English version

В поисках визуальной ясности

Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.

Автор текста:
Дарья Горелова

13 Октября 2020
mainImg
Институт Генплана Москвы выступил на Арх Москве с двумя глобальными, связанными между собой сюжетами. Задачей выставочного стенда, как мы уже рассказывали, было показать «...что реновация, обновление города – не просто самостоятельное явление, а естественное продолжение идеи индустриального домостроения».
Стенд Института Генплана Москвы на выставке Арх Москва 2020
Фотография: Архи.ру

Реновация – тема большая, если не сказать гигантская. Сейчас она активно развивается в Москве, кроме того, в течение последнего года-двух идет активное обсуждение перспектив реновации в масштабах страны, – так что нас, вероятно, ждет обновление всех или почти всех городов.

Поэтому второй сюжет, инициированный Институтом Генплана – дискуссию «Дизайн-код объектов градостроительства: порядок vs визуальный шум» – так или иначе, можно считать продолжением и развитием заявленной темы реновации. Тем более что модератор обсуждения Виталий Лутц, начальник Управления перспективных проектов Института Генплана, начал разговор с того, что обозначил рамки темы как максимально широкие, относящиеся ко всему городскому пространству в целом: «...проекты планировки территории в целях реновации теперь содержат такое понятие, как градкод. Тема уходит вглубь, просачивается, мы видим, насколько она актуальна». Дальнейшее обсуждение показало, что дизайн-код города остается актуальным сюжетом и открывает для себя новые масштабы.


Легкость регламента

Рассказ Артема Никитина из компании «Новая Земля» развил идею: сообщение стало призывом к «стратегическому подходу в области регламентации и идентификации характерных черт архитектурного облика городов». Составной частью стратегии, которую предлагает «Новая Земля», стало удобство восприятия регламентов всеми, кто обязан их исполнять и внедрять в реальность.
Артем Никитин
Ведущий архитектор направления цифровых решений в городском планировании компании «Новая Земля»

Артем Никитин продемонстрировал разработки для Московской области, Иркутска и Дербента. Их цель – не только поставить ограничения, но и предложить удобный интерфейс для их соблюдения. Сейчас рекомендации по дизайну городской среды нередко выглядят как гигантский бюрократический документ, который сложно читать, – подчеркивает Артем Никитин – «Новая земля» превращает их в понятное для человека приложение с юзабилити современного качества.
Регулирование городской среды. Пример пользовательского интерфейса
© Новая земля / презентация

Как в приложение, так и в таблицу, продемонстрированную Никитиным, занесены все доступные для использования компоненты городской среды: освещение, уличная мебель, информационные конструкции, и так далее. Аудитория разработок «Новой земли» делится на три категории: прежде всего это муниципальные работники, затем проектировщики городской среды, и, наконец, жители. Последнее особенно важно для Дербента, города, в котором преобладает малоэтажная застройка: житель или владелец магазинчика сможет легко найти все рекомендации и ограничения, предписанные ему новым дизайн-кодом, и прямо из приложения отправить свой вариант на согласование по инстанциям.
  • zooming
    1 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    2 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    3 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    4 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    5 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    6 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    7 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Каталог уличной мебели для проектировщиков
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    8 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Каталог дорожного дизайна для проектировщиков
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    9 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    10 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Новый интерфейс для жителей.
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    11 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Дербент, существующее положение
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    12 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Дербент, проект благостустройства улицы в соответствии с дизайн-кодом
    © Новая земля / презентация

Представленные системы пока находятся в режиме апробации – хотя уже сейчас в Дербенте проектировщики внедряют и используют один из представленных интерфейсов – сама по себе описанная ситуация выглядит крайне заманчивой: действительно, чем доступнее правила, тем проще их соблюдать.

***


Свобода и смыслы

Елена Чугуевская
Генеральный директор института «Гипрогор»

В противовес рассказу Артема Никитина, который, как мы видели выше, представил программы для небольших городов, таких как Дербент или Хотьково, Елена Чугуевская, директор института, в прошлом году отметившего 90-летие, сразу повела речь о крупных городах и поставила проблему разнообразия и степени гибкости решений, которые следует закреплять в регламентах. «У нас в институте идет большая дискуссия – как относиться к существующей застройке? Фиксировать все жестко или давать свободу «метаболическим» изменениям среды? Как задать дельту изменяемости при планировании жестких органичений? Ведь не всегда достаточно выбрать элемент из каталога – «жестко записать всё в некий каталог нельзя».

В то же время директор «Гипрогора» отметила: «наши мастера в тридцатые, сороковые, пятидесятые годы при подготовке генпланов графически рисовали центральную часть как минимум. Создавался город как пространство. Это надо возвращать».

Таким образом, Елена Чугуевская призвала к балансу свободы и ограничений, настояв в то же время на необходимости продумывать важные части города как целостные архитектурные проекты, идя от общего к частному, не останавливаясь на наборах допустимых элементов, которые сами по себе не обеспечивают цельности решения. В заключение директор «Гипрогора» подчеркнула важность сохранения смыслов и образов, «из которых состоит любой город», и которые могут быть представлены где-то историческими деталями, а где-то спецификой планировки.

Стремясь достичь необходимой меры гибкости, в «Гипрогоре» застройку рассматривают, разделяя на четыре морфотипа: 1) зона редевелопмента; 2) зона стабилизации (историческая застройка); 3) зона развития (новое строительство); 4) зона консервации. В качестве практического примера был назван разработанный институтом проект системы общественных пространств для Севастополя.

***


Дьявол в деталях 

Эркен Кагаров
Арт-директор студии Артемия Лебедева

Доклад Эркена Кагарова был посвящен непосредственно элементам городской среды, тому, что обычно ассоциируют с дизайн-кодом городского пространства: скамейкам, урнам, фонарям, рекламе – их дизайну и совместимости, также как и примерам улучшения внешнего вида вывесок, предпринятого студией Лебедева совместно с Москомархитектурой. Известно, что МКА уже достаточно долго ведет борьбу за визуальную чистоту и единообразие, в частности, вывесок, и Эркен Кагаров привел несколько примеров реализации этих задач в формате было-стало.
Было-стало. Тверская улица. Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Шрифты, регулируемые по высоте
© Студия Артемия Лебедева / фрагмент презентации

Не менее насыщенной оказалась часть доклада, в которой Эркен Кагаров критиковал существующие практики размещения рекламы – в частности, на фасадах музеев, – а также формы урн и скамеек, которые подчас не соответствуют друг другу, поскольку ими занимаются разные ведомства. «Всё, что попадает в руки ЖКХ, становится зеленым», – обобщил факты Эркен Кагаров, подчеркнув, что нейтральный цвет, серый или черный, выглядит много более выигрышно, поскольку подходит к любому времени года и не бросается в глаза.

Эркен Кагаров предложил еще несколько полезных рецептов для городских МАФов. В частности, по его словам, черные узкие фонарные столбы с рельефом обладают антивандальной поверхностью, так как рисовать на рельефе неудобно, да и маркеры как правило черного цвета, а черный рисунок на черном почти не виден.
  • zooming
    1 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Шрифты, регулируемые по высоте.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    2 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Шрифты, регулируемые по высоте и цвету.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    3 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Развеска афиш: неправильная и правильная.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    4 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Конструкции для уличных цветников: неудачная и удачная
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    5 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Урна зеленого цвета, диссонирующая с окружением
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    6 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Урна серого цвета, вписанная в окружение.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    7 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Пример кричащей зеленой и нейтральной черной оград.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    8 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Сравнение фонарных столбов с точки зрения защиты от вандализма.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    9 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Коммутаторные будки как информационные стойки.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    10 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Разномастные объекты городской среды.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    11 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Сгармонизированные объекты городской среды.
    © Студия Артемия Лебедева

Возможно, создание какого-то общего департамента, к примеру, Городской среды, который занимался бы всеми элементами сразу, могло бы решить часть проблем, – резюмировал доклад Эркена Кагарова Виталий Лутц.

***


Москва: дизайн-код отдельных территорий

Сергей Глубокин
Заместитель начальника Управления Архитектурного совета Комитета по архитектуре и градостроительству города Москвы

Сергей Глубокин вспомнил о дизайн- (или град-)кодах европейских городов, в частности Лондона, где помимо МАФов, вывесок и рекламных конструкций, регулируется еще целый ряд аспектов, вплоть до наружного облика зданий. Выразив сомнение в том, что такое возможно в разнородной Москве, Глубокин привел, однако, ЗИЛАРТ как пример целостной реконструкции территории с единым кодом, который, как известно, разработал Юрий Григорян. В ЗИЛАРТе регламентированы не только вывески, но и материал фасадов, процент остекления, благоустройство – что не ограничивает, однако, творческой воли архитекторов.

Сергей Глубокин также упомянул дизайн-код городских поликлиник, недавно разработанный МКА: «даже если бюро не может спроектировать качественный объект, в рамках такого кода оно не сделает плохо». Другой приведенный пример – дизайн-код промзоны Алабушево в Зеленограде, разработанный АБ ATRIUM совместно в Москомархитектурой. 

***


Дизайн для автострады

Виталий Лутц
Начальник Управления перспективных проектов Института Генплана

Собственную презентацию «Дизайн-код для транспортной инфраструктуры» Виталий Лутц посвятил дорогам, а именно новой автомагистрали – Юго-Восточной хорде протяженностью 15 км, которая строится в Москве. В качестве успешного образца Лутц назвал открытый несколько лет назад петербургский Западный скоростной диаметр, – и выделил две важнейшие цели в оформлении магистралей: гуманизация жесткого, прямо скажем, сооружения и создание узнаваемого образа.
Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры
© Институт Генплана Москвы / фрагмент презентации

Виталий Лутц предложил набор элементов, из которых конструируется дизайн дороги: опоры, мачты освещения, торцы эстакад, накрытие (свод), шумозащитные экраны. Затем докладчик представил проекты оформления хорды. Первый создан вместе с бюро Тимура Башкаева и представляет собой продольную волну.
Проект Юго-Восточной хорды. Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры
© Институт Генплана Москвы Совместно с «АБТБ»

В этом проекте подэстакадное пространство превращается в общественное, с кафе и столами для пинг-понга. Есть еще варианты минималистический, природный, – и совсем неожиданный, с узорами: все три выполнены совместно с архитектурной компанией «Progress» Петра Анурина.
  • zooming
    1 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Современные и исторические примеры транспортной инфраструктуры с дизайн-кодом
    © Институт Генплана Москвы / фрагмент презентации
  • zooming
    2 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры
    © Институт Генплана Москвы / фрагмент презентации
  • zooming
    3 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы Совместно с «АБТБ»
  • zooming
    4 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы Совместно с «АБТБ»
  • zooming
    5 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы совместно с бюро «Прогресс»
  • zooming
    6 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы совместно с бюро «Прогресс»
  • zooming
    7 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы совместно с бюро «Прогресс»

Это совершенно новый подход к дизайну эстакад и пространств под ними – последние используются и сейчас, но чаще для автомоек и хранения муниципальной техники, то есть экстенсивно. Включить их в активную городскую жизнь было бы полезно; фактически, как и ревитализация промзон, развитие подэкстакадных пространств дополняют городскую ткань новыми фрагментами, изыскивая ресурсы внутри, а не вне границ города. 

***


Забор в малом городе

Никита Асадов
Архитектор, партнер АБ ASADOV

Никита Асадов сделал остроумную презентацию «Дизайн-код, и с чем его носить», уподобив архитектуру одежде, а дизайн-код – дресс-коду. Он поделился опытом работы в малых городах и повел речь об общероссийской болезненной теме забора и пластиковых окон, которые заменяют, увы, ценную историческую столярку в частных домах.

Как внедрить новые идеи? Никита Асадов считает, что на примерах – и показывает примеры того, «что хорошо, что плохо» – слайды, подготовленные архитекторами бюро для Зарайска. К примеру, штакетник или деревянные ворота в духе старого города – хорошо, забор из профнастила – плохо.

В разделе «Химчистка» Асадов представил регламент фасадных элементов для Севастополя: козырьков, навесов, оконных блоков, допустимых в том или ином месте. Достаточно внести конкретный дом в регламент, и он выдаст приемлемые варианты. Если же речь идет о новом строительстве, алгоритм создать проще – здесь Никита Асадов показал проект, предложенный бюро ASADOV для пилотного проекта реновации.
  • zooming
    1 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Рекомендации для Зарайска
    © АБ ASADOV
  • zooming
    2 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Рекомендации для Зарайска
    © АБ ASADOV
  • zooming
    3 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Таганрог, существующая ситуация.
    © АБ ASADOV
  • zooming
    4 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Таганрог, проект городской среды
    © АБ ASADOV
  • zooming
    5 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Севастополь. Регламент по козырькам, навесам и оконным блокам
    © АБ ASADOV
  • zooming
    6 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Алгоритм для новой застройки
    © АБ ASADOV


В итоговом обсуждении Артем Никитин еще раз подчеркнул ценность доходчивого объяснения в противовес 500-страничным документам. Эркен Кагаров напомнил, что Студия Артемия Лебедева также работала над дизайн-кодом для Зарайска – и именно там авторы сочли возможным поддержать идею сплошного деревянного забора в городе. В то же время в европейских городах – подчеркнул Кагаров – для разных районов разрабатываются разные дизайн-коды, исходящие из специфики местности: «это нормально, это делает город интересным и разнообразным».

***


Суммируя обсуждение, можно сказать, оно показало, что дизайн-код понятие растяжимое: на одном его полюсе находится стандартизация и регламентация самых обычных, базовых элементов городского пространства от цветника до скамейки и урны – а на другом полноценные архитектурные концепции, которые рассматривают часть городской ткани как целостное произведение искусства. В обоих случаях речь идет о регулировании хаотического, но если первый предлагает «школьные» правила и заботится о легкости их усвоения и внедрения, то второй подходит к проблеме с позиций архитектора-автора, творца нового города.

Насколько два озвученных подхода противоречат друг другу и противоречат ли? Возможно, ответ кроется в признании ценности разнообразия. Градостроители нашего времени, помимо того, что утверждают необходимость регламентации, ценят идентичность, многообразие вариантов и говорят о необходимости определить «дельту» свободы самовыражения. Такая свобода, признаем это, только и способна создать разнообразие. Поскольку чрезмерная регламентация чревата как минимум скукой.

Выходит, что главная добродетель современного автора градостроительного кода состоит в том, чтобы не переходить границ, оставлять пространство самовыражения жителям, особенно в малых городах. Убеждать и объяснять, а не приказывать, и если уж вводить правила, то так, чтобы их соблюдение было удобным. И – что не менее важно – приглашать авторов, архитекторов, дизайнеров. В этом смысле существенно, что в дискуссии фигурировали не только наборы правил, но и архитектурные проекты разного масштаба, в том числе разработанные совместно с урбанистами, но демонстрирующие индивидуальные, авторские поиски формы. 

13 Октября 2020

Автор текста:

Дарья Горелова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.