Андрей Иванов: «Свой подход к городу я определил как поэтическое постижение»

Такие книги о городах, написанные архитектором – редкость. В декабре «Иереван. Этюды о духе места» Андрея Иванова был представлен в Ереване, а затем – в Москве, на фестивале «Зодчество». Мы попросили автора рассказать, куда приводит архитектора психогеография.

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg
zooming
Андрей Иванов и Конд. Фото предоставлено автором
Архи.ру:
– Андрей, рассказы о городах для архитекторов, как правило – про памятники, достопримечательности, отдельные объекты или про градостроительную историю. И мне хотелось бы, в первую очередь, понять, почему для рассказа о городе вы избрали именно психогеографический подход?

Андрей Иванов:
– Про такой подход я узнал уже после того, как начал писать книжку, но как тогда не владел, так и сейчас не владею этим самым психогеографическим подходом. Тем более у ситуационистов все очень сложно изложено. Но я прочел, и стало любопытно, как получилось это ненамеренное совпадение… Скорее всего, оно объясняется общим для нас отношением к городу. И все-таки я свой подход к городу определил как поэтическое постижение – одна из глав так и называется.
zooming
Книга Андрея Иванова «Иереван. Этюды о духе места» (издательство «Медиаполис», 2014).
– Известно, что ситуационисты во главе с Ги Дебором в своих дрейфах по городу могли следовать, например, за запахами. В вашей книге много фотографий и, одновременно, цитат из самых разных книг. Что же вас вело по Еревану?

– Скорее всего, проводником были зрительные впечатления. Я все время хожу с фотоаппаратом – без него не могу! И чем старше становлюсь, все больше снимаю не банальные сюжеты, а ищу то, что соответствует моему видению города – через детали, поверхности, фрагменты – близкий по масштабу человеку осязательный уровень. Еще хорошо, когда люди попадают в кадр – но это сложно и не всегда получается. Поэтому снимаю то, что не исчезает у тебя на глазах, на что можно смотреть и вживаться в новое для тебя пространство. Ну и, кроме того, архитекторам хорошо известны профессиональные градостроительные истории, культивировавшие миф о Ереване как советском городе. Но этот город – гораздо сложнее. И хочется понять, что же там раскручивается за этим знакомым по учебнику периоду. Ключевой фигурой для Еревана был Александр Таманян – крупный и важный – со многими значениями – архитектор. Про него говорят «создатель нашего города, отец Еревана», но я все время думал, как такое могло быть, если Таманян работал в 20-30-е годы прошлого века, а Еревану скоро – 2800 лет. Мне хотелось понять, создал ли великий Таманян город заново, или там была своя, дотаманяновская история, и что с ней дальше стало. Мне хотелось найти живые кусочки этого прошлого и изучить.
zooming
Ул. Пушкина в снегу © Андрей Иванов
– Неужели вы отступили с позиций психогеографии в архив?

– В Ереване несложно найти то, что тебя интересует. Вот, например, идешь с кем-то из местных, и тебе говорят: «А это у нас Конд. Мы туда не ходим – там одни трущобы». А ты смотришь – там интересно! В пяти минутах от центра начинаешь бродить и находишь, например, бывшую персидскую мечеть. Сегодня она представляет собой дворик, обстроенный 5–6 квартирами, и все это под кирпичными куполами, заросшими травой, посреди дворика – фонтанчик, а в стрельчатые проемы вставлены пластиковые окна… О таком Ереване пока мало кто знает, но за три года, что я туда езжу, его уже заметили, все чаще фотографируют там старые дома, окна и ворота. Там и люди особые живут. А снести этот район собираются давно, начиная со времен Таманяна. Автор генплана Еревана нарисовал на месте Кондатакой правильный циркульный круг, разбитый, как апельсин, на дольки, и сказал, что у нас тут будет музейный городок. Действительно, ландшафт Конда –это круглый холм, но планировочная структура другая: сложная, извилистая. Три-четыре главных улицы, а между ними – переулки, лестницы какие-то, перепады, закоулки, закутки –все сплетено друг с другом. Ну никак не представить правильного круга и расчерченных радиусов!
zooming
Старый Норк. Дом с большим подвалом - дом Геворга Саркисяна © Андрей Иванов
– Вы сказали «особые люди» – это какие же?

– Это люди, которые живут там поколениями, у них свой микромир. Девелоперы и десять, и пять лет назад намеревались построить на этом месте, вблизи от центра, огромное количество дорогой недвижимости, спекулируя на той ситуации, что люди живут плохо. Действительно, плохо, но уходить оттуда не хотят. Они живут в исторических, перестроенных, дополненных домах, громоздящихся друг на друге, и, вполне возможно, не в полной мере легализованных как собственность – в условиях запрета на ее обновление. Конд, как и некоторые другие вернакулярные районы Еревана, попадает под так называемую систему действия государственных нужд: здесь отчуждение недорогой собственности может происходить достаточно просто. Это как у нас магистраль проложить через лес. Получается, что люди живут в подвешенном состоянии, и это, несомненно вызывает депрессию… Хотя и в Конде за последнее время я встретил уже обновленное жилье – значит, здесь появились состоятельные люди.
zooming
Ул. Абовяна. Пирожки © Андрей Иванов
– Бывают ситуации, когда мы вдруг «расчувствовались». А Ереван допускает эмоциональную открытость?

– Совершенно однозначно могу сказать: это теплый город – во всех буквальных и переносных смыслах. Насчет открытости – непросто, а теплый и дружелюбный – точно! Иногда компания за столом при тебе говорит по-армянски, но это нельзя воспринимать как невежливость, для них это естественный переход, им так проще. А вот тебе придется сменить роль участника на роль наблюдателя и ответить для себя на этот вызов: сумеешь понять и пробиться? Как мононациональный город Ереван – не совсем прозрачный.
zooming
Проспект Маштоца. Портной © Андрей Иванов
– А как же обозначить параметры его дружелюбия?

– Это – атмосфера города. Он безопасен на 100 процентов: я ни разу не слышал каких-либо криминальных сообщений (кроме вестей о сносе памятников – но это уже другое дело). Несмотря на незнание языка, ты чувствуешь себя комфортно – это не Бразилия, где в фавелах очень тревожно! Тут люди спокойно сидят в кафе, гуляют до двух часов ночи, назначают свидания…Такая степень взаимодоверия – редкость. Вот ты фотографируешь чей-то дом, с тобой здороваются, предлагают зайти, показывают подвал с древними сводами, потом приносят в угощенье килограммовую ветвь винограда, приглашают выпить кофе – и от этого нельзя отказываться, чтобы не обидеть хозяев. Дальше может последовать дегустация домашней водки или вина, а потом придет сосед и скажет, что у него тоже есть, что сфотографировать. И это все очень приятно, единственное опасение, что встреч будет сразу очень много, тебя начнут передавать из рук в руки. Такое вряд ли может произойти в новых районах, а вот в старых еще остались лакуны традиционной жизни.
zooming
Человек на лестнице. Старый дом на ул.Тиграна Метца © Андрей Иванов
– А как Вы попали в Ереван в первый раз?

– Это было в 1984 году, летом. Я работал в ЦНИИП градостроительства, был направлен в командировку в Раздан. Темой исследования было «совершенствование архитектурно-художественного облика новых городов». А базировались мы в столице. Я слышал, что понятие «Золотой век» Еревана связан с 60-80 годами прошлого века – столица Армении на фоне многих городов СССР успешно развивалась и процветала. Потом даже книга была написана про это время: «Ереванская цивилизация». И тогда, в свой первый приезд, я почувствовал, что город – необычный, здесь есть концентрированная творческая среда. Даже первый в Союзе официальный музей современного искусства уже тогда был открыт в Ереване… Мне хотелось вернуться. И когда это удалось в 2011 году, я стал ездить в Ереван часто. Первый очерк «Северный проспект ведет в Конд» вышел на Архи.ру. Следующие публикации были в журнале «Ереван», а про книжку я тогда и не думал.
zooming
Канакер. Церковь Св.Аствацацин. Мальчик на надгробии © Андрей Иванов
– Значит, литературные цитаты, которыми в вашей книги открывается каждая глава – уже свидетельства увлечения этим городом и Арменией?

– Да, книжку я стал составлять позже, когда появлялись новые сюжеты и впечатления.

В книге – несколько историй. Это ключи к пространству города?

– По сути там одна история – моего постижения города – того, который я считаю своим личным Ереваном.

– Поэтому – Иереван? Неужели от вашей фамилии?

– Нет, конечно. Разгадку названия я даю в самом начале книги. Внешние аналогии тут не подходят. Есть, например, сайт iyerevan.am – он приглашает к диалогу горожан и муниципалитет – для улучшения жизни столицы. Но я-то свой реальный город улучшить не стремлюсь. Это «и», скорее, от инаковости, изменчивости, исчезаемости, иероглифичности, изобретенности, интертекстуальности, иерусалимскости того города, о котором я пишу. С моей книгой тоже можно совершать назапланированный дрейф – читать с любой части, с любого сюжета.
zooming
Столб на ул. Абовяна у дома по ул. Арами,30 и дети с шариками © Андрей Иванов
– А как вы представляли своего читателя?

– В первую очередь, это житель Еревана. С ним я делюсь тем, что удалось открыть в этом городе. И я общался со многими, кто рад такой перезагрузке своего восприятия города, ставшего привычным. А кто будет читателем в других городах – мне судить трудно.

– У вас есть сильные «приманки»: Параджанов, Сарьян, коньяк, Звартноц…

– Если приманит – хорошо.

Быть может, напрасно мы Ги Дебора тут вспоминали. Тем более, что он не был в Ереване.

– Тем более, никто еще не был в Иереване. Заходите!
zooming
Ул. Саят-Нова. разговор и девушка © Андрей Иванов
Иванов А. Иереван. Этюды о духе места: Сборник эссе. Ереван: Mediapolis Creative Projects Bureau, 2014. 152 с.
Книга продается в Москве в магазине «Армения» на Пушкинской пл. (ул. Тверская, 17) и в Ереване в магазине «Бюрократ» на ул. Сарьяна, 19.
zooming
Старый Норк. Натюрморт. Водкоделие © Андрей Иванов
zooming
Канакер. Церковь Св.Акопа. Руки © Андрей Иванов
zooming
Детская железная дорога.Паровоз © Андрей Иванов


30 Декабря 2014

Беседовала:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.

Сейчас на главной

Волны в степи
«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.
Культурная встреча на высоте
В Берлине заложен первый камень 150-метрового небоскреба Alexander Tower на Александерплац: архитекторы – Ortner & Ortner Baukunst, заказчик – российский девелопер «МонАрх».
Сжигая мосты
В конце зимы на Масленице в Никола-Ленивце сожгут мост по проекту архитектурного бюро KATARSIS. Рассказываем об итогах конкурса на лучший арт-объект.
Нагатино: четыре истории
Проект застройки западной части Нагатинского полуострова бюро «Гинзбург Архитектс» начинало разрабатывать четыре раза, послойно накладывая на территорию одну концепцию за другой и формируя уникальный городской кейс. Рассматриваем все четыре, начиная с сотрудничества с Уильямом Олсопом.
За художественную ценность
В Петербурге наградили победителей архитектурно-дизайнерской премии «Золотой Трезини», девиз которой – «Недвижимость как искусство». Представляем 18 лучших проектов.
Яркое предложение
Концепция развития микрорайонов 7 и 8 в Южно-Сахалинске продолжает работу, начатую концепцией для всего города, также разработанной архитекторами «Остоженки». Можно только удивляться, насколько логично и последовательно идет работа – и насколько ярок результат.
Взять под козырек
Архитектор Роман Леонидов, спроектировавший «усадьбу Завидное» в Подмосковье, перенес в область частного дома мотивы общественных сооружений и придал ему футуристический хайтековый акцент.
Отель-древо
В Бретани строится гостиница в форме дерева: на его ветках размещены номера-капсулы из алюминиевых профилей компании BEMO.
Под сенью Папы Римского
Архбюро Мезонпроект построило мастерскую для Зураба Церетели во дворе дома на Пятницкой, напротив церкви Климента Папы Римского. Мягкий экомодернизм соединился с чертами ар деко.
Долг городу
Гостиничный комплекс в Монпелье на юге Франции по проекту бюро Мануэль Готран возвращает городу часть использованного им участка как общественную террасу.
Изящество простоты
Микс из восточной архитектуры и принципов ленинградского градостроительства: как мастерская «Евгений Герасимов и партнеры» поднимает планку для массового жилья.
Третья жизнь модернизма
Zaha Hadid Architects представили проект реконструкции вестибюля модернистской башни в центре Лондона: это офисное здание 1970-х с 2015 года превращено в дорогое жилье.
Образцовый офис
Штаб-квартира девелопера Amvest в Амстердаме по проекту Firm architects: показательное рабочее пространство, которое должно, помимо прочего, снизить число прогулов.
Кому в Москве жить комфортно
Конференция «Комфортный город»-2019, организованная Москомархитектурой в дизайн-кластере Artplay, сконцентрировалась на психологии. Аудитория даже поучаствовала в социо-психологическом опросе, и результат – неожиданный.
От Сочи до Владивостока
Представляем победителей ежегодного сочинского смотра-конкурса «АрхРазрез». Среди лучших – проекты из Москвы, Иркутска, Владивостока, Смоленска и других городов.
Архитектор в администрации
Говорим с несколькими выпускниками программы Архитекторы.рф, запущенной Институтом «Стрелка» и ДОМом.рф, – а именно с теми из них, кто после обучения устроился на работу в городские органы власти.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Петербургский коллаж
Выставка «Российская архитектура. Новейшая эра» расширена петербургским контентом. Предлагаем впечатления о ней и архитектурном процессе последних тридцати лет из первых рук – от участников.
Градсовет 20.11.2019
Неожиданные иностранцы проектируют офис для JetBrains, а отечественные архитекторы закрывают вид на краснокирпичный модерн: очередной градсовет Петербурга.
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Путь эмоций
Два молодых архитектора из ОСА о первом самостоятельном проекте для бюро и выработанном творческом подходе.
Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Пресса: Григорий Ревзин: «В Москве не осталось исторической...
Партнер КБ Стрелка, архитектурный критик, урбанист Григорий Ревзин рассказал Илье Иванову о хрущевках как эманации социалистического образа города будущего, антисемитизме в позднем СССР и о Москве как глобальном общероссийском айсберге, на который все пытаются взобраться.
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.