Архсовет Москвы–38

Первый в этом году Архитектурный совет отправил на доработку проекты двух жилых комплексов, предложив авторам внимательнее отнестись к их градостроительному решению.

Автор текста:
Алла Павликова

21 Января 2016
mainImg
Жилой Комплекс на Барвихинской улице
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Первый вариант решения фасадов. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»

Компания «Аймекс-Групп» во второй раз представила совету проект жилого комплекса у крупной развязки Московской кольцевой автодороги и Можайского шоссе. В прошлый раз проект согласован не был. Все члены совета отметили неудачное для столь важного места на въезде в город архитектурное предложение. Но в первую очередь авторам было рекомендовано пересмотреть композиционно-планировочное решение дома, спрятанного в глубине участка и не формирующего ни дворовое, ни общественное пространство. Заключением прошлого заседания совета стала рекомендация поработать с формой и расположением здания, сдвинув его, например, ближе к Барвихинской улице либо решив в виде высокой башни.
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Ситуационный план. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»

Спустя два месяца архитекторы представили полностью переработанный вариант. Вместо углового дома, раскрытого в сторону дуги Барвихинской улицы, появилась вытянутая 16-этажная пластина, поставленная по хорде этой дуги. Торцы ее обращены в сторону МКАД и в сторону центра Москвы. В глубине участка расположился 3-этажный блок детского сада и начальной школы, фиксирующий границу участка. Таким образом удалось образовать замкнутый уютный двор, которого так не хватало в предыдущем варианте.
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Фото с макета. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»

Изменилась и архитектура здания. Двухчастная композиция сменилась цельным объемом, чуть расширяющимся кверху за счет нависающих этажей. Появились активная пластика и горизонтальные карнизы, разбивающие дом на шесть неравных частей, включая зону общественных первых этажей, решенных в осветленном стекле. Авторы представили совету несколько вариантов фасадов с использованием разных отделочных материалов и цветовой гаммы – от преимущественно стеклянного и монохромного до пестрого.
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Варианты фасадов. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Варианты фасадов. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»

Новая версия понравилась членам совета едва ли не меньше, чем первоначальная. Главный недочет они снова увидели в расположении объема. Сергей Кузнецов напомнил, что ранее авторам рекомендовалось представить несколько планировочных решений, однако эта рекомендация была проигнорирована. Версия с башней не рассмотрена вовсе, а предложение с пластиной вдоль улицы выглядит весьма неубедительно.

Андрей Боков согласился с Кузнецовым. По его словам, никаких особых улучшений в проекте не произошло. При этом возникли новые проблемы. В частности, дом, вставая вдоль Барвихинской улицы, перекрыл все виды для жильцов соседних зданий. Суждение коллеги поддержал и Владимир Плоткин, согласившийся, что в данной ситуации очень непросто оценить, какой из представленных вариантов лучше. «Первый вариант представлял собой пример точечной застройки, не взаимодействующей с окружением, но и не мешающей ему, – рассуждал он. – Второй вариант выглядит незавершенным, не решает задач, которые на него возложены. Однако подобное решение было бы возможно, если бы здание с пониженной этажностью обрело бы более плавные очертания, повторяющие линию улицы». Также Владимир Плоткин обратил внимание на непроработанные торцы дома. Именно они, а не главный фасад, будут видны в перспективе города и при движении со стороны МКАД. По его мнению, это не самое удачное включение здания в панораму Москвы.
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Вид со стороны МКАД. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»

С тем, что с торцами надо что-то делать, согласились Алексей Воронцов и Михаил Посохин. Воронцов пояснил, что если и делать двухсекционный дом, то надо делать его изящно. Посохину же представленный вариант показался вовсе неприемлемым, поскольку он «усугубляет сложившуюся за последние годы ситуацию на данном участке». По его словам, на сегодняшний день на рассматриваемой территории удалось сформировать организованное пространство: одной стороны – два комплекса, спроектированные Борисом Левянтом, с другой – крестообразные в плане башни, поддерживающие тему въездных ворот в город. Новая постройка, по убеждению Посохина, не решает поставленной перед ней градостроительной задачи. Мысль Посохина развил Александр Кудрявцев, отметивший, что рассматриваемый участок становится «мостом, шарниром, соединяющим существующую здесь архитектуру 1980-х с современностью». Однако представленный дом эту функцию не выполняет, а, наоборот, кажется инородным – уверен он.
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Вид со стороны улицы. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»

Поддержал коллег и Андрей Гнездилов, который посоветовал авторам хорошо подумать над внятным решением генплана: предложить адекватную компоновку, продумать маршруты движения пешеходов и транспорта. Пока все это не сделано, всерьез рассматривать представленные версии фасадов нет никакого смысла. Хотя и они, по словам Гнездилова, кажутся слишком измельченными, их масштаб не соответствует контексту, а у здания отсутствует силуэт. Варианты фасадов в итоге никто из членов совета обсуждать не стал. Остановились на необходимости снова переделать объемно-пространственное решение, а уж потом приступать к оформлению фасадов.
zooming
Жилой комплекс на Барвихинской улице. Фасады. Проектировщик: архитектурное бюро «Аймекс-Групп»

Сергей Кузнецов резюмировал: «Авторам следует подготовить, по крайней мере, два разных варианта. Это может быть контекстуальный протяженный дом, следующий за направлением улицы и смешивающийся с окружающей застройкой. Высота такого дома должна быть максимально снижена. Также возможен контрастный, акцентный и высотный вариант с читающимся силуэтом».

Жилой комплекс на улице Поляны
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Проектировщик АБ «Остоженка»

Участок располагается на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Окруженная Битцевским лесом, эта территория имеет ряд ограничивающих факторов – таких, как проходящие по участку линии газопровода и природно-охранная зона, пересекающая площадку ровно посередине. И зеленую полосу, и газопровод проектировщики из бюро «Остоженка» предложили вынести на периферию участка, из-за чего вдоль его границы появилась некая буферная озелененная часть, отделяющая жилую застройку от автомагистрали.
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Генплан. Проектировщик АБ «Остоженка»

На освобожденной территории разместился крупный комплекс зданий, формирующих семь закрытых дворов. План решен в виде двух развернутых в южную сторону «гребней» с длинными зубцами жилых блоков. Между ними проведена линия бульвара – главной общественной зоны комплекса. По фронту бульвара в первых этажах домов разместились магазины и кафе с возможностью выноса летних столиков на открытые уличные террасы. Бульвар открыт для города, тогда как дворы доступны только жильцам. Предполагается, что они будут полностью пешеходными. Проезды оставлены только для спецтранспорта. Для автомобилей предусмотрена подземная парковка. Пытаясь сделать комплекс проницаемым, авторы разработали сложную систему пешеходных маршрутов с многочисленными арками, пандусами и лестницами. В результате, внутрь можно попасть практически из любой точки периметра участка.
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Вид сверху. Проектировщик АБ «Остоженка»

Сложный силуэт с то возвышающимися, то резко понижающимися частями лишен жесткой геометрии и, таким образом, имитирует разнородную и живую городскую застройку. Уличные фасады тоже решены по-разному. Кирпичную плоскую стену сменяет разноцветный фасад с выступающими эркерами, за ним – более спокойный полосатый или подчеркнуто «диагональный». Главный акцент сделан на угловой части, выходящей к пересечению улиц. В отличие от уличных, дворовые фасады выглядят более однородными и нейтральными. Оживляются только консольно нависающие торцы блоков, обращенных к бульвару.
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Проектировщик АБ «Остоженка»

Евгения Муринец, предваряя обсуждение проекта, отметила, что он полностью соответствует требованиям ГПЗУ, если не считать небольшой дефицит нежилых помещений. Однако, несмотря на это, вопросов к проекту возникло множество. Сергей Кузнецов сделал замечание по поводу внутреннего бульвара, который, по его словам, плохо считывается как общественное пространство. Он никуда не ведет и ниоткуда не берет начало. Не понравилось главному архитектору и объемно-пространственное решение: «План в виде такого «гребня» плохо работает. Пять домов не имеют уличных фасадов, только дворовые. А со стороны двора комплекс начинает угнетать своей монотонностью, особенно с учетом такого крупного масштаба застройки. Кроме того, пугает закрытая структура комплекса, в результате чего мы рискуем получить очередной городской анклав». Представленную планировку Кузнецов предложил пересмотреть, сделать более открытой и проницаемой, создать разрывы между домами и устроить дополнительный к существующему продольный бульвар, пересекающий участок с севера на юг. По мнению Кузнецова, можно было бы подумать и над совсем другим вариантом – скажем, в виде нескольких отдельно стоящих башен.
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Внутренний бульвар. Проектировщик АБ «Остоженка»

За коллег из «Остоженки» вступился Владимир Плоткин, который, однако, согласился, что сейчас у бульвара нет направления. Тем не менее, общую композицию проекта он посчитал очень «интересной и достаточно умной»: территория хорошо используется, а схема вполне жизнеспособна. Сомнения у него вызвали только проездные дворы. Сергей Кузнецов ответил, что в проекте следует учитывать перспективное развитие города, а с его учетом сохранить подобную компоновку трудно. На север пойдет основной выезд с территории, а, значит, должна появиться дополнительная вертикальная ось.
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Проектировщик АБ «Остоженка»

Михаила Посохина смутило нежелание авторов сохранить и использовать существующую зеленую зону. Он уверен, что можно было бы взять за основу идею ее сохранения и выстраивать комплекс вокруг нее. «Здесь же мы видим жестокое отношение к природной среде, – продолжил он. – Как бы красиво ни был смоделирован проект, все равно получился поселок лагерного типа». Андрей Боков с Посохиным согласился, но постарался поддержать архитекторов, назвав работу очень профессиональной, адекватной и, возможно, даже справедливой, учитывая требования ГПЗУ и желание заказчика поселить здесь более 7800 жителей. При этом, по его мнению, отсутствие перспективного планирования неизбежно приведет к ошибке. Сегодня неясно, будет ли сохраняться окружающий лес или он тоже будет застроен. И если застроен, то как? Без ответов на эти вопросы проектировать столь крупный комплекс нельзя. Пока он выглядит как остров, отрезанный от окружения. А было бы правильно хотя бы предусмотреть выход в лес для будущих жильцов.
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Дворовые фасады. Проектировщик АБ «Остоженка»

Сергей Кузнецов пояснил, что из-за отсутствия точного представления о развитии данной территории нельзя отказываться от рассмотрения проекта, для которого уже имеется ГПЗУ. В идеале, конечно, эта территория могла бы стать отличным местом для строительства серьезного общественного центра, он здесь по-настоящему нужен. Но сейчас речи об этом не идет.

Принципиально иную позицию занял Алексей Воронцов, высказав уверенность в том, что проект имеет право на существование. Зная опыт «Остоженки», он ничуть не усомнился в том, что такой комплекс будет идеально реализован. В качестве доказательства он привел похожий и уже построенный ЖК в Балашихе – отличный, по убеждению Воронцова, пример. В нем авторы прекрасно используют место, разрешенные параметры и показатели выданных документов. И это хороший выход из положения для рассматриваемого участка, учитывая, что взаимодействия с природой в данном случае не получается – уверен Воронцов. Создана система общественных и приватных пространств, зеленая зона между домами и дорогой, хорошо проработана разнообразная и интересная архитектура: все это – плюсы проекта.
zooming
Жилой комплекс на пересечении проектируемой трассы Солнцево-Бутово-Видное и улицы Поляны. Макет. Проектировщик АБ «Остоженка»

Мнение Воронцова коллеги не разделили, но согласились, что при дальнейшей серьезной доработке представленный вариант можно рассматривать, но только если авторам удастся сделать комплекс проницаемым с большой и доступной общественной зоной, а архитектуру – более разнообразной. Кроме этого, рекомендовалось подготовить второй, кардинально отличающийся от первоначального вариант.

21 Января 2016

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Технологии и материалы
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Сейчас на главной
Крупицы золота
В Доме архитектора в Гранатном переулке открылся фестиваль «Золотое сечение». Рассматриваем планшеты. Награждать обещают 22 апреля.
Разлинованный ландшафт
Кладбище словацкого города Прешов по проекту STOA architekti играет роль не только некрополя, но и рекреационной зоны для двух жилых районов.
Гипер-крыша и гипер-земля
Dominique Perrault Architecture и Zhubo Design Co выиграли конкурс на проект Института дизайна и инноваций в Шэньчжэне: его главное здание напоминает мост длиной более 700 метров.
Парк Швейцария
Проект парка «Швейцария» в Нижнем Новгороде, созданный достаточно молодым, но известным и международным бюро KOSMOS, вызвал в городе много споров и даже протестов, настолько острых, что попытка провести на нашей платформе профессиональное обсуждение тоже не удалась. Публикуем проект как есть.
Районные ряды
Один из вариантов общественного пространства шаговой доступности, способного заменить ушедшие в прошлое дома культуры.
Пресса: Вальтер Гропиус и Bauhaus: трансформация жизни в фабрику
Это школа искусства (с Василием Кандинским в роли профессора), скульптуры, дизайна (где он, собственно, и был изобретен как самостоятельная деятельность), театра — Баухауc не сводится к архитектуре. Но в архитектуре Баухауса можно выделить три этапа развития утопии
Территория детства
Проект образовательного комплекса в составе второй очереди застройки «Испанских кварталов» разработан архитектурным бюро ASADOV. В основе проекта – идея создания дружелюбной и открытой среды, которая сама по себе воспитывает и формирует личность ребенка.
Новая идентичность
Среди призеров конкурса на концепцию застройки бывшей промышленной территории в чешском городе Наход – российское бюро Leto architects. Представляем все три проекта-победителя.
Человек в большом городе
В проекте масштабного жилого комплекса архитекторы GAFA сделали акцент на двух видах общественного пространства: шумных улицах с кафе и магазинами – и максимально природном, визуально изолированном от города дворе. То и другое, работая на контрасте, должно сделать жизнь обитателей ЖК EVER насыщенной и разнообразной.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Живой рост
Масштабный жилой комплекс AFI PARK Воронцовский на юго-западе Москвы состоит из четырех башен, дома-пластины и здания детского сада. Причем пластика жилых домов – активна, они, как кажется, растут на глазах, реагируя на природное окружение, прежде всего открывая виды на соседний парк. А детский сад мил и лиричен, как сахарный домик.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Из кино в метро
Трансформация советского кинотеатра «Ереван» в Единый диспетчерский центр метрополитена: параметрические фасады, медиаэкраны и центр мониторинга в бывшем зрительном зале.
86 арок
В жилом комплексе Westbeat по проекту бюро Studioninedots на западе Амстердама обширный подиум вмещает многофункциональное общественное и коммерческое пространство для нужд жителей района.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
Модульный «Круг»
Комплекс The Circle по проекту бюро Riken Yamamoto & Field Shop в аэропорту Цюриха соединяет в себе, как в маленьком городе, офисы, магазины, клинику, отель и конференц-центр.
Стеклянный шар, золотой цилиндр
В Лос-Анджелесе завершено строительство музея Киноакадемии по проекту Ренцо Пьяно и его бюро RPBW: основой проекта стал универмаг в стиле ар деко. Открытие запланировано на эту осень.
Ценность подиума
В китайской штаб-квартире компании Schindler в Шанхае по проекту Neri&Hu проблема разобщенности производственных и офисных корпусов решена с помощью выразительного подиума.
Ажур и резьба
Жилой комплекс в Уфе с мостиком-эспланадой, разнообразными балконами и декором, имитирующим деревянные наличники. Дом отмечен Золотым знаком Зодчества-2020.
Фрагменты Тулузы
Новое здание школы экономики по проекту бюро Grafton продолжает богатые кирпичные традиции Тулузы, благодаря которым ее называют «Розовым городом».
Чтение на «ковре-самолете»
Историческая библиотека университета Граца получила «надстройку» с 20-метровым консольным выносом по проекту Atelier Thomas Pucher: там разместились читальные залы.
Масштаб 1:1
Пять разноплановых объектов бюро «А.Лен», снятых на квадрокоптер: что нового может рассказать съемка с высоты.
Сицилийские горизонты
Выбранный по итогам международного конкурса проект административного комплекса области Сицилия в Палермо задуман как ансамбль из дерева и стали с садом на шестом этаже.
Пресса: Модернизированная сельская идиллия: Джозеф Ганди...
В 1805 году британский архитектор Джозеф Майкл Ганди опубликовал две книги, «Проекты коттеджей, коттеджных ферм и других сельских построек» и «Сельский архитектор». Этот жанр — сборники проектов сельских домов — среди архитекторов уважением не пользуется, люди строили и сейчас строят такие дома без помощи архитектора. Немногие числят Ганди в истории архитектурной утопии, из недавно опубликованных назову прекрасную книгу Тессы Моррисон «Утопические города 1460–1900». Но, видимо, именно с Ганди начинается особая линия новоевропейской утопии — утопии сельской жизни