English version

В поисках визуальной ясности

Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.

Автор текста:
Дарья Горелова

mainImg
Институт Генплана Москвы выступил на Арх Москве с двумя глобальными, связанными между собой сюжетами. Задачей выставочного стенда, как мы уже рассказывали, было показать «...что реновация, обновление города – не просто самостоятельное явление, а естественное продолжение идеи индустриального домостроения».
Стенд Института Генплана Москвы на выставке Арх Москва 2020
Фотография: Архи.ру

Реновация – тема большая, если не сказать гигантская. Сейчас она активно развивается в Москве, кроме того, в течение последнего года-двух идет активное обсуждение перспектив реновации в масштабах страны, – так что нас, вероятно, ждет обновление всех или почти всех городов.

Поэтому второй сюжет, инициированный Институтом Генплана – дискуссию «Дизайн-код объектов градостроительства: порядок vs визуальный шум» – так или иначе, можно считать продолжением и развитием заявленной темы реновации. Тем более что модератор обсуждения Виталий Лутц, начальник Управления перспективных проектов Института Генплана, начал разговор с того, что обозначил рамки темы как максимально широкие, относящиеся ко всему городскому пространству в целом: «...проекты планировки территории в целях реновации теперь содержат такое понятие, как градкод. Тема уходит вглубь, просачивается, мы видим, насколько она актуальна». Дальнейшее обсуждение показало, что дизайн-код города остается актуальным сюжетом и открывает для себя новые масштабы.


Легкость регламента

Рассказ Артема Никитина из компании «Новая Земля» развил идею: сообщение стало призывом к «стратегическому подходу в области регламентации и идентификации характерных черт архитектурного облика городов». Составной частью стратегии, которую предлагает «Новая Земля», стало удобство восприятия регламентов всеми, кто обязан их исполнять и внедрять в реальность.
Артем Никитин
Ведущий архитектор направления цифровых решений в городском планировании компании «Новая Земля»

Артем Никитин продемонстрировал разработки для Московской области, Иркутска и Дербента. Их цель – не только поставить ограничения, но и предложить удобный интерфейс для их соблюдения. Сейчас рекомендации по дизайну городской среды нередко выглядят как гигантский бюрократический документ, который сложно читать, – подчеркивает Артем Никитин – «Новая земля» превращает их в понятное для человека приложение с юзабилити современного качества.
Регулирование городской среды. Пример пользовательского интерфейса
© Новая земля / презентация

Как в приложение, так и в таблицу, продемонстрированную Никитиным, занесены все доступные для использования компоненты городской среды: освещение, уличная мебель, информационные конструкции, и так далее. Аудитория разработок «Новой земли» делится на три категории: прежде всего это муниципальные работники, затем проектировщики городской среды, и, наконец, жители. Последнее особенно важно для Дербента, города, в котором преобладает малоэтажная застройка: житель или владелец магазинчика сможет легко найти все рекомендации и ограничения, предписанные ему новым дизайн-кодом, и прямо из приложения отправить свой вариант на согласование по инстанциям.
  • zooming
    1 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    2 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    3 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    4 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    5 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    6 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    7 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Каталог уличной мебели для проектировщиков
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    8 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Каталог дорожного дизайна для проектировщиков
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    9 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    10 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Новый интерфейс для жителей.
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    11 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Дербент, существующее положение
    © Новая земля / презентация
  • zooming
    12 / 12
    Градостроительные регламенты: дизайн-код. Дербент, проект благостустройства улицы в соответствии с дизайн-кодом
    © Новая земля / презентация

Представленные системы пока находятся в режиме апробации – хотя уже сейчас в Дербенте проектировщики внедряют и используют один из представленных интерфейсов – сама по себе описанная ситуация выглядит крайне заманчивой: действительно, чем доступнее правила, тем проще их соблюдать.

***


Свобода и смыслы

Елена Чугуевская
Генеральный директор института «Гипрогор»

В противовес рассказу Артема Никитина, который, как мы видели выше, представил программы для небольших городов, таких как Дербент или Хотьково, Елена Чугуевская, директор института, в прошлом году отметившего 90-летие, сразу повела речь о крупных городах и поставила проблему разнообразия и степени гибкости решений, которые следует закреплять в регламентах. «У нас в институте идет большая дискуссия – как относиться к существующей застройке? Фиксировать все жестко или давать свободу «метаболическим» изменениям среды? Как задать дельту изменяемости при планировании жестких органичений? Ведь не всегда достаточно выбрать элемент из каталога – «жестко записать всё в некий каталог нельзя».

В то же время директор «Гипрогора» отметила: «наши мастера в тридцатые, сороковые, пятидесятые годы при подготовке генпланов графически рисовали центральную часть как минимум. Создавался город как пространство. Это надо возвращать».

Таким образом, Елена Чугуевская призвала к балансу свободы и ограничений, настояв в то же время на необходимости продумывать важные части города как целостные архитектурные проекты, идя от общего к частному, не останавливаясь на наборах допустимых элементов, которые сами по себе не обеспечивают цельности решения. В заключение директор «Гипрогора» подчеркнула важность сохранения смыслов и образов, «из которых состоит любой город», и которые могут быть представлены где-то историческими деталями, а где-то спецификой планировки.

Стремясь достичь необходимой меры гибкости, в «Гипрогоре» застройку рассматривают, разделяя на четыре морфотипа: 1) зона редевелопмента; 2) зона стабилизации (историческая застройка); 3) зона развития (новое строительство); 4) зона консервации. В качестве практического примера был назван разработанный институтом проект системы общественных пространств для Севастополя.

***


Дьявол в деталях 

Эркен Кагаров
Арт-директор студии Артемия Лебедева

Доклад Эркена Кагарова был посвящен непосредственно элементам городской среды, тому, что обычно ассоциируют с дизайн-кодом городского пространства: скамейкам, урнам, фонарям, рекламе – их дизайну и совместимости, также как и примерам улучшения внешнего вида вывесок, предпринятого студией Лебедева совместно с Москомархитектурой. Известно, что МКА уже достаточно долго ведет борьбу за визуальную чистоту и единообразие, в частности, вывесок, и Эркен Кагаров привел несколько примеров реализации этих задач в формате было-стало.
Было-стало. Тверская улица. Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Шрифты, регулируемые по высоте
© Студия Артемия Лебедева / фрагмент презентации

Не менее насыщенной оказалась часть доклада, в которой Эркен Кагаров критиковал существующие практики размещения рекламы – в частности, на фасадах музеев, – а также формы урн и скамеек, которые подчас не соответствуют друг другу, поскольку ими занимаются разные ведомства. «Всё, что попадает в руки ЖКХ, становится зеленым», – обобщил факты Эркен Кагаров, подчеркнув, что нейтральный цвет, серый или черный, выглядит много более выигрышно, поскольку подходит к любому времени года и не бросается в глаза.

Эркен Кагаров предложил еще несколько полезных рецептов для городских МАФов. В частности, по его словам, черные узкие фонарные столбы с рельефом обладают антивандальной поверхностью, так как рисовать на рельефе неудобно, да и маркеры как правило черного цвета, а черный рисунок на черном почти не виден.
  • zooming
    1 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Шрифты, регулируемые по высоте.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    2 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Шрифты, регулируемые по высоте и цвету.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    3 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Развеска афиш: неправильная и правильная.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    4 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Конструкции для уличных цветников: неудачная и удачная
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    5 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Урна зеленого цвета, диссонирующая с окружением
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    6 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Урна серого цвета, вписанная в окружение.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    7 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Пример кричащей зеленой и нейтральной черной оград.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    8 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Сравнение фонарных столбов с точки зрения защиты от вандализма.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    9 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Коммутаторные будки как информационные стойки.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    10 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Разномастные объекты городской среды.
    © Студия Артемия Лебедева
  • zooming
    11 / 11
    Дизайн-код. Неиспользованные возможности. Сгармонизированные объекты городской среды.
    © Студия Артемия Лебедева

Возможно, создание какого-то общего департамента, к примеру, Городской среды, который занимался бы всеми элементами сразу, могло бы решить часть проблем, – резюмировал доклад Эркена Кагарова Виталий Лутц.

***


Москва: дизайн-код отдельных территорий

Сергей Глубокин
Заместитель начальника Управления Архитектурного совета Комитета по архитектуре и градостроительству города Москвы

Сергей Глубокин вспомнил о дизайн- (или град-)кодах европейских городов, в частности Лондона, где помимо МАФов, вывесок и рекламных конструкций, регулируется еще целый ряд аспектов, вплоть до наружного облика зданий. Выразив сомнение в том, что такое возможно в разнородной Москве, Глубокин привел, однако, ЗИЛАРТ как пример целостной реконструкции территории с единым кодом, который, как известно, разработал Юрий Григорян. В ЗИЛАРТе регламентированы не только вывески, но и материал фасадов, процент остекления, благоустройство – что не ограничивает, однако, творческой воли архитекторов.

Сергей Глубокин также упомянул дизайн-код городских поликлиник, недавно разработанный МКА: «даже если бюро не может спроектировать качественный объект, в рамках такого кода оно не сделает плохо». Другой приведенный пример – дизайн-код промзоны Алабушево в Зеленограде, разработанный АБ ATRIUM совместно в Москомархитектурой. 

***


Дизайн для автострады

Виталий Лутц
Начальник Управления перспективных проектов Института Генплана

Собственную презентацию «Дизайн-код для транспортной инфраструктуры» Виталий Лутц посвятил дорогам, а именно новой автомагистрали – Юго-Восточной хорде протяженностью 15 км, которая строится в Москве. В качестве успешного образца Лутц назвал открытый несколько лет назад петербургский Западный скоростной диаметр, – и выделил две важнейшие цели в оформлении магистралей: гуманизация жесткого, прямо скажем, сооружения и создание узнаваемого образа.
Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры
© Институт Генплана Москвы / фрагмент презентации

Виталий Лутц предложил набор элементов, из которых конструируется дизайн дороги: опоры, мачты освещения, торцы эстакад, накрытие (свод), шумозащитные экраны. Затем докладчик представил проекты оформления хорды. Первый создан вместе с бюро Тимура Башкаева и представляет собой продольную волну.
Проект Юго-Восточной хорды. Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры
© Институт Генплана Москвы Совместно с «АБТБ»

В этом проекте подэстакадное пространство превращается в общественное, с кафе и столами для пинг-понга. Есть еще варианты минималистический, природный, – и совсем неожиданный, с узорами: все три выполнены совместно с архитектурной компанией «Progress» Петра Анурина.
  • zooming
    1 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Современные и исторические примеры транспортной инфраструктуры с дизайн-кодом
    © Институт Генплана Москвы / фрагмент презентации
  • zooming
    2 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры
    © Институт Генплана Москвы / фрагмент презентации
  • zooming
    3 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы Совместно с «АБТБ»
  • zooming
    4 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы Совместно с «АБТБ»
  • zooming
    5 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы совместно с бюро «Прогресс»
  • zooming
    6 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы совместно с бюро «Прогресс»
  • zooming
    7 / 7
    Дизайн-код объектов транспортной инфраструктуры. Проект Юго-Восточной хорды
    © Институт Генплана Москвы совместно с бюро «Прогресс»

Это совершенно новый подход к дизайну эстакад и пространств под ними – последние используются и сейчас, но чаще для автомоек и хранения муниципальной техники, то есть экстенсивно. Включить их в активную городскую жизнь было бы полезно; фактически, как и ревитализация промзон, развитие подэкстакадных пространств дополняют городскую ткань новыми фрагментами, изыскивая ресурсы внутри, а не вне границ города. 

***


Забор в малом городе

Никита Асадов
Архитектор, партнер АБ ASADOV

Никита Асадов сделал остроумную презентацию «Дизайн-код, и с чем его носить», уподобив архитектуру одежде, а дизайн-код – дресс-коду. Он поделился опытом работы в малых городах и повел речь об общероссийской болезненной теме забора и пластиковых окон, которые заменяют, увы, ценную историческую столярку в частных домах.

Как внедрить новые идеи? Никита Асадов считает, что на примерах – и показывает примеры того, «что хорошо, что плохо» – слайды, подготовленные архитекторами бюро для Зарайска. К примеру, штакетник или деревянные ворота в духе старого города – хорошо, забор из профнастила – плохо.

В разделе «Химчистка» Асадов представил регламент фасадных элементов для Севастополя: козырьков, навесов, оконных блоков, допустимых в том или ином месте. Достаточно внести конкретный дом в регламент, и он выдаст приемлемые варианты. Если же речь идет о новом строительстве, алгоритм создать проще – здесь Никита Асадов показал проект, предложенный бюро ASADOV для пилотного проекта реновации.
  • zooming
    1 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Рекомендации для Зарайска
    © АБ ASADOV
  • zooming
    2 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Рекомендации для Зарайска
    © АБ ASADOV
  • zooming
    3 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Таганрог, существующая ситуация.
    © АБ ASADOV
  • zooming
    4 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Таганрог, проект городской среды
    © АБ ASADOV
  • zooming
    5 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Севастополь. Регламент по козырькам, навесам и оконным блокам
    © АБ ASADOV
  • zooming
    6 / 6
    Дизайн-код и с чем его носить. Алгоритм для новой застройки
    © АБ ASADOV


В итоговом обсуждении Артем Никитин еще раз подчеркнул ценность доходчивого объяснения в противовес 500-страничным документам. Эркен Кагаров напомнил, что Студия Артемия Лебедева также работала над дизайн-кодом для Зарайска – и именно там авторы сочли возможным поддержать идею сплошного деревянного забора в городе. В то же время в европейских городах – подчеркнул Кагаров – для разных районов разрабатываются разные дизайн-коды, исходящие из специфики местности: «это нормально, это делает город интересным и разнообразным».

***


Суммируя обсуждение, можно сказать, оно показало, что дизайн-код понятие растяжимое: на одном его полюсе находится стандартизация и регламентация самых обычных, базовых элементов городского пространства от цветника до скамейки и урны – а на другом полноценные архитектурные концепции, которые рассматривают часть городской ткани как целостное произведение искусства. В обоих случаях речь идет о регулировании хаотического, но если первый предлагает «школьные» правила и заботится о легкости их усвоения и внедрения, то второй подходит к проблеме с позиций архитектора-автора, творца нового города.

Насколько два озвученных подхода противоречат друг другу и противоречат ли? Возможно, ответ кроется в признании ценности разнообразия. Градостроители нашего времени, помимо того, что утверждают необходимость регламентации, ценят идентичность, многообразие вариантов и говорят о необходимости определить «дельту» свободы самовыражения. Такая свобода, признаем это, только и способна создать разнообразие. Поскольку чрезмерная регламентация чревата как минимум скукой.

Выходит, что главная добродетель современного автора градостроительного кода состоит в том, чтобы не переходить границ, оставлять пространство самовыражения жителям, особенно в малых городах. Убеждать и объяснять, а не приказывать, и если уж вводить правила, то так, чтобы их соблюдение было удобным. И – что не менее важно – приглашать авторов, архитекторов, дизайнеров. В этом смысле существенно, что в дискуссии фигурировали не только наборы правил, но и архитектурные проекты разного масштаба, в том числе разработанные совместно с урбанистами, но демонстрирующие индивидуальные, авторские поиски формы. 

13 Октября 2020

Автор текста:

Дарья Горелова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Постсоветская традиционная архитектура. Генезис
Начинаю публиковать книгу «Неоклассическая архитектура России конца ХХ – начала XXI века». Более тридцати постсоветских лет в России существует новая классическая архитектура, стилистически и мировоззренчески оформленная, хотя и не являющаяся движением. Хотя традиционная архитектура исчезла после Второй мировой войны из образования, в последние десятилетия она актуализирована вызовами XXI века, к которым относятся: кризис города и экологии; отношения человека и техники как сверхсилы, не обладающей сверхразумом; растворение профессии архитектора в смежных специальностях. Введение посвящено генезису современной ситуации в ХХ веке.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Архитектурная лаборатория
Архитектурное бюро «А.Лен» разработало и запатентовало программу «Идеальные квартиры», которая позволяет строить дома без плохих планировок. Рассказываем, как программа появилась, что из себя представляет, кому и чем она полезна.
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
5 «дистанционных» экскурсий по знаменитым зданиям:...
Экскурсия по «двойному дому» Фриды Кало и Диего Риверы, игра «в современное искусство» от Центра Помпиду, видеотур по монастырю Ле Корбюзье, а также пятиминутные прогулки по проектам Ф.Л. Райта и виртуальный «Лего-дом» от BIG.
Что будет с городом после пандемии
Два с половиной месяца изоляции не прошли даром для осмысления устройства современных городов, оказавшихся не подготовленными ко встрече с пандемией. Рассматриваем группы мнений и позиции экспертов, высказанные в прессе, блогах и видеоконференциях.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.