Города у воды. Часть 2

Все приоритетные направления норвежской градостроительной политики отражает масштабный план реконструкции прибрежной зоны Осло «Город у фьорда».

Нина Фролова

Автор текста:
Нина Фролова

mainImg

К Осло-фьорду выходят многие районы столицы, но далеко не все из них имеют доступ к воде: как и в любом порту, в городе за века вдоль изломанной линии берега сложилась развитая зона доков, верфей, пирсов. Сейчас, когда морской транспорт функционирует иначе, чем прежде (преобладают контейнерные перевозки, большую роль играет автоматика), потребность в такой обширной гавани отпала, и встал вопрос о реконструкции прилегающих к ней территорий.
zooming
Вид Осло-фьорда с крыши оперного театра. Фотографии Нины Фроловой
zooming
«Город у фьорда»

Возрождение и возвращение городу этих пространств началось еще в 1980-е годы: тогда в нынешнем районе Акербрюгге закрылась крупная верфь, и в течение десятилетия на ее месте вырос квартал дорогого жилья, офисов и магазинов с удобной прогулочной набережной, где стоят у причала яхты. В 1989 перестал функционировать расположенный между Акербрюгге и Ратушей вокзал Вестбанен, а в 1994 площадь перед морским фасадом Ратуши стала пешеходной благодаря построенному под берегом тоннелю. Сложившееся таким образом общественное пространство стало ядром для возрождения всей приморской зоны площадью в общей сложности 225 га.
zooming
«Город у фьорда»

В 2000 было принято решение о разработке комплексной программы «Город у фьорда» (сейчас речь идет о ее переработанном варианте 2008 года): согласно нему, вдоль воды возникнет широкая прогулочная набережная, общественный транспорт там будет представлен в форме экологически чистого трамвая, а весь автотранспорт, ранее отрезавший город от моря, уйдет в подземные или даже подводные тоннели (последний из них открылся этой осенью). На месте индустриальных сооружений, магистралей и железнодорожных путей появятся жилье, офисы, различные учреждения культуры и, что не менее важно, разнообразные рекреационные пространства. Все новые постройки будут энергоэффективными, сокращение транспортных потоков и озеленение также поспособствуют улучшению экологической ситуации, при этом новое строительство оживит центральную часть города, что гораздо предпочтительнее расползающихся пригородов; всё это – положения принятого недавно генплана Осло-2025.
Тьювхольмен (слева) и Акербрюгге

Следует отметить, что Осло, как и любой город у воды, тяготел к береговой линии с момента своего основания, поэтому в центре реконструируемой полосы (длиной 10 км) лежит выдающийся в пространство фьорда полуостров Акерснесет со средневековой крепостью Акерсхус: его самого изменения коснутся в меньшей степени, но роль своего рода центра тяжести для всего проекта он, несомненно играет; о других исторических памятниках, связанных с реконструкцией, будет сказано ниже.
zooming
Вид пешеходной площади перед Ратушей

К западу от Акерсхус лежат развитой район Ратуши, Вестбанена и Акербрюгге; к востоку же находится гораздо менее благополучная Бьорвика, где проблема портовых сооружений и автомагистралей усугубляется присутствием центрального вокзала, точнее, его путей. И именно пирс на ее территории в 2000 году парламент выбрал местом строительства одного из ключевых сооружений Европы последнего десятилетия – оперного театра мастерской «Снохетта». Это здание с его пологой крышей само по себе является общественным пространством, сразу же задавшим новый акцент индустриальному окружению.
Набережная Акербрюгге. Фото Wikimedia Commons

К востоку от Оперы, на территории, приобретенной инвесторами у управления порта и руководства железных дорог, был начат проект Barcode («Штрихкод») из дюжины стоящих параллельно корпусов (в числе архитекторов – a-lab, MVRDV и «Снохетта»): свое название он получил не только благодаря разной высоте и ширине построек, но и из-за равных проемов между ними. Благодаря такому решению, создается визуальная связь между фьордом и застройкой за железнодорожными путями, которые останутся на прежнем месте (но через них будут перекинуты три пешеходных моста, а сам вокзал полностью перестроят по проекту Space Group). Тем не менее, противники проекта из числа местных жителей считают, что внушительные габариты построек сводят на нет эффект от «щелей» между ними и, скорее, загораживают море, чем открывают его. Но вскоре ситуация прояснится: сейчас практически готова уже половина корпусов Barcode (60% площади там займут офисы в общей сложности на 10 000 рабочих мест; остальное пойдет под жилье и магазины).
zooming
Проект набережной Виппетангена

Но строительство сейчас идет не только на востоке: бывшая зона доков, небольшой полуостров Тьювхольмен, примыкающий к Акербрюгге, с 2005 превращается в район дорогого жилья (всего к 2013 там появится 1200 квартир); кроме офисов и магазинов он также сможет похвастаться музеем по проекту Ренцо Пьяно: в 2012 в свое новое здание переедет частный музей современного искусства Аструп-Фернли.
zooming
Зона Бьорвики (в центре) и прилегающие районы

Это все – уже завершенные или реализуемые сейчас проекты; но гораздо более масштабные планы пока еще не воплощены. В первую очередь, речь идет о новых жилых районах – с западного и восточного «краев» выбранной территории. Вместо портовых сооружений в Филипстаде, Сёренге и на других участках будут выстроены дома средней этажности по проектам видных норвежских архитекторов; в общей сложности там появятся тысячи новых квартир, а также объекты инфраструктуры, что актуально для Осло, где население (на сегодняшний день – около 590 тыс. человек) растет со скоростью 2% в год.
«Снохетта». Оперный театр

Плотная новая застройка (к тому же на «старой» территории) отвечает одному из основных положений действующего генплана; развитие доступного общественного пространства, важная часть проекта «Город у фьорда», также лежит в рамках «линии партии», как и энергоэффективное строительство, экологически чистый общественный транспорт, сокращение автомобильных потоков. Кроме того, озеленение центра города, особенно вдоль русел рек, также является общей для генплана и для «Города у фьорда» инициативой.
zooming
Комплекс Barcode

Крупный парк у воды планируется разбить в Филипстаде, еще один – в Виппетангене на полуострове Акерснесет. В Бьорвике будут созданы сразу 7 зеленых зон, отходящих от воды вглубь города: в их числе будут устья рек Альна и Акерсельва, зона между двумя из корпусов Barcode и даже насыпной песчаный пляж в Лохавн. Такое расположение и конфигурация открытых пространств поможет создать и сохранить визуальные связи: например, виды от восточной части береговой линии, где до 17 века и располагался Осло, в сторону крепости Акерсхус, куда город был перенесен после катастрофического пожара.
zooming
MVRDV. Штаб-квартира компании DnB NOR в комплексе Barcode © a-lab / MVRDV

Последняя по порядку, но не по значимости составляющая «Города у фьорда» – культурная; этот план известен за пределами Норвегии в первую очередь благодаря ей, потому что, если судить по удивительным размаху и амбициозности «культурного строительства», его легче представить на Ближнем или Дальнем Востоке, чем в Европе. При этом, по счастью, речь не идет о создании новых учреждений: все они старые, их лишь переносят из разных частей Осло к фьорду. Но также известно, что в обществе существует недовольство таким «вымыванием» музеев (главным образом, речь идет о них) из города.
zooming
Комплекс Barcode

О вполне оправдывающем свое расположение оперном театре и о строящемся музее современного искусства Пьяно уже упоминалось выше; кроме них в зоне гавани находятся Нобелевский центр мира, для которого Дэвид Аджайе реконструировал историческое здание вокзала Вестбанен, и крепость Акерсхус. Впрочем, некоторый перевес по числу памятников и музеев западной половины «Города у фьорда» в ближайшее время будет ликвидировано.
zooming
Пешеходный мост через пути от Barcode к центру Осло

Если там, на месте железнодорожных путей Вестбанена будет построен только Национальный музей искусства, архитектуры и дизайна по проекту Яна Кляйхюса (хотя ранее на этом месте хотели возвести Центр международной торговли бюро ОМА и Space Group), то на востоке, в Бьорвике появится целых три новых учреждения культуры. За оперным театром построят новое здание Национальной библиотеки (мастерские Lund Hagem Arkitekter и Atelier Oslo), а на соседнем пирсе – новый корпус Музея Мунка и Музея Стенерсена Хуана Эррероса. Восточнее, за линией жилых домов у самой воды, на территории Парка Средних веков (названном в память о старом расположении Осло) будет возведено сооружение и для Музея истории культуры, где выставят три корабля викингов.
zooming
Комплекс Barcode

Следует отметить, что ситуация с Парком Средних веков вызывает беспокойство у критиков проекта: по их мнению, вертикальный объем здания загородит вид от первоначального центра города на нынешний, а сохранить эту зрительную связь необходимо. Наиболее радикальные противники плана выступают за перенос постройки от конца пирса, где он должен быть расположен, к корпусам Barcode; но пока же городские власти говорят только об уменьшении габаритов здания.
Вентилляционные башни тоннеля под фьордом в ближайшее время будут превращены в арт-объект

«Город у фьорда» будет полностью реализован примерно через 10-15 лет; его бюджет составляет порядка 8,5 млрд. долларов. Уже сейчас, хотя и середина пути еще не достигнута, Осло возможно сравнивать с другими европейскими городами, занимающимися комплексным возрождением портовых зон: Гамбургом, Марселем, Барселоной, Лондоном, Копенгагеном – этот список можно продолжить. Но кто из них окажется в итоге самым реалистичным, предусмотрительным или просто удачливым, покажет лишь время.
Тьювхольмен. Фото Wikimedia Commons
zooming
Ренцо Пьяно. Музей современного искусства Аструп-Фернли © RPBW
zooming
Kleihues + Schuwerk. Национальный музей искусства, архитектуры и дизайна
zooming
Дэвид Аджайе. Нобелевский центр мира
zooming
Хуан Эррерос. Музей Мунка
zooming
Lund Hagem Arkitekter и Atelier Oslo. Национальная библиотека

15 Декабря 2010

Нина Фролова

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Atelier Oslo, Kleihues + Kleihues, Snøhetta, A-lab: другие проекты
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
Философский маршрут
Бюро Snøhetta оформило тропу в Австрийских Альпах над Инсбруком смотровыми площадками, местами для отдыха и цитатами Людвига Витгенштейна.
Движение по спирали
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект Большого оперного театра в Шанхае, ключевого объекта как для нового мастер-плана города, так и для 13-й пятилетки КНР.
«Умный» город из дерева
Архитекторы Snøhetta и Heatherwick Studio разработали проект «умного» района на берегу озера Онтарио в Торонто с многоэтажной деревянной застройкой. Заказчик – Sidewalk Labs, «сестринская» компания Google’а, канадская штаб-квартира которого появится рядом.
Живая лаборатория
Snøhetta и Гарвардский университет превратили довоенный дом в Кембридже в энергоэффективный офис, способный адаптироваться к погодным условиям и смене времен года.
Библиотека как мост
Новое здание Центральной библиотеки по проекту бюро Snøhetta в Калгари перекинуто над путями легкого метро, соединяя два района города.
Солнце и планеты
Архитекторы Snøhetta спроектировали посетительский центр и планетарий для Солнечной обсерватории в Харестуа близ Осло.
Кольцо на воде
Бюро Snøhetta спроектировало на севере Норвегии отель Svart – первое в мире «активное» гостиничное здание за Северным полярным кругом.
Футуризм в розовом цвете
Snøhetta оформила очередное помещение для магазина натуральной косметики и парфюмерии Aesop. Место для седьмого совместного проекта норвежского бюро и австралийской марки нашлось в Лондоне.
Вспышка в металле
Бюро Snøhetta и скульптор Борд Брейвик спустя 22 года вновь расширили комплекс Музея изобразительного искусства и кинотеатра в Лиллехаммере.
«Бабочка» на Бродвее
В Нью-Йорке завершилась реконструкция Таймс-сквер по проекту Snøhetta: пешеходное пространство площади увеличилось в два раза.
Путь под горами
В Норвегии при участии бюро Snøhetta спроектирован тоннель для крупных кораблей, который станет первым в мире сооружением такого типа.
Похожие статьи
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.
Бинарная оппозиция
Рассматриваем довольно редкий случай – две постройки Евгения Герасимова на одной улице с разницей в пять лет, на примере которых удобно рассуждать об общих подходах и принципах мастерской.
Возвышение двора
Жилой комплекс «Реноме» состоит из двух корпусов: современного каменного дома и краснокирпичного фабричного здания конца XIX века, реконструированного по обмерам и чертежам. Их соединяет двор-горка – редкий для Москвы вариант геопластики, плавно поднимающейся на кровлю магазинов, выстроенных вдоль пешеходной улицы.
Поликарбонат над рекой
Студенческий центр Powerhouse для Белойтского колледжа в штате Висконсин – реконструированная по проекту Studio Gang историческая электростанция.
Расслышать мелодию прошлого
Храм Усекновения главы Иоанна Предтечи в сквере у Новодевичьего монастыря задуман в 2012 году в честь 200-летия победы над Наполеоном. Однако вместо декламационного размаха и «фанфар» архитектором Ильей Уткиным предъявлен сосредоточенно-молитвенный настрой и деликатное отношение к архитектуре ордерного шатрового храма. В подвальном этаже – музей раскопок, проведенных на месте церкви.
Новое внутри старого
В ходе реконструкции Королевского музея изящных искусств в Антверпене KAAN Architecten полностью скрыли современное крыло внутри исторического здания, чтобы не нарушать его облик.
Мост на 14 000 «лампочек»
Пешеходный мост близ Штутгарта получил эффектный облик благодаря единству пролетного строения и опорной конструкции. Проект разработан инженерами schlaich bergermann partner.
Водная стихия
Плавучий павильон Teahouse Ø по проекту бюро PAN- PROJECTS «обживает» каналы Копенгагена как общественное пространство.
Семантический разлом
Клубный дом STORY, расположенный рядом с метро Автозаводская и территорией ЗИЛа, деликатно вписан в контрастное окружение, а его форма, сочетающая регулярную сетку и эффектно срежиссированный «разлом» главного фасада, как кажется, откликается на драматичную историю места, хотя и не допускает однозначных интерпретаций.
Дуэт в Филях
Вторая очередь жилого комплекса Filicity, спроектированная бюро ADM, основана на контрасте стеклянного 57-этажного 200-метрового небоскреба и 11-этажного кирпичного дома. Высотка утверждает футуристичный вектор в московской жилой архитектуре.
Дворы и башни: самарский эксперимент
Конкурсный проект «Самара Арена Парка», предложенный Сергеем Скуратовым, занял на конкурсе 2 место. Его суть – эксперимент с типологией жилых домов, галерейных и коридорных планировок кварталов в сочетании с башнями – наряду с чуткостью реакции на окружение и стремлением создать внутри комплекса полноценное пространство мини-города с градиентом ощущений и значительным набором функций.
Стена и башня
Архитекторы ОСА в поисках решений, которые можно противопоставить среде малоэтажной застройки в центре Хабаровска, а также возможности вставить новое слово в разговор о массовом жилье.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни
Музей в «холодной куртке»
Корпус Киндер Хьюстонского музея изобразительных искусств по проекту Steven Holl Architects: фасады из полупрозрачного стекла отражают 70% солнечного жара.
Красный дом
В районе Новослободской появился Maison Rouge – комплекс апартаментов по проекту ADM, который продолжает начатую БЦ «Атмосфера» волну обновления квартала в сторону улицы Палиха
Эффект оживления
Проект Останкино Business Park разработан для участка между существующей станцией метро и будущей станцией МЦД, поэтому его общественное пространство рассчитано в равной степени на горожан и офисных сотрудников. Комплекс имеет шансы стать катализатором развития Бутырского района.