Ярослав Ковальчук: «Воркшоп – пример альтернативного, открытого подхода к проектированию»

Замдиректора МАРШ-Лаб – о задачах, перспективах и особенностях воркшопа, который планируется посвятить разработке концепций культурно-образовательного центра «Периметр» в Махачкале. А также о тенденциях современной архитектуры и урбанистики, и о необходимости меняться в ответ на кризис.

author pht

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
С 1 по 10 февраля 2016 года в Махачкале пройдет международный воркшоп «Пространство образования будущего». Тридцать молодых архитекторов из разных стран мира разработают несколько концепций культурно-образовательного центра «Периметр» в Махачкале. Заказчиком воркшопа и проекта Центра выступает Фонд Зиявудина Магомедова «ПЕРИ», а организатором – Центр архитектурных инициатив МАРШ Лаб. О пользе воркшопов в контексте современной архитектурной и урбанистической практики и особенностях проекта в Махачкале мы поговорили с одним из его тьюторов и научным руководителем – преподавателем школы МАРШ Ярославом Ковальчуком.

Ярослав Ковальчук – архитектор, урбанист, исследователь. Окончил Московский Архитектурный Институт в 1997 году. Учился в IHS в Роттердаме (Institute for Housing and Urban Development Studies, курс «Inner City Development»). С 2000 по 2008 год работал в бюро Александра Бродского. В 2008 г. основал «Архитектурное бюро Римша». С 2011 года ведет занятия в Детском Лектории Политехнического музея. С 2013 года по 2015 руководитель мастерской в Институте Генплана Москвы. С 2013 преподаватель модуля «Проблемы урбанизма» Архитектурной школы МАРШ. В настоящее время заместитель директора МАРШ-Лаб.
Презентация фонда «ПЕРИ». Махачкала. Предоставлено организаторами
Ярослав Ковальчук

Архи.ру:
– В последние годы было запущено несколько проектов по созданию инновационных культурных центров в регионах (ДНК, Тверь, Калуга, Казань), но результатов пока нет. В чем отличие проекта «Периметр»?

Ярослав Ковальчук: 
– На мой взгляд, основное отличие – в заказчике. Фонд «ПЕРИ» ориентирован на достижение конкретного результата. У него уже есть действующие программы – бизнес-инкубатор, коворкинг, образовательные и другие инициативы. Для них требуется не просто здание, а новое пространство, которое вместит существующие форматы деятельности и позволит развивать новые, а также привлечет талантливую молодежь со всего региона. И, на мой взгляд, это очень правильно – сначала запустить программы, получить первые результаты, а потом строить. У нас часто делают наоборот: сначала что-то строят, а потом думают, что же там делать. Вот построили университет на острове Русский, а теперь не знают, чем его наполнить. Здесь такого не будет. Под проект выделен конкретный участок в центре Махачкалы. В ТЗ перечислены активности Фонда, но программа здания должна быть довольно гибкой . Участникам предстоит придумать, как организовать пространства для имеющихся функций – лекций, выставок, лабораторий и прочего. По идее можно было бы заказать проект Центра известному бюро или провести конкурс. Мы (МАРШ Лаб) предложили начать с воркшопа, и руководству Фонда эта идея понравилась.

– Почему формат воркшопа в данном случае представляется наиболее эффективным?

– Главный вопрос этого проекта: что такое современное образование, и какое пространство для него нужно? Образование сейчас очень быстро меняется. Мы не можем предугадать, как оно будет устроено через десять лет. И неясно, какое именно пространство нам нужно создать. В такой ситуации воркшоп – самый подходящий формат. Я уверен, что собрав вместе преподавателей и участников из разных стран, мы сможем найти правильный ответ или несколько ответов.

К тому же, воркшоп – пример альтернативного подхода к проектированию, выработка которого, на мой взгляд крайне актуальна для российского архитектурного сообщества. За прошедшие с начала девяностых годы выработалась стратегия решения любой архитектурной задачи по принципу «архитектор получает заказ от клиента и на основании своего опыта и интуиции делает проект, и, если архитектор хороший и опытный, всё будет хорошо». На сегодняшний день можно констатировать, что этот принцип работает всё хуже, без общественной дискуссии невозможно создавать хорошие проекты, архитектура должна стать публичным процессом. В закрытом формате, даже качественная архитектура оказывается неспособной изменить качество среды. Мы можем убедиться в этом на примере Москвы. На Остоженке много хороших архитекторов построили много хороших зданий, и в результате получился район, в котором сейчас нет жизни. Любой город состоит из множества функциональных и смысловых слоев или «ландшафтов» – это не только здания, но и устройство пространств между ними, и искусственный ландшафт, тесно связанный с инженерными системами, «метаболизмом» города, и транспорт, и городские сообщества. Чтобы проект не разрушил среду, он должен дать ответы для каждого из этих «слоев». Архитекторы должны научиться работать с этими «слоями», научиться анализировать их и искать решения для каждого из них.
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком

Воркшоп в Махачкале станет примером такого комплексного подхода к проектированию. В его рамках будут выработаны решения по ландшафту и общественным территориям. Отдельно нужно будет изучить и понять, какое именно пространство нужно дагестанской молодежи. Это Северный Кавказ, там очень древняя специфическая культура, поэтому стандартные схемы, которые работают в Москве или Европе, нельзя механически переносить в Махачкалу.

В чем специфика решений, правильных для Махачкалы? Сможет ли этот воркшоп повлиять на развитие города?

– Вот это нам как раз и предстоит выяснить в исследовательской части проекта. Сейчас у меня нет готовых ответов на этот вопрос. Сам факт, что в Махачкале собираются строить инновационный культурно-образовательный центр, делает ситуацию в каком-то смысле уникальной. Для Москвы или других крупных городов такой проект был бы обычным делом.
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком
zooming
Панорама Махачкалы. Фотография © Эльдар Расулов, CC0 1.0

Махачкала – город молодой, ей чуть больше полутора веков. И она очень быстро растет. С одной стороны, это хорошо, это значит, что город привлекает людей, ему есть, что им предложить. С другой стороны, быстрый рост создает много проблем: не успевают сложиться сообщества, новые жители не могут быстро адаптироваться к городскому образу жизни. Идет массовое строительство, часто непродуманное и не спланированное, это разрушает городскую среду и ухудшает качество жизни. Большинство городов проходили через такой период. В Стокгольме или Лондоне в период быстрого роста качество жизни тоже резко ухудшалось. Это не значит, что ничего нельзя сделать. Нужно последовательно и методично работать над развитием города. Я надеюсь, что наш проект покажет пример – как. В идеале мы создадим здание и маленький кусочек комфортной городской среды вокруг него. Конечно, это не изменит Махачкалу в целом, но мы сможем продемонстрировать, к чему стоит стремиться. В воркшопе участвуют несколько дагестанских архитекторов. Уверен, они узнают много нового и будут использовать это в дальнейшей работе. Надеюсь, в городской администрации тоже что-то новое узнают об архитектуре, увидят, что можно проектировать и строить по-разному. Может, потом появятся идеи других проектов. Сейчас невозможно предсказать всех «бабочек», которые пролетят рядом.
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком

– Как ты думаешь, нужно ли будет как-то подчеркивать локальный колорит в архитектуре?

– Мы должны учитывать контекст, само место, климат, мы можем вступать в диалог с традициями локальной архитектуры, но ни в коем случае не собираемся имитировать ее.

Расскажи о структуре воркшопа. Сколько дней он будет идти? Из каких частей, помимо исследовательской, будет состоять?

– На первую исследовательскую часть дано три дня. Её результаты будут вынесены на публичные слушания, куда мы пригласим экспертов и широкую аудиторию, представим выводы наших исследований, узнаем мнение публики и расскажем об основных направлениях проектирования. Далее участники разделятся на семь-восемь проектных групп. Пять дней будут готовить предложения, параллельно состоится несколько экспертных дискуссий. И еще два дня отводятся на подготовку презентации и саму презентацию концепций, по итогам которой жюри выберет лучшее предложение.

Как проходил отбор участников воркшопа? Какие критерии были определяющими для тебя и для других экспертов, участвовавших в отборе?

 Мы приглашали студентов и молодых архитекторов до тридцати лет. Мне кажется важным, что молодежный центр спроектируют молодые архитекторы. Для них это шанс построить знаковый объект, публикации в журналах, карьера и всё такое. Для фонда и центра «Периметр» – возможность получить хорошее современное здание, новое и неожиданное.

Был открытый прием заявок, каждый желающий должен был прислать CV, мотивационное письмо и портфолио. Пришло очень много заявок – около ста, из более чем двадцати стран со всех континентов, кроме Австралии и Антарктиды.

Каждую заявку эксперты оценивали по десятибалльной системе. Мы не стали задавать жёсткие критерии, так как все привлеченные эксперты имеют достаточно опыта, чтобы поставить общую оценку по каждой заявке. Главный вопрос был: «сможет ли этот человек сделать хороший проект?». Потом мы посчитали средний балл и выбрали заявки с максимальной оценкой.

 Ты провел уже не один воркшоп. На личном опыте знаешь систему обучения в МАРХИ, Institute for Housing and Urban Development Studies, ВШУ, теперь в МАРШ. Существует ли рецепт воспитания хорошего архитектора и урбаниста? Что нужно для этого?

– Рецепт очень простой, и он не менялся в последние тысячелетия. В платоновской Академии и в MIT – один и тот же. Нужны люди и нужна среда для общения. Если собрать вместе хороших преподавателей и талантливых, мотивированных студентов, дать им возможность общаться и самим решать, как и чему учить и учиться, вы получите много хороших выпускников. Но есть важный нюанс: как именно это организовать никто толком не знает. Иногда получается, а иногда нет.

В образовании главное – это люди, без сильной команды ничего не получится, но люди – это и главная проблема. Они сразу начинают ссориться, плести интриги, перетягивать одеяло. Людей нужно как-то организовать, создать структуру, в которой конкуренция будет работать на конечный результат, люди будут мотивированы и довольны. Есть много вариантов, как это можно сделать. Вся современная теория бизнеса про это, а управление творческими коллективами – одна из самых сложных задач.

Ценность воркшопов, помимо всего прочего, как раз и состоит в том, что во время их проведения всегда возникает живая, питательная среда, и все очень быстро получают новый опыт и знания. В такой атмосфере рождаются новые неожиданные идеи, которые участники не смогли бы сгенерировать в одиночку. Прошлым летом мы проводили международную летнюю школу во Львове. После неё несколько человек подошли и сказали, что за неделю узнали больше, чем за год в институте.
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Зимняя Пущинская Школы-2013. Проект «Небо над Пущино» http://www.dataved.ru/2013/06/puschino-winter-school.html Предоставлено Ярославом Ковальчуком

 Какие области знаний охватывает необходимый для успешного развития городов комплексный подход? Что, например, входит в твой диапазон интересов как специалиста, его пропагандирующего?

Мне всё интересно, не только архитектура, история и градостроительство, но и археология, теория эволюции, квантовая механика, социология, экономика, астрофизика и многое другое. Это часто мешает в работе. Не дает сконцентрироваться. Однако вся человеческая деятельность и вся наука, так или иначе, связаны с развитием городов. Иногда интересные идеи приходят из самых неожиданных областей знания. Теория струн тут, конечно, мало помогает, но знание истории, биологии, географии, социологии, экономики и некоторых других наук совершенно необходимо, когда имеешь дело с городами.

Куда молодому архитектору и урбанисту лучше податься после окончания вуза? Каковы перспективы работы в проектных институтах и частных бюро?

Хороших специалистов не хватает и в частных, и в государственных организациях. Но более значительная проблема – отсутствие заказчика. Последние реформы почти полностью уничтожили местное самоуправление. У городских администраций нет полномочий, бюджетов и видения долгосрочной перспективы. Мэры сейчас думают о том, как выжить, а не о том, как развивать города. Заказов для архитекторов и планировщиков становится всё меньше и меньше. На это накладывается экономический кризис. Экономика в целом сжимается, денег и заказов меньше и меньше.
Получается грустная картина: специалистов мало, но и спроса на их услуги нет. Проектным организациям приходится думать о выживании, а не о развитии. И дальше будет только хуже.

С другой стороны, кризис – это всегда новые возможности. Семь миллионов лет назад в Африке тоже случился кризис. Климат изменился, тропические леса уступили место саваннам. В этих лесах жили различные виды человекообразных обезьян. Перед ними стоял выбор: можно вымереть, а можно бороться за сохранившиеся остатки лесов. Гориллам и шимпанзе удалось победить, они до сих пор там живут. А можно было научиться жить в саванне и ходить на двух ногах. Я точно знаю, что сейчас нельзя действовать так же, как раньше. Нужно искать новые стратегии.

0

29 Января 2016

author pht

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.