Архсовет Москвы–39

Архсовет поддержал проект жилого дома на Малой Ордынке, но отправил на доработку концепцию гостиницы с апартаментами на Остоженке.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Конкурс на проект стенда МКА

Заседание Архитектурного совета началось с награждения победителей конкурса молодых архитекторов на разработку концепции стенда Москомархитектуры. 30 марта в Большом зале МКА по этому случаю собралось много молодежи. Дипломы шести финалистам вручал лично главный архитектор Москвы Сергей Кузнецов. Главную награду и право реализовать свой проект получили Михаил Бейлин и Даниил Никишин, основатели бюро Citizenstudio. Они предложили концепцию под названием «Форма творчества», суть которой состоит в тематическом разделении стенда на четыре части – каждая со своим индивидуальным дизайном.

Гостиничный комплекс с апартаментами на Остоженке
Гостиничный комплекс с апартаментами на Остоженке © «Дмитрий Пшеничников и партнеры», «Финпроект» и «Фабрика Современной Архитектуры»

Проект гостиничного комплекса, разработанный компаниями «Дмитрий Пшеничников и партнеры», «Финпроект» и «Фабрика Современной Архитектуры», предполагает реконструкцию и перестройку двух зданий на пересечении улиц Остоженка и Пречистенка – домов №6 и №4. Первый планируется практически целиком снести, сохранив только уличный трехэтажный фасад, над которым с небольшим отступом вглубь будут надстроены еще три этажа. Второй дом в соответствии с действующими регламентами требуется сохранить, оставив в неизменном виде фасады и габариты.
zooming
Гостиничный комплекс с апартаментами на Остоженке © «Дмитрий Пшеничников и партнеры», «Финпроект» и «Фабрика Современной Архитектуры»

Самым крупным на осваиваемом участке становится дом №6, который увеличивается до 22 метров в высоту. Его фасады авторы предлагают решить весьма пышно. Особое внимание уделено фасаду, обращенному во двор: здесь появляются эркеры и богатый декор. Авторы объясняют это желанием обеспечить виды со стороны станции метро «Кропоткинская», откуда дом будет хорошо заметен. Что касается дома №4, то исторический облик здание сохранит только со стороны Остоженки. Дворовый фасад также перестраивается, приобретая «более выразительные», по словам авторов, черты. Проект затрагивает и подземную часть – под размещение автостоянки осваивается все пространство под зданиями и двором. Сам двор, благоустроенный и зеленый, предполагается сделать закрытым, доступ туда будет разрешен только постояльцам и жильцам комплекса. Для горожан предусмотрены террасы, которые возводятся над существующей подпорной стенкой. На них, по мысли проектировщиков, можно устроить летние кафе.
zooming
Гостиничный комплекс с апартаментами на Остоженке © «Дмитрий Пшеничников и партнеры», «Финпроект» и «Фабрика Современной Архитектуры»

Кроме этого, авторы проявили инициативу и разработали дополнительное предложение по ремонту Красных палат, которые примыкают к участку строительства. Позднейшую пристройку они предложили разобрать, открыв в сторону площади исторический фасад здания, а обрубленный в ходе строительства метро торец, обращенный в переулок – восстановить и привести в порядок.

Евгения Муринец, выслушав докладчика, пояснила членам совета, что проект имеет ряд несоответствий ГПЗУ. В частности, не превысив разрешенные высотные отметки, проектировщики сильно вышли за границы участка застройки дома №6 со стороны двора.

Но и помимо этого у членов совета к проекту возникло множество вопросов. Одинаково негативно была воспринята идея надстройки компактного трехэтажного дома, у которого в итоге уцелеет лишь одна стена, и решение перестроить дворовый фасад дома №4. Присутствовавший на заседании руководитель департамента наследия Алексей Емельянов объяснил, что по закону этого делать нельзя. «Дом 4, хоть и кажется с первого взгляда невзрачным и много лет стоит затянутым сеткой, однако, является одним из самых старых домов Остоженки. Фантазии на тему его «украшательства» в этом случае неосуществимы: согласно регламентам, сохранить следует все фасады», – заключил Емельянов. Недопустимыми он назвал и попытки каким-то образом переделать Красные палаты, поскольку это памятник архитектуры XVII века. По поводу дома №6 Емельянов высказался так же жестко. Он усомнился в правильности попытки проектировщиков «подделаться под старую архитектуру». По мнению руководителя департамента, это не лучшее решение: дом неудачно вписан в контекст и плохо выглядит как со стороны Остоженки, так и Волхонки.

Александр Кудрявцев с коллегой полностью согласился. По его мнению, обходиться подобным образом со столь знаковым для Москвы местом преступно. Проект не учитывает естественный подъем рельефа и особенности застройки, где исторически в дальней стороне улицы размещались крупные и высокие здания, а в районе рассматриваемого участка, наоборот, всегда существовала малоэтажная, «пористая» структура с разрывами и просветами. Сейчас, по мнению Кудрявцева, новый 6-этажный объем превращается в громоздкий занавес, перекрывающий улицу.
zooming
Гостиничный комплекс с апартаментами на Остоженке © «Дмитрий Пшеничников и партнеры», «Финпроект» и «Фабрика Современной Архитектуры»

Мысль подхватил и Сергей Чобан. По его убеждению, это место для формирования всей площади, тонкое и важное, но авторы решают его крайне странно. Идею построить дом такой же высоты, как соседний, он назвал ошибкой: это убьет масштаб улицы. Все здание в целом, включая помпезное решение фасадов, кажется инородным в структуре Остоженки, уверен Чобан. Не понравилась ему и идея превратить дворовый фасад в главный: здание хорошо видно со стороны Волхонки и имеет большое значение для города, но это не повод превращать его в праздничный торт. По мнению Чобана, современный объем переменной этажности смотрелся бы здесь выигрышней. Архитектурную стилистику раскритиковал и Андрей Гнездилов, предположивший, что, пытаясь конкурировать с архитекторами Дубовским и Кекушевым, чьи здания занимают ведущее положение на Остоженке, проектировщики рискуют сразу проиграть. Честнее и правильнее, по его мнению, было бы уйти в более современную стилистику.

Серьезные замечания были высказаны и по поводу организации закрытого двора. Сергей Кузнецов указал авторам на то, что совет всегда высказывается против подобных решений. Новое строительство должно положительно влиять на качество городской среды, а не наоборот. Здесь же часть значимой для города территории благоустраивается, но при этом не является общественной, а террасы над подпорной стеной вводят горожан в заблуждение, поскольку никуда не ведут. Андрей Гнездилов сравнил это решение с интервенцией. Люди должны иметь возможность свободно проходить на Пречистенку и иметь доступ к расположенным на территории постройкам, в противном случае получается захват территории. Авторы должны остановить такую вольность, убежден Гнездилов. Двор-бастион вызвал недоумение и у Сергея Чобана, который предложил создать гуманное городское пространство, открытое и доступное людям.
zooming
Гостиничный комплекс с апартаментами на Остоженке © «Дмитрий Пшеничников и партнеры», «Финпроект» и «Фабрика Современной Архитектуры»

Со своими замечаниями выступил также координатор «Архнадзора» Рустам Рахматуллин. Он рассказал, что за рассматриваемой площадкой «Архнадзор» наблюдает с 2009 года. Обоим зданиям, которые в настоящее время планируется фактически уничтожить, было отказано в постановке на охрану, и общественники связывают это как раз с разработкой представленного проекта. При этом есть предположение, что дом №4 является палатами XVII или начала XVIII века, в связи с чем требуется проведение дополнительных натурных исследований. С домом №6 также можно работать только в режиме регенерации, что предполагает воссоздание или восполнение исторического облика. Снос основного объема и надстройка дополнительных этажей не являются ни тем, ни другим, а значит, могут рассматриваться как противоправное действие.
zooming
Гостиничный комплекс с апартаментами на Остоженке © «Дмитрий Пшеничников и партнеры», «Финпроект» и «Фабрика Современной Архитектуры»

Итоги обсуждению подвел Сергей Кузнецов. Он рекомендовал авторам серьезно переработать проект: изменить посадку зданий без заступа за разрешенные границы, открыть двор, согласовать свои проектные возможности с Департаментом наследия и подготовить несколько стилистически разных вариантов архитектурного решения.

Жилой дом на Малой Ордынке
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»

Жилой дом, спроектированный Андреем Романовым и бюро ADM, предполагается возвести в Замоскворечье, на улице Малая Ордынка. На участке, выделенном под строительство, сейчас располагаются постройки советского времени, определенные под снос. На их месте предлагается поставить жилой дом – Г-образный в плане, благодаря чему внутри удается сформировать небольшой двор. Разнообразная застройка улицы, сохранившая старые деревянные и кирпичные здания, а также церкви, натолкнула авторов на мысль создать столь же разнообразный уличный фасад. Расположив его по красной линии застройки с примыканием к брандмауэру соседнего дома, они разбили фасад на три части и каждую решили в своей стилистике. Одна – из натурального светлого камня с деревянными вставками и элегантными балконами. Другая – из красного рельефного кирпича с профилями-поясами и ажурными балконными ограждениями. Для третьей части, примыкающей к соседнему дому, было предложено два варианта – каменно-кирпичный и целиком стеклянный. Последний был разработан по просьбе МКА и Сергея Кузнецова, посчитавшего, что между существующим и строящимся домами должен быть хотя бы визуальный разрыв, а стеклянный фасад выглядит еще и радикально современным, что интересно в исторической среде.
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»

Дворовый фасад, в отличие от уличного, авторы решили сделать цельным, из натурального камня и дерева. Такая мягкая палитра, по мнению проектировщиков, создаст уютную атмосферу в небольшом дворике, который, несмотря на свои скромные размеры, будет благоустроен и поделен на несколько озелененных зон отдыха.
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»

Сразу после выступления Андрея Романова Сергей Кузнецов сообщил, что на совет «умышленно были вынесены два столь разных примера работы в исторической среде: один – гостиница на Остоженке – имитирующий историческую застройку, другой – дом на Малой Ордынке – современный и самобытный». По мнению главного архитектора, второй вариант оказался предпочтительнее и хорошо вписался в пространство Старого Замоскворечья. Члены совета спорить с главным архитектором не стали. Проект понравился всем – и уровнем проработки деталей, и деликатным отношением к окружению, и стремлением сформировать вокруг себя комфортную городскую среду. Андрея Гнездилова и Владимира Плоткина слегка смутила идея разбить одно здание на три части. «Структурно это один, максимум – два дома, – объяснил свою позицию Гнездилов, – но вы нас пытаетесь запутать и изображаете три разных фасада». По мнению Плоткина, двухчастный фасад выглядел бы честнее. В трехчастном решении есть некоторая парадоксальность, теряется адресность дома. Однако этот вопрос мог бы стать темой для отдельного профессионального разговора, а в качестве авторского решения, которое останется на совести архитектора, Плоткин проект принять согласился. Андрей Романов объяснил, что ожидал подобных вопросов, но решение разделить дом на три части было вполне осознанным. По словам Романова, это связано с желанием соответствовать масштабу и характеру улицы: ради этого можно и поступиться чистотой принципа – уверен архитектор.
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»

Александра Кудрявцева тоже расстроило нежелание авторов сохранить память места, ведь вместо одного дома они запроектировали три, к тому же примкнувшие к существующему зданию. В итоге, образовался очень длинный фасад, противоречащий проницаемой структуре улицы с разрывами между постройками. Решительно поддержал работу Сергей Чобан. По его словам, это хороший пример реализуемого и успешного проекта. Вариант с третьим стеклянным фасадом он назвал наиболее предпочтительным, поскольку именно он помогает создать визуальную паузу – тот самый разрыв, о котором сожалел Александр Кудрявцев.
zooming
Концепция жилого дома на Малой Ордынке. Проектная организация: «Архитектурный диалог с Мегаполисом». Заказчик: «Смайнэкс»

В итоге, проект жилого дома решено было поддержать, сохранив авторское решение.

01 Апреля 2016

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни