Ярослав Ковальчук: «Воркшоп – пример альтернативного, открытого подхода к проектированию»

Замдиректора МАРШ-Лаб – о задачах, перспективах и особенностях воркшопа, который планируется посвятить разработке концепций культурно-образовательного центра «Периметр» в Махачкале. А также о тенденциях современной архитектуры и урбанистики, и о необходимости меняться в ответ на кризис.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
0 С 1 по 10 февраля 2016 года в Махачкале пройдет международный воркшоп «Пространство образования будущего». Тридцать молодых архитекторов из разных стран мира разработают несколько концепций культурно-образовательного центра «Периметр» в Махачкале. Заказчиком воркшопа и проекта Центра выступает Фонд Зиявудина Магомедова «ПЕРИ», а организатором – Центр архитектурных инициатив МАРШ Лаб. О пользе воркшопов в контексте современной архитектурной и урбанистической практики и особенностях проекта в Махачкале мы поговорили с одним из его тьюторов и научным руководителем – преподавателем школы МАРШ Ярославом Ковальчуком.

Ярослав Ковальчук – архитектор, урбанист, исследователь. Окончил Московский Архитектурный Институт в 1997 году. Учился в IHS в Роттердаме (Institute for Housing and Urban Development Studies, курс «Inner City Development»). С 2000 по 2008 год работал в бюро Александра Бродского. В 2008 г. основал «Архитектурное бюро Римша». С 2011 года ведет занятия в Детском Лектории Политехнического музея. С 2013 года по 2015 руководитель мастерской в Институте Генплана Москвы. С 2013 преподаватель модуля «Проблемы урбанизма» Архитектурной школы МАРШ. В настоящее время заместитель директора МАРШ-Лаб.
Презентация фонда «ПЕРИ». Махачкала. Предоставлено организаторами
Ярослав Ковальчук

Архи.ру:
– В последние годы было запущено несколько проектов по созданию инновационных культурных центров в регионах (ДНК, Тверь, Калуга, Казань), но результатов пока нет. В чем отличие проекта «Периметр»?

Ярослав Ковальчук: 
– На мой взгляд, основное отличие – в заказчике. Фонд «ПЕРИ» ориентирован на достижение конкретного результата. У него уже есть действующие программы – бизнес-инкубатор, коворкинг, образовательные и другие инициативы. Для них требуется не просто здание, а новое пространство, которое вместит существующие форматы деятельности и позволит развивать новые, а также привлечет талантливую молодежь со всего региона. И, на мой взгляд, это очень правильно – сначала запустить программы, получить первые результаты, а потом строить. У нас часто делают наоборот: сначала что-то строят, а потом думают, что же там делать. Вот построили университет на острове Русский, а теперь не знают, чем его наполнить. Здесь такого не будет. Под проект выделен конкретный участок в центре Махачкалы. В ТЗ перечислены активности Фонда, но программа здания должна быть довольно гибкой . Участникам предстоит придумать, как организовать пространства для имеющихся функций – лекций, выставок, лабораторий и прочего. По идее можно было бы заказать проект Центра известному бюро или провести конкурс. Мы (МАРШ Лаб) предложили начать с воркшопа, и руководству Фонда эта идея понравилась.

– Почему формат воркшопа в данном случае представляется наиболее эффективным?

– Главный вопрос этого проекта: что такое современное образование, и какое пространство для него нужно? Образование сейчас очень быстро меняется. Мы не можем предугадать, как оно будет устроено через десять лет. И неясно, какое именно пространство нам нужно создать. В такой ситуации воркшоп – самый подходящий формат. Я уверен, что собрав вместе преподавателей и участников из разных стран, мы сможем найти правильный ответ или несколько ответов.

К тому же, воркшоп – пример альтернативного подхода к проектированию, выработка которого, на мой взгляд крайне актуальна для российского архитектурного сообщества. За прошедшие с начала девяностых годы выработалась стратегия решения любой архитектурной задачи по принципу «архитектор получает заказ от клиента и на основании своего опыта и интуиции делает проект, и, если архитектор хороший и опытный, всё будет хорошо». На сегодняшний день можно констатировать, что этот принцип работает всё хуже, без общественной дискуссии невозможно создавать хорошие проекты, архитектура должна стать публичным процессом. В закрытом формате, даже качественная архитектура оказывается неспособной изменить качество среды. Мы можем убедиться в этом на примере Москвы. На Остоженке много хороших архитекторов построили много хороших зданий, и в результате получился район, в котором сейчас нет жизни. Любой город состоит из множества функциональных и смысловых слоев или «ландшафтов» – это не только здания, но и устройство пространств между ними, и искусственный ландшафт, тесно связанный с инженерными системами, «метаболизмом» города, и транспорт, и городские сообщества. Чтобы проект не разрушил среду, он должен дать ответы для каждого из этих «слоев». Архитекторы должны научиться работать с этими «слоями», научиться анализировать их и искать решения для каждого из них.
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком

Воркшоп в Махачкале станет примером такого комплексного подхода к проектированию. В его рамках будут выработаны решения по ландшафту и общественным территориям. Отдельно нужно будет изучить и понять, какое именно пространство нужно дагестанской молодежи. Это Северный Кавказ, там очень древняя специфическая культура, поэтому стандартные схемы, которые работают в Москве или Европе, нельзя механически переносить в Махачкалу.

В чем специфика решений, правильных для Махачкалы? Сможет ли этот воркшоп повлиять на развитие города?

– Вот это нам как раз и предстоит выяснить в исследовательской части проекта. Сейчас у меня нет готовых ответов на этот вопрос. Сам факт, что в Махачкале собираются строить инновационный культурно-образовательный центр, делает ситуацию в каком-то смысле уникальной. Для Москвы или других крупных городов такой проект был бы обычным делом.
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком
zooming
Панорама Махачкалы. Фотография © Эльдар Расулов, CC0 1.0

Махачкала – город молодой, ей чуть больше полутора веков. И она очень быстро растет. С одной стороны, это хорошо, это значит, что город привлекает людей, ему есть, что им предложить. С другой стороны, быстрый рост создает много проблем: не успевают сложиться сообщества, новые жители не могут быстро адаптироваться к городскому образу жизни. Идет массовое строительство, часто непродуманное и не спланированное, это разрушает городскую среду и ухудшает качество жизни. Большинство городов проходили через такой период. В Стокгольме или Лондоне в период быстрого роста качество жизни тоже резко ухудшалось. Это не значит, что ничего нельзя сделать. Нужно последовательно и методично работать над развитием города. Я надеюсь, что наш проект покажет пример – как. В идеале мы создадим здание и маленький кусочек комфортной городской среды вокруг него. Конечно, это не изменит Махачкалу в целом, но мы сможем продемонстрировать, к чему стоит стремиться. В воркшопе участвуют несколько дагестанских архитекторов. Уверен, они узнают много нового и будут использовать это в дальнейшей работе. Надеюсь, в городской администрации тоже что-то новое узнают об архитектуре, увидят, что можно проектировать и строить по-разному. Может, потом появятся идеи других проектов. Сейчас невозможно предсказать всех «бабочек», которые пролетят рядом.
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком

– Как ты думаешь, нужно ли будет как-то подчеркивать локальный колорит в архитектуре?

– Мы должны учитывать контекст, само место, климат, мы можем вступать в диалог с традициями локальной архитектуры, но ни в коем случае не собираемся имитировать ее.

Расскажи о структуре воркшопа. Сколько дней он будет идти? Из каких частей, помимо исследовательской, будет состоять?

– На первую исследовательскую часть дано три дня. Её результаты будут вынесены на публичные слушания, куда мы пригласим экспертов и широкую аудиторию, представим выводы наших исследований, узнаем мнение публики и расскажем об основных направлениях проектирования. Далее участники разделятся на семь-восемь проектных групп. Пять дней будут готовить предложения, параллельно состоится несколько экспертных дискуссий. И еще два дня отводятся на подготовку презентации и саму презентацию концепций, по итогам которой жюри выберет лучшее предложение.

Как проходил отбор участников воркшопа? Какие критерии были определяющими для тебя и для других экспертов, участвовавших в отборе?

 Мы приглашали студентов и молодых архитекторов до тридцати лет. Мне кажется важным, что молодежный центр спроектируют молодые архитекторы. Для них это шанс построить знаковый объект, публикации в журналах, карьера и всё такое. Для фонда и центра «Периметр» – возможность получить хорошее современное здание, новое и неожиданное.

Был открытый прием заявок, каждый желающий должен был прислать CV, мотивационное письмо и портфолио. Пришло очень много заявок – около ста, из более чем двадцати стран со всех континентов, кроме Австралии и Антарктиды.

Каждую заявку эксперты оценивали по десятибалльной системе. Мы не стали задавать жёсткие критерии, так как все привлеченные эксперты имеют достаточно опыта, чтобы поставить общую оценку по каждой заявке. Главный вопрос был: «сможет ли этот человек сделать хороший проект?». Потом мы посчитали средний балл и выбрали заявки с максимальной оценкой.

 Ты провел уже не один воркшоп. На личном опыте знаешь систему обучения в МАРХИ, Institute for Housing and Urban Development Studies, ВШУ, теперь в МАРШ. Существует ли рецепт воспитания хорошего архитектора и урбаниста? Что нужно для этого?

– Рецепт очень простой, и он не менялся в последние тысячелетия. В платоновской Академии и в MIT – один и тот же. Нужны люди и нужна среда для общения. Если собрать вместе хороших преподавателей и талантливых, мотивированных студентов, дать им возможность общаться и самим решать, как и чему учить и учиться, вы получите много хороших выпускников. Но есть важный нюанс: как именно это организовать никто толком не знает. Иногда получается, а иногда нет.

В образовании главное – это люди, без сильной команды ничего не получится, но люди – это и главная проблема. Они сразу начинают ссориться, плести интриги, перетягивать одеяло. Людей нужно как-то организовать, создать структуру, в которой конкуренция будет работать на конечный результат, люди будут мотивированы и довольны. Есть много вариантов, как это можно сделать. Вся современная теория бизнеса про это, а управление творческими коллективами – одна из самых сложных задач.

Ценность воркшопов, помимо всего прочего, как раз и состоит в том, что во время их проведения всегда возникает живая, питательная среда, и все очень быстро получают новый опыт и знания. В такой атмосфере рождаются новые неожиданные идеи, которые участники не смогли бы сгенерировать в одиночку. Прошлым летом мы проводили международную летнюю школу во Львове. После неё несколько человек подошли и сказали, что за неделю узнали больше, чем за год в институте.
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Зимняя Пущинская Школы-2013. Проект «Небо над Пущино» http://www.dataved.ru/2013/06/puschino-winter-school.html Предоставлено Ярославом Ковальчуком

 Какие области знаний охватывает необходимый для успешного развития городов комплексный подход? Что, например, входит в твой диапазон интересов как специалиста, его пропагандирующего?

Мне всё интересно, не только архитектура, история и градостроительство, но и археология, теория эволюции, квантовая механика, социология, экономика, астрофизика и многое другое. Это часто мешает в работе. Не дает сконцентрироваться. Однако вся человеческая деятельность и вся наука, так или иначе, связаны с развитием городов. Иногда интересные идеи приходят из самых неожиданных областей знания. Теория струн тут, конечно, мало помогает, но знание истории, биологии, географии, социологии, экономики и некоторых других наук совершенно необходимо, когда имеешь дело с городами.

Куда молодому архитектору и урбанисту лучше податься после окончания вуза? Каковы перспективы работы в проектных институтах и частных бюро?

Хороших специалистов не хватает и в частных, и в государственных организациях. Но более значительная проблема – отсутствие заказчика. Последние реформы почти полностью уничтожили местное самоуправление. У городских администраций нет полномочий, бюджетов и видения долгосрочной перспективы. Мэры сейчас думают о том, как выжить, а не о том, как развивать города. Заказов для архитекторов и планировщиков становится всё меньше и меньше. На это накладывается экономический кризис. Экономика в целом сжимается, денег и заказов меньше и меньше.
Получается грустная картина: специалистов мало, но и спроса на их услуги нет. Проектным организациям приходится думать о выживании, а не о развитии. И дальше будет только хуже.

С другой стороны, кризис – это всегда новые возможности. Семь миллионов лет назад в Африке тоже случился кризис. Климат изменился, тропические леса уступили место саваннам. В этих лесах жили различные виды человекообразных обезьян. Перед ними стоял выбор: можно вымереть, а можно бороться за сохранившиеся остатки лесов. Гориллам и шимпанзе удалось победить, они до сих пор там живут. А можно было научиться жить в саванне и ходить на двух ногах. Я точно знаю, что сейчас нельзя действовать так же, как раньше. Нужно искать новые стратегии.

29 Января 2016

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
Похожие статьи
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Технологии и материалы
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Duravit для Сколково
В новом городе, рассчитанном на инновации, и сантехника современная и качественная. От компании Duravit.
Куда дальше? В Ираке появился объект с российским...
Много стекла, света, белые тона в наружной отделке, интересные геометрические детали в оформлении фасадов – фирменный стиль Lalav Group графичный и минималистичный. Он отсылает к архитектуре современных мегаполисов, хотя жилой комплекс Wavey Avenue расположен всего в нескольких километрах от древней цитадели.
Изящная длина
Ригельный кирпич благодаря необычному формату завоевывает популярность и держится в трендах уже несколько лет. Рассказываем, когда уместно использовать этот материал, и каких эффектов он позволяет добиться.
Пятерка по химии
Компания «Новые Горизонты» разработала и построила в Семеновском сквере Москвы игровой комплекс «Атомы». Авторская площадка мотивирует детей к общению и активности, а также служит доминантой всего сквера.
Punto Design: как мы создаем мебель для общественных пространств...
Наши изделия разрабатываются совместно с ведущими мировыми дизайнерами и архитекторами – профессионалами со всего мира: студиями «Karim Rashid», «Pastina», «Gibillero Design», «Studio Mattias Stendberg», «Arturo Erbsman Studio», Мишелем Пена и другими.
Сейчас на главной
Искусство в стекле
Многофункциональный центр «Боржиславка» пражское бюро Aulík Fišer architekti точно вписало в сложный рельеф участка. Многочисленные объекты современного паблик-арта стали неотъемлемой частью архитектурного решения.
Вибрация Флоренции
Итальянское Lino bistro расположилось в престижном районе Москвы, а бюро ARCHPOINT постралось сделать пространство расслабленным и приглашающим: здесь приятно встретиться за кофе и поужинать в торжественной, но не слишком, обстановке.
Проявление ступеней
Проект 9-этажного дома комфорт-класса на окраине Воронежа проявляет привычный прием двухярусной сетки фасада в объеме: так у части квартир появляются открытые террасы, а силуэт приобретает некоторую асимметричную зиккуратистость.
Градсовет Петербурга 25.05.2022
Градсовет рассмотрел дом от Евгения Герасимова на Петроградской стороне и жилой квартал на Пулковском шоссе от Сергея Орешкина. Обе работы получили поддержку экспертов, но прозвучало мнение о проблемах с масштабом и разнообразием в новой застройке.
Незаживающая рана
Проект «памятника последнему геноциду» Георгия Федулова занял 3 место на международном конкурсе. Памятник, ради которого проводился конкурс, планируется установить в канадском городе Брамптоне.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Уголок в лесу
В проекте загородного дома RoomDesignBuro использует несколько нестандартных решений: каркасную систему на фанерных коннекторах, угловой план, мягкую кровлю и магнезиевое покрытие полов.
Народный театр XXI века
На Тайване завершено строительство Тайбэйского центра исполнительских искусств по проекту OMA. Здание рассчитано на смелые эксперименты и иную, чем обычно, социальную позицию театра.
Выше супремума
Максим Кашин разместил в своей мастерской пространственную инсталляцию, посвященную супрематизму, но на него не похожую – авторы исследуют границы и возможности направления, декларированного Малевичем. Свой супрематизм они называют новым.
Энергия искусства вместо электричества
В Ташкенте представлен проект реновации здания электростанции, где располагается Центр современного искусства, а также проекты арт-резиденций в Старом городе. Автором выступило французское бюро Studio KO.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Что вы хотите знать об архбетоне?
– теперь можно спросить.

Запускаем проект, посвященный архитектурному бетону, и предлагаем архитекторам, которые работают с этим актуальным материалом, так же как и тем, кто собирается начать, задать свои вопросы производителям.
Несущий свет
Новый ландшафтный объект красноярского бюро АДМ – решетчатый «забор» на склоне Енисея, в противовес названию совершенно проницаем и открывает путь к террасе над рекой. Форма его узнаваемо-современна.
Кино как поиск
В ГЭС-2 на презентации 99 номера «Проекта Россия» показали фильм – «архитектурное высказывание» бюро Мегабудка. Говорят, первый такого рода опыт в нашем контексте: то ли часть заявленного архитекторами поиска «русского стиля», то ли завершающий штрих исследования.
Расскажи мне про Австралию
Способны ли волнистые линии на белом фоне перенести клиентов московского кафе на побережье Австралии? Напомнить о просторе, морском воздухе, волнах? На этот вопрос попытались ответить в своем проекте авторы интерьера кафе WaterFront.
Стандарты по школам
Москомархитектура представила новые рекомендации проектирования объектов образования и инженерной инфраструктуры.
Прохлада в степи
Многоуровневая вилла в Ростовской области, отвечающая аскетичному природному окружению чистыми формами, слепящим белым и зеркалом воды.
Войти в матрицу
Девять отсутствующих колонн, форму которых создает лишь обвивший их плющ из кортеновской стали, дизайнер и художник Ху Цюаньчунь собрал в плотный кластер, противостоящий индустриализации окружающих территорий.
Сосновый дзен
Загородный дом от бюро «Хвоя» с характерным лиризмом и чертами японской традиционной архитектуры, построенный меж сосен Карельского перешейка.
Любовь и мир
В Доме МСХ на Кузнецком мосту открылась выставка Василия Бубнова. Он известен как автор нескольких монументальных композиций в московском метро, Артеке и Одессе, но в последние 30 лет работал в основном как очень плодовитый станковист.
Бетон, дерево и кофе
Замысел нового кофе-плейса, спрятанного в глубине дворов на Мясницкой, родился в городе Орле и отчасти реализован орловскими мастерами по дереву. Кофейня YCP совмещает минимализм подхода с натуральными материалами: дубовой мебелью и бетонными потолками.
Пресса: Неотвратимость счастья
Григорий Ревзин о том, как Сен-Симон назначил утопию государственным долгом. Сен-Симон относится к ограниченному числу подлинных пророков веры в социализм, что вселяет известную робость любому, кто собирается о нем писать,— в него инвестировано слишком много надежд, светлых мыслей и желаний.
Кирпичный супрематизм
Арт-центр TIC создавался как символ и важный общественный центр гигантского, динамично развивающегося промышленного района на окраине городского округа Фошань.
Винный дом
Счастливая история возрождения заброшенного особняка в качестве ресторана с энотекой и новой достопримечательности Воронежа.
Каспийские дары
Рыбное бистро и лавка в центре Махачкалы по проекту Studio SHOO: яркие росписи, морские канаты для зонирования и вид на город.