English version

Сергей Орешкин: «Сейчас надо работать с небольшим масштабом спортивных сооружений»

Разговор об особенностях спортивной архитектуры и об опыте бюро «А.Лен» в этой специфической и сложной сфере проектирования.

Беседовала:
Ксения Сурикова

mainImg
Архитектор:
Сергей Орешкин
Мастерская:
Архитектурное бюро «А.Лен»
0 Нельзя сказать, чтобы спортивная инфраструктура Петербурга сейчас переживала свой расцвет. Самый новый крупный спортивный комплекс – Ледовый дворец спорта – открыт пятнадцать лет назад, в 2000 году. Другие масштабные стадионы намного старше: СКК Петербургский построен в 1980 году, спортивный комплекс «Юбилейный» – в 1967; в 1994 году пережил реконструкцию стадион Петровский, существующий с 1925 года. Новый стадион «Зенит» на Крестовском острове строится уже десять лет. С другой стороны, всплеск интереса к проектированию районных и квартальных ФОКов в стране закончился в девяностые годы. Сейчас по программе «Газпром-детям» во многих городах, в том числе и в окраинных районах Петербурга, строятся спорткомплексы: технически они неплохо оснащены, но поражают воображение совершенно одинаковыми фасадами.

Мы поговорили об архитектуре, предназначенной для спорта, ее специфике и вероятных перспективах, с руководителем бюро «А.Лен» Сергеем Орешкиным. В портфолио бюро – один из крупнейших в России крытых аквапарков (несмотря на то, что принадлежит гостинице) «Вотервиль», он же – первый в Петербурге парк с водными аттракционами; спортивный комплекс «Reebok»; многофункциональный комплекс с бассейном на пр. Ветеранов; спортивный комплекс Академии госслужбы; учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит»; «Академия волейбола Платонова», построенная в 2006 году, хотя и со значительными изменениями проекта, о которых авторы до сих пор сожалеют; и ещё целый ряд проектов спортивных сооружений. Сейчас архитекторы «А.Лен» ведут строительство хоккейного стадиона СКА, а в прошедшем году бюро Сергея Орешкина впервые для себя поучаствовало в международном конкурсе на спортивный комплекс, многофункциональный, но ориентированный на бадминтон – в Южной Корее, предложив изогнутое легким росчерком здание-иероглиф.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

 
Архи.ру:
– Расскажите о конкурсе на проект спортивного комплекса в Корее. Почему Вы решили участвовать, каковы были основные условия?

Сергей Орешкин:
– Нам предложили участвовать немецкие коллеги. Мы в это время много работали над спортивными объектами, кроме того Южная Корея – страна небольшая, но динамично развивающаяся. Мы посмотрели участок и место нам понравилось – очень красивое, хотя пока что несколько депрессивное, но с хорошими перспективами: рядом большой квартал, заложенный государством, и река. Кроме того, это регион с историей, в нём много заповедников, музеев.

Мэрия города хотела получить интересный яркий «лендмарк», объект, который бы привлек внимание. Однако нам показалось, что конкурсная программа в значительной мере отошла от того, что первоначально было задумано. Начался мировой кризис, Китай, раньше много строивший по проектам «звезд», обозначил противоположную позицию – против сложной в эксплуатации архитектуры – ну, к примеру, Захи Хадид и других мировых знаменитостей. И корейцы также изменили свои предпочтения, захотели функциональности, условно говоря, «кубиков». Мы, «А.Лен» – сторонники комфортной и контекстной архитектуры, если в этом месте не нужен архитектурный памятник, значит, он и не нужен. Но в Корее, я считаю, именно в этом месте нужен был «памятник», – но в конечном счете победителем конкурса выбрали не памятник, а утилитарный склад для спорта.
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Проект спорткомплекса для округа Dalseong-gun, Тэгу, Южная Корея © Архитектурное бюро «А.Лен»

Мне этот конкурс показался очень полезным с точки зрения идеологии: у нас так не проектируют. Разница в том, что здание не делается только для спорта, в нём можно провести любое общественное мероприятие. Согласно ТЗ требовалось, что большой зал – размером восемь-десять бадминтонных полей, мог быть использован, к примеру, для концерта.

Выиграл конкурс украинский проект: простое здание с полупрозрачными стенами из молочного стекла – неплохой, приличный проект. Но на мой взгляд эти стены не позволят дать интерьерам достаточное количество света, а в спорте, особенно бадминтоне, свет очень важен и строго нормируется.

– Ваш проект удачнее?

– Это личное мнение, но проекты победителей показались мне чересчур интернациональными, неидентифицируемыми. Такие здания могут появиться где угодно. Зачем строить интерархитектуру? Мы постарались подойти к своему проекту «эволюционно» – понять, как эти люди смотрят на жизнь, что было на этом месте раньше, – была интересная ассоциативная игра. К тому же бадминтон – спорт траекторий, волан никогда не летит по прямой, он летит по крученым параболам, по тонким параболическим линиям. Что мы и попытались реализовать. Я считаю, что наш проект сделан на очень высоком профессиональном уровне.

– К слову, каким в вашем представлении должен быть хороший спортивный объект в контексте, к примеру, Петербурга?

– Мы живем в городе, которому «в бок дышит» вся Скандинавия, и кожей чувствуешь, что здесь раньше была Финляндия, здесь много жило финнов, карелов, ингерманландцев, это фино-угорская территория. Не знаю, кто как, но я это ощущаю точно, и все приводит к тому, что ты делаешь архитектуру до какой-то степени скандинавскую.

С другой стороны, мне кажется несколько нелепым сочетание дорогой гнутой конструкции из клееного дерева внутри с дешевым фасадом снаружи в тех детских спорткомплексах, которые сейчас строятся в Петербурге на средства Газпрома. Как-то это нерационально. Если говорить о спортивной школе для семьи, квартальной, как на проспекте Ветеранов, то это должна быть уютная зона, где было бы приятно находиться и куда хотелось бы возвращаться. Поэтому у нас такая философия – много дерева или материала под дерево, зона с крупным козырьком, элемент входа, где люди могут встретиться, поговорить, и где не должно капать, не должно быть снега. А дальше начинается функция. Государство пишет программу – мы хотим каток, бассейн, универсальный спортзал. Как это было со спортивной школой в Сосновой поляне. По идее это зал, где можно заниматься всем, плюс возможности для инвалидов. Шикарная затея, и, надеюсь, нам всё удалось.
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Детско-юношеская спортивная школа © Архитектурное бюро «А.Лен»
Фасады © Архитектурное бюро «А.Лен»

До этого у нас было несколько заходов, мы много рисовали для футбольного клуба «Зенит», футбольный клуб «Петротрест» заказывал что-то. А потом уже пришли хоккеисты и пошла большая работа, уже третий год мы занимаемся хоккейным клубом СКА. Там мы делаем все: ландшафт, генпроектирование, эксклюзивную архитектуру, работаем много с поставщиками, сами делаем интерьеры.
Проект спортивного комплекса СКА
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Фасад. Проект, 2012
© А.Лен
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»
Учебно-тренировочная база футбольного клуба «Зенит» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Проект спорткомплекса СКА выиграл в конкурсе, а затем был ощутимо переработан. Почему и каким образом он изменился?

– В конкурсном проекте нам хотелось передать ощущение движения: как двигается хоккеист по полю, как выглядит клюшка, в какой позе хоккеист находится в момент атаки. Оказалось, там много крученых линий, поэтому и архитектура получилась витая, состоящая из переплетающихся ламелей. Еще были вертикальные ламели – световые панели, на каждой из которых можно было бы проявлять разные мотивы. В итоге заказчик сказал, что, поскольку все кривое и косое, здание будет сложно эксплуатировать.

Тогда родилась другая идея: пусть это будет большая глыба льда, и по льду идут поперечные резы. Получилась кубическая архитектура, очень простая, конструктивистская вещь, основанная на идеях авангарда двадцатых годов. Но с элементами определенного символизма: следов конька, траекторий движения шайбы. Мы предложили взять самую простую конструкцию фермы, но нарисовать все это красиво и использовать в отделке фасада натуральную дорогую керамику.
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Проект, 2012
© А.Лен
zooming
Спортивный комплекс хоккейного клуба СКА. Разрез. Проект, 2012
© А.Лен

– В чем на ваш взгляд заключается специфика проектирования спортивных объектов – к примеру, насколько они сложнее, чем торговые центры?

– На порядок сложнее. Нужно как минимум четыре разных типа площадок, это очень сложно по вентиляции, особенно по льду. Я знаю в России всего десять человек, способных правильно сделать схемы холодоснабжения льда. Сложно поддерживать температуру льда при изменении температуры снаружи, плюс люди, которые приходят на соревнования, выделяют огромное количество тепла, выделяют его неравномерно, особенно когда трибуны односторонние.

Тут много тонкостей – свет, звук. Сейчас возможности телевидения задают очень высокие требования. Есть тенденция использования суперчеткого изображения и для того, чтобы его показать, нужно его в таком виде снять, с определенной мощностью осветить, источники света должны быть очень разнонаправленные. Все это нужно учитывать. Послематчевые интервью берутся в зонах, где должен быть правильный свет, и корреспондент, который берет интервью, не должен попадать в раздевалку, в хозяйственные зоны клуба, это мелочь, но это важно. Акустика также очень важный момент, в помещении не должно быть эха.
Физкультурно-оздоровительный центр Академии госслужбы © Архитектурное бюро «А.Лен»
Аквапарк «Вотервиль»
© Архитектурное бюро «А.Лен»
zooming
Аквапарк «Вотервиль» © Архитектурное бюро «А.Лен»

– Каким образом Вам, как архитектору, хотелось бы развиваться в рамках данного жанра? Мечтаете ли Вы построить стадион?

– Стадион строить неинтересно. Сейчас идёт период стандартизации, тему клубка ниток Хергцог и де Мейрон уже использовали, тема пузыря – «Алльянц Арена» – тоже уже прошла. Что-то совсем новое изобрести сложно ввиду того, что стадион – очень крупное архитектурное сооружение, где оболочка крепится к функции, которая и задает конфигурацию здания. То есть в жанре стадиона пока ресурса нет, он должен накопиться, пока все эти ведра и ящики успеют надоесть.

Сейчас надо работать с небольшим масштабом; хотелось бы делать маленькие спортивные объекты или даже площадки для актуального уличного спорта – этим мало кто занимается. Квартальный, районный вариант. Может быть, сделать очень стильный, качественный, с упором на дизайн спортивный зал – универсальный, который можно было бы пристроить к любой школе. Мы сделали симпатичный проект, прибалтийский, и долго пытались его протолкнуть в администрации. В итоге был некоторый резонанс, и именно после этого мы получили заказ на проект спортивной школы в Сосновой поляне.

Было бы интересно сделать проект для Газпрома или Роснефти – вместо той горбатой, неживой архитектуры, которая присутствует сейчас, можно было бы предложить комфортное, продуманное пространство, где будет приятно находиться. Хочется сделать объект со средой, о которой люди сами впоследствии захотят заботиться.
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Физкультурно-оздоровительный комплекс © Архитектурное бюро «А.Лен»
Проект гостиницы с аквапарком в г. Нижний Новогород © Архитектурное бюро «А.Лен»
Универсальный спортивный зал © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Горно-туристический центром с бассейном, аквапарком и spa-центром в г. Сочи © Архитектурное бюро «А.Лен»
Академия волейбола им. Платонова © Архитектурное бюро «А.Лен»
Архитектор:
Сергей Орешкин
Мастерская:
Архитектурное бюро «А.Лен»

06 Мая 2015

Беседовала:

Ксения Сурикова
Похожие статьи
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.
Архитектор в метаверс
Поговорили с участниками фестиваля креативных индустрий G8 о том, почему метавселенные – наша завтрашняя повседневность, и каким образом архитекторы могут влиять на нее уже сейчас.
Арсений Афонин: «Полученные знания лучше сразу применять...
Яндекс Кью проводит бесплатную онлайн-конференцию «Архитектура, город, люди». Мы поговорили с авторами докладов, которые могут быть интересны архитекторам. Первое интервью – с руководителем Софт Культуры. Вебинар о лайфхаках по самообразованию, в котором он участвует – в среду.
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Технологии и материалы
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Фактурная единица
Завод «Скрябин Керамикс» поставил для жилого комплекса West Garden, спроектированного бюро СПИЧ, 220 000 клинкерных кирпичей. Специально под проект был разработан новый формат и цветовая карта. Рассказываем о молодом и многообещающем бренде.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Стекло для СБЕРа:
свобода взгляда
Компания AGC представляет широкую линейку архитектурных стекол, которые удовлетворяют современным требованиям к энергоэффективности, и при этом обладают превосходными визуальными качествами. О продуктах AGC, которые бывают и эксклюзивными, на примере нового здания Сбербанк-Сити, где были применены несколько видов премиального стекла, в том числе разработанного специально для этого объекта
Искусство быть невидимым
Архитекторы Александра Хелминская-Леонтьева, Ольга Сушко и Павел Ладыгин делятся с читателями своим опытом практики применения новаторских вентиляционных решеток Invisiline при проектировании современных интерьеров.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Сейчас на главной
Заплыв за книгами
Водоем на кровле у библиотеки в провицнии Гуандун сделал ее «подводной»: читатели как будто ныряют туда за книгами. Авторы проекта – 3andwich Design / He Wei Studio.
Мои волжские ночи
Павильон для кинопоказов и фестивалей на набережной Саратова: ажурные стены, пропускающие речной простор, и каннская атмосфера внутри.
Японский дворик
Концепция благоустройства жилого комплекса у Москвы-реки, вдохновленная модернистскими садами и японскими традициями: гравюры Кацусика Хокусай, герои Хаяо Миядзаки и пространства для созерцания.
Лекции отменяются
Новый корпус Амстердамского университета прикладных наук рассчитан на новый тип образования: меньше лекций, больше проектной работы.
Лаборатория для жизни
Здание Лаборатории онкоморфологии и молекулярной генетики, спроектированное авторским коллективом под руководством Ильи Машкова («Мезонпроект»), использует преимущества природного контекста и предлагает пространство для передовых исследований, дружественное к врачам и пациентам.
Индустриальная романтика
Atelier Liu Yuyang Architects превратило заброшенный корпус теплоэлектростанции и часть территории набережной реки Хуанпу в Шанхае в атмосферное городское пространство, романтизирующее промышленное прошлое территории.
Архивуд–13: Троянский конь
Вручена тринадцатая по счету подборка дипломов премии АрхиWOOD. Главный приз – очень предсказуемый – парку Веретьево, а кто ж его не наградит. Зато спецприз достался Троянскому коню, и это свежее слово.
Судьбы агломерации
Летняя практика Института Генплана была посвящена Новой Москве. Всего получилось 4 проекта с совершенно разной оптикой: от масштаба агломерации до вполне конкретных предложений, которые можно было, обдумав, и реализовать. Рассказываем обо всех.
Твой морепродукт
Пожалуй, первая в истории Архи.ру публикация, в которой есть слово «сексуальный»: яркий и чувственный интерьер для рыбного ресторана без прямых линий и прямолинейных намеков.
Каньон для городской жизни
В Амстердаме открылся комплекс Valley по проекту MVRDV: архитекторы соединили офисы, жилье, развлекательные заведения и даже «инкубатор» для исследователей с многоуровневым зеленым общественным пространством.
Интерьер как пейзаж
Работая над пространствами отеля в Светлогорске, мастерская Олеси Левкович стремилась дополнить впечатления, полученные гостями от природы побережья Балтийского моря.
Законченный образ
Каркасный дом с тремя спальнями и террасой, для которого архитекторы продумали не только технологию строительства, но и обстановку – вся мебель и предметы быта также созданы мастерской Delo.
Маяк на сопке
Смотровая площадка, построенная в рамках проекта «Мой залив», дает жителям Мурманска возможность насладиться природой родного края, поймать северное солнце или укрыться от непогоды.
Рыбий мост
Пешеходный и велосипедный мост в пригороде Сиднея по проекту Sam Crawford Architects вдохновлен местной фауной и традициями аборигенов.
КОД: «В удаленных городах, не секрет, дефицит кадров»
О пользе синего, визуальном хаосе и общих и специальных проблемах среды российских городов: говорим с авторами Дизайн-кода арктических поселений Ксенией Деевой, Анастасией Конаревой и Ириной Красноперовой, участниками вебинара Яндекс Кью, который пройдет 17 сентября.
Здесь будет город-сад
Институт Генплана работает над проектом-исследованием территории площадью больше тысячи га в районе Вороново. Результат сравним с идеальным городом, причем идеи «города-сада» и компактной урбанизированной, но малоэтажной застройки с красными линиями, улицами, площадями пешеходной доступностью функций он совмещает в равных пропорциях.
Логика жизни
Световая инсталляция, установленная Андреем Перличем в атриуме башен «Федерации», балансирует на грани между математическим порядком построения и многообразием вариантов восприятия в ракурсах.
«Отшлифованный образ»
Завод по переработке овса по проекту бюро IDOM стоит среди живописного пейзажа Наварры и потому получил «отполированный» облик, не нарушающий окружение.
Избушка волонтера
Микродом, придуманный бюро Архдвор для людей, готовых совмещать путешествия с участием в восстановлении заброшенных деревень и памятников архитектуры. Первые Izbushk′и установлены в деревне Астошово и уже принимают гостей.
Магистры и бакалавры Академии Глазунова 2022: кафедра...
Публикуем дипломы архитектурного факультета Российской академии живописи, ваяния и зодчества Ильи Глазунова. Это проекты реставрации и приспособления Спасо-Вифанской семинарии в Сергиевом Посаде, суконной фабрики в Павловской слободе, завода «Кристалл» в Калуге и мануфактуры Зиминых в Орехово-Зуево.
Зеленые углы
Офисная башня NION во Франкфурте по проекту UNStudio станет одним из самых экологичных зданий Германии.
Алексей Курков: «Суть навигации – в диалоге с пространством...
Одна из специализаций бюро «Народный архитектор» – навигационные системы в общественных пространствах. Алексей Курков рассказал о том, почему это направление – серьезная архитектурная задача, решение которой позволяет не только сделать место понятным и комфортным, но и сохранить его память или добавить новую ценность.
Культура каменной кладки
Словацкое бюро BEEF Architekti попробовало переосмыслить типологию классической средиземноморской виллы, основываясь на исторических строительных технологиях и традиционных материалах.
Пятидворье
Для микропарка в исторической части города Кукмор архитекторы Citizenstudio выбрали масштаб двора и создали систему камерных пространств с разными функциями и настроением, которые возвращают месту центральную роль в городе.
Пресса: 20 главных зданий России XXI века
За последние 20 лет города России радикально изменились, хотя иногда и казалось, что это не так. У нас появились школы, офисы и парки мирового уровня. «Афиша Daily» выбрала 20 главных архитектурных объектов, построенных в России в XXI веке.
Никита Токарев: «Искусство – ориентир в джунглях...
Следующий разговор в рамках конференции Яндекс Кью – с директором Архитектурной школы МАРШ Никитой Токаревым. Дискуссия, которая состоится 10 сентября в 16:00 оффлайн и онлайн, посвящена междисциплинарности. Говорим о том, насколько она нужна архитектурному образованию, где начинается и заканчивается.
Архитектурное образование: тренды нового сезона
МАРШ, МАРХИ, школа Сколково и руководители проектов дополнительного обучения рассказали нам о том, что меняется в образовании архитекторов. На что повлиял уход иностранных вузов, что будет с российской архитектурной школой, к каким дополнительным знаниям стремиться.