будешь жить, однако найти квартиру, еще находясь на родине, очень сложно. Университет помогает тем, что связывает агентство с новыми студентами. В теории это удобно, на практике – мне скинули пару вариантов, где были указаны лишь площадь жилья, цена и адрес, без фотографий и конкретной информации. Мне более-менее повезло: дом только отремонтировали, и он был чистеньким внутри. С другой стороны, цена была на сто евро выше, чем в среднем за такие условия, а по договору съехать можно было только через полгода. За два года я жила в двух разных местах: это студенческие дома, где снимаешь комнату и делишь кухню, ванную и туалет с другими студентами. Мне везло, моими соседями всегда было пять ребят: заслуга технического университета.

Хорошее жилье найти непросто: через агентство – переплачиваешь, через Facebook – сложно, долго, непонятно, все зависит от везения. Еще есть специальный сайт Kamernet, где сами жильцы-квартиросъемщики сообщают о том, что освобождается комната. Так как спрос огромный, то голландцы устраивают kijkavond, «смотрины». Кандидаты в жильцы приходят и рассказывают, какие они классные, «старожилам». Так можно найти очень интересные недорогие варианты, но голландцы не очень-то жалуют иностранцев. Впрочем, если и жить с голландцами, то им будет неохота все время говорить на английском.

В Голландии процентов девяноста населения говорит на хорошем английском: в университете, магазине, государственных органах все будут говорить с тобой на английском. Это сильно облегчает адаптацию. С другой стороны, поэтому многим приезжим уже лень учить голландский. Я начала изучать голландский еще в Москве. Это далеко не самый красивый язык, у него много общего с английским, грамматика не очень сложная, но его звучание сильно отличается от русского, поэтому мне до сих пор, после четырех лет изучения, сложно воспринимать его на слух. Я считаю, что надо изучать язык страны, в которой живешь. Во-первых, местные жители, возможно, и не будут говорить с тобой на голландском, на английском им проще, но будут больше уважать. Во-вторых, все официальные документы, которые приходят по почте от муниципалитета, налогового учреждения, иммиграционного управления – на голландском. В-третьих, изучение языка помогает понять менталитет и культуру. Ну и конечно, это помогает в учебе и работе. Мы делали проект по городам и регионам Голландии, и все мастерпланы, карты и схемы планировки, стратегии развития и прочее были на голландском. А как урбанист может начать проектировать без глубокого анализа территории? Значит, надо уметь хотя бы как-то понимать такие документы. Сейчас я работаю и понимаю, что, если не знать голландского, то тебе будут давать не более 50% работы.

Прекрасная часть жизни в Нидерландах – это велосипед. Здесь созданы все условия для велосипедистов. Без велика тут и жизнь не та. И это основная причина, почему при обилии хлеба на завтрак и ланч, картошки на ужин, и прочего, тут очень редко можно увидеть очень полных людей.

У голландцев довольно специфический менталитет. Главный миф, что голландцы очень дружелюбны и открыты, рассеивается месяца через полтора. На самом деле, они просто вежливы и доброжелательны в разговоре. Дальше они ставят «блок», через который мало кто прорвется. За два года учебы я сдружилась только с одной голландкой, которая по происхождению вообще-то китаянка, та же ситуация была у многих моих зарубежных друзей. У голландцев-студентов уже есть друзья, и больше им не нужно. Сильнее всего это черту я заметила у голландцев, живущих «за рекой», то есть в провинции Северный Брабант (где находится Эйндховен) и в Лимбурге. Они гордятся своим регионом и недолюбливают Амстердам и Ранштад (Роттердам, Гаага), так как те смеются над их акцентом. В больших городах, таких, как Амстердам, Роттердам, Гаага и Утрехт, люди намного душевнее.

Другая сложная черта голландцев – это их организованность. Многие носят с собой ежедневники, где все распланировано недели на три-четыре вперед. Пойти спонтанно после учебы в кафе, в гости или посмотреть фильм? Это нонсенс для большинства голландцев: спонтанность их пугает.

Сильно отличает московских студентов от голландцев одежда. В Голландии никто не встречает «по одежке». Я скажу это открыто и честно: голландцы ничего не знают о стиле, красоте и оригинальности в одежде. Они одеваются довольно дешево, в одних и тех же магазинах. Это обычно джинсы, удобные ботинки и футболки – как для девушек, так и для ребят. Главное для них – комфорт. Что первокурсник, что студент в магистратуре – не различишь. В МАРХИ вместе с архитектурным вкусом развивается и свой личный стиль в одежде. Если мархишники-первокурсники выглядят нелепо и даже забавно, то мархишниц-старшекурсниц можно помещать на обложку модного журнала. И я думаю, что это круто, когда человек, ответственный за красоту города, выглядит стильно и оригинально. В голландском университете мне было иногда очень странно одеваться так, как я привыкла в Москве: платья, туфли, пиджаки, блузки.

Но у голландцев есть свои прекрасные стороны: они не осуждают открыто людей, их идеи, мечты. Они не мыслят поведенческими стереотипами. Но моя любимая их черта – они никогда не будут орать на тебя, ругаться и жестко критиковать. Они по-настоящему уважают друг друга и умеют сдерживать эмоции. То, что мне приходилось выслушивать в Москве – в деканате МАРХИ, очереди в поликлинике, при посадке в автобус и так далее – совсем невозможно представить в Нидерландах. И это прекрасно.
Елена Буланова на защите проекта

– Расскажите о вашей учебе в Эйндховене.

– Моя программа магистратуры рассчитана на два года. В первый год студенты делают два проекта и посещают другие обязательные предметы, а также курсы по выбору. Второй год полностью посвящен дипломному проекту. Студенты сами выбирают, какие предметы они хотят посещать, и нагрузку в течение семестра. Однако можно учиться расслаблено и растянуть учебу года на три. Как и в остальных европейских университетах, здесь получают «кредиты», так называемые ECT. Чтобы получить диплом магистра, надо набрать 120 кредитов. В Нидерландах один кредит равен 28 часам работы, что включает не лекции, а время, которое студент должен потратить на определенный курс, то есть на написание курсовых, подготовку презентаций, самообучение или подготовку к экзамену. Конечно, никто считать точно часы не будет, но когда выбираешь курсы из списка, сразу ясно, насколько сложным будет предмет.

Было много групповых работ. Как бы иногда ни было сложно работать в команде, эта часть учебы мне казалось очень важной, наиболее близкой к реальной жизни. Находить компромиссы – это сильная сторона голландцев. В МАРХИ мы учились все делать сами, а тут надо определять, кто за что в ответе, принимать решения, придерживаться временных рамок, уважать чужое время и понимать сильные и слабые стороны каждого участника. В процессе сотрудничества происходит обмен знаниями, еще лучше, если команда состоит из студентов из разных стран. У всех свои методы работы, это не облегчает задание, но зато мы делимся опытом и помогаем, если кто-то чего-то не знает. Конечно же, надо уметь быстро позвать правильных людей в свою команду или же не попасть в команду, где уже есть закадычные друзья.

И студенты, и преподаватели к учебе подходят серьезно. Опаздывать на лекции и консультации абсолютно не принято. Даже опоздание на встречи с другими студентами не приветствуется. Все даты сдачи проектов и экзаменов оговариваются на вводных лекциях. Уже в сентябре второго года обучения я знала, когда у меня будут презентации дипломного проекта. При этом всей организацией консультаций, презентаций, резервированием аудиторий с проектором занимаются сами студенты. Консультации по проектам всегда проходят по составленному заранее расписанию – какой студент во сколько консультируется. Удивительно, но консультация по проекту длится около 15 минут, но за эти 15 минут преподаватели выдадут столько информации и столько вопросов, что точно хватит до следующей консультации. Голландцы ценят свое время и не любят болтать просто так.

На территории кампуса Technische Universiteit Eindhoven созданы все условии для учебы. Здание факультета архитекторы – это, прежде всего, дом для студентов. Со второго по шестой этаж расположены большие помещения с панорамными окнами, где стоят столы, к которым подведены розетки: там работают студенты, кто – один, кто – в команде. Там есть стеллажи и камеры хранения, Wi-Fi – быстрый и бесплатный. На каждом втором этаже стоят принтеры: печать не бесплатная, но очень дешевая, мне хватало 15 евро на полгода, чтобы каждую неделю приходить на консультацию с кучей листов А3 цветной печати. На первом этаже – мастерская моделирования: всевозможные станки, краски, ножи, очень дешевые материалы. Несколько лет назад на кампусе построили общую библиотеку. Здание получилось очень просторным и вдохновляющим, ему присудили национальную премию по архитектуре. Книги можно даже брать домой, а также заказать нужную книгу, если ее нет, из любой другой библиотеки в Нидерландах. Сюда студенты приходят учиться и могут сидеть целый день до 23:00. Тут также есть компьютеры для студентов, можно зарезервировать комнату для работы в тишине или же с одногруппниками. Я провела в библиотеке все лето 2015 года, пока писала диплом.

Вообще кампус Технического Университета Эйндховена – самое интересное и красивое место в этом городе. Сам город – пятый по численности населения в стране, но он больше похож на большую деревню. Он вырос в город всего где-то за век, после открытия там фабрики Philips. Он не очень красив, здесь нет каналов и непривлекательный центр, но он растет, работает много инновационных компаний, поэтому Эйндховен носит звание brainport. Для градостроителя это живой пример того, как город пытаются сделать приятным для жизни, работы и учебы, и как популярная идея регенерации бывших фабрик Philips под новые креативные индустрии и стартапы не оказалась такой уж успешной.
Аналитическая часть диплома Елены Булановой Lakes of Amsterdam
Часть диплома Елены Булановой Lakes of Amsterdam

– Сравните вашу учебу в Нидерландах и в МАРХИ.

– Первый год я была в восторге от новой учебы и от самого кампуса. Прежде всего, замечаешь качество образования. Это знания о современных и глубокий анализ будущих проблем, эффективное использование учебного времени. Тут учатся не ради «корочки», а ради навыков и знаний. Здесь я узнала, что такое настоящее исследование и как правильно формулировать вопросы и методику. В градостроительстве учат подходить к проблеме со всех сторон, причем меньше всего это эстетическая сторона. Любое проектное предложение должно отвечать на вопросы: где? Зачем? Кто платит? Для кого? Когда и как? Дизайн – это уже последний этап, главное для голландцев – это идея, концепция.

В отличие от МАРХИ, где каждый день 3–4 пары лекций и семинаров, тут мое расписание выглядело очень расслабленно: не более трех пар в день, в основном – две пары, при этом два учебных дня в неделю могли вообще быть пустыми. Но это не свободная, например, среда, а время на самостоятельную учебу и встречи с учебными группам: студенты приходят в вуз с компьютерами и сидят целый день в библиотеке. Университет – это высшая ступень профессионального образования (в Нидерландах есть также HBO и MBO, которые можно сравнить с нашими колледжами), поэтому подразумевается, что студент должен уметь учиться сам, а профессор лишь направляет его и советует нужную книгу, но не разжевывает весь материал.

Важным моментом для меня в учебе и в целом в жизни в Голландии было уважение людей другу к другу – независимо от пола, профессии, социального положения. Преподаватели уважают студентов, не орут на них, не говорят неприятных слов про проект, уважают время учащихся и вообще очень милы в общении. Раньше я читала, что голландцы отличаются своей прямолинейностью, которая может обижать. Но они ничего не знают про прямолинейность мархишных преподавателей, которые за пару дней до сдачи могут взглянуть на диплом и сказать, что это «какашка». Голландские профессора тактично отметят, что это, возможно, не лучшее решение, однако выбор – всегда за студентом.

Экзамены в Нидерландах сложные, но объективные. В МАРХИ экзамены по билетам –дело удачи и подвешенного языка. Тут всем выдают одинаковые тесты на три часа работы, с вопросами по всему курсу. Учить надо много, но даже если знать не все, экзамен на проходной бал можно сдать за счет знаний, но не удачи. При этом списывать на экзаменах категорически нельзя.

По-разному обстоит дело и с оценками. Я училась в МАРХИ, когда там еще была 10-бальная шкала, и если получаешь «три» за проект, то это, конечно, неприятно, но в зачетку ставится. В голландских университетах по всем предметам проходной бал – 5,5. Если не набрал его, то придется пересдавать на следующий год или делать проект заново.

Сильно отличается презентация проектов. В МАРХИ ты выставляешь свой проект и уходишь, а защита диплома может длиться неопределенное количество времени. Тут все заранее спланированно, это всегда презентации с помощью проектора, не дольше 20 минут на студента, и максимум столько же – на обсуждение (только на диплом немного дольше): время засекается. Это сильно дисциплинирует, нужно уметь представить материал кратко и рассказать о главном за выделенное время.
Работа в студии Healthy Urbanism © Елена Буланова

– Что дало вам образование в Эйндховене и что дало вам образование в МАРХИ?

– МАРХИ и магистратура в нидерландском университете хорошо друг друга дополнили. Технический Университет – это профессиональное образование высокого качества, которое дало мне возможность работать на высоком уровне и критически подходить к своей работе, при этом проектируя за рамками стандартного.

МАРХИ – это школа выживания, которая научила меня работать быстро, хорошо, а если надо – то очень долго. Это еще и сильное академическое образование, которого нет в Голландии. МАРХИ научил меня красиво рисовать, разбираться в искусстве, истории, философии. Но самое важное, что дало мне обучение в МАРХИ – это невероятную любовь к своей профессии, архитектуре, городам и искусству. МАРХИ дал этот «пьянящий дурман приобщенности к тайнам искусства, которое выше времен.» Вот этого ощущения приобщенности к архитектуре и профессионального энтузиазма у студентов в голландском университете я не ощущала. Это прежде всего технический университет, и там нет той прекрасной творческой обстановки и тусовки у фонтана, как в МАРХИ.

Образование за границей хорошо тогда, когда понимаешь, что ты хочешь получить, и когда хочешь учиться. МАРХИ стал отличной классической базой. Голландия научила меня смотреть на проблемы с разных сторон, находить решения, порой не связанные с архитектурной эстетикой, а также критически относиться к информации и гибко мыслить.

– Порекомендовали ли бы вы университет Эйндховена другим российским студентам?

– Скорее, нет. Первый год обучения был безумно интересным, обильным, с возможностью общения со студентами с разных факультетов. Однако дипломный год мне не очень понравился. Нас, студентов-урбанистов, было всего десять, и при том я была единственная «международница». Все зарубежные студенты моего первого года учились по обмену или программе Erasmus, поэтому на дипломе в основном остались местные, голландские ребята, и не все голландцы такие же амбициозные, вдохновленные, работящие, как международные студенты, которые не без труда отправились учиться в другую страну. К тому же программа по градостроительству в университете Эйндховена сейчас переживает сложные времена: в основном, из-за конфликтов между новым руководством кафедры и профессорами со стажем. Банально, но и тут преподаватели ставят друг другу палки в колеса. Заведующий кафедры и руководительница моего диплома Софи Руссо были как раз из враждующих лагерей, поэтому мне явно занизили оценку за диплом, что было крайне неприятно. Зато, если идти на кафедру архитектуры, то там все тихо и спокойно, и есть выбор из множества дипломных студий. Мои друзья-архитекторы остались очень довольны своей программой.

– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– Все получилось так, как получилось. Все важные решения были приняты мной не спонтанно, а на основании тех или иных факторов. Я рада, что я смогла поступить в МАРХИ, а затем получила диплом магистра в Нидерландах. Если можно было бы что-то изменить, то надо было раньше, еще в МАРХИ, поехать учиться за границу по обмену на полгода–год. Как бы банально это ни звучало, но обучение за границей – это неповторимый опыт – по крайней мере, для меня. И не надо бояться, что придется еще лишний год учиться в МАРХИ: в этом нет ничего страшного, как бы ни пугали деканат и преподаватели. Дело даже не в учебе, а в жизни в абсолютно новых условиях. Новые люди, место, информация, язык – все помогает понять, что есть много невероятных вещей, которые могут тебе понравиться и которые стоит выбрать. Пропадает стереотипное мышление, которое волей-неволей появляется, когда долго живешь в одном обществе: узнаешь, что вареную сгущенку обожают даже в Южной Африке, учишься лепить пельмени, печь вкусные блины и удивляешь местных тем, что русские блины со свежайшей голландской селедкой – это очень вкусно.
zooming
Приглашение на фестиваль в честь 10-летия студии POSAD: весело и без иерархии

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я работаю в должности urban designer в голландском бюро Posad Spatial Strategies. Сначала меня взяли туда на полгода практикантом, теперь я работаю по договору. Мне безумно там нравится. Кроме замечательных коллег и привлекательных условий для работы (проезд до работы и ланч оплачиваются, 8-часовой рабочий день – правило, а не исключение, офис – рядом с вокзалом Гааги с панорамными окнами и видом на центр города), меня увлекают также очень «зеленый» взгляд на урбанизм и общество в целом. Sustainable development – это не просто модное словечко, а видение многих проектов: a better world requires smart future-oriented solutions.

Кроме мастерпланов, планов-стратегий, региональных «видений», общественных пространств, мастерская известна благодаря множеству проектов и исследований, связанных с возобновляемыми видами энергии. В данный момент мы работаем над проектом автомагистрали с солнечными панелями.

Сейчас я занята 4–5 проектами. Студия небольшая, всего 18 человек, из них четверо – интерны. Ее маленький размер позволяет каждому работать над разными проектами и исполнять разные задачи: делать красивые изображения в Photoshop и схемы в Illustrator, 3D-модели, GIS-файлы, читать голландские документы в ходе анализа, проектировать мастерпланы или маленькие общественные пространства.

Кроме того, весной 2016 по выходным я подрабатывала на Архитектурной биеннале в Роттердаме. Платили совсем немного, но можно было ходить бесплатно на разные презентации и дискуссии, заводить полезные знакомства, да и вообще это приятно – быть частью значимого архитектурного события.
Елена Буланова работает на биеннале в Роттердаме

– Дайте совет начинающему архитектору.

– Заводите больше контактов и не стесняйтесь говорить о себе: какие вы замечательные, умные и талантливые. Когда дело касается поиска работы, особенно первой, скромность, особенно у архитектора и градостроителя – вредное качество. Будьте уникальны, не бойтесь показаться нелепыми, и постоянно учитесь выступать перед аудиторией. Я сама это терпеть не могу, но умение ясно и уверенно презентовать проект – да и себя – одно из важнейших качеств успешного архитектора в наше время.

Сайт www.elena-urbanist.com
Профиль Linkedin https://ru.linkedin.com/in/elena-bulanova-05614282
 
Photoshop для POSAD. Солнечные панели с рисунком Эшера © Елена Буланова
Проект «Пространство для города. Гаага 2040» © Елена Буланова


12 Октября 2016

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.