English version

Сергей Орешкин: «Сейчас надо работать с небольшим масштабом спортивных сооружений»

Разговор об особенностях спортивной архитектуры и об опыте бюро «А.Лен» в этой специфической и сложной сфере проектирования.

Беседовала:
Ксения Сурикова

06 Мая 2015
mainImg
Нельзя сказать, чтобы спортивная инфраструктура Петербурга сейчас переживала свой расцвет. Самый новый крупный спортивный комплекс – Ледовый дворец спорта – открыт пятнадцать лет назад, в 2000 году. Другие масштабные стадионы намного старше: СКК Петербургский построен в 1980 году, спортивный комплекс «Юбилейный» – в 1967; в 1994 году пережил реконструкцию стадион Петровский, существующий с 1925 года. Новый стадион «Зенит» на Крестовском острове строится уже десять лет. С другой стороны, всплеск интереса к проектированию районных и квартальных ФОКов в стране закончился в девяностые годы. Сейчас по программе «Газпром-детям» во многих городах, в том числе и в окраинных районах Петербурга, строятся спорткомплексы: технически они неплохо оснащены, но поражают воображение совершенно одинаковыми фасадами.

Мы поговорили об архитектуре, предназначенной для спорта, ее специфике и вероятных перспективах, с руководителем бюро «А.Лен» Сергеем Орешкиным. В портфолио бюро – один из крупнейших в России крытых аквапарков (несмотря на то, что принадлежит гостинице) «Вотервиль», он же – первый в Петербурге парк с водными аттракционами; спортивный комплекс «Reebok»; многофункциональный комплекс с бассейном на пр. Ветеранов; спортивный комплекс Академии госслужбы; учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит»; «Академия волейбола Платонова», построенная в 2006 году, хотя и со значительными изменениями проекта, о которых авторы до сих пор сожалеют; и ещё целый ряд проектов спортивных сооружений. Сейчас архитекторы «А.Лен» ведут строительство хоккейного стадиона СКА, а в прошедшем году бюро Сергея Орешкина впервые для себя поучаствовало в международном конкурсе на спортивный комплекс, многофункциональный, но ориентированный на бадминтон – в Южной Корее, предложив изогнутое легким росчерком здание-иероглиф.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

 
Архи.ру:
– Расскажите о конкурсе на проект спортивного комплекса в Корее. Почему Вы решили участвовать, каковы были основные условия?

Сергей Орешкин:
– Нам предложили участвовать немецкие коллеги. Мы в это время много работали над спортивными объектами, кроме того Южная Корея – страна небольшая, но динамично развивающаяся. Мы посмотрели участок и место нам понравилось – очень красивое, хотя пока что несколько депрессивное, но с хорошими перспективами: рядом большой квартал, заложенный государством, и река. Кроме того, это регион с историей, в нём много заповедников, музеев.

Мэрия города хотела получить интересный яркий «лендмарк», объект, который бы привлек внимание. Однако нам показалось, что конкурсная программа в значительной мере отошла от того, что первоначально было задумано. Начался мировой кризис, Китай, раньше много строивший по проектам «звезд», обозначил противоположную позицию – против сложной в эксплуатации архитектуры – ну, к примеру, Захи Хадид и других мировых знаменитостей. И корейцы также изменили свои предпочтения, захотели функциональности, условно говоря, «кубиков». Мы, «А.Лен» – сторонники комфортной и контекстной архитектуры, если в этом месте не нужен архитектурный памятник, значит, он и не нужен. Но в Корее, я считаю, именно в этом месте нужен был «памятник», – но в конечном счете победителем конкурса выбрали не памятник, а утилитарный склад для спорта.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

Мне этот конкурс показался очень полезным с точки зрения идеологии: у нас так не проектируют. Разница в том, что здание не делается только для спорта, в нём можно провести любое общественное мероприятие. Согласно ТЗ требовалось, что большой зал – размером восемь-десять бадминтонных полей, мог быть использован, к примеру, для концерта.

Выиграл конкурс украинский проект: простое здание с полупрозрачными стенами из молочного стекла – неплохой, приличный проект. Но на мой взгляд эти стены не позволят дать интерьерам достаточное количество света, а в спорте, особенно бадминтоне, свет очень важен и строго нормируется.

– Ваш проект удачнее?

– Это личное мнение, но проекты победителей показались мне чересчур интернациональными, неидентифицируемыми. Такие здания могут появиться где угодно. Зачем строить интерархитектуру? Мы постарались подойти к своему проекту «эволюционно» – понять, как эти люди смотрят на жизнь, что было на этом месте раньше, – была интересная ассоциативная игра. К тому же бадминтон – спорт траекторий, волан никогда не летит по прямой, он летит по крученым параболам, по тонким параболическим линиям. Что мы и попытались реализовать. Я считаю, что наш проект сделан на очень высоком профессиональном уровне.

– К слову, каким в вашем представлении должен быть хороший спортивный объект в контексте, к примеру, Петербурга?

– Мы живем в городе, которому «в бок дышит» вся Скандинавия, и кожей чувствуешь, что здесь раньше была Финляндия, здесь много жило финнов, карелов, ингерманландцев, это фино-угорская территория. Не знаю, кто как, но я это ощущаю точно, и все приводит к тому, что ты делаешь архитектуру до какой-то степени скандинавскую.

С другой стороны, мне кажется несколько нелепым сочетание дорогой гнутой конструкции из клееного дерева внутри с дешевым фасадом снаружи в тех детских спорткомплексах, которые сейчас строятся в Петербурге на средства Газпрома. Как-то это нерационально. Если говорить о спортивной школе для семьи, квартальной, как на проспекте Ветеранов, то это должна быть уютная зона, где было бы приятно находиться и куда хотелось бы возвращаться. Поэтому у нас такая философия – много дерева или материала под дерево, зона с крупным козырьком, элемент входа, где люди могут встретиться, поговорить, и где не должно капать, не должно быть снега. А дальше начинается функция. Государство пишет программу – мы хотим каток, бассейн, универсальный спортзал. Как это было со спортивной школой в Сосновой поляне. По идее это зал, где можно заниматься всем, плюс возможности для инвалидов. Шикарная затея, и, надеюсь, нам всё удалось.
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Фасады © Архитектурное бюро «А.Лен»

До этого у нас было несколько заходов, мы много рисовали для футбольного клуба «Зенит», футбольный клуб «Петротрест» заказывал что-то. А потом уже пришли хоккеисты и пошла большая работа, уже третий год мы занимаемся хоккейным клубом СКА. Там мы делаем все: ландшафт, генпроектирование, эксклюзивную архитектуру, работаем много с поставщиками, сами делаем интерьеры.
Проект спортивного комплекса СКА © «А.Лен»
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Фасад. Проект, 2012 © А.Лен
© А.Лен
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Проект спорткомплекса СКА выиграл в конкурсе, а затем был ощутимо переработан. Почему и каким образом он изменился?

– В конкурсном проекте нам хотелось передать ощущение движения: как двигается хоккеист по полю, как выглядит клюшка, в какой позе хоккеист находится в момент атаки. Оказалось, там много крученых линий, поэтому и архитектура получилась витая, состоящая из переплетающихся ламелей. Еще были вертикальные ламели – световые панели, на каждой из которых можно было бы проявлять разные мотивы. В итоге заказчик сказал, что, поскольку все кривое и косое, здание будет сложно эксплуатировать.

Тогда родилась другая идея: пусть это будет большая глыба льда, и по льду идут поперечные резы. Получилась кубическая архитектура, очень простая, конструктивистская вещь, основанная на идеях авангарда двадцатых годов. Но с элементами определенного символизма: следов конька, траекторий движения шайбы. Мы предложили взять самую простую конструкцию фермы, но нарисовать все это красиво и использовать в отделке фасада натуральную дорогую керамику.
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Проект, 2012 © А.Лен
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Разрез. Проект, 2012 © А.Лен
© А.Лен

– В чем на ваш взгляд заключается специфика проектирования спортивных объектов – к примеру, насколько они сложнее, чем торговые центры?

– На порядок сложнее. Нужно как минимум четыре разных типа площадок, это очень сложно по вентиляции, особенно по льду. Я знаю в России всего десять человек, способных правильно сделать схемы холодоснабжения льда. Сложно поддерживать температуру льда при изменении температуры снаружи, плюс люди, которые приходят на соревнования, выделяют огромное количество тепла, выделяют его неравномерно, особенно когда трибуны односторонние.

Тут много тонкостей – свет, звук. Сейчас возможности телевидения задают очень высокие требования. Есть тенденция использования суперчеткого изображения и для того, чтобы его показать, нужно его в таком виде снять, с определенной мощностью осветить, источники света должны быть очень разнонаправленные. Все это нужно учитывать. Послематчевые интервью берутся в зонах, где должен быть правильный свет, и корреспондент, который берет интервью, не должен попадать в раздевалку, в хозяйственные зоны клуба, это мелочь, но это важно. Акустика также очень важный момент, в помещении не должно быть эха.
Физкультурно-оздоровительный центр Академии госслужбы © Архитектурное бюро «А.Лен»
Аквапарк «Вотервиль»
© Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Аквапарк «Вотервиль» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Каким образом Вам, как архитектору, хотелось бы развиваться в рамках данного жанра? Мечтаете ли Вы построить стадион?

– Стадион строить неинтересно. Сейчас идёт период стандартизации, тему клубка ниток Хергцог и де Мейрон уже использовали, тема пузыря – «Алльянц Арена» – тоже уже прошла. Что-то совсем новое изобрести сложно ввиду того, что стадион – очень крупное архитектурное сооружение, где оболочка крепится к функции, которая и задает конфигурацию здания. То есть в жанре стадиона пока ресурса нет, он должен накопиться, пока все эти ведра и ящики успеют надоесть.

Сейчас надо работать с небольшим масштабом; хотелось бы делать маленькие спортивные объекты или даже площадки для актуального уличного спорта – этим мало кто занимается. Квартальный, районный вариант. Может быть, сделать очень стильный, качественный, с упором на дизайн спортивный зал – универсальный, который можно было бы пристроить к любой школе. Мы сделали симпатичный проект, прибалтийский, и долго пытались его протолкнуть в администрации. В итоге был некоторый резонанс, и именно после этого мы получили заказ на проект спортивной школы в Сосновой поляне.

Было бы интересно сделать проект для Газпрома или Роснефти – вместо той горбатой, неживой архитектуры, которая присутствует сейчас, можно было бы предложить комфортное, продуманное пространство, где будет приятно находиться. Хочется сделать объект со средой, о которой люди сами впоследствии захотят заботиться.
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы с аквапарком в г. Нижний Новогород © Архитектурное бюро «А.Лен»
Универсальный спортивный зал © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Академия волейбола им. Платонова © Архитектурное бюро «А.Лен»


06 Мая 2015

Беседовала:

Ксения Сурикова
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Все дело в центре притяжения
На развитие рынка недвижимости, в особенности загородной, все больше стали влиять инфраструктурные факторы. Все чаще центром притяжения загородных кластеров становятся самостоятельные объекты, жизнедеятельность которых не зависит от спроса на загородную недвижимость: натуральные хозяйства, фермы и лесопарковые зоны. Так постепенно пригород миллионников обрастает комплексной инфраструктурой и современными архитектурными решениями.
Модернизируя традиции
Специалисты корпорации HILTI придумали, как совместить несовместимое: кирпичную кладку и навесной вентилируемый фасад. Для этой цели Hilti разработала четыре альтернативных метода создания НВФ с кирпичной кладкой или её имитацией.
FunderMax Compact Academy – новый стандарт обучения
Обучение и образование играют важную роль в жизни любого человека. Постоянное совершенствование личных и профессиональных навыков открывает перед человеком новые возможности и делает его востребованным в современном мире.
Максим Павлов: у нашей несущей системы большие перспективы...
Как «упаковать» вентоборудование, архитектурную подсветку, электрические кабели и многое другое в межфасадное эксплуатируемое пространство, не нарушив архитектуры фасада и уменьшив при этом стоимость здания. Рассказывает Максим Павлов, главный инженер компании «ОртОст-Фасад», ГИП по устройству конструкции внешней облицовки храма Вооруженных сил России.
Игра в шарик
Нестандартные оконные узлы Velux помогли воплотить необычный проект сферического детского сада в Подмосковье.
Сейчас на главной
Реновация по-дальневосточному
Конкурсный проект реновации двух центральных кварталов Южно-Сахалинска, 7 и 8, разработанный UNK project, получил звание победителя в номинации «архитектурно-планировочные решения застройки».
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства нового муниципалитета по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе. Сохраняется только один корпус 1965 года, который будет служить «входным порталом» нового комплекса.
Портфолио поколения Z
Студенты второго курса МАРШ оформили свои портфолио в виде web-страниц, на которых демонстрировали навыки и умения, а архитекторы как работодатели оценили удобство формата и рассказали о своих предпочтениях при выборе кандидатов.
Контакт
В Риме, в Центральном институте графики, открылась выставка Сергея Чобана «Оттиск будущего. Судьба города Пиранези». Она включает четыре гравюры, чьим источником послужили римские ведуты XVIII века, дополненные футуристическими вкраплениями, и много рисунков, исследующих ту же тему, подчас очень экспрессивно. Вопросы выставка ставит, а ответов, как кажется, не дает. Поскольку в Рим сейчас съездить проблематично, рассматриваем картинки.
Новый старый Серпухов: работы студентов Алексея Бавыкина
Бакалавры подошли к теме реконструкции комплексно: рассмотрев центр города в целом, создали проекты отдельных кластеров с разными функциями, призванными оживить историческую среду, на месте двух заброшенных заводов, тесной школы и больницы.
В поисках визуальной ясности
Рассказываем о дискуссии, посвященной непростому для российских просторов вопросу дизайна элементов городского пространства. Обсуждение организовал Институт Генплана Москвы на Арх Москве.
Владимир Плоткин: «Мы старались привить студентам...
Три проекта группы бакалавров МАРХИ Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: музей антропологии в Мневниках; школа нового типа, разработанная в согласии с принципами современного образования, и «легальный туннель» для мигрантов из Мексики в США.
От театра до музея: дипломы бакалавров группы Владимира...
Четыре проекта бакалавров МАРХИ группы Владимира Плоткина, Валерия Грубова и Светланы Трифоненковой: театральный комплекс, плавающий по Москве-реке, дом на Песчаной улице, музей-остров из кораллов на старой нефтяной платформе в Адриатическом море и кинофестивальный центр с фестивальной улицей и «мостом» к реке.
Пресса: Сергей Чобан — о том, почему петербуржцы не терпят...
15 октября Сергей Чобан открывает в Риме выставку, где покажет несколько «испорченных» им гравюр великого Джованни Баттиста Пиранези. По этому случаю он написал колонку о том, почему наше благоговение перед исторической архитектурой Петербурга пронизано двойной моралью.
Клином красным
Невзирая на неурядицы 2020 года в Гостином дворе открылась Арх Москва. Она состоит из тех же частей в иных пропорциях, и, как всегда, ставит абмициозные задачи: а) увидеть в архитектуре искусство, б) резюмировать последние тридцать лет. А «никакой архитектуры» – в этом, конечно, есть доля шутки.
Выход за пределы
Жилой комплекс для исторической части города от бюро ОСА: многоуровневое дворовое пространство и стремящаяся к абсолюту свобода фасадов.
Кирпичный дом в большом городе
Сознавая весь романтизм и харизматичность кирпичной архитектуры, Степан Липгарт поработал с темой кирпичного дома в Петербурге и решил две теоремы, предложив башни американского ар-деко для более высокого ЖК Alter на Магнитогорской улице и чувственную пластику ар-деко в коктейле с лофтовой эстетикой для дома на Малоохтинском проспекте.
Природа – и храм, и мастерская…
Если классический словарь разных эпох – революционную дорику и палладианский руст – скрестить со скандинавским деревянным домом и модернистским пространством, то получится лесная деревянная классика Артема Никифорова, построившего архитектурный коворкинг под Петербургом.
Лунный город
Бюро BIG, ICON и SEArch+ заняты разработкой проекта «Олимп» – строительных технологий и плана первого поселения на Луне. Работа идет под эгидой НАСА.
Город солнца
Комплекс ВТБ Арена Парк, спроектированный и реализованный совместно Сергеем Чобаном и Владимиром Плоткиным, претендует на роль эталонного эксперимента по снятию вековых противоречий между архитектурой традиционного направления и модернизмом. Рамки дизайн-кода и интеллигентный, творческий характер пластической дискуссии сформировали несколько идеализированный фрагмент городской ткани.
Журналисты как архитекторы
В Берлине открылось новое здание издательского дома Axel Springer, куда входят Die Welt, Bild и множество других газет и журналов. Авторы проекта, Рем Колхас и его бюро OMA, разработали его с учетом непредсказуемости цифрового будущего.
Пресса: Архитектура должна быть искусством
Владимир Плоткин – руководитель известного и признанного в России и Москве бюро ТПО «Резерв», которое в этом году отметило свое 33-летие. Последние да и многие предыдущие его проекты стали по-настоящему громкими – КЗ «Зарядье», административный центр и больница в Коммунарке. Разговор состоялся накануне открытия выставки «АРХ Москва», чьим лозунгом в этом сезоне станет «Архитектура – искусство»
Коронавирус не подточил деревянную архитектуру
Премия АРХИWOOD собрала рекордные 207 заявок, в шорт-лист прошло 54. Хотя организаторы премии до сих пор не решили, в каком формате пройдет церемония награждения победителей, Экспертный совет определил шорт-лист премии, а на ее сайте началось голосование. О вышедших в финал номинантах, а также о внутренних проблемах премии, которые, среди прочего, отражают новые тенденции в деревянной архитектуре, рассказывает куратор Николай Малинин.
Планирование и политика
Публикуем отрывок из книги Джона М. Леви «Современное городское планирование», выпущенной Strelka Pressв рамках образовательной программы Архитекторы.рф. Этот авторитетный труд, выдержавший 11 изданий на английском, впервые переведен на русский. Научный редактор этого перевода – Алексей Новиков.
Дай мне напиться железнодорожной воды*
В проекте третьей очереди микрорайона «Лиговский Сити» в «сером поясе» Петербурга консорциум KCAP & Orange Architects & «А.Лен» поставил перед собой задачу сохранить дух места через консервацию контуров железнодорожных путей и уподобление объемов жилой застройки контейнерам, сложенным на товарно-разгрузочной станции.
Стоянка у петроглифов
Проект туристического комплекса рядом с беломорскими петроглифами: нейтральная архитектура для будущего объекта из списка ЮНЕСКО
Корпоративная пещера
Пекинское бюро Atelier Alter устроило в штаб-квартире компании Yingliang на юго-востоке Китая музей окаменелостей, найденных при добыче ею камня.
Разделительная полоса
Центр выставок и конгрессов MEETT в Тулузе по проекту OMA отделяет урбанизированную окраину от сельской местности, предохраняя ее от стихийного «расползания» города.
Львы на стекле
Архитекторы бюро СПИЧ применили прием, известный по петербургским опытам Сергея Чобана – кассеты с рисунком элементов классической архитектуры, напечатанных на стекле, – к реконструкции фасадов типового здания 4 корпуса московской больницы №23. Проект разработан бесплатно, как помощь больнице.
Климатические зоны для искусства
В Роттердаме закончено строительство фондохранилища Музея Бойманса – ван Бёнингена по проекту MVRDV. Впервые в мире в таком здании все экспонаты из музейного собрания будут доступны посетителям для осмотра, а на крыше высажена березовая роща.
Жилой каньон
Комплекс Amani на юге Мексики – это две поставленные параллельно тонкие пластины, где в каждой квартире достаточно солнца и возможно сквозное проветривание. Авторы проекта – Archetonic.
Тучков буян: последняя пятерка
Вместе с финалистами конкурса на концепцию парка «Тучков буян», не вошедшими в призовую тройку, продолжаем мечтать о том, что могло бы появиться в центре Петербурга: дикий лес, новые острова, искусственный канал и много амфитеатров.
Стеклянный бутон
Башня по проекту Zaha Hadid Architects, строящаяся в Гонконге, напоминает бутон цветка с его флага и герба, учитывает реалии пандемии и претендует на лидерство по «устойчивости».
Парк чувств
Проект «Романтического парка Тучков буян» консорциума «Студии 44» и WEST 8, победивший в международном конкурсе, соединяет скульптурную геопластику и деревянные конструкции, разнообразие пространственных характеристик и насыщенную программу, рассчитанную на разнообразную аудиторию, с красивой и сложной пассеистической идеей усадебно-дворцового парка, настроенного на активизацию мыслей и чувств.
Деревянный «флибустьер»
Дом Freebooter на две квартиры-дуплекса в Амстердаме с деревянными солнцезащитными ламелями и деревянно-стальной гибридной конструкцией. Авторы проекта – бюро GG-loop.