Капля и Снежинка

Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.

author pht

Автор текста:
Лара Копылова

25 Декабря 2018
mainImg
Книга про Каплю (этот псевдоним запечатлел в повести «О» друг семьи, поэт Андрей Вознесенский) дышит любовью. Начиная с внешнего облика издания: золото на голубом, тканевый твердый переплет, золотой обрез, и заканчивая помещенным внутри трогательным рисунком Александра Бродского с надписью: «Капля на золотом мерседесе выезжает задом из двора Музея архитектуры имени Щусева, в то время как Юрий Эдуардович ест баклажановый тортик на веранде кафе МУАР. С любовью от Брода».
"Капля". Книга об Александре Павловой. М., 2018. Фотография обложки: Лара Копылова
Рисунок Александра Бродского. Из книги "Капля". М., 2018

Среди авторов текстов Александр Зельдович, Ирина Коробьина, Арина Левицкая, Лия Павлова, Юрий Пальмин, Елена Петрова, Владимир Плоткин, Иван Савин, Сергей Ситар, Глеб Сошников.
"Капля". Книга об Александре Павловой. М., 2018. Фотография обложки: Лара Копылова

В книге отдана дань наставникам: отцу Капли, выдающемуся архитектору советского модернизма Леониду Павлову и преподавателю МАРХИ Борису Бархину. Приводятся рисунки Павлова, сделанные для дочери и ценные психологические детали периода учебы. Когда Александра не могла сдвинуть с места проект, Бархин проницательно заметил: «Деточка, вы ничего не делаете, потому что боитесь сделать не шедевр».
Александра Павлова в школьные годы. Из книги «Капля». М., 2018
Александра Павлова. Из книги «Капля». М., 2018

Разумеется, представлены подробно нашумевшие проекты и постройки «Меганом» (как раз шедевры!): от виллы «Роза» и подземной виллы «Остоженка» до Молочного дома, театра «Меркури» в Барвихе и нереализованного проекта театра на Таганке для Юрия Любимова.
Вилла «Роза», «Меганом». Из книги «Капля». М., 2018
Театр в Барвихе, «Меганом». Из книги «Капля». М., 2018

Из книги узнаются вещи какие-то невероятно любопытные. Так, из академической беседы архитектора Юрия Григоряна, партнера Капли по 2RStudio и по «Меганому», и архитектора Сергея Ситара выясняются постулаты, важные для всего архитектурного цеха. А именно: «Адресат произведения архитектуры не сообщество и не заказчик, а история искусства и архитектуры», говорит Юрий Григорян, и продолжает «Красота – это был едва ли не основной критерий качества внутри бюро». Сергей Ситар определяет деятельность архитектора как «наша грандиозная война за красоту». А нас-то убеждали, что слово красота запретное в архитектурном дискурсе из-за субъективности понятия. Ан без него никак. Не случайно оба собеседника сетуют на умаление роли архитектора.

Но Александра Павлова держала планку как никто. Юрий Григорян рассказывает, как распределялись роли среди партнеров «Меганома», подчеркивая, что Капля отвечала за художественность, была камертоном, все проекты проходили через ее вердикт. И это дорогого стоит. В 2003 году я брала интервью у Александры Павловой (оно тоже приведено в книге под названием «Биография с авторской правкой»), и бескомпромиссность и ориентация на архитектуру как искусство – две заповеди, которые мне запомнились.
Фрагмент офиса бюро «Меганом» в МУАР
Александра Павлова с Давидом Саркисяном. Из книги «Капля». М., 2018

Какие-то факты кажутся неожиданными и противоречивыми. Юрий Григорян говорит о религиозности Капли, но в то же время в знаменитой квартире на Пречистенке, созданной Александрой вместе с мужем, архитектором Андреем Савиным, хранилась огромная фреска «Мадонна Арт-Бля» – вещь большой степени остранения и слишком погруженная в контемпорари-арт. Когда Саша рассказывает, как непросто было подчинить своей воле пространство квартиры: «Здесь летали предметы, горели холодильники, мы приглашали батюшку, освящали дом», кажется удивительным это сосуществование разных начал. Но еще удивительнее, что Андрей Савин в пору жизни в Лондоне спроектировал Кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы и Св. царственных мучеников (контраст с провокативной художественной деятельностью группы Арт-Бля такой, как если бы Владимир Сорокин писал литургические тексты). По словам Александры Павловой, участие в группе дало ей многое в плане искусства, но оказалось не близко в плане архитектуры.

Значительную часть занимает откровенный рассказ самой Александры о своих жизненных и художественных принципах – это материал из телевизионной передачи о Капле Ирины Коробьиной. Вот несколько цитат:

«Я верю, что Меганом балансирует на грани между современным искусством и архитектурой».

«Я много лет считала, что главное для пары – не иметь общий бизнес и не видеть друг друга 24 часа в сутки. Сейчас я в этом сомневаюсь <…> Борьба амбиций играет не в пользу женщины».

«Раньше я удивлялась, почему Юре все верят, а мне не очень <…> Блондинке маленького роста труднее доверять деньги и будущее <…>, но на этот случай у меня есть прекрасные партнеры».

«Я не пользуюсь ненормативной лексикой… Но. Есть мнение, что с Юрой договориться можно, со мной никогда».

Тот факт, что бюро «Меганом» десять лет сидело в Музее архитектуры при легендарном директоре Давиде Саркисяне, подчеркивает превращение самой жизни Капли в произведение искусства (поселению в МУАР поспособствовала мама героини Лия Павлова в процессе подготовки выставки о Леониде Павлове). И таким же произведением искусства был офис «Меганома» в МУАР, в котором Александра всегда была автором-распорядителем всех праздников: к ним она сочиняла цветовую гамму и весь антураж. Логотипом поздравлений и подарков была снежинка, и Капля каждый год придумывала что-то новое: то черную снежинку на черном фоне, то белую на белом, то бетонную, то шоколадную. Как написал Александр Бродский, «Капля – это был бесконечный, непрекращающийся праздник».
 

25 Декабря 2018

author pht

Автор текста:

Лара Копылова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Превращение мансарды
Для «Петровского квартала» бюро «Евгений Герасимов и партнеры» воспользовались окнами VELUX Cabrio, которые позволяют одним движением руки превратить мансарду в небольшую террасу.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Сейчас на главной
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
Третья гора
Выставочный центр традиционной китайской медицины по проекту Wutopia Lab на горе Лофушань недалеко от Гуанчжоу напоминает о принципах даосизма и древнем ландшафтном искусстве.
Радость познания
Проект «Зеленый сад» – первый этап на пути масштабных планировочных и архитектурных изменений, которые происходят в одном из ведущих частных учебных заведений России – Павловской гимназии под влиянием эволюции образовательной системы и благодаря активному участию сообщества педагогов и учеников гимназии.
Звезды для полковника
Сквер имени командира стрелковой дивизии Михаила Краснопивцева на микрорайонной окраине Калуги объединяет бронзовый памятник с современным благоустройством, нацеленным на развитие общественной жизни окрестностей.
Кристаллический ландшафт
На Тайване открылся концертный зал Тайбэйского центра музыки по проекту RUR Architecture: этот посвященный поп-музыке комплекс 11 лет назад был предметом крупного международного архитектурного конкурса.
На все времена
Сохранение наслоений разных периодов – одна из прогрессивных тенденций современной реставрации. Именно так, если говорить в целом, произошло обновление вокзала 1933 года в Иваново: на тридцатые, пятидесятые и восьмидесятые. Но довольно много добавилось и современного, так что реализованный проект правильнее называть реконструкцией.
Архитектура как инструмент обучения
Концепция благотворительной школы «Точка будущего» в Иркутске основана на новейших образовательных программах и предназначена, в числе прочего, для адаптации детей-сирот к самостоятельной жизни. Одной из составляющих обучения должна стать архитектура здания: его структура и разные типы связанных друг с другом пространств.
Радужный небосвод
В церкви блаженной Марии Реституты в Брно архитекторы Atelier Štěpán создали клеристорий из многоцветных окон, напоминающий о радуге как о символе завета человека с Богом.
Новое в Никола-Ленивце
В конце прошлой недели состоялся 15-й, юбилейный фестиваль «Архстояние», и территория арт-парка Никола-Ленивец пополнилась тремя новыми объектами. Рассказываем о них.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Журавлик
В нашем детстве все знали историю про девочку из Японии, которая болела неизлечимой лейкемией из-за ядерных бомбардировок, и загадала сложить много журавликов прежде чем умереть. Проектируя реконструкцию здания для детского хосписа – первого в Москве – IND architects положили в основу именно эту историю. А называется проект – Дом с маяком.
На красных холмах
Павильон центра молодежной культуры для самого большого экстрим-парка в России с интерактивным фасадом и переосмыслением эстетики стрит-арта.
Метро как по учебнику
В столице Катара Дохе строится с нуля метрополитен: готовы 37 станций, спроектированных по «дизайн-руководству», разработанному бюро UNStudio.
Первый выпуск Ре-школы: наследие Ельца
Дипломники школы Наринэ Тютчевой подготовили мастер-план развития Ельца, а также концепцию сохранения трех объектов культурного наследия, предлагая решения для сохранения слободской застройки, расселения ветхого жилья и восстановления городских связей.
Керамика в ракурсе
Изогнутые керамические пластинки на фасадах исследовательского института при барселонской больнице Сан-Пау – «двойного назначения»: снаружи это натуральная терракота, а в ракурсе видна разноцветная глазурь.
Пресса: Как изменится Небесный град. Григорий Ревзин о городе...
Рядом с реальным городом у нас на глазах вырос город виртуальный, и можно с большой уверенностью утверждать, что эта пара теперь просуществует неопределенно долго. Даже более определенно — эта пара и есть город будущего при любом варианте его развития.
Машина для эмоций
Новый небоскреб в деловом районе Дефанс – башня компании Saint-Gobain, по замыслу архитекторов Valode & Pistre, должна вызывать эмоции – своей сложной формой, висячими садами, переменчивым обликом фасада.
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
«Подтянуть уровень города до уровня памятников»
Такова задача нового мастер-плана Суздаля, разработанного ДОМ.РФ совместно с КБ Стрелка в преддвериии тысячелетия города. Рассказываем, каким образом авторы предлагают трансформировать пространство «городского поселения», куда больше миллиона человек в год приезжает посмотреть на старый русский город.
Наедине с морем
Плавучий сборный отель Punta de Mar у испанского побережья Средиземного моря – образец туризма будущего. При реализации проекта важную роль сыграло стекло Guardian Glass.
Галерейный подход
Рассказываем о концепции Центральной районной больницы вместимостью 240 мест «Гинзбург архитектс», которая заняла 1 место на конкурсе Союза архитекторов и Минздрава.
Конструктор здоровья
Публикуем концепцию типовой больницы бюро UNK project, занявшую 2 место в конкурсе, проведенном Союзом архитекторов России при участии Минздрава.
Пресса: Найдите 9 отличий: ревизия конкурсов на метро
В Москве объявили результаты очередного — пятого — конкурса на архитектурный облик станций метро. Мы решили разобраться, что происходит с 9-ю концепциями-победителями уже прошедших конкурсов и почему реализации могут оказаться совсем на них не похожими.
«Скальпель» в сердце Сити
Новая офисная башня по проекту KPF в центре Лондона благодаря своему острому силуэту получила прозвище «Скальпель». Она стоит рядом с «Корнишоном» и «Теркой для сыра».
Пресса: Вини Маас: Петербургу нужно два мэра — для центра...
Знаменитый архитектор, один из самых смелых визионеров от урбанистики в мире, руководящий партнёр бюро MVRDV Вини Маас рассказал dp.ru о том, почему окраины в Петербурге важнее центра, как вернуть город в мировой контекст, есть ли смысл развивать в городе сельское хозяйство, а также о своём проекте для Охтинского мыса.
От гор к водам
В Шэньчжэне реализован проект OMA: офисная башня Prince Plaza c торговым центром в большом стилобате.