Сергей Орешкин: «Сейчас надо работать с небольшим масштабом спортивных сооружений»

Разговор об особенностях спортивной архитектуры и об опыте бюро «А.Лен» в этой специфической и сложной сфере проектирования.

Беседовала:
Ксения Сурикова

mainImg
Нельзя сказать, чтобы спортивная инфраструктура Петербурга сейчас переживала свой расцвет. Самый новый крупный спортивный комплекс – Ледовый дворец спорта – открыт пятнадцать лет назад, в 2000 году. Другие масштабные стадионы намного старше: СКК Петербургский построен в 1980 году, спортивный комплекс «Юбилейный» – в 1967; в 1994 году пережил реконструкцию стадион Петровский, существующий с 1925 года. Новый стадион «Зенит» на Крестовском острове строится уже десять лет. С другой стороны, всплеск интереса к проектированию районных и квартальных ФОКов в стране закончился в девяностые годы. Сейчас по программе «Газпром-детям» во многих городах, в том числе и в окраинных районах Петербурга, строятся спорткомплексы: технически они неплохо оснащены, но поражают воображение совершенно одинаковыми фасадами.

Мы поговорили об архитектуре, предназначенной для спорта, ее специфике и вероятных перспективах, с руководителем бюро «А.Лен» Сергеем Орешкиным. В портфолио бюро – один из крупнейших в России крытых аквапарков (несмотря на то, что принадлежит гостинице) «Вотервиль», он же – первый в Петербурге парк с водными аттракционами; спортивный комплекс «Reebok»; многофункциональный комплекс с бассейном на пр. Ветеранов; спортивный комплекс Академии госслужбы; учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит»; «Академия волейбола Платонова», построенная в 2006 году, хотя и со значительными изменениями проекта, о которых авторы до сих пор сожалеют; и ещё целый ряд проектов спортивных сооружений. Сейчас архитекторы «А.Лен» ведут строительство хоккейного стадиона СКА, а в прошедшем году бюро Сергея Орешкина впервые для себя поучаствовало в международном конкурсе на спортивный комплекс, многофункциональный, но ориентированный на бадминтон – в Южной Корее, предложив изогнутое легким росчерком здание-иероглиф.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

 
Архи.ру:
– Расскажите о конкурсе на проект спортивного комплекса в Корее. Почему Вы решили участвовать, каковы были основные условия?

Сергей Орешкин:
– Нам предложили участвовать немецкие коллеги. Мы в это время много работали над спортивными объектами, кроме того Южная Корея – страна небольшая, но динамично развивающаяся. Мы посмотрели участок и место нам понравилось – очень красивое, хотя пока что несколько депрессивное, но с хорошими перспективами: рядом большой квартал, заложенный государством, и река. Кроме того, это регион с историей, в нём много заповедников, музеев.

Мэрия города хотела получить интересный яркий «лендмарк», объект, который бы привлек внимание. Однако нам показалось, что конкурсная программа в значительной мере отошла от того, что первоначально было задумано. Начался мировой кризис, Китай, раньше много строивший по проектам «звезд», обозначил противоположную позицию – против сложной в эксплуатации архитектуры – ну, к примеру, Захи Хадид и других мировых знаменитостей. И корейцы также изменили свои предпочтения, захотели функциональности, условно говоря, «кубиков». Мы, «А.Лен» – сторонники комфортной и контекстной архитектуры, если в этом месте не нужен архитектурный памятник, значит, он и не нужен. Но в Корее, я считаю, именно в этом месте нужен был «памятник», – но в конечном счете победителем конкурса выбрали не памятник, а утилитарный склад для спорта.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

Мне этот конкурс показался очень полезным с точки зрения идеологии: у нас так не проектируют. Разница в том, что здание не делается только для спорта, в нём можно провести любое общественное мероприятие. Согласно ТЗ требовалось, что большой зал – размером восемь-десять бадминтонных полей, мог быть использован, к примеру, для концерта.

Выиграл конкурс украинский проект: простое здание с полупрозрачными стенами из молочного стекла – неплохой, приличный проект. Но на мой взгляд эти стены не позволят дать интерьерам достаточное количество света, а в спорте, особенно бадминтоне, свет очень важен и строго нормируется.

– Ваш проект удачнее?

– Это личное мнение, но проекты победителей показались мне чересчур интернациональными, неидентифицируемыми. Такие здания могут появиться где угодно. Зачем строить интерархитектуру? Мы постарались подойти к своему проекту «эволюционно» – понять, как эти люди смотрят на жизнь, что было на этом месте раньше, – была интересная ассоциативная игра. К тому же бадминтон – спорт траекторий, волан никогда не летит по прямой, он летит по крученым параболам, по тонким параболическим линиям. Что мы и попытались реализовать. Я считаю, что наш проект сделан на очень высоком профессиональном уровне.

– К слову, каким в вашем представлении должен быть хороший спортивный объект в контексте, к примеру, Петербурга?

– Мы живем в городе, которому «в бок дышит» вся Скандинавия, и кожей чувствуешь, что здесь раньше была Финляндия, здесь много жило финнов, карелов, ингерманландцев, это фино-угорская территория. Не знаю, кто как, но я это ощущаю точно, и все приводит к тому, что ты делаешь архитектуру до какой-то степени скандинавскую.

С другой стороны, мне кажется несколько нелепым сочетание дорогой гнутой конструкции из клееного дерева внутри с дешевым фасадом снаружи в тех детских спорткомплексах, которые сейчас строятся в Петербурге на средства Газпрома. Как-то это нерационально. Если говорить о спортивной школе для семьи, квартальной, как на проспекте Ветеранов, то это должна быть уютная зона, где было бы приятно находиться и куда хотелось бы возвращаться. Поэтому у нас такая философия – много дерева или материала под дерево, зона с крупным козырьком, элемент входа, где люди могут встретиться, поговорить, и где не должно капать, не должно быть снега. А дальше начинается функция. Государство пишет программу – мы хотим каток, бассейн, универсальный спортзал. Как это было со спортивной школой в Сосновой поляне. По идее это зал, где можно заниматься всем, плюс возможности для инвалидов. Шикарная затея, и, надеюсь, нам всё удалось.
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Фасады © Архитектурное бюро «А.Лен»

До этого у нас было несколько заходов, мы много рисовали для футбольного клуба «Зенит», футбольный клуб «Петротрест» заказывал что-то. А потом уже пришли хоккеисты и пошла большая работа, уже третий год мы занимаемся хоккейным клубом СКА. Там мы делаем все: ландшафт, генпроектирование, эксклюзивную архитектуру, работаем много с поставщиками, сами делаем интерьеры.
Проект спортивного комплекса СКА © «А.Лен»
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Фасад. Проект, 2012 © А.Лен
© А.Лен
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Проект спорткомплекса СКА выиграл в конкурсе, а затем был ощутимо переработан. Почему и каким образом он изменился?

– В конкурсном проекте нам хотелось передать ощущение движения: как двигается хоккеист по полю, как выглядит клюшка, в какой позе хоккеист находится в момент атаки. Оказалось, там много крученых линий, поэтому и архитектура получилась витая, состоящая из переплетающихся ламелей. Еще были вертикальные ламели – световые панели, на каждой из которых можно было бы проявлять разные мотивы. В итоге заказчик сказал, что, поскольку все кривое и косое, здание будет сложно эксплуатировать.

Тогда родилась другая идея: пусть это будет большая глыба льда, и по льду идут поперечные резы. Получилась кубическая архитектура, очень простая, конструктивистская вещь, основанная на идеях авангарда двадцатых годов. Но с элементами определенного символизма: следов конька, траекторий движения шайбы. Мы предложили взять самую простую конструкцию фермы, но нарисовать все это красиво и использовать в отделке фасада натуральную дорогую керамику.
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Проект, 2012 © А.Лен
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Разрез. Проект, 2012 © А.Лен
© А.Лен

– В чем на ваш взгляд заключается специфика проектирования спортивных объектов – к примеру, насколько они сложнее, чем торговые центры?

– На порядок сложнее. Нужно как минимум четыре разных типа площадок, это очень сложно по вентиляции, особенно по льду. Я знаю в России всего десять человек, способных правильно сделать схемы холодоснабжения льда. Сложно поддерживать температуру льда при изменении температуры снаружи, плюс люди, которые приходят на соревнования, выделяют огромное количество тепла, выделяют его неравномерно, особенно когда трибуны односторонние.

Тут много тонкостей – свет, звук. Сейчас возможности телевидения задают очень высокие требования. Есть тенденция использования суперчеткого изображения и для того, чтобы его показать, нужно его в таком виде снять, с определенной мощностью осветить, источники света должны быть очень разнонаправленные. Все это нужно учитывать. Послематчевые интервью берутся в зонах, где должен быть правильный свет, и корреспондент, который берет интервью, не должен попадать в раздевалку, в хозяйственные зоны клуба, это мелочь, но это важно. Акустика также очень важный момент, в помещении не должно быть эха.
Физкультурно-оздоровительный центр Академии госслужбы © Архитектурное бюро «А.Лен»
Аквапарк «Вотервиль» © Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Аквапарк «Вотервиль» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Каким образом Вам, как архитектору, хотелось бы развиваться в рамках данного жанра? Мечтаете ли Вы построить стадион?

– Стадион строить неинтересно. Сейчас идёт период стандартизации, тему клубка ниток Хергцог и де Мейрон уже использовали, тема пузыря – «Алльянц Арена» – тоже уже прошла. Что-то совсем новое изобрести сложно ввиду того, что стадион – очень крупное архитектурное сооружение, где оболочка крепится к функции, которая и задает конфигурацию здания. То есть в жанре стадиона пока ресурса нет, он должен накопиться, пока все эти ведра и ящики успеют надоесть.

Сейчас надо работать с небольшим масштабом; хотелось бы делать маленькие спортивные объекты или даже площадки для актуального уличного спорта – этим мало кто занимается. Квартальный, районный вариант. Может быть, сделать очень стильный, качественный, с упором на дизайн спортивный зал – универсальный, который можно было бы пристроить к любой школе. Мы сделали симпатичный проект, прибалтийский, и долго пытались его протолкнуть в администрации. В итоге был некоторый резонанс, и именно после этого мы получили заказ на проект спортивной школы в Сосновой поляне.

Было бы интересно сделать проект для Газпрома или Роснефти – вместо той горбатой, неживой архитектуры, которая присутствует сейчас, можно было бы предложить комфортное, продуманное пространство, где будет приятно находиться. Хочется сделать объект со средой, о которой люди сами впоследствии захотят заботиться.
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы с аквапарком в г. Нижний Новогород © Архитектурное бюро «А.Лен»
Универсальный спортивный зал © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Академия волейбола им. Платонова © Архитектурное бюро «А.Лен»


06 Мая 2015

Беседовала:

Ксения Сурикова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.