Ярослав Ковальчук: «Воркшоп – пример альтернативного, открытого подхода к проектированию»

Замдиректора МАРШ-Лаб – о задачах, перспективах и особенностях воркшопа, который планируется посвятить разработке концепций культурно-образовательного центра «Периметр» в Махачкале. А также о тенденциях современной архитектуры и урбанистики, и о необходимости меняться в ответ на кризис.

Елена Петухова

Беседовала:
Елена Петухова

mainImg
С 1 по 10 февраля 2016 года в Махачкале пройдет международный воркшоп «Пространство образования будущего». Тридцать молодых архитекторов из разных стран мира разработают несколько концепций культурно-образовательного центра «Периметр» в Махачкале. Заказчиком воркшопа и проекта Центра выступает Фонд Зиявудина Магомедова «ПЕРИ», а организатором – Центр архитектурных инициатив МАРШ Лаб. О пользе воркшопов в контексте современной архитектурной и урбанистической практики и особенностях проекта в Махачкале мы поговорили с одним из его тьюторов и научным руководителем – преподавателем школы МАРШ Ярославом Ковальчуком.

Ярослав Ковальчук – архитектор, урбанист, исследователь. Окончил Московский Архитектурный Институт в 1997 году. Учился в IHS в Роттердаме (Institute for Housing and Urban Development Studies, курс «Inner City Development»). С 2000 по 2008 год работал в бюро Александра Бродского. В 2008 г. основал «Архитектурное бюро Римша». С 2011 года ведет занятия в Детском Лектории Политехнического музея. С 2013 года по 2015 руководитель мастерской в Институте Генплана Москвы. С 2013 преподаватель модуля «Проблемы урбанизма» Архитектурной школы МАРШ. В настоящее время заместитель директора МАРШ-Лаб.
Презентация фонда «ПЕРИ». Махачкала. Предоставлено организаторами
Ярослав Ковальчук

Архи.ру:
– В последние годы было запущено несколько проектов по созданию инновационных культурных центров в регионах (ДНК, Тверь, Калуга, Казань), но результатов пока нет. В чем отличие проекта «Периметр»?

Ярослав Ковальчук: 
– На мой взгляд, основное отличие – в заказчике. Фонд «ПЕРИ» ориентирован на достижение конкретного результата. У него уже есть действующие программы – бизнес-инкубатор, коворкинг, образовательные и другие инициативы. Для них требуется не просто здание, а новое пространство, которое вместит существующие форматы деятельности и позволит развивать новые, а также привлечет талантливую молодежь со всего региона. И, на мой взгляд, это очень правильно – сначала запустить программы, получить первые результаты, а потом строить. У нас часто делают наоборот: сначала что-то строят, а потом думают, что же там делать. Вот построили университет на острове Русский, а теперь не знают, чем его наполнить. Здесь такого не будет. Под проект выделен конкретный участок в центре Махачкалы. В ТЗ перечислены активности Фонда, но программа здания должна быть довольно гибкой . Участникам предстоит придумать, как организовать пространства для имеющихся функций – лекций, выставок, лабораторий и прочего. По идее можно было бы заказать проект Центра известному бюро или провести конкурс. Мы (МАРШ Лаб) предложили начать с воркшопа, и руководству Фонда эта идея понравилась.

– Почему формат воркшопа в данном случае представляется наиболее эффективным?

– Главный вопрос этого проекта: что такое современное образование, и какое пространство для него нужно? Образование сейчас очень быстро меняется. Мы не можем предугадать, как оно будет устроено через десять лет. И неясно, какое именно пространство нам нужно создать. В такой ситуации воркшоп – самый подходящий формат. Я уверен, что собрав вместе преподавателей и участников из разных стран, мы сможем найти правильный ответ или несколько ответов.

К тому же, воркшоп – пример альтернативного подхода к проектированию, выработка которого, на мой взгляд крайне актуальна для российского архитектурного сообщества. За прошедшие с начала девяностых годы выработалась стратегия решения любой архитектурной задачи по принципу «архитектор получает заказ от клиента и на основании своего опыта и интуиции делает проект, и, если архитектор хороший и опытный, всё будет хорошо». На сегодняшний день можно констатировать, что этот принцип работает всё хуже, без общественной дискуссии невозможно создавать хорошие проекты, архитектура должна стать публичным процессом. В закрытом формате, даже качественная архитектура оказывается неспособной изменить качество среды. Мы можем убедиться в этом на примере Москвы. На Остоженке много хороших архитекторов построили много хороших зданий, и в результате получился район, в котором сейчас нет жизни. Любой город состоит из множества функциональных и смысловых слоев или «ландшафтов» – это не только здания, но и устройство пространств между ними, и искусственный ландшафт, тесно связанный с инженерными системами, «метаболизмом» города, и транспорт, и городские сообщества. Чтобы проект не разрушил среду, он должен дать ответы для каждого из этих «слоев». Архитекторы должны научиться работать с этими «слоями», научиться анализировать их и искать решения для каждого из них.
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком

Воркшоп в Махачкале станет примером такого комплексного подхода к проектированию. В его рамках будут выработаны решения по ландшафту и общественным территориям. Отдельно нужно будет изучить и понять, какое именно пространство нужно дагестанской молодежи. Это Северный Кавказ, там очень древняя специфическая культура, поэтому стандартные схемы, которые работают в Москве или Европе, нельзя механически переносить в Махачкалу.

В чем специфика решений, правильных для Махачкалы? Сможет ли этот воркшоп повлиять на развитие города?

– Вот это нам как раз и предстоит выяснить в исследовательской части проекта. Сейчас у меня нет готовых ответов на этот вопрос. Сам факт, что в Махачкале собираются строить инновационный культурно-образовательный центр, делает ситуацию в каком-то смысле уникальной. Для Москвы или других крупных городов такой проект был бы обычным делом.
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Участок будущего Культурно-образовательного центра «Периметр». Предоставлено Ярославом Ковальчуком
zooming
Панорама Махачкалы. Фотография © Эльдар Расулов, CC0 1.0

Махачкала – город молодой, ей чуть больше полутора веков. И она очень быстро растет. С одной стороны, это хорошо, это значит, что город привлекает людей, ему есть, что им предложить. С другой стороны, быстрый рост создает много проблем: не успевают сложиться сообщества, новые жители не могут быстро адаптироваться к городскому образу жизни. Идет массовое строительство, часто непродуманное и не спланированное, это разрушает городскую среду и ухудшает качество жизни. Большинство городов проходили через такой период. В Стокгольме или Лондоне в период быстрого роста качество жизни тоже резко ухудшалось. Это не значит, что ничего нельзя сделать. Нужно последовательно и методично работать над развитием города. Я надеюсь, что наш проект покажет пример – как. В идеале мы создадим здание и маленький кусочек комфортной городской среды вокруг него. Конечно, это не изменит Махачкалу в целом, но мы сможем продемонстрировать, к чему стоит стремиться. В воркшопе участвуют несколько дагестанских архитекторов. Уверен, они узнают много нового и будут использовать это в дальнейшей работе. Надеюсь, в городской администрации тоже что-то новое узнают об архитектуре, увидят, что можно проектировать и строить по-разному. Может, потом появятся идеи других проектов. Сейчас невозможно предсказать всех «бабочек», которые пролетят рядом.
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком

– Как ты думаешь, нужно ли будет как-то подчеркивать локальный колорит в архитектуре?

– Мы должны учитывать контекст, само место, климат, мы можем вступать в диалог с традициями локальной архитектуры, но ни в коем случае не собираемся имитировать ее.

Расскажи о структуре воркшопа. Сколько дней он будет идти? Из каких частей, помимо исследовательской, будет состоять?

– На первую исследовательскую часть дано три дня. Её результаты будут вынесены на публичные слушания, куда мы пригласим экспертов и широкую аудиторию, представим выводы наших исследований, узнаем мнение публики и расскажем об основных направлениях проектирования. Далее участники разделятся на семь-восемь проектных групп. Пять дней будут готовить предложения, параллельно состоится несколько экспертных дискуссий. И еще два дня отводятся на подготовку презентации и саму презентацию концепций, по итогам которой жюри выберет лучшее предложение.

Как проходил отбор участников воркшопа? Какие критерии были определяющими для тебя и для других экспертов, участвовавших в отборе?

 Мы приглашали студентов и молодых архитекторов до тридцати лет. Мне кажется важным, что молодежный центр спроектируют молодые архитекторы. Для них это шанс построить знаковый объект, публикации в журналах, карьера и всё такое. Для фонда и центра «Периметр» – возможность получить хорошее современное здание, новое и неожиданное.

Был открытый прием заявок, каждый желающий должен был прислать CV, мотивационное письмо и портфолио. Пришло очень много заявок – около ста, из более чем двадцати стран со всех континентов, кроме Австралии и Антарктиды.

Каждую заявку эксперты оценивали по десятибалльной системе. Мы не стали задавать жёсткие критерии, так как все привлеченные эксперты имеют достаточно опыта, чтобы поставить общую оценку по каждой заявке. Главный вопрос был: «сможет ли этот человек сделать хороший проект?». Потом мы посчитали средний балл и выбрали заявки с максимальной оценкой.

 Ты провел уже не один воркшоп. На личном опыте знаешь систему обучения в МАРХИ, Institute for Housing and Urban Development Studies, ВШУ, теперь в МАРШ. Существует ли рецепт воспитания хорошего архитектора и урбаниста? Что нужно для этого?

– Рецепт очень простой, и он не менялся в последние тысячелетия. В платоновской Академии и в MIT – один и тот же. Нужны люди и нужна среда для общения. Если собрать вместе хороших преподавателей и талантливых, мотивированных студентов, дать им возможность общаться и самим решать, как и чему учить и учиться, вы получите много хороших выпускников. Но есть важный нюанс: как именно это организовать никто толком не знает. Иногда получается, а иногда нет.

В образовании главное – это люди, без сильной команды ничего не получится, но люди – это и главная проблема. Они сразу начинают ссориться, плести интриги, перетягивать одеяло. Людей нужно как-то организовать, создать структуру, в которой конкуренция будет работать на конечный результат, люди будут мотивированы и довольны. Есть много вариантов, как это можно сделать. Вся современная теория бизнеса про это, а управление творческими коллективами – одна из самых сложных задач.

Ценность воркшопов, помимо всего прочего, как раз и состоит в том, что во время их проведения всегда возникает живая, питательная среда, и все очень быстро получают новый опыт и знания. В такой атмосфере рождаются новые неожиданные идеи, которые участники не смогли бы сгенерировать в одиночку. Прошлым летом мы проводили международную летнюю школу во Львове. После неё несколько человек подошли и сказали, что за неделю узнали больше, чем за год в институте.
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Летняя архитектурная школа «Новый Львов» (22-30 августа 2015 г.). http://www.lvivcenter.org/ru/summerschools/architechture-school/ Предоставлено Ярославом Ковальчуком
Зимняя Пущинская Школы-2013. Проект «Небо над Пущино» http://www.dataved.ru/2013/06/puschino-winter-school.html Предоставлено Ярославом Ковальчуком

 Какие области знаний охватывает необходимый для успешного развития городов комплексный подход? Что, например, входит в твой диапазон интересов как специалиста, его пропагандирующего?

Мне всё интересно, не только архитектура, история и градостроительство, но и археология, теория эволюции, квантовая механика, социология, экономика, астрофизика и многое другое. Это часто мешает в работе. Не дает сконцентрироваться. Однако вся человеческая деятельность и вся наука, так или иначе, связаны с развитием городов. Иногда интересные идеи приходят из самых неожиданных областей знания. Теория струн тут, конечно, мало помогает, но знание истории, биологии, географии, социологии, экономики и некоторых других наук совершенно необходимо, когда имеешь дело с городами.

Куда молодому архитектору и урбанисту лучше податься после окончания вуза? Каковы перспективы работы в проектных институтах и частных бюро?

Хороших специалистов не хватает и в частных, и в государственных организациях. Но более значительная проблема – отсутствие заказчика. Последние реформы почти полностью уничтожили местное самоуправление. У городских администраций нет полномочий, бюджетов и видения долгосрочной перспективы. Мэры сейчас думают о том, как выжить, а не о том, как развивать города. Заказов для архитекторов и планировщиков становится всё меньше и меньше. На это накладывается экономический кризис. Экономика в целом сжимается, денег и заказов меньше и меньше.
Получается грустная картина: специалистов мало, но и спроса на их услуги нет. Проектным организациям приходится думать о выживании, а не о развитии. И дальше будет только хуже.

С другой стороны, кризис – это всегда новые возможности. Семь миллионов лет назад в Африке тоже случился кризис. Климат изменился, тропические леса уступили место саваннам. В этих лесах жили различные виды человекообразных обезьян. Перед ними стоял выбор: можно вымереть, а можно бороться за сохранившиеся остатки лесов. Гориллам и шимпанзе удалось победить, они до сих пор там живут. А можно было научиться жить в саванне и ходить на двух ногах. Я точно знаю, что сейчас нельзя действовать так же, как раньше. Нужно искать новые стратегии.

29 Января 2016

Елена Петухова

Беседовала:

Елена Петухова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Звучание фасада
Инсталляция «Классная игра» художника Марины Звягинцевой превратила фасад школы на севере Москвы в клавиатуру рояля и переосмыслила место школьного здания в городской среде. Публикуем интервью Марины о ее методе работы с архитектурой.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Здесь и сейчас
Три примера быстровозводимой модульной архитектуры для города и побега из него: растущие офисы, гастромаркет с признаками дома культуры и хижина для созерцания.
Себастиан Треезе стал лауреатом премии Дрихауса 2021...
Молодому немецкому бюро Sebastian Treese Architekten присуждена премия Ричарда Дрихауса в области традиционной архитектуры. Денежный номинал премии – 200 000 долларов USA, и она позиционируется как альтернатива премии Прицкера: если первую вручают в основном модернистам, то эту – архитекторам-классикам.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.