English version

Сергей Орешкин: «Сейчас надо работать с небольшим масштабом спортивных сооружений»

Разговор об особенностях спортивной архитектуры и об опыте бюро «А.Лен» в этой специфической и сложной сфере проектирования.

Беседовала:
Ксения Сурикова

mainImg
0 Нельзя сказать, чтобы спортивная инфраструктура Петербурга сейчас переживала свой расцвет. Самый новый крупный спортивный комплекс – Ледовый дворец спорта – открыт пятнадцать лет назад, в 2000 году. Другие масштабные стадионы намного старше: СКК Петербургский построен в 1980 году, спортивный комплекс «Юбилейный» – в 1967; в 1994 году пережил реконструкцию стадион Петровский, существующий с 1925 года. Новый стадион «Зенит» на Крестовском острове строится уже десять лет. С другой стороны, всплеск интереса к проектированию районных и квартальных ФОКов в стране закончился в девяностые годы. Сейчас по программе «Газпром-детям» во многих городах, в том числе и в окраинных районах Петербурга, строятся спорткомплексы: технически они неплохо оснащены, но поражают воображение совершенно одинаковыми фасадами.

Мы поговорили об архитектуре, предназначенной для спорта, ее специфике и вероятных перспективах, с руководителем бюро «А.Лен» Сергеем Орешкиным. В портфолио бюро – один из крупнейших в России крытых аквапарков (несмотря на то, что принадлежит гостинице) «Вотервиль», он же – первый в Петербурге парк с водными аттракционами; спортивный комплекс «Reebok»; многофункциональный комплекс с бассейном на пр. Ветеранов; спортивный комплекс Академии госслужбы; учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит»; «Академия волейбола Платонова», построенная в 2006 году, хотя и со значительными изменениями проекта, о которых авторы до сих пор сожалеют; и ещё целый ряд проектов спортивных сооружений. Сейчас архитекторы «А.Лен» ведут строительство хоккейного стадиона СКА, а в прошедшем году бюро Сергея Орешкина впервые для себя поучаствовало в международном конкурсе на спортивный комплекс, многофункциональный, но ориентированный на бадминтон – в Южной Корее, предложив изогнутое легким росчерком здание-иероглиф.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

 
Архи.ру:
– Расскажите о конкурсе на проект спортивного комплекса в Корее. Почему Вы решили участвовать, каковы были основные условия?

Сергей Орешкин:
– Нам предложили участвовать немецкие коллеги. Мы в это время много работали над спортивными объектами, кроме того Южная Корея – страна небольшая, но динамично развивающаяся. Мы посмотрели участок и место нам понравилось – очень красивое, хотя пока что несколько депрессивное, но с хорошими перспективами: рядом большой квартал, заложенный государством, и река. Кроме того, это регион с историей, в нём много заповедников, музеев.

Мэрия города хотела получить интересный яркий «лендмарк», объект, который бы привлек внимание. Однако нам показалось, что конкурсная программа в значительной мере отошла от того, что первоначально было задумано. Начался мировой кризис, Китай, раньше много строивший по проектам «звезд», обозначил противоположную позицию – против сложной в эксплуатации архитектуры – ну, к примеру, Захи Хадид и других мировых знаменитостей. И корейцы также изменили свои предпочтения, захотели функциональности, условно говоря, «кубиков». Мы, «А.Лен» – сторонники комфортной и контекстной архитектуры, если в этом месте не нужен архитектурный памятник, значит, он и не нужен. Но в Корее, я считаю, именно в этом месте нужен был «памятник», – но в конечном счете победителем конкурса выбрали не памятник, а утилитарный склад для спорта.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

Мне этот конкурс показался очень полезным с точки зрения идеологии: у нас так не проектируют. Разница в том, что здание не делается только для спорта, в нём можно провести любое общественное мероприятие. Согласно ТЗ требовалось, что большой зал – размером восемь-десять бадминтонных полей, мог быть использован, к примеру, для концерта.

Выиграл конкурс украинский проект: простое здание с полупрозрачными стенами из молочного стекла – неплохой, приличный проект. Но на мой взгляд эти стены не позволят дать интерьерам достаточное количество света, а в спорте, особенно бадминтоне, свет очень важен и строго нормируется.

– Ваш проект удачнее?

– Это личное мнение, но проекты победителей показались мне чересчур интернациональными, неидентифицируемыми. Такие здания могут появиться где угодно. Зачем строить интерархитектуру? Мы постарались подойти к своему проекту «эволюционно» – понять, как эти люди смотрят на жизнь, что было на этом месте раньше, – была интересная ассоциативная игра. К тому же бадминтон – спорт траекторий, волан никогда не летит по прямой, он летит по крученым параболам, по тонким параболическим линиям. Что мы и попытались реализовать. Я считаю, что наш проект сделан на очень высоком профессиональном уровне.

– К слову, каким в вашем представлении должен быть хороший спортивный объект в контексте, к примеру, Петербурга?

– Мы живем в городе, которому «в бок дышит» вся Скандинавия, и кожей чувствуешь, что здесь раньше была Финляндия, здесь много жило финнов, карелов, ингерманландцев, это фино-угорская территория. Не знаю, кто как, но я это ощущаю точно, и все приводит к тому, что ты делаешь архитектуру до какой-то степени скандинавскую.

С другой стороны, мне кажется несколько нелепым сочетание дорогой гнутой конструкции из клееного дерева внутри с дешевым фасадом снаружи в тех детских спорткомплексах, которые сейчас строятся в Петербурге на средства Газпрома. Как-то это нерационально. Если говорить о спортивной школе для семьи, квартальной, как на проспекте Ветеранов, то это должна быть уютная зона, где было бы приятно находиться и куда хотелось бы возвращаться. Поэтому у нас такая философия – много дерева или материала под дерево, зона с крупным козырьком, элемент входа, где люди могут встретиться, поговорить, и где не должно капать, не должно быть снега. А дальше начинается функция. Государство пишет программу – мы хотим каток, бассейн, универсальный спортзал. Как это было со спортивной школой в Сосновой поляне. По идее это зал, где можно заниматься всем, плюс возможности для инвалидов. Шикарная затея, и, надеюсь, нам всё удалось.
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Фасады © Архитектурное бюро «А.Лен»

До этого у нас было несколько заходов, мы много рисовали для футбольного клуба «Зенит», футбольный клуб «Петротрест» заказывал что-то. А потом уже пришли хоккеисты и пошла большая работа, уже третий год мы занимаемся хоккейным клубом СКА. Там мы делаем все: ландшафт, генпроектирование, эксклюзивную архитектуру, работаем много с поставщиками, сами делаем интерьеры.
Проект спортивного комплекса СКА
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Фасад. Проект, 2012
© А.Лен
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Проект спорткомплекса СКА выиграл в конкурсе, а затем был ощутимо переработан. Почему и каким образом он изменился?

– В конкурсном проекте нам хотелось передать ощущение движения: как двигается хоккеист по полю, как выглядит клюшка, в какой позе хоккеист находится в момент атаки. Оказалось, там много крученых линий, поэтому и архитектура получилась витая, состоящая из переплетающихся ламелей. Еще были вертикальные ламели – световые панели, на каждой из которых можно было бы проявлять разные мотивы. В итоге заказчик сказал, что, поскольку все кривое и косое, здание будет сложно эксплуатировать.

Тогда родилась другая идея: пусть это будет большая глыба льда, и по льду идут поперечные резы. Получилась кубическая архитектура, очень простая, конструктивистская вещь, основанная на идеях авангарда двадцатых годов. Но с элементами определенного символизма: следов конька, траекторий движения шайбы. Мы предложили взять самую простую конструкцию фермы, но нарисовать все это красиво и использовать в отделке фасада натуральную дорогую керамику.
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Проект, 2012
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Разрез. Проект, 2012
© А.Лен

– В чем на ваш взгляд заключается специфика проектирования спортивных объектов – к примеру, насколько они сложнее, чем торговые центры?

– На порядок сложнее. Нужно как минимум четыре разных типа площадок, это очень сложно по вентиляции, особенно по льду. Я знаю в России всего десять человек, способных правильно сделать схемы холодоснабжения льда. Сложно поддерживать температуру льда при изменении температуры снаружи, плюс люди, которые приходят на соревнования, выделяют огромное количество тепла, выделяют его неравномерно, особенно когда трибуны односторонние.

Тут много тонкостей – свет, звук. Сейчас возможности телевидения задают очень высокие требования. Есть тенденция использования суперчеткого изображения и для того, чтобы его показать, нужно его в таком виде снять, с определенной мощностью осветить, источники света должны быть очень разнонаправленные. Все это нужно учитывать. Послематчевые интервью берутся в зонах, где должен быть правильный свет, и корреспондент, который берет интервью, не должен попадать в раздевалку, в хозяйственные зоны клуба, это мелочь, но это важно. Акустика также очень важный момент, в помещении не должно быть эха.
Физкультурно-оздоровительный центр Академии госслужбы © Архитектурное бюро «А.Лен»
Аквапарк «Вотервиль»
© Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Аквапарк «Вотервиль» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Каким образом Вам, как архитектору, хотелось бы развиваться в рамках данного жанра? Мечтаете ли Вы построить стадион?

– Стадион строить неинтересно. Сейчас идёт период стандартизации, тему клубка ниток Хергцог и де Мейрон уже использовали, тема пузыря – «Алльянц Арена» – тоже уже прошла. Что-то совсем новое изобрести сложно ввиду того, что стадион – очень крупное архитектурное сооружение, где оболочка крепится к функции, которая и задает конфигурацию здания. То есть в жанре стадиона пока ресурса нет, он должен накопиться, пока все эти ведра и ящики успеют надоесть.

Сейчас надо работать с небольшим масштабом; хотелось бы делать маленькие спортивные объекты или даже площадки для актуального уличного спорта – этим мало кто занимается. Квартальный, районный вариант. Может быть, сделать очень стильный, качественный, с упором на дизайн спортивный зал – универсальный, который можно было бы пристроить к любой школе. Мы сделали симпатичный проект, прибалтийский, и долго пытались его протолкнуть в администрации. В итоге был некоторый резонанс, и именно после этого мы получили заказ на проект спортивной школы в Сосновой поляне.

Было бы интересно сделать проект для Газпрома или Роснефти – вместо той горбатой, неживой архитектуры, которая присутствует сейчас, можно было бы предложить комфортное, продуманное пространство, где будет приятно находиться. Хочется сделать объект со средой, о которой люди сами впоследствии захотят заботиться.
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы с аквапарком в г. Нижний Новогород © Архитектурное бюро «А.Лен»
Универсальный спортивный зал © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Академия волейбола им. Платонова © Архитектурное бюро «А.Лен»

06 Мая 2015

Беседовала:

Ксения Сурикова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Технологии и материалы
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Секреты городского пейзажа
В творчестве известного архитектора-неоклассика Михаила Филиппова мансардные окна VELUX используются практически во всех проектах, начиная с его собственной квартиры и мастерской и заканчивая монументальными ансамблями в центре Москвы и Тюмени. Об умном применении мансардных окон и их связи с силуэтом городских крыш мастер дал развернутый комментарий порталу archi.ru.
Золотисто-медное обрамление
Откосы окон и входные порталы, обрамленные панелями из алюминия Sevalcon, завершают и дополняют архитектурный образ клубного дома «Долгоруковская 25», построенного в неорусском стиле рядом с колокольней Николая Чудотворца.
Как защитить деревянную мебель в доме и на улице: разновидности...
Деревянные изделия ручной работы не выходят из моды, а потому деревянную мебель используют как в интерьерах, так и для оборудования уличных зон отдыха. В этой статье расскажем, как подобрать оптимальный защитный состав для деревянных изделий.
Сейчас на главной
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
Нет плохой погоды
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает для сибирского города Мегион всесезонный парк и необычные элементы благоустройства, отвечающие суровому климату: источники витамина D, укрытия от холода и непогоды и преобразователи ветра.
Искусство света и цвета
Искусствовед Ольга Колганова – об одном из экспонатов выставки «Электрификация. 100 лет плану ГОЭЛРО», Светопамятнике Григория Гидони.
Истинное Зодчество: лауреаты 2021
Хрустальный Дедал достался Николаю Шумакову, президенту САР и СМА и главному архитектору Метрогипространса, за станции БКЛ Авиамоторная, Лефортово, Электрозаводская. Премию Татлин решили не присуждать.
Что есть истина
В Гостином дворе открылся 29 по счету фестиваль «Зодчество». Ярче всего, на наш взгляд, на этот раз выступили стенды регионов, которых не 8, как в прошлом году, а 16. А где истина, мы знаем и так.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Анализ и синтез
Проект ЖК «Красин», предназначенный для исторического центра Петербурга и расположенный в очень ответственном месте: рядом с Горным институтом Воронихина, но на границе с промышленным городом, – стал результатом тщательного анализа специфики исторической застройки Васильевского острова и последующего синтеза с уклонением от прямой стилизации, но формированием узнаваемого силуэта, созвучного «старому городу».
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Преемственность силуэта
Доходный дом «Астория» в центре Стокгольма реконструирован архитекторами 3XN, которые добавили к нему новый корпус со схожим профилем кровли.
От контраста к контексту
Herzog & de Meuron расширили музей Кюпперсмюле в Дуйсбурге – комплекс индустриальной мельницы, который они сами приспособили для устройства экспозиций еще в 1999.