Клином красным

Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

09 Октября 2020
mainImg
Переезд Арх Москвы и других проектов Экспо Парка из ЦДХ – история, которая длилась несколько лет, и вот завершилась. Теперь офис компании, организующей много больших московских выставок: про антиквариат, про книги, и наконец, про архитектуру, находится в Гостином дворе, так что Арх Москва, после прошлогоднего эксперимента с Манежем, переместилась на Ильинку. Здесь тоже тепло и еще более светло, но, кажется, чуть меньше места. Что могло бы быть проблемой, если бы не 2020. Выставку переносили миниум 2 раза – она ведь весенняя, и пришлась на карантин, так что открылась в октябре. Практически следом здесь же, в Гостином дворе, должно пройти «осеннее» Зодчество. Всё смешалось и спрессовалось – но Арх Москва первое состоявшееся в столице в 2020 году офф-лайн крупное мероприятие, целиком посвященное архитектуре.
zooming

Тем более что стендов производителей совсем немного, и основную часть Гостиного двора занимают именно кураторские проекты, стенды крупных институций и ведомств. Помните, когда-то мы ходили по ЦДХ и ругались, что вокруг одна сантехника и черепица? Теперь совсем все не так, и хотя ситуация складывалась за последние 10 лет очень постепенно, 2020 как будто довершил работу: в зале бело, просторно, и – специально, надо думать, для нелюбителей масштабного строительства – невысоко. Даже Алексей Козырь с Александром Пономаревым обещали построить маяк, а поставили какой-то пузырь на крыше павильона (за отстутствием экспликаций он выглядит загадочно).
Инсталляция «Маяк» А. Козыря и А. Пономарева
Фотография: Архи.ру

Большая выставка – дело утомительное по определению, общим пожеланием к ней всегда было уйти от суеты к ясности, – так вот, Арх Москва карантинного года устроена довольно прозрачно. Входящих встречает красный клин стенда Москомархитектуры, посвященного идее пересмотра нормативов. От него в две стороны разбегаются, как виа Рипетта и виа Бабуино, белые портики экспозиций: 30 лет, 30 зданий, 30 экспертов, волшебная магия чисел (и голосование); справа Арх Каталог, слева NEXT!. Дальше по центральной оси – самый официальный партнер выставки, компания Мосинжпроект, с очень дигитальным стендом про Большое кольцо метро и макетом ТПУ «Рязанская» Тимура Башкаева.
ТПУ Рязанская, АБТБ, Мосинжпроект
Фотография: Архи.ру

Далее на оси же – выставка картин и скульптур «Архитектура в искусстве» от Полины Могилиной из галереи «Триумф»: одна работа Сергея Чобана, одна Александра Бродского, но есть и другое интересное.
Дмитрий Булынгин. Потекло. 2017. Предоставлено галереей Syntax. Арх Москва 2020, проект «Архитектура в искусстве», куратор Полина Могилина
Фотография: Архи.ру

Затем круглый конференц-зал Астраханской области, наследник похожего, но более основательного прошлогоднего сооружения Калужской области в Манеже. Вокруг него так называемая «площадь Искусств»: инсталляции Тотана Кузембаева и Рубена Аракеляна, Николая Лызлова и Дмитрия Овчарова. Далее, опять же на оси – АрхиГрафика, выставка понятная и всегда приятная для глаза.
АрхиГрафика, куратор Екатерина Шалина
Фотография: Архи.ру

По сторонам АрхиГрафики – обязательная просветительская часть, выставки зарубежной архитектуры: Дании, Франции. Норвергия, со стендами-домиками – от Анны Мартовицкой, автора путеводителя по современной архитектуре этой страны. На стенде собраны музеи, библиотеки и концертные залы: он называется «культпросвет».
«Культпросвет: опыт Норвегии», куратор Анна Мартовицкая
Фотография: Архи.ру

В пандан, с другой стороны – коллекция «наших там» и «ихних здесь» от журнала «Проект Россия»: подборка построек российских архитекторов в других странах и иностранцев в России, решенная как стена следователя с натянутыми ниточками – их количество подозрительно равное.
Наши там – они тут, «Проект Россия»
Фотография: Архи.ру

И наконец – своего рода жирная точка на всем сюжете – садик из травы и кленов от победителя программы NEXT! прошлого года, бюро megabudka. Они очень кстати украсили свои деревца неоновой надписью «Никакой архитектуры», похожей на надпись павильона Британии на ЭКСПО-2015 в Милане. Там было – Breathe, то есть «Дыши», и все было засажено травой и деревьями. Здесь фрагмент поменьше, а смысл, надо думать, тот же: устал от архитектуры? – Так вот здесь ее нет, дыши.
megabudka, «Никакой архитектуры»
Фотография: Архи.ру

Высказывание внезапное. При входе нас порадовали светлыми «лапами» пропилей, затем ударили красным клином и медиа-натиском, а тут, к концу, предлагают отдохнуть. Но это лишь один аспект. Можно ведь понять и по-другому, к примеру так: слезай, приехали, нечего архитектуре заигрывать с искусством, забывая свое место на дальней полке стройкомплекса. Не выдержала архитектура. Нету. Подалась в края где дышится легко. Скорее всего это вышло случайно, выставка ведь складывается из отдельных высказываний, но с другой стороны и вполне провокативно.

У нас же не принято говорить об архитектуре как искусстве. По результатам XX века получилось так, что есть изобразительное искусство, есть – современное, есть музыка с театром, а архитектура – это проектирование. Если архитектор делает офорт или инсталляцию, это современное искусство. Но если строит дом – он проектировщик, номер 10.3 в проектной декларации. Он молодец, когда про экологию, экономику, планировки, технологию, CAD, BIM, а если рисует или делает инсталляции, то это у него хобби, тоже молодец, или он ушел в современное искусство, ну что ж. Про пластику и эстетику дома, в котором больше трех этажей, говорить не полагается – сразу же набегают толпы пушистых лисят из социальных сетей и начинают стыдить – «как можно!». Звучит довольно дико, но архитектура перестала восприниматься как искусство даже многими архитекторами. И даже те, кто на самом деле делают ее как искусство, робеют временами об этом говорить, предпочитая предъявлять проекты без комментариев. Разговор этот – на самом деле долгий, но ни хорошей визуальной среды в городах, ни хорошего общественного статуса архитектурной профессии в обществе не будет, пока мы не объясним всем-всем, что архитектура это искусство. Что про это не только можно, но и надо говорить.

Сейчас ведь и сами архитекторы сбиваются в понятиях: «искусство» получается изобразительное или современное, а архитектура как-то отдельно. И на выставке тоже: вот архитектура, вот реновация, а вон там инсталляция, живопись, скульптура и графика, – они, конечно, искусство, и они отдельно. Лучше всего этот разрыв визуализировал Тотан Кузембаев в объекте «Корни»: внизу «игрушки», в которые играют «дети» (сюда Тотан включает и бумажную архитектуру), вверху коробки как коробки, вот вам и грустная разница между искусством и архитектурой. Тотан предлагает «перевернуть стол», но неясно, поможет ли перемена мест слагаемых. Между тем это единственная инсталляция, программно раскрывающая заданную тему, что немного.
Тотан Кузембаев, «Корни»
Фотография: Архи.ру

Все остальные скорее лиричные. Николай Лызлов оторвал Венере руки (кто хоть раз не думал о том, куда подевались руки Венеры? И кто не думал как-нибудь о том, чтобы оторвать какому-нибудь мастеру руки?). Дмитрий Овчаров установил большой «юпитер» над маленькими выступами в стенках ракетоподобной конструкции. Рубен Аракелян свою инсталляцию, которая служит парой объекту Тотана Кузембаева и посвящена главной теме выставки, трактовал лирически, как длинную скульптуру из асимметричных кубиков, похожих на кубики Тотана «под столом» – надо думать, что здесь стол уже «перевернут».
  • zooming
    1 / 6
    Николай Лызлов, инсталляция VENUS
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Николай Лызлов, инсталляция VENUS
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Николай Лызлов, инсталляция VENUS
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Рубен Аракелян, Айк Навасардян, инсталляция «Переживание»
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Рубен Аракелян, Айк Навасардян, инсталляция «Переживание»
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    NEFA architects, инсталляция «МЫСЛЬ»
    Фотография © Архи.ру

Примерно ту же нишу, что инсталляции, в последние годы заняло благоустройство – ему тоже, в сознании разных видов общественности, разрешено быть подвидом искусства, в отличие от архитектуры. Поэтому тоже – «дыши».

Среди 24 участников Арх Каталога на тему искусства рискнули высказаться трое. ATRIUM, подойдя с формальной, но приятно-осязаемой точки зрения, показал металлическую фасадную, надо думать, чешую, мотивировав ее словами о фактуре и форме, что, на самом деле, очень радует – прямой разговор о форме и ее элементах, повторюсь, в наше время и в нашем месте редкость. Теперь ждем объект с такой «драконьей шкуркой».
Арх Каталог: ATRIUM
Фотография: Архи.ру

Тотан Кузебмаев показал деревянную каплю-устрицу на длинных ногах, сопроводив высказывание многозначительными стихами, чего стоит хотя бы такое начало: «Архитектуру не приемлю, когда вокруг лесной тропы российскую больную землю сосут кирпичные клопы». И дальше иронически: «...ты одна, архитектура <...> оправдываешь местность, адрес, рябой кирпич». Чувствуется уверенный голос матерого деревянщика. С другой стороны, получается, что правильный клоп – он деревянный.
Арх Каталог: Тотан Кузембаев
Фотография: Архи.ру

ТПО «Резерв» подошли к вопросу обстоятельно, опубликовав на стенде, помимо подборки множества проектов, довольно объемное интервью Владимира Плоткина из «Архитектурного Вестника», прямо посвященное заявленной теме.
Арх Каталог: ТПО «Резерв»
Фотография: Архи.ру

Кое-кто ограничился концептуальным высказыванием: Архитекторы Асс поместили на белую стену слово «карантин», а Илья Мукосей нахлобучил на голову Афине Палладе виллу Савой. Ниже подписано: «афинская хартия», в виде нимба за головой Афины надписи «итоги наблюдений» и «надо требовать». Илья Мукосей объяснил мне это так: «Это структура основной, второй, части Афинской хартии. Каждый из 4 разделов – «Жилище», «Отдых», «Работа» и «Движение» делится на две части – «Итоги наблюдений» и «Надо требовать». Я там даже табличку с пояснениями прикрепил».
Арх Каталог: Мукосей
Фотография: Архи.ру

Большинство участников, как и всегда, и пошли по пути презентации проектов, новых и не очень. Среди них: прозвучавший, но увы, похоже, все-таки отвергнутый девелопером проект школы Сергея Скуратова в «Садовых кварталах»; многоэтажный эко-квартал в Череповце из клееной древесины, созданный на интенсиве МАРШ под руководством Владимира Кузьмина, аэропорт Александра Цимайло и Николая Ляшенко в Геленджике, составленный из совершенно прозрачных павильонов с очень тонкими ногами – если его построят, это будет очень нетипичный аэропорт, но проект обозначен 2018 годом.
Арх Каталог: проект аэропорта в Геленжика, Цимайло, Ляшенко и Партнеры, 2018 / макет
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: деревянный квартал в Череповце, коллектив под руководством Владимира Кузьмина
Фотография: Архи.ру

Очень красиво показаны объекты бюро «Остоженка» – по берегам реки, условной, хотя узнаваемой.
Арх Каталог: АБ «Остоженка»
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: АБ «Остоженка». Проекты показаны в кружочках. Слева проект-исследование территории на Симоновской набережной, справа Международный московский банк
Фотография: Архи.ру

Wowhaus представил себя в виде карточных домиков, видимо, намекая на хрупкость сферы городских и парковых пространств, в которой работает бюро. WALL – в виде скульптурных макетов.
Арх Каталог: Wowhaus
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: Wall
Фотография: Архи.ру

И, наконец, Никита Явейн пышно и пространно показал свой большой, если не сказать грандиозный, проект кампуса ИТМО. С двумя хорошими макетами, масштабнее, чем любой из соседей.
Арх Каталог: «Студия 44», проект кампуса ИТМО
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: «Студия 44», проект кампуса ИТМО
Фотография: Архи.ру

Заметим, что и у «Студии 44», и у Сергея Падалко на стенде использована такая же сетка, какую они применили в юбилейной выставке «Студии 44» в Анфиладе Главного штаба – похоже, этот прием входит в тренд практически как раньше деревянные палеты. К слову, с эрмитажной выставки приехала не только сетка, но и большой контейнер с видео-презентации построек Никиты Явейна – он встречает нас на входе.
Арх Каталог: Сетка на стенде Сергея Падалко
Фотография: Архи.ру

Сетка роднит Арх Каталог с соседним – а вообще центральным – стендом Москомархитектуры, программным как никогда. МКА не впервой показывать на Арх Москве программные стенды: реновацию и анонс новых РГНТД мы уже видели. Сейчас стенд остро-полемичный, что отлично отражает его форма в виде красного клина.
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру

Сюжет стенда таков: взята территория, ППТ для которой разработан Институтом Генплана Москвы и уже утвержден – район Метрогородок. Эту территорию в порядке эксперимента дали четырем командам: АБТБ, CITIZENSTUDIO, AI Architects и SAGA – они разработали альтернативные предложения с разной степенью нарушения норм, которые, таким образом, предлагается поставить под сомнение. Степень оппонирования нормативам наглядно показана на решетчатом стенде, который «набран» из кубиков как конструктор. Зеленое – норма в проекте соблюдена, красное – нарушена.
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру

Самым смелым (и красным) оказался проект SAGA Юлии Ардабьевской, а самым пластичным – проект «Пасха» AI architects, представленный «цумторовским» макетом из воска. Юлия Ардабьевская предложила много вариантов застройки, от сочетания башен и «садовых участков» до «парижских» кварталов и «сингапурских» башен.
Экспериментальный проект застройки района Метрогородок, AI architects, стенд МКА «Нормы» / макет
Фотография: Архи.ру
Экспериментальный проект застройки района Метрогородок, AI architects, стенд МКА «Нормы» / макет
Фотография: Архи.ру

«Авторы концепций своими работами показали, что не все действующие нормативы так уж важны для комфортного существования человека», – так прокомментировал результат поставленного опыта куратор экспозиции МКА Сергей Кузнецов.

Институт Генплана Москвы, на чьем проекте проводили свой эксперимент МКА, выступил на Арх Москве со стендом, посвященным реновации и решенным как воплощение постмодернистской иллюстрации Маделон Фрисендорп к книге Рема Колхаса Delirious New York: «спальня», где в кровати под одеялом лежат два «дома», в ногах стоят еще два дома, вокруг них бегает игрушечный паровозик. Прикроватный коврик – в виде плана парка «Зарядье», на тумбочке Шуховская башня. «В форме постмодернизма мы показываем, что реновация, обновление города – не просто самостоятельное явление, а естественное продолжение идеи индустриального домостроения», – так поясняют авторы свое решение.
Стенд Института Генплана Москвы
Фотография: Архи.ру
Стенд Института Генплана Москвы
Фотография: Архи.ру

Очень ярким получился проект NEXT! – здесь все участники представлены, помимо автовыборки проектов, крупными инсталляциями. Задача молодых архитекторов, по словам куратора проекта Юлии Шишаловой, «не только разрешать текущие, но и предвосхишать будущие вызовы».

Екатеринбуржцы ОСА показали конструкцию из разных видов натуральной ткани, в сопровождении намеренно запутанных букв. По словам Александра Самарина, инсталляция – размышелние о все более «фасадной» сути работы архитекторов: «Последней надеждой архитектора на искусство становится ткань фасада, пропорции все чаще определяются экономикой. Эта архитектурная «одежда» – повод для иронии или вызовов к поиску новых профессиональных подходов, сохраняющей для массовой архитектуры возможность быть искусством».
Инсталляция ОСА
Фотография © Архи.ру

Бюро Арх Объем показало сад из цветов с игрушечными динозавриками; L-O-G-I-C – фиолетовую конструкцию-лабиринт; ; XForma высказались инсталляцией «форма воды» – на лайтбоксе традиционные фасады, а сверху стеклянные кувшины разной степени странности, с водой. Инсталляция SON architecture – гигантские иконки из яркого пластика. Инсталляция бюро .ket – тоже с водой, но капающей и в тюлевом павильоне.
  • zooming
    1 / 6
    Инсталляция бюро .ket
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Инсталляция Арх Объем
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Инсталляция Арх Объем
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Инсталляция АБ ODA
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Инсталляция L-O-G-I-C
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Инсталляция SON architects
    Фотография © SON architects

Расположенный на самом входе программный проект выставки 2020 года «Москва: значимо!» представляет собой попытку перехода Арх Москвы в иное, «историческое» измерение, резюме истории московского строительства за прошедшие 30 лет. Тридцать экспертов назвали самые значимые, на их взгляд, московские здания последнего 30-летия, из них потом выбрали 30 самых значимых по частоте упоминаний. Теперь идет народное голосование за самое значимое здание.
Москва: значимо! кураторы Илья Мукосей и Юлия Бычкова
Фотография: Архи.ру

Проект, с одной стороны, выглядит как логичная демонстрация новой квалификации Арх Москвы: не только оценки актуального, как в выборе Арх Каталога, но и резюмирования исторического.

С другой стороны, в нем выбрана безоценочная, точнее, чуждая эстетической оценки позиция – по значимости. А что такое значимость? Заметность или красота? Может быть значимым то, что мозолит глаза? Значимым для чего и в каком ракурсе? Все эти вопросы прямого ответа не получают, и подборка выходит, опять же, провокационной – как сказал мне со-куратор проекта Илья Мукосей, большинство экспертов оценивают значительную часть отобранных по принципу «значимости» зданий с эстетической точки зрения отрицательно – «хотят развидеть», так что подборка стала чем-то средним между «Оскаром» и «Золотой «малиной», а где что, мол, уже судите сами. По моим примерным подсчетам, таких «малин» чуть меньше половины, но больше трети. В выборку попал БЦ «Оружейник» (ну как его развидеть-то!), театр Et Cetera и дом-яйцо Сергея Ткаченко в чистопрудных переулках. В этом смысле проект то ли оказывается параллельным основной теме, то ли пересекается с ней под каким-о неясным углом.
Москва: значимо! кураторы Илья Мукосей и Юлия Бычкова
Фотография: Архи.ру
Москва: значимо! кураторы Илья Мукосей и Юлия Бычкова
Фотография: Архи.ру

Впрочем, что такое искусство? Искусство может быть и провокацией, как дом-яйцо или известный фонтан. Хотя вряд ли это может стать серьезной причиной для исключения из разговора категории эстетического вообще. Оно может еще пригодиться. 

09 Октября 2020

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Питеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Сейчас на главной
Точка отсчета
Здесь мы рассматриваем два ретро-объекта: одному 20 лет, другому 25. Один из них – первые в истории Петербурга таунхаусы, другой стал первым примером элитного жилья на Крестовском острове. Оба – от бюро «Евгений Герасимов и партнеры».
Деревянное будущее
Бюро Рейульфа Рамстада выиграло конкурс на проект нового крыла музея корабля «Фрам» в Осло: проект называется Framtid – «будущее».
Архитектура и ноосфера, или шесть идей для архитектора...
«Жизнь и судьба архитектурной идеи» – так называлось ток-шоу, цикл авторских выступлений архитекторов – участников АРХ-каталога, организованный в рамках деловой программы АРХ-Москвы. В нем приняли участие архитекторы Илья Заливухин, Юлий Борисов, Олег Шапиро, Константин Ходнев, Влад Савинкин и Владимир Кузьмин. Предлагаем вашему вниманию конспект дискуссии.
Облако на холме
Бюро Alvisi Kirimoto завершило реконструкцию разрушенной землетрясением музыкальной школы в итальянском Камерино. Реализовать проект удалось менее чем за 150 дней.
От пожара до потопа
Награждение одиннадцатого АрхиWOODа прошло в виде конференции zoom, но не менее продуктивно и оживленно, чем всегда. Гран-при получил Сожженный мост, многозначная масленичная затея из Никола-Ленивца, а призы в главной номинации – Тотан Кузембаев за свой собственный дом в деревне Лиды и Денис Дементьев за дом на склоне в деревне Ромашково. Вашему вниманию – репортаж с награждения, которое длилось 4 часа, предоставив возможность высказаться всем заинтересованным профессионалам.
Деревянный рай
Квартал по проекту Berger + Parkkinen и Querkraft в районе Асперн в Вене выстроен из дерева – как клееной, так и обычной древесины на бетонном каркасе, причем очень многие элементы конструкции – сборные, предварительно изготовлены на заводе.
Путь к новой орнаментальности
Клубный дом-дворец «Аристократ» у соснового парка перед началом Рублевского шоссе представляет собой новый этап развития московской декоративно-исторической архитектуры: респектабельно украшенной, но тяготеющей к легким светлым тонам и умело использующей романтический флёр майоликовых вставок.
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.