English version

Новая заря

В проекте технопарка на территории ДСК 500 в Тюмени – «самого большого в РФ» – архитекторы HADAA сохраняют не только промышленную функцию гигантского ангара конца 1980-х и 90% его конструктива, но и откликаются на его образность. И предлагают «градиентный» подход к развитию пространств: от открытых общественных к закрытым профессиональным, его цель – сделать технопарк драйвером развития деловой функции между промышленными территориями и будущим жилым районом по программе КРТ.

mainImg
Архитектор:
Георгий Тюгаев
Михаил Шварцман
Мастерская:
HADAA ARCHITECTS https://hadaa.ru/
Проект:
ДСК-500
Россия, Тюмень, Камчатская улица, 38А

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: Георгий Тюгаев
ГАП: Михаил Шварцман
Архитекторы: Карина Улога, Анна Бухвалова, Дарья Фисенко, Анастасия Иванкина,  Владислав Рылько, Ирина Коваленко, Андрей Князев

5.2022

Заказчик: Агенство инфраструктурного развития  Тюменской области 
Международный конкурс на проект реновации ДСК 500 в Тюмени прошел летом 2022 года. Из десяти предложений финалистов жюри выбрало проект относительно молодого архитектурного бюро HADAA Георгия Тюгаева и Михаила Шварцмана. Сейчас начинается процесс реализации проекта. Концепцию планируют реализовать в несколько очередей, заказчик запустил процедуру выбора генпроектировщика, причем одни из требований – привлечь победившую команду к авторскому надзору.

Осенью концепция HADAA была отмечена «серебряным знаком» фестиваля «Зодчество».

Словом, проект заметный. 
ДСК-500. Центральное лобби блока основных производств
© HADAA ARCHITECTS

А еще проект очень большой: пятно здания 600 х 200 метров, 12 га, площадь территории 28.3 га (архитекторы сопоставляют ее с тремя пирамидами Хеопса) – и еще он во многих отношениях нетипичный, причем это касается как исходных данных, так и сути предложения, сформулированного в победившем проекте. 
Конец 1980-х: комбинат деревянных домокомплектов
ДСК 500 был построен в конце 1980-х и оснащен по финской технологии. Он выпускал типовые дома – «домокомплекты» – из дерева. Комбинат недолго работал в полную силу: гигантское производство не вписалось в постсоветскую реальность. Расположен же он на восточной окраине Тюмени, за полосой «частного сектора» и недалеко от окружной дороги, в районе под названием Лесхоз, у которого в последние годы по понятным причинам сложилась, скажем так, не лучшая в городе репутация.

Сейчас, однако, район планируется развивать, но не в привычном для столиц формате, когда вместо заводов строят жилые районы, а в гибридном: к востоку сохраняются промзоны, к западу запланированы жилые дома по программе КРТ. С юга к территории примыкает озеро Песьяное, оно тоже очень большое, 2 км в длину, но после санации могло бы стать замечательной частью природного окружения. 
Начало 2020-х: самый большой технопарк
Сейчас здания и территорию комбината планируется превратить в самый большой промышленный технопарк России, рассчитанный на 50 компаний, и, кроме того, он должен стать едва ли не главным драйвером развития территории Лесхоза – ее превращения в то, что называют «полицентром»: внедрения новых функций, развития новых видов промышленности, дополнения будущего жилья офисами по соседству и возникновения новых общественных пространств. Чего только от него не ждут. 
ДСК-500. Многофункциональный бизенсс-инкубатор и гостиница
© HADAA ARCHITECTS

Особенности решения, предложенного консорциумом HADAA, это: гибкость структуры, плавное, «градиентное» взаимопроникновение пространств с разной функцией и типологией, разной степенью открытости и закрытости, причем не простое, а построенное с помощью модели Хаффа – «коммерческой модели гравитации», как поясняют авторы.
ДСК-500. Модель Хаффа
© HADAA ARCHITECTS

Модель помогает оценить уровень спроса коммерческого предприятия с учетом его площади и расположения. И да, в консорциум вошли экономисты – консалтинговая компания S.A. Ricchi, а также  петербургская Eggert Engineering, специализирующаяся на технологических решениях.

Но главную роль сыграли все же архитекторы. 
cic =

Георгрий Тюгаев, «HADAA ARCHITECTS»

Я учился в МАРХИ на кафедре промышленной архитектуры. Мне интересна работа с промышленными объектами и я хотел бы подчеркнуть, что роль архитектора в работе с такого рода задачами вовсе не ограничивается «рисованием красивых картинок», как это нередко предполагают. Многие прорывные промышленные проекты в Германии и Швеции в 1960-е – 1980-е годы появились именно благодаря архитекторам. Взять к примеру завод Вольво в Кальмаре, где фордовский конвейер переделали по более эффективной схеме; это было сделано за счет связки архитекторов и технологов, но в первую очередь – архитекторов. Так что конкурс ДСК-500 нам показался очень интересным именно с точки зрения архитектурной задачи.
 
Нам очень понравилось техзадание, оно было оформлено в виде книги, со справками о городе и о вероятных резидентах – достаточно подробное, но в то же время данное «общими мазками», не чрезмерно детализированное. Оно определяло границы, но не мешало нашей работе, давало достаточно свободы. 

Инициативе архитекторов концепция обязана и другой своей особенностью: она очень деликатно относится к существующему промышленному зданию конца 1980-х. 
Сохранение
Здание – ангар с тонкими, высокими и просторно расставленными  металлическими опорами, желтыми крестообразными растяжками между ними; с простыми, но тонкими фермами широкопролетных перекрытий и с перепадами высоты кровли, напоминающими о «нефах», так любимых в проме, но сейчас – без дополнительных световых лент в перепаде высот.

Зато в кровле из профнастила много зенитных фонарей, как прямоугольных, побольше, этаких «шедовых врезов», так и круглых отверстий совсем небольшого сечения. Стены и перегородки, напротив, неряшливые, бетонные, но тоже с витражными вертикалями и ленточными окнами по верху. Иными словами, внутри, даже сейчас, при всей разрухе – просторно, высоко, светло; да и атмосфера промышленного ангара в целом, конечно же, брутально-романтична. 
  • zooming
    1 / 4
    ДСК-500 в Тюмени. Существующее положение
    Фотография: предоставлена HADAA ARCHITECTS, 2022
  • zooming
    2 / 4
    ДСК-500 в Тюмени. Существующее положение
    Фотография: предоставлена HADAA ARCHITECTS, 2022
  • zooming
    3 / 4
    ДСК-500 в Тюмени. Существующее положение
    Фотография: предоставлена HADAA ARCHITECTS, 2022
  • zooming
    4 / 4
    ДСК-500 в Тюмени. Существующее положение
    Фотография: предоставлена HADAA ARCHITECTS, 2022

В проекте HADAA существующие конструкции предложено сохранить на 90%. 

С другой стороны, архитекторы бережно, без радикальных вторжений и трансформаций, относятся и к исходной конфигурации здания. На месте существующих навесных переходов возникают новые, столь же полезные в тюменском климате. Стекла становится больше, но оно не преобладает, остается в рамках пятен-витражей или «ленточных» полос.

Металлическая поверхность из профнастила как будто «спускается» с кровли, заменяя собой бетонные стены: фасады легкие и, что тоже важно, экономичные. По словам архитекторов, если подобрать и правильно «разложить» столь простой материал, чередуя форматы его полосатой поверхности, объем получится и современным, и адекватным своей функции технопарка – серебристый металл в сочетании со стеклом вполне способен освежить образ без чрезмерного пафоса. 
ДСК-500. Входная площадь блока основных производств
© HADAA ARCHITECTS
ДСК-500. Центральное лобби блока основных производств
© HADAA ARCHITECTS

Части старых конструкций авторы сохраняют как полезные, фоновые, но по-своему эффектные – к примеру, несущие кровлю фермы. Часть стен превращают в стеклянные – не только на внешних фасадах, но и в перепаде высоты кровли: так возникает еще один источник естественного света, «клеристорий», который тут, как кажется, был изначально задуман, но не реализован. 

Некоторые элементы старых конструкций ангара ДСК архитекторы трактуют как узнаваемые артефакты, отвечающие за «память места» (в проекте мы их видим намеренно состаренными, чтобы подчеркнуть замысел) – к примеру, это металлические опоры «клеристория» или желтые растяжки-крепления. Они соседствуют с ультра-новыми вкраплениями, такими, как, к примеру, серебристая винтовая лестница – ее присутствие, помимо прочего, подчеркивает соседство пространств разного масштаба: просторных двусветных атриумов и «антресольных» этажей. 
ДСК-500. Интерьер коворкинга в блоке основных производств
© HADAA ARCHITECTS
ДСК-500. Интерьер лобби блока основных производств
© HADAA ARCHITECTS

Тему «памяти места» продолжает еще одно вкрапление. На территории ангара существует железная дорога, которую использовали для доставки древесины и отправки домокомплектов. Пути принадлежат компании РЖД, получить разрешение на их разборку было бы непросто.

Большую часть путей HADAA используют для благоустройства внутри технопарка, накрывают конструкциями с озеленением.
Схема адаптации железнодорожных путей. ДСК-500
© HADAA ARCHITECTS

Но часть железной дороги – с южной стороны, там, где она подходит к крупному промышленному лоту – архитекторы предлагают использовать по прямому назначению, для погрузки-разгрузки: возродить их исходную функцию. К примеру, для «негабаритного технологического оборудования» – но вероятнее всего изредка, «один раз в несколько лет». Поэтому в проекте предусмотрен сборный-разборный механизм «встречи» поезда: со снятием фасадных панелей и демонтажом плит пола – то и другое можно будет затем поставить на место. Для разгрузки поезда предусмотрена кран-балка – механизм, скользящий по укрепленной балке под потолком; еще несколько кран-балок предусмотрены для других производственных помещений. 
ДСК-500
© HADAA ARCHITECTS
Градиент технопарка
Но вернемся к структуре технопарка и распределению функций и особенностей помещений. К западу – будущий жилой квартал, здесь вдоль главного здания со всем основанием возникает общественный бульвар, благоустройство, велодорожки, максимум стекла и открытых дверей. К востоку – сохраняется промзона, вдоль этой стены группируются предприятия, закрытые, иногда небезопасные, ну, или со своими особыми условиями. Между ними – нечто среднее, атриумы, коворкинги, офисы, лаборатории и прочее. Предполагается, что с запада войти можно, а ближе к востоку начинаются рестрикции. И все это градиентно. Таким образом – что достаточно интересно – авторы при помощи экономической теории распределяют пространство, не слишком-то изменяя здание, а лишь «моделируя» его, где-то – убирая опоры, где-то добавляя антресольный этаж и выигрывая метры площади, где-то открывая, где-то закрывая. 
ДСК-500. Формирование объемно-пространственных решений участка
© HADAA ARCHITECTS

Сказанное не означает какой-то размытости: на плане хорошо видно, что соотношение крупных / средних производств, офисов и коворкингов распределяется по очень ясной схеме. Однако диктует ее, похоже, именно градиент. 
ДСК-500. Блок основных производств. 1 этаж
© HADAA ARCHITECTS

Предложенное решение означает максимальную гибкость в освоении существующего строения. Город с одной стороны, промышленность с другой – их «скрещивание» происходит под крышей мини-города-технопарка. Что, может быть, стимулирует его роль как «драйвера», и в то же время делает возможным постепенность изменений, коррективы исходя из условий и требований. В нашей жизни, да с такой масштабной задачей, – это тоже важно. 
Новое и обновленное
Проект, конечно же, не ограничивается сохранением и раскрытием, в нем предусмотрено развитие, его больше всего к северу и югу от основного здания. К северу, со стороны подъезда из города по улице Домостроителей, – предсказуемо «парадная» часть, здесь встречают всех, и людей, и (слева) фуры. Два относительно небольших здания, существующих сейчас справа и слева от входа, превращаются в экспозиционные центры, конференц-залы, коворкинги с шоурумом под стеклянной кровлей на центральной оси. 
ДСК-500. Входная зона. Аксонометрия
© HADAA ARCHITECTS
ДСК-500. Входная зона
© HADAA ARCHITECTS
ДСК-500. Администативно-бытовой корпус со столовой
© HADAA ARCHITECTS

Больше всего трансформаций задумано в дальней, южной части, на берегу озера. Здесь – самое новое строительство, отнесенное к самым поздним очередям, и природа около пруда, о которой авторы сразу предупреждают: никакой «городской» набережной не нужно, здесь будут деревянные дорожки сравнительно «дикая» природа. Чем ближе к озеру, тем природнее – тоже, кстати, градиентом. 
ДСК-500. Зонирование территории
© HADAA ARCHITECTS

Итак, на трапециевидной территории между водой и ангаром архитекторы размещают самые новые строения: бизнес-инкубатор и гостиницу. Особенность последней не только в овальном плане объема и достаточно большой высоте, но и в том, что она задумана как перепрофилируемая – из гостиницы в офисы и наоборот, по этажам, в зависимости от потребностей. Это тоже гибко. 
ДСК-500. Благоустройство парковой зоны. Гостиница – небольшое черно-белое здание вверху по центру
© HADAA ARCHITECTS

Более важное здание – бизнес-инкубатор. Предполагается, что здесь будут размещаться стартапы, проходить лекции, конференции и прочее, что так необходимо для обмена опытом и профессионального роста. Одних может быть больше, других меньше. Поэтому пространство особенно гибкое: только по периметру стационарные помещения, в основной части – «острова», которые могут менять форму и функцию. 
ДСК-500. Бизнесс-инкубатор с выставочной зоной, спортивным и торговым ядром. Пространственное устройство
© HADAA ARCHITECTS

Соответственно, новый корпус перекрыт деревянной кровлей с крупными глубокими кессонами на веерных опорах: их нижние железобетонные части одной высоты, вверху они расходятся разновеликими металлическими «ветвями». Соответственно, и кровля разной высоты – она изгибается, поднимается подобием покрывала или плавной волны, чего в старом здании, конечно, быть не могло. Но интерьер воздушный и эффектный. Обилие дерева – оммаж «древесному» прошлому комбината.
ДСК-500. Интерьер бизнесс-инкубатора с выставочной зоной, спортивным и торговым ядром
© HADAA ARCHITECTS

Фасады, в свою очередь, в новом здании тоже чуть дороже, чем в основном, старом. Вероятно, здесь можно будет использовать темный, почти черный фибробетон. Но стилистика та же: очень простая, протяженная, стеклянные ленты вторят лейтмотиву основного корпуса. Зенитные фонари здесь также унаследованы, но они крупнее и все круглые. 
ДСК-500. Бизнесс-инкубатор с выставочной зоной, спортивным и торговым ядром
© HADAA ARCHITECTS
ДСК-500. Бизнесс-инкубатор с выставочной зоной, спортивным и торговым ядром
© HADAA ARCHITECTS
ДСК-500. Площадь перед бизнес-инкубатором с выставочной зоной, спортивным и торговым ядром
© HADAA ARCHITECTS

Кровли – отдельная тема. HADAA предлагают установить на кровле главного корпуса «поля» солнечных батарей, которые питали бы, хотя бы отчасти, технопарк и его дата-центр. Все же поверхность кровли – 13 га. 
ДСК-500. Вид с юга, со стороны озера Песьяное
© HADAA ARCHITECTS

Зенитные фонари, новые и обновленные, тоже составляют значительную часть образности «пятого фасада». Его панорама и сдержанная, и космически-выразительная, напоминает и ташкентские бани, и классику модернизма. Днем фонари собирать свет для внутренних пространств, ночью – светиться. Что важно, поскольку об эксплуатируемых кровлях с садами на них архитекторы тоже не забыли.
ДСК-500. Вид с кровли блока основных производств в сторону озера. Слева – новое здание бизнес-инкубатора
© HADAA ARCHITECTS

***

Во всем этом чувствуется и лиричность, и практичность – не то чтобы привычное сочетание. Проект детально продуман, в одном только альбоме 140 страниц, но в нем нет ярких wow-жестов, кроме тех, которое авторы извлекают из контекста, подчеркивая протяженность, просторность, светоносность исходного здания и вторя ему в в предлагаемых нововведениях. Так что подход хорош не только интеллигентностью взгляда на промышленную архитектуру недавнего времени как на ценность, но и, конечно, реализуемостью. Мы иногда забываем, что сохранение – это еще и экономия; правило, актуальное вплоть до середины XX века, в последние десятилетия много раз подвергали сомнению. В данном же случае – на краю промышленной Тюмени, ради проекта значительных амбиций, но нельзя сказать, чтобы безграничного бюджета – предложенный «градиентный» подход, основанный на сбережении ресурсов: конструктивного, природного и прочих –  кажется и красивым, и оптимальным.
Архитектор:
Георгий Тюгаев
Михаил Шварцман
Мастерская:
HADAA ARCHITECTS https://hadaa.ru/
Проект:
ДСК-500
Россия, Тюмень, Камчатская улица, 38А

Авторский коллектив:
Руководитель проекта: Георгий Тюгаев
ГАП: Михаил Шварцман
Архитекторы: Карина Улога, Анна Бухвалова, Дарья Фисенко, Анастасия Иванкина,  Владислав Рылько, Ирина Коваленко, Андрей Князев

5.2022

Заказчик: Агенство инфраструктурного развития  Тюменской области 

03 Февраля 2023

Похожие статьи
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Минимализм за Полярным кругом
Участники архитектурно-градостроительного конкурса «Деревянный минимализм улицы Смидовича» работали над образом центральной улицы Нарьян-Мара, условием было использование деревянных конструкций, а победивший проект планируют положить в основу мастер-плана центра города. Судило профессиональное жюри, а потом жители города. Публикуем 4 победивших проекта.
Колебания синусоиды
На днях были объявлены результаты конкурса на концепцию развития набережной Верх-Исетского пруда в Екатеринбурге. Из пяти финалистов жители путем народного голосования выбрали проект консорциума IND. Публикуем победивший проект.
WAF 2023: малые награды
Рассказываем о проектах, получивших специальные призы Всемирного фестиваля архитектуры: за красоту, небольшой объект, мастерство в использовании естественного освещения и цвета, а также умение владеть карандашом и кистью.
Классики и современники
Победителем конкурса на концепцию туристической территории «Новая Анапа» рядом со станицей Благовещенская стал консорциум под руководством компании «Творческие технологии». Интересно, что он сочетает современные решения в духе океанского лайнера – и классическую архитектуру, часть которой нарисована Михаилом Филипповым, часть Максимом Атаянцем.
WAF Inside 2023: туфелька Золушки
Победитель интерьерной премии Всемирного фестиваля архитектуры – микродом в Сиднее, сочетающий энергоэффективный и художественный подход: фасад облицован битым кирпичом, дом сам обеспечивает себя электричеством и комфортным микроклиматом, а каждое помещение обладает яркой харизмой. Рассказываем подробнее и показываем других финалистов.
WAF 2023: исцеление
Главные премии Всемирного фестиваля архитектуры взяли проекты, направленные на оздоровление окружающей среды и исправление ошибок прошлого: школа-парк в Нинбо, башня-«пробиотик» в Каире и ливневый парк на месте табачной фабрики в Бангкоке. Еще одна тенденция – условно «незападные» страны как место приложения концепций архитекторов. Самое заметное представительство в этом плане у Ирана.
Для ментальной перезагрузки
По результатам архитектурного рейтинга-2023 в Новосибирске «Золотой капителью» отмечен проект бюро ГОРА – пешеходный мост на Бору. В стране ежегодно строится больше сотни пешеходных мостов – что представляет собой именно этот, борский?
Стеклянные грани
Продолжаем публиковать проекты, награжденные «Золотой капителью». В облике новосибирского ТЦ «Грани» не сразу читается функция торгового центра, так что жюри поупражнялось, придумывая ему прозвища: от динозавра до ёжика.
Антихрупкость
SA lab и Gonzo:Research&Art создали для Первой архитектурной биеннале в метавселенной Fragile Pavilion. Объект демонстрирует возможности архитектуры в цифровом мире и представляет коллекцию звуков и историй, которые необходимо взять с собой из прошлого в будущее.
Катарсис в Инчхоне
Шесть рукопожатий доведут до Кореи: заявка бюро Klauzura дошла до финала конкурса на концепцию музейного парка в Инчхоне, не в последнюю очередь – благодаря тому, что удалось найти местного архитектора, участие которого по условиям было необходимо.
Ровесники Древолюции
В этом году Древолюции – 20 лет, и многим ее участникам – примерно столько же. Главное же юбилейное новшество заключается в том, что практикум работал в деревне, отчасти – по заказу ее жителей. В Дмитровском, рядом с заводом «Обло», появилась летняя сцена, смотровая башня, мостки и прочая деревянная «паутина». Всех, как всегда, судило жюри.
Разгадка Ребуса
Публикуем проекты победителей и финалистов смотра-конкурса «Лучшие практики девелопмента в историческом центре: Концепции (стратегии) развития», итоги которого подвели на форуме «Ребус» в Казани. Лучшим признали проект реконструкции Красноярского театра от Wowhaus, причем (sic!) за сохранение модернистского здания. Спойлер: проект неплохой, но в нем не сохраняют старое здание.
Город беспилотных автомобилей
Архитектурная лаборатория SA lab в коллаборации с промышленным дизайнером Santiago Sánchez победила в международном конкурсе HACKCITY 100 MOVING PIXELS. Перед участниками стояла задача создать прототип города на основе ста беспилотных автомобилей.
Три стихии плюс
Проект, занявший 3 место на конкурсе по реконструкции театра оперы и балета имени Хворостовского, разработан консорициумом красноярского бюро А2 и московского МВ-Проект. Он, как и два предыдущих, сохраняет стены зала и коробки сцены, существенно обстраивая и расширяя театр. Основная тема – соединение трех, а на самом деле четырех стихий, это: камень, вода (стекло), воздух (металл) и дерево сибирское. Театр получает 3-ярусную подземную парковку, а расширяется в длину и в высоту, ради сохранения видовых лучей в сторону Николаевской сопки.
Модернизм в авангарде
Конкурсное предложение «Студии 44» для красноярского театра оперы и балета – во всех смыслах яркое, а во многом даже провокационное, ну почти как современный спектакль. По смыслу культурно-контекстуально, по ощущениям эпатажно. Сначала поражаешься повсеместно-красному цвету, потом разбираешься в живописном скоплении объемов, между которыми распределено множество функций. И только затем понимаешь, что в этом конгломерате спрятано старое модернистское здание, которое архитекторы сохраняют в значительной части.
Черная сопка
Проект реконструкции Красноярского театра оперы и балета от бюро Wowhaus, победивший в конкурсе, предлагает снос* и новое строительство, существенное расширение – до 8 этажей, и трансформируемые многофункциональные пространства. Он, однако, сохраняет в новом здании узнаваемые элементы и образ старого театра. А зрительный зал превращает в – образно говоря, конечно – подобие внутренности черного вулкана.
Арх Москва: награды 2023
Вспоминаем Арх Москву, публикуем список награжденных, кое-что комментируем, кое о чем рассуждаем. Обсуждаем, в том числе со специалистом по мусульманской архитектуре, разрыв шаблона, организованный на выставке АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры». Ну, и заодно предлагаем небольшой фоторепортаж.
Золотое сечение: лауреаты 2023
Три высшие награды, включая гран-при, получили в этом году архитекторы СПИЧ. Николай Шумаков отмечает, что хорошие московские архитекторы все больше работают в отдаленных уголках страны. На выставке премии можно было изучить, с архитектурной точки зрения, некоторые крупные, но малоизвестные комплексы. Публикуем список лауреатов Золотого сечения 2023 с небольшими комментариями и репортажем.
Сохраняя равновесие
Подведены итоги специальной номинации «Кирпичного конкурса» от журнала «Проект Балтия» и компании Архитайл. Участники работали над фасадами первых этажей нескольких зданий жилого комплекса «А101 Лаголово» в Ленинградской области.
Три из четырех
Рассказываем об итогах прошлогоднего конкурса на оформление четырех станций метро в Казани. Победителей трое – публикуем их проекты. Для последней станции проект выбрать не удалось.
Новая заря
В проекте технопарка на территории ДСК 500 в Тюмени – «самого большого в РФ» – архитекторы HADAA сохраняют не только промышленную функцию гигантского ангара конца 1980-х и 90% его конструктива, но и откликаются на его образность. И предлагают «градиентный» подход к развитию пространств: от открытых общественных к закрытым профессиональным, его цель – сделать технопарк драйвером развития деловой функции между промышленными территориями и будущим жилым районом по программе КРТ.
Гребень Стрельны
Разбираем «по косточкам» проект, награжденный Хрустальным Дедалом – ЖК «Veren Village» в Стрельне от АБ «Остоженка». Малоэтажный формат стал в нем триггером для типологических и формальных экспериментов – вроде бы перед нами узнаваемые современные подходы, но в то же время множество нюансов, в которые интересно вникать. Изучив его, думаем, что справедливо дали премию.
Три «зеленых» истории
Рассматриваем городские экологические проекты, представленные Институтом Генплана на Зодчестве. Они очень разного масштаба: от сбора информации и пожеланий жителей в масштабе города до выращивания луговых растений между домами и картин, которые, как оказалось, лечат деревья, помогают затягивать раны в коре. + перечень естественных для Москвы видов в помощь девелоперу.
Зодчество: лауреаты 2022
В пятницу в Гостином дворе вручили награды фестиваля Зодчество 2022. Хрустальный Дедал достался ЖК Veren Village архитекторов АБ «Остоженка». Татлин, премию за проект, решили не присуждать. Рассказываем, кого наградили, публикуем полный список.
Королевство зеркал
На XXX по счету Зодчестве столько решеток и зеркал, что эффект дробления реальности на кусочки многократно усиливается. Только ради этого ощущения стоит посетить фестиваль. Но кроме того выставка богата, разнообразна и работает как хорошо отлаженная машина по всем направлениям: губернскому, студенческому, арт-объектному, круглостольному и прочим. Делать бы и делать такие фестивали.
Технологии и материалы
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Жилой комплекс «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Сейчас на главной
На девятом облаке
В китайском мегаполисе Шицзячжуан началось строительство спортивного центра Cloud 9 по проекту MAD Architects. Чтобы максимально усилить сходство здания с облаком, его планируют обернуть полупрозрачной мембраной.
Новые ворота на 432 «гейта»
Архитекторы Coop Himmelb(l)au представили масштабный проект расширения дубайского аэропорта Аль-Мактум. Строительство планируется начать уже в этом году.
Константинов: путь к архитектуре
До 26 мая включительно не поздно успеть на распределенную по двум площадкам выставку Александра Константинова, доктора математики и художника-концептуалиста, автора объектов, причем очень крупных, городского и ландшафтного масштаба. Выставка – в Западном крыле ГТГ, два восстановленных объекта – в ГЭС-2. Автор экспозиции в ГТГ – Евгений Асс.
Купол-библиотека
Концептуальная библиотека в уезде Лунъю на востоке Китая задумана авторами, HCCH Studio, как эксперимент по соединению традиционных методов строительства и современных форм.
Альпийская горка
Микропроект от бюро KIDZ: корнер цветочного магазина в петербургском фудкорте, который соединяет технологичность и красоту природной несовершенности.
NEXT 2024: новая десятка
Спецпроект АРХ Москвы для молодых архитекторов NEXT пройдет уже в 15-й раз. Организаторы, во главе с куратором этого года, основателем бюро p.m. (personal message) Пабло Джонаттаном Пухно Бермео привнесли изменения: участников выбирали с помощью всероссийского конкурса, половина из них – не москвичи, а благодаря «Архитайлу» появился призовой фонд. Рассказываем, почему NEXT обязательно стоит посетить.
Точка опоры
Архитекторы АБ «Остоженка» спроектировали, практически на бровке склона над Окой в Нижнем Новгороде, две удивительные башни. Они стоят на кортеновых «ногах» 10-метровой высоты, с каждого этажа раскрывают панорамы на реку и на город; все общественные пространства, включая коридоры, получают естественный свет. Тут масса решений, нетиповых для жилой рутины нашего времени. Между тем, хотя они и восходят к типологическим поискам семидесятых, все переосмыслены в современном ключе. Восхищаемся Veren Group как заказчиком – только так и надо делать «уникальный продукт» – и рассказываем, как именно устроены башни.
Василий Бычков: «У меня два правила – установка на...
Арх Москва начнется 22 мая, и многие понимают ее как главное событие общественно-архитектурной жизни, готовятся месяцами. Мы поговорили с организатором и основателем выставки, Василием Бычковым, руководителем компании «Экспо-парк Выставочные проекты»: о том, как устроена выставка и почему так успешна.
Кристалл смотрит на вас
Прямо сейчас в Музее архитектуры началась Ночь музеев. Ее самая свежая новинка – «Кристалл представления» – объект Сергея Кузнецова, Ивана Грекова и компании КРОСТ, установленный во дворе. Он переливается светом, поет, он способен реагировать на приближение человека, и кто еще знает, на что еще.
Безопасное пространство
Для клиники доказательной психотерапии мастерская Lo design создала обволакивающий монохромный интерьер, который соединяет черты ваби-саби и ретрофутуризма. Наполненные предметами искусства и декора кабинеты отличаются по настроению и помогают выйти за рамки привычного мышления.
Влад Савинкин: «Выставка как «маленькая жизнь»
АРХ МОСКВА все ближе. Мы поговорили с многолетним куратором выставки, архитектором, руководителем профиля «Дизайн среды» Института бизнеса и дизайна Владиславом Савинкиным о том, как участвовать в выставках, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно потраченные время и деньги.
Диалог культур на острове
Этим летом стартует бронирование номеров в спроектированной BIG гостинице сети NOT A HOTEL на острове Сагисима во Внутреннем Японском море. Строительство отеля должно начаться чуть позже.
Пресса: АрхМосква: десять архитектурных бюро-финалистов NEXT...
На следующей неделе начнется выставка архитектуры и дизайна АРХ МОСКВА. Темой этого года стала «ПОЛЬЗА». Рассказываем про десять молодых архитектурных бюро, возраст которых не превышает 10 лет, а также про их мечты и видение будущего архитектуры. Проекты этих бюро стали финалистами спецпроекта выставки NEXT 2024 и будут представлять свои «полезные» разработки в Гостином дворе с 22 по 25 мая. Защита финалистов и объявление победителя состоится 23 мая в 13:00 в Амфитеатре.
Место под солнцем
Две виллы в Сочи по проекту бюро ArchiNOVA: одна «средиземноморская» со ставнями и черепицей для заказчиков из Санкт-Петербурга, вторая – минималистичная с панорамным обзором на горы и море.
Новая жизнь гиганта
Zaha Hadid Architects выиграли конкурс на разработку проекта нового паромного терминала в Риге. Под него реконструируют старый портовый склад.
Три глыбы
Конкурс на проект музеев современного искусства и естественной истории, а также Парка искусства и культуры в Подгорице выиграла команда во главе с бюро a-fact.
Переплетение учебы и жизни
Кампус Китайской академии искусства в Лянчжу по проекту пекинского бюро FCJZ рассчитан на творческое взаимодействие студентов с архитектурой.
Улица как смысл
В рамках воркшопа, который Do buro проводило совместно с Обществом Архитекторов в центре «Зотов», участники переосмысляли одну из улиц Осташкова, формируя новые центры притяжения. Все они тесно связаны с традициями места: чайный домик, бани, оранжереи, а также кожевенная мастерская, место для чистки рыбы и полоскания белья.
Ледяная пикселизация
Конкурсный проект омского аэропорта от Nefa Architects восходит к предложению тех же авторов, выигравшему конкурс 2018 года. В его лаконичных решениях присутствует оммаж омскому модернизму, но этот, вполне серьезный, пластический посыл соседствует с актуальным для нашего времени игровым: архитекторы сопоставляют предложенную ими форму со снежной или ледяной крепостью.
Ивановский протон
В Рабочем поселке Иваново по соседству с университетским кампусом планируют открыть общественно-деловой центр, спроектированный мастерской p.m. (personal message). В основе концепции – идея стыковки космических аппаратов.
Памяти Юрия Земцова
Петербургский архитектор, которого помнят как безусловного профессионала, опытного мастера работы с историческим контекстом и обаятельного преподавателя.
Тайный британец
Дом называется «Маленькая Франция». Его композиция – петербургская, с дворцовым парадным двором. Декор на грани египетских лотосов, акротериев неогрек и шестеренок тридцатых годов; уступчатые простенки готические, силуэт центральной части британский. Довольно интересно рассматривать его детали, делая попытки понять, какому направлению они все же принадлежат. Но в контекст 20 линии Васильевского острова дом вписался «как влитой», его протяженные крылья неплохо держат фасадный фронт.
Сама скромность
Общественный центр по проекту Graal Architecture в коммуне Бейн недалеко от Парижа идеально вписан в холмистый ландшафт.
Озерная история
Для конкурса на омский аэропорт в Фёдоровке нижегородское бюро ГОРА предложило, кажется, самую оригинальную мотивацию контекста: архитекторы сравнивают свой вариант терминала с «пятым озером» из легенды – тем «потаенным», которое открывается не всякому. В данном случае, если бы аэропорт так и построили, «озеро» можно было бы увидеть из окна самолета как блеск зеркальной кровли, отражающей небо. Очень романтично.
Памятный круг
В Петербурге крупный конкурс: 12 местных бюро борются за право проектировать мемориальный комплекс Ленинградской битвы. Мы сходили на выставку, где представлены эскизы, и поймали дежавю – там многое напоминает о несостоявшемся музее блокады.