Москва и Орхус: «защита» и «объяснение» проекта

Выпускники МАРХИ и основатели московского бюро CLIC Константин Душкевич и Евгений Чебышев – об учебе по обмену в Дании, местном менталитете, а также преподавателях, с которыми ты «на одной волне».

mainImg


Архи.ру:
– Расскажите о вашей учёбе в МАРХИ.

Константин Душкевич:
– МАРХИ я оканчивал на кафедре градостроительства. Про предыдущие 4 года рассказывать не буду – они были у всех одинаковые, и отличались только ведущими преподавателями в группах. Хотя преподаватель, несмотря на одни и те же проекты для всего курса, определяет достаточно многое. Например, одну группу на нашем курсе вёл Михаэль Айхнер, преподаватель из Германии, и работы его студентов очень сильно отличались от остальных. Он старался активно сотрудничать с кафедрами конструкций, материаловедения, требовал от студентов максимальной отдачи, говорил о действительно современной архитектуре. Таких ярких преподавателей было несколько и каждый из них «преподавал» свой стиль, активно влиял на студентов своим видением «правильной» архитектуры. Лично мне запомнился первый и второй курс – именно из-за ведущего преподавателя – Сапрыкиной, большого профессионала, женщины с бесконечной энергией, открытой к идеям студентов.

Итак, градостроительство… По идее, как раз последние два года обучения должны были определить моё профессиональное будущее, однако, такого не произошло – в том смысле, что я не стал работать в градостроительстве. Возможно, из-за того, что я провел весь 5-й курс за границей, занимаясь там архитектурой гражданских зданий, у меня не было сильного желания заниматься именно градостроительством. Однако эта кафедра научила меня мыслить масштабнее, учитывать при проектировании как можно больше факторов, нести ответственность за свои решения. Вообще, МАРХИ многому меня научил. Среди главного для себя я бы отметил умение переносить свои мысли на бумагу – так, чтобы это выглядело достойно и понятно, и способность много работать, то есть «вкалывать по полной». Конечно, МАРХИ расширил мой кругозор, и не только архитектурный, обучил архитектурной грамотности и объяснил, как искать вдохновение во всем.

Однако мне не хватало концептуального фундамента для проектов, не хватало методик проведения предпроектного анализа, навыков общения с будущими заказчиками и советов относительно профессиональной карьеры. И, если настоящей работе с концепцией и анализу я научился за границей, то к «взрослой» жизни меня никто не собирался готовить – после окончания института шишки набивал себе сам.

Блиц-интервью Константина Душкевича



Евгений Чебышев:
– Как и все студенты МАРХИ, я прошёл два базовых года, после которых мы все были поставлены перед выбором профиля и преподавателей. Я выбрал мастерскую профессоров Величкина и Голованова. Год обучения у них на факультете ЖОС дал очень многое, часто вспоминаю и применяю полученные от них знания. Обучение в МАРХИ- это вызов. Институт задаёт планку, до которой приходится дотягиваться, если хочешь выйти на хороший результат и вырасти профессионально. Часто эта планка ставится искусственно, и способ того, как дойти до нужного уровня проекта, приходится мучительно искать самому.

После года обучения на факультете ЖОС я принял решение перейти на факультет градостроительства к профессорам Мошкову и Чучмарёвой. Подход к преподаванию на этом факультете мало чем отличается от ЖОС, особенно, если иметь в виду, что весь курс делает одни и те же задания в течение двух лет, вне зависимости от факультета.

Главный плюс нашей школы заключается в традиционном подходе, где одна из сильных сторон – умение рисовать. Ещё МАРХИ способствует выработке таких качеств, как выносливость, терпение, трудолюбие, приучает сдавать проект в срок. Одна из отличительных особенностей МАРХИ, на мой взгляд, это масштабные проекты и соответствующая их огромная подача на бумаге. Распечатка двухметровых подрамников мне вообще не пригодилась за границей, а вот умение выстроить рассказ о проекте в виде альбома – это то, чего нашей школе остро не хватает.

Блиц-интервью Евгения Чебышева



– Как вам пришла идея поехать учиться за границу и на чём основывался выбор страны, куда вы поехали?

Константин Душкевич:
– Идея поехать учиться за границу у меня была практически с первого курса. И появилась она благодаря тому, что проректор МАРХИ по международной работе, Валерий Бгашев, активно занимался и занимается интеграцией института в систему обучения студентов по обмену. Я знал об этом и хотел воспользоваться такой возможностью. Вживую увидеть архитектуру с обложек журналов и поучиться в той стране, где это построено – вот что меня вдохновляло на учебу за границей. Так как все эти программы предусматривают бесплатное обучение в течение одного года, мы с Женей стали думать, в какую именно страну поехать. Италия – ехать в Италию без итальянского языка странно, Германия – там обучение было на немецком, Япония – ух, далеко! И тут Бгашев предлагает Данию. А что, – думаем мы, – в Скандинавии английский язык знают абсолютно все, значит, не будет проблем в общении, Дания – родина BIG, 3xn и Cebra, почему бы и нет? Да и по уровню жизни Скандинавия почти впереди всех – значит качество городской среды будет на высоте, будет много качественной архитектуры, да и Орхус, город где находился институт – следующий по величине после Копенгагена. В общем, решение было принято и мы начали готовиться.

Евгений Чебышев:
– Вариантов выбора архитектурной школы за рубежом было много, и хотелось этим шансом воспользоваться. Мне не хватало методов проектирования и четкой стратегии развития проекта, а также концептуальности и способов к ней прийти. Мой выбор склонялся к Скандинавии, как к месту с высоким уровнем жизни, где решают архитектурные задачи несколько иначе, чем в России. Благодаря совету и поддержке проректора МАРХИ по международным связям Валерия Николаевича Бгашева я решил уехать учиться в Данию.

Евгений Чебышев и Константин Душкевич
zooming
Учебный семинар в Архитектурной школе Орхуса
Евгений Чебышев и Константин Душкевич в жилом комплексе по проекту BIG в копенгагенском районе Эрестад
Евгений Чебышев и Константин Душкевич у Центра Утсона в Орхусе



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

Константин Душкевич:
– С документами не было совершенно никаких проблем. Архитектурной школе Орхуса требовались выписки с оценками из зачетной книжки и еще несколько бумаг, которые мы собрали и перевели на английский. Затем Бгашев отправил всё это в AAA (Aarhus school of architecture), и оставалось получить от них подтверждение, которое тоже не заставило себя долго ждать. С этим подтверждением, а также с остальными документами, оплаченным обязательным медицинским страхованием на год (около 7000 руб.) мы пошли в посольство Королевства Дании, где нас проверили на знание английского (10-минутное собеседование). Всё. В принципе, ничего сложного. Однако, помимо всего прочего, требовалось подтверждение платежеспособности – нужно было принести справку со своего банковского счета о наличии там около 200 000 руб. Но никто не запрещает тебе положить эти деньги на счет, взять справку и через пять минут снять их обратно.

Евгений Чебышев:
– С оформлением документов сложностей не было, все происходило достаточно легко, и меня быстро захлестнула радость от скорой встречи с интересной страной и иностранной архитектурной школой. Помню, что нужна была выписка оценок, подтверждение знания английского языка и портфолио. По результатам всех высланных материалов меня приняли и выслали все необходимые документы для студенческой визы и временного вида на жительство.

zooming
Настройка робота для изготовления модели из пенопласта в Архитектурной школе Орхуса
Работа над Lego – моделями в Архитектурной школе Орхуса



– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

Константин Душкевич:
– Насчет жилья в Орхусе мы позаботились заранее, еще до того, как начали собирать все документы, и потом поняли, насколько правильно мы поступили. Общежития при институте не было, что не редкость для Дании, поэтому нам нужно было снять в аренду квартиру. Однако для студентов предлагается скидка в размере 50% при аренде специально предназначенного для них жилья. Как оказалось, в Дании достаточно много жилых комплексов, в которых принципиально невозможно купить квартиру: они сдаются исключительно под аренду учащимся и молодым семьям. Мы с Женей нашли интернет-сайт специально для студентов в Орхусе, зарегистрировались на нем, выбрали несколько из предложенных вариантов и стали ждать. Кстати, по датским нормам каждому проживающему в таком «общежитии», хотя общежитием в нашем представлении такие дома назвать сложно, полагается отдельная комната, так что у нас не было вариантов, кроме как снять двухкомнатную квартиру. Так как Женя приехал первым, ему пришлось самому заселяться и подписывать документы. Когда я приехал и зашел в нашу квартиру, я был в шоке: всё было очень круто. Огромные окна, выходящие в зеленый двор, полноценная кухня (правда, без холодильника), фантастический санузел, белые стены, деревянные полы. Постирочная, клубная комната, велопарковка, кабинет управляющего – всё на первом этаже, квартиры начинались со второго и заканчивались последним, пятым этажом. В квартире не было мебели, за исключением кухонной и большого шкафа в одной комнате. Мы это знали, и потому купили в Москве надувные кровати, чтобы не тратить время на их покупку в Дании. Работали мы в институте, поэтому в квартире нам требовался только обеденный стол и пара табуреток. Стол и одну табуретку мы купили в Икее, другую сделали сами в институтском воркшопе – где стоят станки для работы с деревом, laser-cutter и 3D-принтер. Что касается холодильника, мы его взяли с улицы. В Дании принято старую, но работающую технику просто выставлять на улицу, чтобы каждый желающий мог ее забрать себе, что мы и сделали.

Проблем с общением не было никаких: каждый датчанин, за исключением некоторых пожилых людей, отлично владеет английским и абсолютно не против на нем разговаривать. Все настроены дружелюбно – всегда готовы чем-то помочь, что-то подсказать, даже прохожие на улице. Так как это была моя первая настолько длительная поездка за границу, поначалу было не просто общаться в институте на другом языке, но к этому быстро привыкаешь, и через пару месяцев даже начинаешь думать на английском. Если хочешь выучить датский – пожалуйста. Существует несколько абсолютно бесплатных вечерних школ, где тебе выдают всё необходимое – книги для чтения, учебники, рабочие тетради и записывают в группу.

Я считаю, что адаптировались мы очень быстро, если вообще нам пришлось адаптироваться – никаких трудностей в общении, получении вида на жительства или заполнения каких-то документов мы не испытывали. Всё было предельно чётко и понятно. Через какое-то время мы решили получить карточку студента, которая давала скидку в 50% на проезд в поездах. Мы ездили в соседние города, осматривали окрестности на велосипедах. Кстати, в Дании действительно понимаешь, что велосипед там – реальный транспорт, которым пользуются все, в том числе для дальних поездок. В городе существует очень хорошо продуманная система велодорожек со своими светофорами, развязками и даже эстакадами. Все города также соединены велодорожками, так что, я думаю, можно без проблем и с удовольствием объехать всю страну на велосипеде, останавливаясь на ночь в специальных кемпингах. К тому же ты экономишь на общественном транспорте и, считай, занимаешься спортом каждый день.

Lego – квартал
Работа над Lego – моделями в Архитектурной школе Орхуса



Евгений Чебышев:
– Процесс резкой адаптации происходил в первую неделю пребывания в Орхусе: совершенно другая среда, другие люди. Все ездят на велосипедах, есть велодорожки: тогда в Москве их не было вообще. Все люди очень доброжелательны и особенных организационных проблем не было, несмотря на сложности с английским языком в первое время. Жилье мы выбрали с Костей в Москве через интернет и, приехав в Орхус, нам оставалось только подписать документы и оплатить первый месяц аренды. Вдвоём, естественно выходит дешевле, ну и дружнее: есть с кем обсудить учебу и быт.

У меня был велосипед от студентки из МАРХИ, учившейся в Орхусе годом раньше, и это было замечательно, поскольку он стал моим главным средством передвижения не только по городу, но и по окрестностям.

Когда меня спрашивают про менталитет людей в Дании, я вспоминаю один случай. Ехал я как-то на велосипеде, вдруг нужно притормозить, но тормоз под левой рукой проваливается, правая занята рулоном бумаги. В итоге я въезжаю, к несчастью, в девушку на велосипеде и мы оба падаем, благо на небольшой скорости. И что вы думаете, происходит? Она поднимает меня и спрашивает: все ли у меня в порядке? Я к такой реакции просто не был готов.

На английском в стране все говорят очень хорошо, он почти как второй язык. Хотя датчане чтут свои традиции и язык, страна маленькая и приходится со всеми коммуницировать. Кино и книги у них в оригинале на английском языке с раннего возраста.

Начало работы на Lego – воркшопе в Архитектурной школе Орхуса
Работа над моделью из Lego в Архитектурной школе Орхуса



– Какой была учеба в Дании?

Константин Душкевич:
– Учиться было очень интересно. В Орхусе мы почувствовали, что, в отличие от МАРХИ, нашими идеями действительно дорожат и даже ставят их во главу угла. Например, приступая к новому проекту, нам запрещалось рисовать будущее здание, чтобы не привязываться сразу к какому-либо материальному воплощению своих мыслей: мы должны были разрабатывать концепцию. Работа над идеей ведется на протяжении всего проектирования, и ее результаты помещаются в специальный альбом, который выдают каждому студенту под новый проект. Когда работа закончена, студенты демонстрируют свой проект приглашенному жюри, которое не знает никого из обучающихся. Вот еще одно интересное отличие от МАРХИ. У нас это называется «защитой проекта», у них – «объяснением проекта». Мне кажется, разница в названиях принципиальна, по ней можно сразу понять разницу в подходах к обучению. Преподаватель нам объяснил, что мы не должны защищать свой проект так, будто все вокруг только и норовят указать на ошибки или недоработки, наоборот, жюри настроено дружественно к тебе и заинтересовано в полном понимании твоего проекта. Такое отношение к студентам, на мой взгляд, мотивирует их на поиск уникальной идеи для своего проекта и показывает, что создание жизнеспособной индивидуальной концепции – это главная работа архитектора, с чем я не могу не согласится.

Сам процесс обучения, по сравнению с МАРХИ, достаточно неспешный – один проект в семестр. Предметов как таковых, можно сказать, и нет – в течение работы над проектом к архитектурному проектированию регулярно подключаются дополнительные лекции, воркшопы, встречи с инженерами, которые специально подбираются учебной программой. Другими словами, каждое из таких дополнительных мероприятий дает студентам важную или просто интересную информацию по теме проекта. Что-то смастерить своими руками, посетить соседние города и строительные площадки, провести две недели в Барселоне, занимаясь сбором информации для будущего проекта – далеко не всё, чем мы занимались помимо непосредственного проектирования. Вообще, процесс обучения достаточно свободный, в основном нацелен на самостоятельную работу. Ведущий преподаватель направляет студентов, дает советы, отвечает на вопросы и не пытается тебя переучить, навязать свою точку зрения или заставить что-то сделать. В нашей группе дело дошло даже до того, что один студент вместо проекта культурного центра предложил построить жилье для студентов. Ты волен делать практически что угодно, главное – иметь при себе веские аргументы, сильную концепцию и уметь её объяснить. В целом, год в ААА был очень интересным и насыщенным, скучать было некогда. Мы были увлечены учебой, потому что развивали и реализовывали полностью свои концепции, а преподаватели нам в этом помогали и всячески поддерживали.

Евгений Чебышев:
– В архитектурной школе мы выбрали мастерскую «Studio approaching sustainable architecture». Название – специфическое, поскольку термин «устойчивая архитектура» достаточно размыт, и точных определений его нет. Мы занимались изучением того, чем же является устойчивая архитектура и как её спроектировать.

Объяснение проектных решений на Lego – воркшопе в Архитектурной школе Орхуса
Выставка моделей Lego-воркшопа в Архитектурной школе Орхуса



– Чем отличается и чем схожа учеба в Орхусе и в МАРХИ?

Константин Душкевич:
– Как я уже говорил, на мой взгляд, обучение в Дании отличалось от обучения в МАРХИ прежде всего другим подходом к образованию. Поиск собственного видения, его апробация и развитие. Студента никуда не гонят, у него достаточно времени, чтобы спокойно подумать над своим проектом, всё взвесить, зайти в библиотеку, спокойно поговорить с преподавателем. Крайне дружелюбная атмосфера института и общая нацеленность именно на студентов и на их работу, а не на получение каких-то зачетов, бессмысленную зубрежку. Тот факт, что студенту выдается ключ от его корпуса и рабочей аудитории, куда он может попасть в любой момент дня и ночи, уже говорит о многом. Никаких охранников, никаких пропусков. Льготная печать на плоттере, практически бесплатная круглосуточная печать на цветном «ксероксе», который есть в каждом корпусе, возможность бесплатной работы на станках в помещении воркшопа.

В Орхусе мы всегда знали, что делать. Это звучит достаточно жестко, однако в МАРХИ, перманентная критика твоей работы и нежелание что либо слушать о «концепции», вечная гонка и недостаток времени периодически ставили меня в тупик и приходилось заниматься откровенным формализмом – просто рисовать красивую картинку без какого-либо идейного подкрепления.

Евгений Чебышев
– Среди плюсов в образовании архитектурной школы Орхуса надо выделить ясный и логичный метод проектирования, сбора информации, анализ ситуации и разработка программы здания наравне с проектированием его формы. Все предметы, которые мы изучали, были в контексте с главным – архитектурным проектированием. Все было настроено на выдачу качественного результата. Защита финального проекта происходила, скорее, как дискуссия.

Учебный семинар в Архитектурной школе Орхуса
Студенческий проект «Жилой дом высокой плотности с теплорегулирующим фасадом»



– Что дало вам образование в Дании, а что – в МАРХИ?

Константин Душкевич:
– В МАРХИ большое внимание уделяется истории архитектуры, знание которой я считаю неотъемлемым для любого уважающего себя архитектора. В МАРХИ нас отлично учат выражать свои мысли на бумаге, учат рисовать от руки, чему в Орхусе уделен, кажется, всего один семестр на первом курсе. Одним словом, у каждой системы есть свои плюсы и минусы, каждая из них уникальна. Образовательную программу МАРХИ я считаю одной из немногих в мире, которая уделяет много времени работе с базовыми композиционными и пространственными приемами (факультет общей подготовки), своеобразной азбуке для архитектора и мне будет очень обидно, если наш институт откажется от этого в будущем. Это действительно можно назвать «фишкой» МАРХИ, и я действительно очень дорожу знаниями и умениями, которые мне дали преподаватели на первом и втором курсах.

Благодаря учебе в Дании, я познакомился с архитектурой и технологиями сегодняшнего дня. В библиотеке ААА много действительно полезных и современных книг. Я нисколько не умаляю достоинства библиотеки МАРХИ, где есть масса уникальных и крайне интересных изданий, однако вспоминаю учебник по конструкциям, по которому мы учились – в нем монолитному железобетону была уделена совсем небольшая глава, как перспективному материалу…

Такие разные школы похожи тем, что очень важно попасть к действительно серьезному преподавателю. Я совсем не говорю, что в МАРХИ или в Орхусе есть «плохие» и «хорошие» преподаватели. Просто в силу индивидуальных особенностей, все преподаватели разные, у каждого из них – свой уникальный опыт и профессиональная точка зрения. Для меня важно «сойтись» с преподавателем, быть с ним как бы на одной волне, разговаривать на равных. Поэтому я считаю, что ведущий преподаватель во многом определяет настроение в группе, обращает внимание студентов на те или иные аспекты. Найти такого «своего» преподавателя можно абсолютно где угодно, совершенно не обязательно ехать для этого за границу. Однако европейская система образования буквально запрещает своим студентам сидеть на одном месте и всячески поощряет «студенческие миграции» в рамках получения высшего образования. Я считаю это крайне полезным опытом, так как каждый город, каждая страна отличаются друг от друга, и в любом месте ты найдешь что-то интересное, особенное. Так что, если есть возможность, и как бы тебе всё ни нравилось дома, поездка за границу несомненно будет интересным и полезным опытом и серьезным расширением кругозора.

Евгений Чебышев:
– Безусловно, обучение в архитектурной школе Орхуса изменило видение вообще всего процесса проектирования. Появилась ясность, как вести проект и эволюционировать в процессе работы над ним. Открытием стало многообразие вариантов материального воплощения проектов, это значит, что одну и ту же архитектурную задачу можно решить сотней способов, и ты выбираешь, по какому пути пойти. Я очень рад, что у меня была возможность соединить два подхода: МАРХИ и архитектурной школы Орхуса. Поскольку наша школа именно дополняет иностранную, но никак не заменяет.

Орхус. Студенческая экскурсия на стройку
Орхус. Студенческая экскурсия на стройку



– Порекомендовали бы вы школу Орхуса для других российских студентов?

Константин Душкевич:
– За границей я учился только в Орхусе, поэтому мне достаточно трудно рекомендовать именно его. Тем не менее, я с полной уверенностью советую провести какое-то время в ААА. Кроме того, в Дании – современная архитектура, высокое качество среды, дружелюбное отношение местных жителей.

Архитектурная школа есть еще при Академии изящных искусств в Копенгагене, но когда я был на 5-ом курсе МАРХИ, с ней не было подписано соглашения о сотрудничестве. Да и, честно говоря, Орхус настолько мне понравился, что я бы без сомнения выбрал его снова. Хоть это и следующий по величине после столицы город Дании, его правильнее называть «большой деревней»: настолько много там парков, скверов, общественных пространств и настолько комфортная там застройка.

Однако, если говорить про учебу, нужно также иметь в виду, что все преподаватели разные и важно попасть к профессионалу, который окажется действительно хорошим преподавателем. К примеру, в нашей группе было трое преподавателей, каждый из которых вел нескольких студентов. И Инге Вестергор, которая «вела» меня в первом семестре – архитектор с богатым опытом, на мой взгляд, была на голову выше своих двух коллег в плане преподавания.

Евгений Чебышев:
– Я рекомендую датскую школу. Во-первых, узнать, какие задачи в проектировании ставятся в обществе с более высоким уровнем жизни, чем у нас – это очень важно. Во-вторых, проникнуться новыми методами проектирования, ну и, конечно же, просто пожить в Дании – очень здорово: среда там исключительно комфортная для человека.

Константин Душкевич и его преподавательница в Архитектурной школе Орхуса Инге Вестергор (Inge Vestergaard) в рабочей поездке в Барселону



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали для себя процесс обучения архитектуре?

Константин Душкевич:
– Я очень доволен тем, как сложилось моё образование. МАРХИ дал мне отличную базу, ААА научил меня, как делать настоящую архитектуру. Сейчас, я абсолютно уверен в том, что не хотел бы учиться только за границей, так же, как ни секунды не жалею о времени, проведенном в Орхусе. С другой стороны, если работать за границей, то, скорее всего, европейское образование отлично подготовило бы студента к профессиональной карьере. Учиться только за границей, а потом работать в России мне представляется не лучшим вариантом. Однако, если «почва» для вашего будущего уже подготовлена здесь, то почему бы и нет. Конечно, я бы мог подать документы на получение гранта на дальнейшее образование в Орхусе (кстати, это хороший шанс не только учиться, но жить бесплатно) и при согласии Министерства образования Дании остаться в ААА еще на один год, но я подозревал, и, как оказалось на 6-ом курсе, совсем небезосновательно, что найти работу в Москве, которая бы тебе понравилась, ох как не просто. Как ни странно, едва ли кого интересовал мой опыт обучения за границей, когда я пытался устроиться на работу…

Я очень уважаю свою профессию. Возможно, моё восторженное представление об архитектуре еще довольно наивно, однако я считаю, что архитектор меняет мир к лучшему и не теряю надежды на то, что в нашей стране качество среды хоть потихоньку, но будет подниматься.

Евгений Чебышев:
– Вообще, не считаю правильным рассуждение о том, как бы все сложилось, если можно было вернуться в прошлое. Не стоит ни о чем жалеть и тратить свою эмоциональную энергию на воспоминания о прошлом и сделанных ошибках. Все сложилось лучшим для меня образом и только я несу ответственность за себя и за свой выбор.

Архитектурная студия CLIC совместно с Brink Brandenburg Arkitektur. Арт-объект для штаб-квартиры «Лукойл» в Москве. 3-е место конкурса.
Архитектурная студия CLIC совместно с Brink Brandenburg Arkitektur. Арт-объект для штаб-квартиры «Лукойл» в Москве. 3-е место конкурса.



– Чем вы занимаетесь сейчас?

Константин Душкевич:
– Работа вдохновляет меня, когда я могу сказать о своем проекте: «Да, вот это именно то, что нужно!» К сожалению, в силу особенностей компании, в которой я работаю, далеко не всегда мои предложения доходят до реализации, и самое обидное в такой ситуации – отсутствие каких-либо конструктивных замечаний. Директор просто говорит, что ему это не нравится, и точка. Тем не менее, мне удалось поучаствовать в некоторых крупных проектах и, более того, существенно на них повлиять, задать концепцию. Большой удачей я считаю то, что мне удалось устроиться на концептуальное проектирование – это действительно то, чем бы я хотел заниматься. Однако заказов не настолько много, чтобы постоянно работать только над концепциями. Когда того требует график, я сажусь и за черчение, и за рабочку, что тоже большой опыт. Попутно я знакомлюсь со стадиями производства проекта и со всей внутренней «кухней».

Чтобы работа приносила больше удовольствия, и, конечно же, денег, мы с Женей поняли, что нам остается одно – пытаться пробиваться самим, и открыть своё дело, где ты напрямую без посредников общаешься с заказчиком и сам решаешь, как строить процесс проектирования. Наш CLIC участвует в различных конкурсах, разрабатывает концепции и проекты. Кстати, после обучения в Дании у нас осталось достаточно контактов, и сейчас мы сотрудничаем с датской архитектурной фирмой, где работает один из наших одногрупников из Орхуса.

Евгений Чебышев:
– В 2014 мы с Костей решили объединиться в архитектурную студию CLIC. Параллельно с основным местом работы, мы развиваем наше дело, участвуя в конкурсах и частных проектах. Наша студия заняла третье место во всероссийском конкурсе на арт-объект штаб-квартиры «Лукойл». Этот проект мы сделали совместно с друзьями из Дании – компанией Brink Brandenburg. Сейчас находится в процессе реализации наш проект загородного дома. Наш проект аркады бизнес-центра «Белые Сады» вошел в шорт-лист этого конкурса. Своё архитектурное дело позволяет взглянуть на весь процесс проектирования с совершенно иной стороны, в сравнении с работой по найму. Ты в ответе за все, и это очень способствует самоорганизации, стимулирует на качественный результат.

Архитектурная студия CLIC. Загородный жилой дом в Кончинино



– Дайте совет начинающему архитектору.

Константин Душкевич:
– Посмотрите вокруг – архитектура, это практически всё, что нас окружает, и она просто не может не воздействовать на людей. Только представьте, какой силой обладает архитектура, и что можно делать с ее помощью. Используйте это. Вдохновляйте людей своими проектами.

Евгений Чебышев:
– Основным советом начинающему архитектору, пожалуй, будет как можно скорее начать практиковать и строить. Наверное, только архитектор, чьи проекты строятся, может считаться архитектором, поскольку пространство для поисков огромно, но вот чтобы реализовать задуманное, необходима масса знаний, навыков и силы характера. Ещё мне очень нравится высказывание чилийского архитектора Алехандро Аравены: «Нет ничего хуже, чем дать правильный ответ на неправильный вопрос». В архитектуре очень важен анализ и выбор правильного метода работы, где команда архитекторов ясно видит проблемные места, ситуацию и требования заказчика. Реализация амбиций архитектора – это всегда компромисс, и очень важно, чтобы проект оставался цельным и сильным произведением со своей идеей.
Архитектурная студия CLIC. Аркада бизнес-центра «Белые Сады». Шорт-лист конкурса
Архитектурная студия CLIC. Аркада бизнес-центра «Белые Сады». Шорт-лист конкурса
Архитектурная студия CLIC совместно с Brink Brandenburg Arkitektur. Конкурсный проект для Звенигорода


28 Марта 2016

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.