Олег Гурьев: «BIM избавляет от рутины»

Директор департамента девелопмента ГК «А101» Олег Гурьев рассказывает, как один из крупнейших столичных девелоперов переходит на BIM-проектирование и развивает собственный проектный институт, в чем особенность собственной программы корпоративного обучения, и чем собственная проектная команда лучше приглашённой.

26 Декабря 2018
mainImg
zooming
zooming
ЖК «Скандинавия», BIM-модель и пре-рендер. Предоставлено А«101»
Давно ли в ГК «А101» существуют собственные подразделения, отвечающие за разработку архитектурных концепций, проектную и рабочую документацию? Много ли там людей и чем они занимаются?

У нас существует подразделение, которое за 7 лет из небольшого технического отдела в структуре службы заказчика превратилось в проектный институт численностью более 100 человек. Сегодня институт участвует во всех этапах проектирования. Вместе с тем, мы постоянно ищем способы улучшать свой продукт, поэтому привлекаем внешних партнеров, которые могут быть полезны в разработке новых идей и решений. Здесь можно вспомнить международный архитектурный конкурс на концепцию системы общественных пространств для ЖК «Скандинавия», победителем в котором стало голландское бюро MLA+. Или недавний тендер на проектирование более 300 тысяч м2 жилья, в котором участвовали компании со всей страны. Сторонние команды могут привлекаться на любую стадию, от концепции до рабочей документации.

А зачем тогда девелоперской компании вообще тратить внутренние ресурсы, развивать собственный проектный институт с хорошими компетенциями в BIM-проектировании, когда рынок позволяет за небольшие деньги нанять очень хорошую команду?

Небольшие деньги в девелопменте – понятие относительное. На рынке крайне сложно отыскать хорошую команду. То есть такую, чей опыт и компетенции позволяют быстро понять продукт и, в известном смысле, «предугадать» пожелания заказчика.

Кроме того, ГК «А101» работает только с масштабными проектами, на участках от 70 га и больше, а они никогда не бывают статичными, эволюционируют вместе с рынком. Собственная команда, которая «живет» с проектом в течение всего срока реализации – более оптимальный выбор с точки зрения и уровня затрат, и понимания продукта. Конечно, ее наличие не исключает привлечения внешних подрядчиков, которые часто привносят интересные идеи, но важно сохранить концепцию, обеспечить баланс преемственности и разнообразия.

Создавая внутри Группы компетенцию в области BIM-проектирования, мы решаем две основные задачи. Первая очевидна: развитие собственной проектной команды, которая может эффективно работать с bigdata, в том числе в рамках проектной и рабочей документации. Обычно ее подготовка – очень долгий процесс. Цена ошибки довольно высока, но нередко ошибки «отлавливают» не внутри компании, а в экспертизе, и тогда документы отправляются на доработку, а выход на стройплощадку откладывается еще примерно на два-три месяца.
Между тем, в условиях работы через эскроу-счетов высокая скорость реализации проекта становится критически важным фактором. И понятно, что далеко не все технологические процессы на стройке можно ускорить без потери качества. Зато можно сократить стадию «П» за счет современных IT-решений.

Виртуальная модель здания, созданная с помощью BIM, ведет себя точно так же, как настоящий дом, в соответствии с законами физики, все эффекты от новых решений и материалов быстро просчитываются компьютером. Поиск пересечений элементов между разделами и внутри одной дисциплины проектирования снижает вероятность ошибок – на 80%. А также, что не менее важно, позволяет очень быстро проверить на эффективность новые решения или материалы.

Вторая задача – уметь отличать компетентных подрядчиков от бюро, которые лишь декларируют свой уровень информатизации, а на деле внедрение BIM у них ограничилось наймом одного специалиста, не всегда с сертификатом, и установки Revit, не всегда лицензионного.

В связи с этим, кстати, хотелось бы отметить еще один важный момент. Мы и сами не хотим оказаться в ситуации, когда носителем каких-то компетенций выступает один человек или небольшая команда. Мы всё понимаем про жизненные обстоятельства и конкуренцию «за мозги». Поэтому мы создали собственную программу корпоративного обучения BIM, принципиально рассчитанную на массовость.

Как давно ваша внутренняя команда сама работает с BIM, полностью или фрагментарно?

Пока в рамках пилотных проектов. Первый такой проект мы начали для самого чувствительного для нас продукта – жилья. Его целью было создать некую библиотеку материалов, конструкций и шаблонов, которая автоматизирует большинство рутинных процессов, даст архитекторам набор элементов для компоновки. Сейчас на основе этих наработок проектируем жилые корпуса для проекта «Скандинавия» и «Испанские кварталы».
zooming
ЖК «Скандинавия», проект. Предоставлено А«101»
Процесс внедрения BIM у нас был выстроен иначе, чем у других. Два года назад мы наняли первого сотрудника в соответствующее подразделение, начали с разработки регламентов и стандарта BIM-моделирования, но, когда дело дошло до поиска компетенций на рынке, мы поняли, что столько людей в моменте нам не найти.

Поэтому мы совместно с внешними экспертами разработали корпоративную программу обучения, протестировали ее на фокус-группе, но энтузиазма поначалу не встретили. Это нас не остановило, и мы развернули масштабный образовательный проект, который поддержала компания Autodesk. Она предоставила нам возможность сертифицировать своих сотрудников, а отдел внедрения BIM в полном составе прошел сертификацию профессионалов с правом преподавания.

«Эффект домино» случился, когда мы обучили несколько первых групп и торжественно вручили первые сертификаты. К нам моментально выстроилась очередь из желающих, нам даже пришлось корректировать график обучения под тех, кому это «очень срочно и очень сильно» понадобилось.
zooming
ЖК «Скандинавия», проект. Предоставлено А«101»
Расскажите о своей программе, что в ней особенного?

Во-первых, мы разработали ее на основе принципа «производственной практики». Обучение ведется без отрыва от основной деятельности, в том числе и на тех решениях, которые эти же специалисты уже спроектировали без применения BIM. Это очень наглядно показывает разницу в подходе.

Во-вторых, все занятия проводятся в интерактивном режиме, в формате вебинара. Преподаватель показывает, как и что надо делать, отвечает на вопросы. При этом к компьютерам и преподавателя, и учеников подключено два монитора. Ученик в одном следит за трансляцией, а на втором выполняет задания. А преподавателю второй монитор нужен для того, чтобы смотреть за тем, как ученик выполняет задания. При необходимости преподаватель может взять профиль любого ученика под удаленное управление и наглядно разобрать вопрос или сложную ситуацию.

В-третьих, сама программа мне кажется очень эффективной. Она делится на общий курс, где проектировщики знакомятся с принципами моделирования и интерфейсом программы, и персонализированный – по каждой из специализаций. Кроме того, мы создали курс совместного проектирования для налаживания эффективной коммуникации между проектировщиками разных специальностей.

И, наконец, все наши семинары аккумулируются в базе знаний ГК «А101» в виде скринкастов, чтобы можно было пересмотреть любой момент. Я в жизни видел много отличных учебников, и, кажется, мы создали еще один.

В какой стадии находится внедрение BIM, можно ли уже оценить эффективность в цифрах?

Внедрение технологии носит отложенный экономический эффект для Группы в целом, но разбирая локальные решения, только на конструктивной и архитектурной части мы оцениваем экономию 2-3%. После полномасштабного внедрения BIM в нашу производственную практику эффект может достигнуть 8-11% с учетом изменения налогов и инфляции.Пока самым «прорывным» эффектом я бы назвал возможность всего за 1-3 дня смоделировать в рамках одного проекта несколько разнообразных технических решений и спрогнозировать для каждого из них изменения себестоимости и целесообразность применения с точностью до 98%.

В целом развитие компетенций в области BIMдаст нам четкое понимание того, как влияет каждое техническое решение на весь проект в целом. Применяя принципы ТРИЗ (теории решения изобретательских задач – прим. ред.), мы пришли к цифровизации проектов. Применяя BIM-моделирование, мы способны формулировать в заданиях на проектирование нужный результат.

Вернемся к взаимодействию с партнерами. Как Вы оцениваете разницу в работе с внутренним подразделением, с внешней российской командой, с международной командой – в экономическом плане и в плане оригинальности и привлекательности результата работы?

Разница, конечно, есть. Представьте, что вы в отпуске, приехали на пляж в другую страну, не знаете английского языка, но очень хочешь поиграть, например, в волейбол. Чтобы все точно получилось, вы сначала ищете соотечественников, потому что у вас один язык, но спустя некоторое время мультиязычная команда «сыгрывается» и понимает друг друга по взгляду или жесту. В работе с внешними партнерами тот же принцип: сначала конфликт парадигм и взглядов, потом конструктивная работа и результат.

Зарубежные партнеры интересны как консолидаторы лучшего мирового опыта, но исключительно для концептуальных проработок. Потому что, во-первых, у нас все-таки очень сильно различаются нормы и номенклатурная база материалов, а в отдельных случаях и технологии, далеко не все из которых можно применить в РФ из-за норм СП или ГОСТов. А, во-вторых, их услуги на «полный цикл» в несколько раз дороже, чем у соотечественников, что влияет на себестоимость продукта в целом.

26 Декабря 2018

comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана. С помощью фасадов KMEW архитекторам удалось подчеркнуть уникальность комплекса и отразить его высокий статус.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.

Сейчас на главной

Стереомир инженера Шухова
До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».
Предложение знака
Карен Сапричян предложил для штаб-квартиры РЖД, о планах строительства которой на территории Рижского грузового терминала стало известно весной текущего года, три небоскреба с буквами аббревиатуры компании.
Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Пресса: «Зачем вам эти руины?»: что происходит со старыми советскими...
39 советским кинотеатрам Москвы приходится нелегко: один за другим их закрывают, перепродают, демонтируют. Все они вошли в программу реконструкции, которую осуществляет ADG Group, и скоро будут переделаны в «районные центры». Местные жители и историки архитектуры против. «Афиша Daily» разобралась в ситуации.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.