3х3. Новое измерение русского деревянного

Блог директора Музея архитектуры – о выставке «Русское деревянное» и ее современном подразделе – «3х3», где участвуют Тотан Кузембаев, Николай Белоусов и Светлана Головина.

Автор текста:
Ирина Коробьина

02 Сентября 2015
mainImg
«Русское деревянное» – образовательный и выставочный проект, охватывающий разные измерения отечественного деревянного зодчества. Думаю, сегодня он важен для всего культурного сообщества страны. Когда наступают времена испытаний, мысль о собственной культурной принадлежности помогает с ними бороться. Национальный ландшафт страны формируется в первую очередь ее архитектурой. Родные березы и осины имеют место и в Канаде, и в Финляндии, а когда говоришь Кижи сразу понятно, что вот она – Россия. Деревянная архитектура – принципиальная составляющая российского национального ландшафта, которую мы, увы, год за годом утрачиваем. Что делать с памятниками деревянного зодчества? Как и на какие средства их сохранять? Вопросы эти как правило провоцируют несимметричные ответы. Так, к 800-летию Казани было принято решение избавить город от антисанитарных кварталов старого деревянного жилья. Под бульдозер пошла деревянная архитектура XVIII–XIX вв., придававшая городу неповторимость и особое очарование. Городские власти одним радикальным жестом избавились от мучившей всех проблемы. Обитатели снесенных домов, уставшие жить без элементарных удобств, праздновали победу – их переселили в стандартные новостройки с водопроводом и канализацией. Культурное сообщество города и страны, правда не имеющее опыта проживания в ветхих хибарах, восприняли этот акт как непростительный вандализм. Чья правда правдивее? Как сказал известный испанский урбанист Хосе Асебильо, разработавший для Казани стратегию развития городского центра: «В глобальном мире самым ценным становится то, что делает город единственным и неповторимым». В долгосрочной перспективе потеря исторической деревянной застройки для города приобретает гигантский масштаб, усугубленный невосполнимостью утраты.

Проект объединяет три выставки, сопровождаемые лекциями и общественными дискуссиями, призванные развернуть внимание сообщества к деревянной архитектуре с тем, чтобы осознать ее значение для нас, людей XXI века. В фокусе внимания трудные вопросы: отношение к деревянному зодчеству в российской культуре и как оно менялось на протяжении истории, проблематика сохранения деревянного наследия русского севера, а также основные направления развития деревянной архитектуры сегодня. И, если исторический обзор выявляет вектор деградации, а тема спасения уцелевших деревянных шедевров звучит депрессивно, то новейшая архитектура обнадеживает настолько, что требует отдельного рассмотрения. Пространство деревянного строительства сегодня – российская субурбия. Наиболее близкие в прямом и переносном смысле примеры – в Подмосковье, где можно обнаружить целые «анклавы современной деревянной архитектуры», в которых прослеживаются основные направления ее развития. Счастливое стечение обстоятельств – увлеченный заказчик с хорошей интуицией и даром дружбы с вполне себе выдающимися архитекторами, щадящий режим согласований в Московской области, атмосфера творческого соревнования, – стали предпосылками для превращения бывшего пансионата Пирогово в уникальную территорию, объединяющую необычные деревянные постройки. Каждая – беспрецедентное архитектурное решение, ориентированное не только на функциональность и художественность, но также на заявление этической программы взаимоотношения человека с Богом данным ландшафтом. Это архитектура диалога, где автор оставляет за собой право художественного осмысления и преобразования природного окружения, на основе постижения его законов и с использованием природных материалов. Все это позволяет говорить о зарождении «малогабаритного авангарда», к тому же однозначно деревянного.

Один из наиболее последовательных и верных «пироговских» архитекторов, во многом сформировавших характер этого «анклава» – Тотан Кузембаев. Каждая его постройка – декларация проектного метода, основанного на профессиональном знании и интуитивном ощущении возможностей древесины. Так появился Первый офис Яхт-клуба, отделанный бросовым горбылем. Использование материала, испокон веку считавшегося отходом, придало фасадам небольшого строения выразительность арт-объекта, органично вписавшегося в природное окружение. Фасады Второго офиса сформированы из благородного бруса, конструктивные возможности которого позволили архитектору артистичной ломаной линией обойти живые деревья, попавшие в зону строительства, и тем самым уберечь их. Оказалось, что брусом можно писать слова, даже такие непростые как «яхт офис», что стало темой главного фасада и выразительным архитектурным решением. Среди большого количества жилых загородных домов, построенных Тотаном в разное время, в том числе и совсем недавно, выделяется «Дом-мост», перекинутый через овраг. Деревянная мостовая конструкция срослась с жилым пространством так просто и органично, что напрашивается развитие нового типа жилья в условиях пересеченной местности.

Тотан – новатор и художник, как никто понимающий возможности дерева и генерирующий инновационные способы раскрытия в архитектуре конструктивных и художественных свойств древесины. Именно поэтому он был приглашен одним из трех героев концептуальной выставки, представляющей основные направления развития современной деревянной архитектуры в России.
Ирина Коробьина. Предоставлено Музеем архитектуры
Тотан Кузебмаев. Гольф-клуб, «Пирогово». Предоставлено Музеем архитектуры

Светлана Головина – автор еще одного «анклава современного деревянного зодчества» в Подмосковье. Это спортивный клуб с базой отдыха «Лисья нора», территория которого объединяет несколько выдающихся деревянных объектов, спроектированных мастерской XYZ под ее руководством. «Беседка для чайных церемоний» на полузатонувшем понтоне в глади небольшого озера, объект не столько функциональный, сколько ландшафтно-художественный. Ажурная конструкция, собранная из тысяч деревянных кубиков, соединенных стержнями, не защищает от непогоды, но создает ощущение чуда. Заказчик поручил Светлане спроектировать «чайный домик», она решила его как арт-объект, в котором можно, конечно, и чайку попить, но истинная роль его гораздо важнее – он стал ленд-марком, задающим смысловой код всей клубной территории. Другая достопримечательность – Мотель под условным названием «Червяк» – извилистая железобетонная конструкция, покрытая лемехом. Сочетание индустриальных строительных технологий с характерным древнерусским покрытием, создает новаторский образ, отсылающий к древней национальной традиции.

Головина использует дерево преимущественно как ограждающий и отделочный материал. В качестве несущих конструкций она предпочитает металлический или железобетонный каркас. Но именно тонкое понимание особенных качеств древесины помогает Светлане генерировать архитектуру как художественное произведение. Такой подход намечает самостоятельный вектор развития деревянной архитектуры, представленный на выставке творчеством Светланы.
Светлана Головина. Дом яхтсмена, Пирогово. Предоставлено Музеем архитектуры
Светлана Головина. Мотель «Червяк» клуба «Лисья нора». Предоставлено Музеем архитектуры

Судьба традиционного рубленного дома в XXI веке получила развитие в архитектуре Николая Белоусова и его проектно-производственного объединения ОБЛО, специально созданного для возрождения рубленного зодчества, глубоко традиционного для России, но к концу ХХ века практически исчезнувшего из отечественной строительной практики. Первые дома Николая, больше напоминающие модернизированные избы для творческой интеллигенции, парадоксальным образом соединяют конструктивные особенности русской избы с европейским представлением о комфорте и эстетике современного жилища. Однако их, равно как и более поздние его постройки, отличает выраженная артикуляция характерных особенностей бревенчатого дома, указывающая на генетическую принадлежность объектов Николая Белоусова к средней полосе России. Белоусов далек от стилизаторства. Овладев секретами возведения российского сруба, он обрел свободу интерпретации и нового осмысления многовековой традиции. Его дома последних лет – смелые эксперименты в области конструктивных и образных решений «авторской» рубленой архитектуры. Тем не менее, каждая его новая постройка – шаг в развитии типологии российского деревянного дома. Николай Белоусов, последовательно продвигающий и развивающий традиции отечественной рубленой архитектуры – третий герой нашей выставки.
Николай Белоусов. Загородный дом в деревне Совьяки. Предоставлено Музеем архитектуры
Николай Белоусов. Дача в поселке «Нил». Предоставлено Музеем архитектуры

Три архитектора: Тотан Кузембаев, Светлана Головина и Николай Белоусов, – представят по три реализованных в строительстве проекта, наиболее точно выражающих их творческую концепцию, в рамках выставки «3х3», своим названием, отсылающей к периоду зарождения авангарда в России. Ирония такой параллели очевидна: выставка не претендует на объективность и не стремится к охвату всего многообразия смелых поисков на бескрайних российских просторах, «3х3» гораздо мельче чем «5х5» (5х5=25 – так называлась одна из первых авангардных выставок в 1921 году), да и развитие новаторской деревянной архитектуры в нашей стране сегодня можно назвать «авангардом» лишь условно, но безусловно «малогабаритным». Очевидно одно – потенциал, заложенный в этом движении, велик настолько, что обещает развиться в новую российскую архитектуру, основанную на инновационном переосмыслении традиций, как деревянного зодчества, так и советского архитектурного авангарда.
 

02 Сентября 2015

Автор текста:

Ирина Коробьина
comments powered by HyperComments
Пресса: Дерево с идеями
«Русское деревянное», двухтомная монография о сохранении русского национального, вышла в издательстве «Кучково поле» под эгидой Архитектурного музея имени А. В. Щусева
Пресса: Северное сияние в русском зодчестве
Интервью с Марией Уткиной – куратором выставки «Возрождение. Деревянные храмы Русского Севера» в рамках проекта Музея архитектуры им. Щусева «Русское деревянное. Взгляд из XXI века».
Пресса: В Музее архитектуры открылось «Русское деревянное»
Музей архитектуры им. Щусева открыл большую выставку, на которой показал все многообразие бытования деревянного зодчества в XX веке — от времен «русского стиля» и авангардных экспериментов, до изучения и реставрации деревянного наследия, а также современных проектов в дереве, представленных тремя архитекторами.
Пресса: В Музее архитектуры открылась выставка деревянного...
В столичном Музее архитектуры открылась выставка, посвящённая истории деревянного зодчества. Посетителям предлагают взглянуть на «русское деревянное» из XXI века, проследить, как менялось это искусство и отношение к нему на протяжении шести столетий. Многие памятники деревянной архитектуры утрачены безвозвратно. Но с деревом активно работают современные архитекторы: строят офисы, дома, гостиницы. В экспозиции «Русское деревянное» история и современность вступают в диалог.
Пресса: Пять веков русского деревянного
В Музее архитектуры имени А. В. Щусева открывается масштабная выставка, посвященная не столько деревянному зодчеству, сколько его спасению.
Пресса: О деревянном зодчестве рассказывает выставка в Музее...
Музей архитектуры имени Щусева готовит масштабный выставочный проект "Русское деревянное". Как следует из названия, он посвящен русскому деревянному зодчеству. Выставка охватывает период от XV до XXI века. В трех экспозиционных залах музея рассказывается об истории русского деревянного зодчества, восстановлении деревянных храмов Севера и о практике современной архитектуры.
Пресса: С милого севера
В Музей архитектуры поступило более 400 снимков американского архитектурного фотографа Уильяма Брумфилда, которые покажут уже 2 сентября в рамках большого выставочного проекта.
Технологии и материалы
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой (DNK ag), Алексея Козыря, Михаила Бейлина(Citizenstudio) и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом «Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Светлые грани у подножия Монблана
Бюджетный, влагостойкий и удобный облицовочный материал – цементные плиты КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® – стал основой для создания узнаваемого образа центра водных видов спорта в курортном альпийском Салланше.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Сейчас на главной
Древность, дроны и кортен
Руины средневекового замка Гельфштын на востоке Чехии благодаря реконструкции по проекту бюро atelier-r не только избежали обрушения, но и стали доступней туристам.
Умерла Ольга Севан
Реставратор, исследователь и защитник деревянной архитектуры и исторической среды русского Севера, малых городов и сел.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Подвижность модульного
В ЖК Discovery ADM architects предложили современную версию структурализма: форма основана на модульных ячейках, которые, плавно выдвигаясь и углубляясь, придают контурам объемов сдержанную гибкость, «дифференцированную» поэлементно. Пластично-ступенчатые фасады «прошиты» золотистыми нитями – они объединяют объемы, подчеркивая рельефность решения.
Наследники трамвая
Офисный комплекс Five в пражском районе Смихов «вырастает» из исторического здания трамвайного депо. Авторы проекта – бюро Qarta Architektura.
Бинокль архитектора
Новый собственный дом Тотана Кузембаева – удивительный деревянный катамаран, врытый в склон под углом, обратным перепаду рельефа. Сама двухчастная структура дома была выбрана ради лучшей звукоизоляции, столь необычная посадка на участке – ради лучшего вида, ну а выбор дерева как ключевого материала постройки, конечно, никого не удивил.
Забег по петле
Образовательный центр и информационный павильон нового района в окрестностях Чэнду связаны красной лентой – эксплуатируемой кровлей с беговой дорожкой по проекту Powerhouse Company.
СПбГАСУ 2020: Архитектурный факультет
Лучшие работы архитектурного факультета СПбГАСУ, созданные под руководством Владимира Линова, Владлена Лявданского и Наталии Новоходской в 2020 году: деревянный жилой комплекс, оздоровительный центр в горах, еще одна история для Кенигсберга и преображение бывшего детского лагеря.
Жизнь на биеннале
Скандинавский павильон на ближайшей венецианской биеннале превратится в экспериментальное жилье-кохаузинг по замыслу норвежских архитекторов Helen & Hard при участии восьми жильцов из их «коммунального» дома в Ставангере.
Полифония строгого стиля
Проект жилого комплекса «ID Московский» на Московском проспекте в Петербурге – работа команды Степана Липгарта минувшего 2020 года. Ансамбль из двух зданий, объединенных пилонадой, выполнен в стиле обобщенной неоклассики с элементами ар-деко.
Металлическая «улыбка»
В жилом комплексе The Smile по проекту BIG на Манхэттене 20% квартир рассчитаны на малообеспеченных жильцов, а еще 10% горожане со средним доходом могут снять по сниженной стоимости.
Кирпичный узор
Многофункциональный комплекс Theodora House на месте бывшего пивоваренного завода Carlsberg в Копенгагене: в историческом складе архитекторы Adept устроили офисы и пристроили к нему жилые корпуса, восстановив планировку начала XX века.
Архитекторы.рф 2020, часть II
Продолжаем изучать работы выпускников программы Архитекторы.рф 2020 года: стратегия для пасмурных городов, рабочие места в спальных районах, эссе о демократическом подходе к проектированию, а также концепции развития для территорий Архангельска и Воронежа.
Древесина как ценность
Спроектированный Nikken Sekkei к Олимпиаде в Токио центр гимнастики имеет двойное назначение: когда Игры, наконец, состоятся, трибуны уберут, и он станет выставочным павильоном.
В три голоса
Высотный – 41-этажный – жилой комплекс HIDE строится на берегу Сетуни недалеко от Поклонной горы. Он состоит из трех башен одной высоты, но трактованных по-разному. Одна из них, самая заметная, кажется, закручивается по спирали, складываясь из множества золотистых эркеров.
Зеленые ступени наверх
В 400-метровых парных башнях для нового бизнес-комплекса на юге Китая Zaha Hadid Architects предусмотрели террасные сады, связывающие небоскреб с окружением.
Архитекторы.рф 2020
Изучаем работы выпускников второго потока программы Архитекторы.рф. В первой подборке: уберизация школ, Верхневолжский парк руин, а также регламент для застройки Купецкой слободы и план развития реликтового бора.
Как на праздник, часть II
В продолжении подборки современных офисных интерьеров: висячие и вертикальные сады, живой уголок, капсулы для сна и офис-трансформер.
Истина в Зодчестве
Алексей Комов выбран куратором следующего фестиваля «Зодчество». Тема – «Истина». Рассматриваем выдержки из тезисов программы.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Умерла Зоя Харитонова
Соавтор Алексея Гутнова, одна из тех архитекторов, кто стоял у истоков группы НЭР. Среди ее работ – многофункциональный жилой район в Сокольниках и превращение Старого Арбата в пешеходную улицу.
Умер Виктор Логвинов
Архитектор и юрист, увлеченный «зеленой архитектурой» и отдавший больше 30 лет защите корпоративных прав архитектурного сообщеcтва в рамках своей деятельности в Союзе архитекторов. Один из авторов закона «Об архитектурной деятельности».
Походные условия
Конгресс-центр Китайского предпринимательского форума в Ябули на северо-востоке КНР по проекту пекинского бюро MAD вдохновлен образами туристической палатки и доверительной беседы бизнесменов у костра.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Пост-комфортный город
С появлением в программе традиционной конференции Москомархитектуры термина «пост-комфортный» стало очевидно, что повестка «комфортности» в пандемию если и не отменяется, то значительно корректируется.
Остаточная площадь, добавленная стоимость
Выстроенный на сложном участке на юге Парижа «доступный» жилой дом соединяет экологические материалы, вертикальное озеленение, городскую ферму и помещения общего пользования вместо пентхауса. Авторы проекта – бюро Мануэль Готран.
В пространстве парка Победы
В проекте жилого комплекса, который строится сейчас рядом с парком Поклонной горы по проекту Сергея Скуратова, многофункциональный стилобат превращен в сложносочиненное городское пространство с интригующими подходами-спусками, берущими на себя роль мини-площадей. Архитектура жилых корпусов реагирует на соседство Парка Победы: с одной стороны, «растворяясь в воздухе», а с другой – поддерживая мемориальный комплекс ритмически и цветом.
Как на праздник, часть I
В первой подборке офисных интерьеров, отвечающих современному трудовому процессу – wi-fi и камины, переговорные и игровые, эффектность и функциональность.
Динамика проспекта
На Ленинградском проспекте недалеко от метро Сокол завершено строительство БЦ класса А Alcon II. ADM architects решили главный фасад как три объемные ленты: напряженный трафик проспекта как будто «всколыхнул» материю этажей крупными волнами.
Кирпич и золото
Новый кинотеатр в Каоре на юге Франции по проекту бюро Антонио Вирга восстановил историческую структуру городской площади, где при этом был создан зеленый «оазис».
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Каменные профили
В Цюрихе завершено строительство нового корпуса Кунстхауса, крупнейшего художественного музея Швейцарии. Авторы проекта – берлинский филиал бюро Дэвида Чипперфильда.
Пароход у причала
Апарт-отель, похожий на корабль с широкими палубами, спроектирован для участка на берегу Химкинского водохранилища в Южном Тушино. Дом-пароход, ориентированный на воду и Северный речной вокзал, словно «готовится выйти в плавание».
Не кровля, а швейцарский нож
Ландшафтное бюро Landprocess из Бангкока превратило крышу одного из старейших университетов Таиланда в городской огород, совмещенный с общественным пространством и резервуарами для хранения дождевой воды.
Магия ритма, или орнамент как тема
ЖК Veren place Сергея Чобана в Петербурге – эталонный дом для встраивания в исторический город и один из примеров реализация стратегии, представленной автором несколько лет назад в совместной с Владимиром Седовым книге «30:70. Архитектура как баланс сил».
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Еще одна история
Рассказ Феликса Новикова о проектировании и строительстве ДК Тракторостроителей в Чебоксарах, не вполне завершенном в девяностые годы. Теперь, когда рядом, в парке построено новое здание кадетского училища, автор предлагает вернуться в идее размещения монументальной композиции на фасадах ДК.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.