Клином красным

Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

09 Октября 2020
mainImg
Переезд Арх Москвы и других проектов Экспо Парка из ЦДХ – история, которая длилась несколько лет, и вот завершилась. Теперь офис компании, организующей много больших московских выставок: про антиквариат, про книги, и наконец, про архитектуру, находится в Гостином дворе, так что Арх Москва, после прошлогоднего эксперимента с Манежем, переместилась на Ильинку. Здесь тоже тепло и еще более светло, но, кажется, чуть меньше места. Что могло бы быть проблемой, если бы не 2020. Выставку переносили миниум 2 раза – она ведь весенняя, и пришлась на карантин, так что открылась в октябре. Практически следом здесь же, в Гостином дворе, должно пройти «осеннее» Зодчество. Всё смешалось и спрессовалось – но Арх Москва первое состоявшееся в столице в 2020 году офф-лайн крупное мероприятие, целиком посвященное архитектуре.
zooming

Тем более что стендов производителей совсем немного, и основную часть Гостиного двора занимают именно кураторские проекты, стенды крупных институций и ведомств. Помните, когда-то мы ходили по ЦДХ и ругались, что вокруг одна сантехника и черепица? Теперь совсем все не так, и хотя ситуация складывалась за последние 10 лет очень постепенно, 2020 как будто довершил работу: в зале бело, просторно, и – специально, надо думать, для нелюбителей масштабного строительства – невысоко. Даже Алексей Козырь с Александром Пономаревым обещали построить маяк, а поставили какой-то пузырь на крыше павильона (за отстутствием экспликаций он выглядит загадочно).
Инсталляция «Маяк» А. Козыря и А. Пономарева
Фотография: Архи.ру

Большая выставка – дело утомительное по определению, общим пожеланием к ней всегда было уйти от суеты к ясности, – так вот, Арх Москва карантинного года устроена довольно прозрачно. Входящих встречает красный клин стенда Москомархитектуры, посвященного идее пересмотра нормативов. От него в две стороны разбегаются, как виа Рипетта и виа Бабуино, белые портики экспозиций: 30 лет, 30 зданий, 30 экспертов, волшебная магия чисел (и голосование); справа Арх Каталог, слева NEXT!. Дальше по центральной оси – самый официальный партнер выставки, компания Мосинжпроект, с очень дигитальным стендом про Большое кольцо метро и макетом ТПУ «Рязанская» Тимура Башкаева.
ТПУ Рязанская, АБТБ, Мосинжпроект
Фотография: Архи.ру

Далее на оси же – выставка картин и скульптур «Архитектура в искусстве» от Полины Могилиной из галереи «Триумф»: одна работа Сергея Чобана, одна Александра Бродского, но есть и другое интересное.
Дмитрий Булынгин. Потекло. 2017. Предоставлено галереей Syntax. Арх Москва 2020, проект «Архитектура в искусстве», куратор Полина Могилина
Фотография: Архи.ру

Затем круглый конференц-зал Астраханской области, наследник похожего, но более основательного прошлогоднего сооружения Калужской области в Манеже. Вокруг него так называемая «площадь Искусств»: инсталляции Тотана Кузембаева и Рубена Аракеляна, Николая Лызлова и Дмитрия Овчарова. Далее, опять же на оси – АрхиГрафика, выставка понятная и всегда приятная для глаза.
АрхиГрафика, куратор Екатерина Шалина
Фотография: Архи.ру

По сторонам АрхиГрафики – обязательная просветительская часть, выставки зарубежной архитектуры: Дании, Франции. Норвергия, со стендами-домиками – от Анны Мартовицкой, автора путеводителя по современной архитектуре этой страны. На стенде собраны музеи, библиотеки и концертные залы: он называется «культпросвет».
«Культпросвет: опыт Норвегии», куратор Анна Мартовицкая
Фотография: Архи.ру

В пандан, с другой стороны – коллекция «наших там» и «ихних здесь» от журнала «Проект Россия»: подборка построек российских архитекторов в других странах и иностранцев в России, решенная как стена следователя с натянутыми ниточками – их количество подозрительно равное.
Наши там – они тут, «Проект Россия»
Фотография: Архи.ру

И наконец – своего рода жирная точка на всем сюжете – садик из травы и кленов от победителя программы NEXT! прошлого года, бюро megabudka. Они очень кстати украсили свои деревца неоновой надписью «Никакой архитектуры», похожей на надпись павильона Британии на ЭКСПО-2015 в Милане. Там было – Breathe, то есть «Дыши», и все было засажено травой и деревьями. Здесь фрагмент поменьше, а смысл, надо думать, тот же: устал от архитектуры? – Так вот здесь ее нет, дыши.
megabudka, «Никакой архитектуры»
Фотография: Архи.ру

Высказывание внезапное. При входе нас порадовали светлыми «лапами» пропилей, затем ударили красным клином и медиа-натиском, а тут, к концу, предлагают отдохнуть. Но это лишь один аспект. Можно ведь понять и по-другому, к примеру так: слезай, приехали, нечего архитектуре заигрывать с искусством, забывая свое место на дальней полке стройкомплекса. Не выдержала архитектура. Нету. Подалась в края где дышится легко. Скорее всего это вышло случайно, выставка ведь складывается из отдельных высказываний, но с другой стороны и вполне провокативно.

У нас же не принято говорить об архитектуре как искусстве. По результатам XX века получилось так, что есть изобразительное искусство, есть – современное, есть музыка с театром, а архитектура – это проектирование. Если архитектор делает офорт или инсталляцию, это современное искусство. Но если строит дом – он проектировщик, номер 10.3 в проектной декларации. Он молодец, когда про экологию, экономику, планировки, технологию, CAD, BIM, а если рисует или делает инсталляции, то это у него хобби, тоже молодец, или он ушел в современное искусство, ну что ж. Про пластику и эстетику дома, в котором больше трех этажей, говорить не полагается – сразу же набегают толпы пушистых лисят из социальных сетей и начинают стыдить – «как можно!». Звучит довольно дико, но архитектура перестала восприниматься как искусство даже многими архитекторами. И даже те, кто на самом деле делают ее как искусство, робеют временами об этом говорить, предпочитая предъявлять проекты без комментариев. Разговор этот – на самом деле долгий, но ни хорошей визуальной среды в городах, ни хорошего общественного статуса архитектурной профессии в обществе не будет, пока мы не объясним всем-всем, что архитектура это искусство. Что про это не только можно, но и надо говорить.

Сейчас ведь и сами архитекторы сбиваются в понятиях: «искусство» получается изобразительное или современное, а архитектура как-то отдельно. И на выставке тоже: вот архитектура, вот реновация, а вон там инсталляция, живопись, скульптура и графика, – они, конечно, искусство, и они отдельно. Лучше всего этот разрыв визуализировал Тотан Кузембаев в объекте «Корни»: внизу «игрушки», в которые играют «дети» (сюда Тотан включает и бумажную архитектуру), вверху коробки как коробки, вот вам и грустная разница между искусством и архитектурой. Тотан предлагает «перевернуть стол», но неясно, поможет ли перемена мест слагаемых. Между тем это единственная инсталляция, программно раскрывающая заданную тему, что немного.
Тотан Кузембаев, «Корни»
Фотография: Архи.ру

Все остальные скорее лиричные. Николай Лызлов оторвал Венере руки (кто хоть раз не думал о том, куда подевались руки Венеры? И кто не думал как-нибудь о том, чтобы оторвать какому-нибудь мастеру руки?). Дмитрий Овчаров установил большой «юпитер» над маленькими выступами в стенках ракетоподобной конструкции. Рубен Аракелян свою инсталляцию, которая служит парой объекту Тотана Кузембаева и посвящена главной теме выставки, трактовал лирически, как длинную скульптуру из асимметричных кубиков, похожих на кубики Тотана «под столом» – надо думать, что здесь стол уже «перевернут».
  • zooming
    1 / 6
    Николай Лызлов, инсталляция VENUS
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Николай Лызлов, инсталляция VENUS
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Николай Лызлов, инсталляция VENUS
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Рубен Аракелян, Айк Навасардян, инсталляция «Переживание»
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Рубен Аракелян, Айк Навасардян, инсталляция «Переживание»
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    NEFA architects, инсталляция «МЫСЛЬ»
    Фотография © Архи.ру

Примерно ту же нишу, что инсталляции, в последние годы заняло благоустройство – ему тоже, в сознании разных видов общественности, разрешено быть подвидом искусства, в отличие от архитектуры. Поэтому тоже – «дыши».

Среди 24 участников Арх Каталога на тему искусства рискнули высказаться трое. ATRIUM, подойдя с формальной, но приятно-осязаемой точки зрения, показал металлическую фасадную, надо думать, чешую, мотивировав ее словами о фактуре и форме, что, на самом деле, очень радует – прямой разговор о форме и ее элементах, повторюсь, в наше время и в нашем месте редкость. Теперь ждем объект с такой «драконьей шкуркой».
Арх Каталог: ATRIUM
Фотография: Архи.ру

Тотан Кузебмаев показал деревянную каплю-устрицу на длинных ногах, сопроводив высказывание многозначительными стихами, чего стоит хотя бы такое начало: «Архитектуру не приемлю, когда вокруг лесной тропы российскую больную землю сосут кирпичные клопы». И дальше иронически: «...ты одна, архитектура <...> оправдываешь местность, адрес, рябой кирпич». Чувствуется уверенный голос матерого деревянщика. С другой стороны, получается, что правильный клоп – он деревянный.
Арх Каталог: Тотан Кузембаев
Фотография: Архи.ру

ТПО «Резерв» подошли к вопросу обстоятельно, опубликовав на стенде, помимо подборки множества проектов, довольно объемное интервью Владимира Плоткина из «Архитектурного Вестника», прямо посвященное заявленной теме.
Арх Каталог: ТПО «Резерв»
Фотография: Архи.ру

Кое-кто ограничился концептуальным высказыванием: Архитекторы Асс поместили на белую стену слово «карантин», а Илья Мукосей нахлобучил на голову Афине Палладе виллу Савой. Ниже подписано: «афинская хартия», в виде нимба за головой Афины надписи «итоги наблюдений» и «надо требовать». Илья Мукосей объяснил мне это так: «Это структура основной, второй, части Афинской хартии. Каждый из 4 разделов – «Жилище», «Отдых», «Работа» и «Движение» делится на две части – «Итоги наблюдений» и «Надо требовать». Я там даже табличку с пояснениями прикрепил».
Арх Каталог: Мукосей
Фотография: Архи.ру

Большинство участников, как и всегда, и пошли по пути презентации проектов, новых и не очень. Среди них: прозвучавший, но увы, похоже, все-таки отвергнутый девелопером проект школы Сергея Скуратова в «Садовых кварталах»; многоэтажный эко-квартал в Череповце из клееной древесины, созданный на интенсиве МАРШ под руководством Владимира Кузьмина, аэропорт Александра Цимайло и Николая Ляшенко в Геленджике, составленный из совершенно прозрачных павильонов с очень тонкими ногами – если его построят, это будет очень нетипичный аэропорт, но проект обозначен 2018 годом.
Арх Каталог: проект аэропорта в Геленжика, Цимайло, Ляшенко и Партнеры, 2018 / макет
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: деревянный квартал в Череповце, коллектив под руководством Владимира Кузьмина
Фотография: Архи.ру

Очень красиво показаны объекты бюро «Остоженка» – по берегам реки, условной, хотя узнаваемой.
Арх Каталог: АБ «Остоженка»
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: АБ «Остоженка». Проекты показаны в кружочках. Слева проект-исследование территории на Симоновской набережной, справа Международный московский банк
Фотография: Архи.ру

Wowhaus представил себя в виде карточных домиков, видимо, намекая на хрупкость сферы городских и парковых пространств, в которой работает бюро. WALL – в виде скульптурных макетов.
Арх Каталог: Wowhaus
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: Wall
Фотография: Архи.ру

И, наконец, Никита Явейн пышно и пространно показал свой большой, если не сказать грандиозный, проект кампуса ИТМО. С двумя хорошими макетами, масштабнее, чем любой из соседей.
Арх Каталог: «Студия 44», проект кампуса ИТМО
Фотография: Архи.ру
Арх Каталог: «Студия 44», проект кампуса ИТМО
Фотография: Архи.ру

Заметим, что и у «Студии 44», и у Сергея Падалко на стенде использована такая же сетка, какую они применили в юбилейной выставке «Студии 44» в Анфиладе Главного штаба – похоже, этот прием входит в тренд практически как раньше деревянные палеты. К слову, с эрмитажной выставки приехала не только сетка, но и большой контейнер с видео-презентации построек Никиты Явейна – он встречает нас на входе.
Арх Каталог: Сетка на стенде Сергея Падалко
Фотография: Архи.ру

Сетка роднит Арх Каталог с соседним – а вообще центральным – стендом Москомархитектуры, программным как никогда. МКА не впервой показывать на Арх Москве программные стенды: реновацию и анонс новых РГНТД мы уже видели. Сейчас стенд остро-полемичный, что отлично отражает его форма в виде красного клина.
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру

Сюжет стенда таков: взята территория, ППТ для которой разработан Институтом Генплана Москвы и уже утвержден – район Метрогородок. Эту территорию в порядке эксперимента дали четырем командам: АБТБ, CITIZENSTUDIO, AI Architects и SAGA – они разработали альтернативные предложения с разной степенью нарушения норм, которые, таким образом, предлагается поставить под сомнение. Степень оппонирования нормативам наглядно показана на решетчатом стенде, который «набран» из кубиков как конструктор. Зеленое – норма в проекте соблюдена, красное – нарушена.
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру
Нормы: стенд МКА
Фотография: Архи.ру

Самым смелым (и красным) оказался проект SAGA Юлии Ардабьевской, а самым пластичным – проект «Пасха» AI architects, представленный «цумторовским» макетом из воска. Юлия Ардабьевская предложила много вариантов застройки, от сочетания башен и «садовых участков» до «парижских» кварталов и «сингапурских» башен.
Экспериментальный проект застройки района Метрогородок, AI architects, стенд МКА «Нормы» / макет
Фотография: Архи.ру
Экспериментальный проект застройки района Метрогородок, AI architects, стенд МКА «Нормы» / макет
Фотография: Архи.ру

«Авторы концепций своими работами показали, что не все действующие нормативы так уж важны для комфортного существования человека», – так прокомментировал результат поставленного опыта куратор экспозиции МКА Сергей Кузнецов.

Институт Генплана Москвы, на чьем проекте проводили свой эксперимент МКА, выступил на Арх Москве со стендом, посвященным реновации и решенным как воплощение постмодернистской иллюстрации Маделон Фрисендорп к книге Рема Колхаса Delirious New York: «спальня», где в кровати под одеялом лежат два «дома», в ногах стоят еще два дома, вокруг них бегает игрушечный паровозик. Прикроватный коврик – в виде плана парка «Зарядье», на тумбочке Шуховская башня. «В форме постмодернизма мы показываем, что реновация, обновление города – не просто самостоятельное явление, а естественное продолжение идеи индустриального домостроения», – так поясняют авторы свое решение.
Стенд Института Генплана Москвы
Фотография: Архи.ру
Стенд Института Генплана Москвы
Фотография: Архи.ру

Очень ярким получился проект NEXT! – здесь все участники представлены, помимо автовыборки проектов, крупными инсталляциями. Задача молодых архитекторов, по словам куратора проекта Юлии Шишаловой, «не только разрешать текущие, но и предвосхишать будущие вызовы».

Екатеринбуржцы ОСА показали конструкцию из разных видов натуральной ткани, в сопровождении намеренно запутанных букв. По словам Александра Самарина, инсталляция – размышелние о все более «фасадной» сути работы архитекторов: «Последней надеждой архитектора на искусство становится ткань фасада, пропорции все чаще определяются экономикой. Эта архитектурная «одежда» – повод для иронии или вызовов к поиску новых профессиональных подходов, сохраняющей для массовой архитектуры возможность быть искусством».
Инсталляция ОСА
Фотография © Архи.ру

Бюро Арх Объем показало сад из цветов с игрушечными динозавриками; L-O-G-I-C – фиолетовую конструкцию-лабиринт; ; XForma высказались инсталляцией «форма воды» – на лайтбоксе традиционные фасады, а сверху стеклянные кувшины разной степени странности, с водой. Инсталляция SON architecture – гигантские иконки из яркого пластика. Инсталляция бюро .ket – тоже с водой, но капающей и в тюлевом павильоне.
  • zooming
    1 / 6
    Инсталляция бюро .ket
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    2 / 6
    Инсталляция Арх Объем
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    3 / 6
    Инсталляция Арх Объем
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    4 / 6
    Инсталляция АБ ODA
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    5 / 6
    Инсталляция L-O-G-I-C
    Фотография © Архи.ру
  • zooming
    6 / 6
    Инсталляция SON architects
    Фотография © SON architects

Расположенный на самом входе программный проект выставки 2020 года «Москва: значимо!» представляет собой попытку перехода Арх Москвы в иное, «историческое» измерение, резюме истории московского строительства за прошедшие 30 лет. Тридцать экспертов назвали самые значимые, на их взгляд, московские здания последнего 30-летия, из них потом выбрали 30 самых значимых по частоте упоминаний. Теперь идет народное голосование за самое значимое здание.
Москва: значимо! кураторы Илья Мукосей и Юлия Бычкова
Фотография: Архи.ру

Проект, с одной стороны, выглядит как логичная демонстрация новой квалификации Арх Москвы: не только оценки актуального, как в выборе Арх Каталога, но и резюмирования исторического.

С другой стороны, в нем выбрана безоценочная, точнее, чуждая эстетической оценки позиция – по значимости. А что такое значимость? Заметность или красота? Может быть значимым то, что мозолит глаза? Значимым для чего и в каком ракурсе? Все эти вопросы прямого ответа не получают, и подборка выходит, опять же, провокационной – как сказал мне со-куратор проекта Илья Мукосей, большинство экспертов оценивают значительную часть отобранных по принципу «значимости» зданий с эстетической точки зрения отрицательно – «хотят развидеть», так что подборка стала чем-то средним между «Оскаром» и «Золотой «малиной», а где что, мол, уже судите сами. По моим примерным подсчетам, таких «малин» чуть меньше половины, но больше трети. В выборку попал БЦ «Оружейник» (ну как его развидеть-то!), театр Et Cetera и дом-яйцо Сергея Ткаченко в чистопрудных переулках. В этом смысле проект то ли оказывается параллельным основной теме, то ли пересекается с ней под каким-о неясным углом.
Москва: значимо! кураторы Илья Мукосей и Юлия Бычкова
Фотография: Архи.ру
Москва: значимо! кураторы Илья Мукосей и Юлия Бычкова
Фотография: Архи.ру

Впрочем, что такое искусство? Искусство может быть и провокацией, как дом-яйцо или известный фонтан. Хотя вряд ли это может стать серьезной причиной для исключения из разговора категории эстетического вообще. Оно может еще пригодиться. 

09 Октября 2020

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
Пять платформ для изоляции с толком
Благодаря всеобщему переходу в онлайн, присоединиться к интересным событиям теперь можно из любого уголка страны. Мы составили список полезных платформ, которые приглашают архитекторов, дизайнеров, урбанистов и всех интересующихся узнать новое и прокачать навыки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
BIF: лауреаты 2019
Представляем полный список награжденных и отмеченных проектов национальной премии «Лучший интерьер», которая прошла в рамках Best Interior Festival.
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Иркутск как Дрезден
Фрагмент из книги «Регенерация историко-архитектурной среды. Развитие исторических центров», посвященной возможности применения немецких методик сохранения исторической среды в российских городах.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.