3х3. Новое измерение русского деревянного

Блог директора Музея архитектуры – о выставке «Русское деревянное» и ее современном подразделе – «3х3», где участвуют Тотан Кузембаев, Николай Белоусов и Светлана Головина.

Автор текста:
Ирина Коробьина

02 Сентября 2015
mainImg
«Русское деревянное» – образовательный и выставочный проект, охватывающий разные измерения отечественного деревянного зодчества. Думаю, сегодня он важен для всего культурного сообщества страны. Когда наступают времена испытаний, мысль о собственной культурной принадлежности помогает с ними бороться. Национальный ландшафт страны формируется в первую очередь ее архитектурой. Родные березы и осины имеют место и в Канаде, и в Финляндии, а когда говоришь Кижи сразу понятно, что вот она – Россия. Деревянная архитектура – принципиальная составляющая российского национального ландшафта, которую мы, увы, год за годом утрачиваем. Что делать с памятниками деревянного зодчества? Как и на какие средства их сохранять? Вопросы эти как правило провоцируют несимметричные ответы. Так, к 800-летию Казани было принято решение избавить город от антисанитарных кварталов старого деревянного жилья. Под бульдозер пошла деревянная архитектура XVIII–XIX вв., придававшая городу неповторимость и особое очарование. Городские власти одним радикальным жестом избавились от мучившей всех проблемы. Обитатели снесенных домов, уставшие жить без элементарных удобств, праздновали победу – их переселили в стандартные новостройки с водопроводом и канализацией. Культурное сообщество города и страны, правда не имеющее опыта проживания в ветхих хибарах, восприняли этот акт как непростительный вандализм. Чья правда правдивее? Как сказал известный испанский урбанист Хосе Асебильо, разработавший для Казани стратегию развития городского центра: «В глобальном мире самым ценным становится то, что делает город единственным и неповторимым». В долгосрочной перспективе потеря исторической деревянной застройки для города приобретает гигантский масштаб, усугубленный невосполнимостью утраты.

Проект объединяет три выставки, сопровождаемые лекциями и общественными дискуссиями, призванные развернуть внимание сообщества к деревянной архитектуре с тем, чтобы осознать ее значение для нас, людей XXI века. В фокусе внимания трудные вопросы: отношение к деревянному зодчеству в российской культуре и как оно менялось на протяжении истории, проблематика сохранения деревянного наследия русского севера, а также основные направления развития деревянной архитектуры сегодня. И, если исторический обзор выявляет вектор деградации, а тема спасения уцелевших деревянных шедевров звучит депрессивно, то новейшая архитектура обнадеживает настолько, что требует отдельного рассмотрения. Пространство деревянного строительства сегодня – российская субурбия. Наиболее близкие в прямом и переносном смысле примеры – в Подмосковье, где можно обнаружить целые «анклавы современной деревянной архитектуры», в которых прослеживаются основные направления ее развития. Счастливое стечение обстоятельств – увлеченный заказчик с хорошей интуицией и даром дружбы с вполне себе выдающимися архитекторами, щадящий режим согласований в Московской области, атмосфера творческого соревнования, – стали предпосылками для превращения бывшего пансионата Пирогово в уникальную территорию, объединяющую необычные деревянные постройки. Каждая – беспрецедентное архитектурное решение, ориентированное не только на функциональность и художественность, но также на заявление этической программы взаимоотношения человека с Богом данным ландшафтом. Это архитектура диалога, где автор оставляет за собой право художественного осмысления и преобразования природного окружения, на основе постижения его законов и с использованием природных материалов. Все это позволяет говорить о зарождении «малогабаритного авангарда», к тому же однозначно деревянного.

Один из наиболее последовательных и верных «пироговских» архитекторов, во многом сформировавших характер этого «анклава» – Тотан Кузембаев. Каждая его постройка – декларация проектного метода, основанного на профессиональном знании и интуитивном ощущении возможностей древесины. Так появился Первый офис Яхт-клуба, отделанный бросовым горбылем. Использование материала, испокон веку считавшегося отходом, придало фасадам небольшого строения выразительность арт-объекта, органично вписавшегося в природное окружение. Фасады Второго офиса сформированы из благородного бруса, конструктивные возможности которого позволили архитектору артистичной ломаной линией обойти живые деревья, попавшие в зону строительства, и тем самым уберечь их. Оказалось, что брусом можно писать слова, даже такие непростые как «яхт офис», что стало темой главного фасада и выразительным архитектурным решением. Среди большого количества жилых загородных домов, построенных Тотаном в разное время, в том числе и совсем недавно, выделяется «Дом-мост», перекинутый через овраг. Деревянная мостовая конструкция срослась с жилым пространством так просто и органично, что напрашивается развитие нового типа жилья в условиях пересеченной местности.

Тотан – новатор и художник, как никто понимающий возможности дерева и генерирующий инновационные способы раскрытия в архитектуре конструктивных и художественных свойств древесины. Именно поэтому он был приглашен одним из трех героев концептуальной выставки, представляющей основные направления развития современной деревянной архитектуры в России.
Ирина Коробьина. Предоставлено Музеем архитектуры
Тотан Кузебмаев. Гольф-клуб, «Пирогово». Предоставлено Музеем архитектуры
Светлана Головина – автор еще одного «анклава современного деревянного зодчества» в Подмосковье. Это спортивный клуб с базой отдыха «Лисья нора», территория которого объединяет несколько выдающихся деревянных объектов, спроектированных мастерской XYZ под ее руководством. «Беседка для чайных церемоний» на полузатонувшем понтоне в глади небольшого озера, объект не столько функциональный, сколько ландшафтно-художественный. Ажурная конструкция, собранная из тысяч деревянных кубиков, соединенных стержнями, не защищает от непогоды, но создает ощущение чуда. Заказчик поручил Светлане спроектировать «чайный домик», она решила его как арт-объект, в котором можно, конечно, и чайку попить, но истинная роль его гораздо важнее – он стал ленд-марком, задающим смысловой код всей клубной территории. Другая достопримечательность – Мотель под условным названием «Червяк» – извилистая железобетонная конструкция, покрытая лемехом. Сочетание индустриальных строительных технологий с характерным древнерусским покрытием, создает новаторский образ, отсылающий к древней национальной традиции.

Головина использует дерево преимущественно как ограждающий и отделочный материал. В качестве несущих конструкций она предпочитает металлический или железобетонный каркас. Но именно тонкое понимание особенных качеств древесины помогает Светлане генерировать архитектуру как художественное произведение. Такой подход намечает самостоятельный вектор развития деревянной архитектуры, представленный на выставке творчеством Светланы.
Светлана Головина. Дом яхтсмена, Пирогово. Предоставлено Музеем архитектуры
Светлана Головина. Мотель «Червяк» клуба «Лисья нора». Предоставлено Музеем архитектуры
Судьба традиционного рубленного дома в XXI веке получила развитие в архитектуре Николая Белоусова и его проектно-производственного объединения ОБЛО, специально созданного для возрождения рубленного зодчества, глубоко традиционного для России, но к концу ХХ века практически исчезнувшего из отечественной строительной практики. Первые дома Николая, больше напоминающие модернизированные избы для творческой интеллигенции, парадоксальным образом соединяют конструктивные особенности русской избы с европейским представлением о комфорте и эстетике современного жилища. Однако их, равно как и более поздние его постройки, отличает выраженная артикуляция характерных особенностей бревенчатого дома, указывающая на генетическую принадлежность объектов Николая Белоусова к средней полосе России. Белоусов далек от стилизаторства. Овладев секретами возведения российского сруба, он обрел свободу интерпретации и нового осмысления многовековой традиции. Его дома последних лет – смелые эксперименты в области конструктивных и образных решений «авторской» рубленой архитектуры. Тем не менее, каждая его новая постройка – шаг в развитии типологии российского деревянного дома. Николай Белоусов, последовательно продвигающий и развивающий традиции отечественной рубленой архитектуры – третий герой нашей выставки.
Николай Белоусов. Загородный дом в деревне Совьяки. Предоставлено Музеем архитектуры
Николай Белоусов. Дача в поселке «Нил». Предоставлено Музеем архитектуры
Три архитектора: Тотан Кузембаев, Светлана Головина и Николай Белоусов, – представят по три реализованных в строительстве проекта, наиболее точно выражающих их творческую концепцию, в рамках выставки «3х3», своим названием, отсылающей к периоду зарождения авангарда в России. Ирония такой параллели очевидна: выставка не претендует на объективность и не стремится к охвату всего многообразия смелых поисков на бескрайних российских просторах, «3х3» гораздо мельче чем «5х5» (5х5=25 – так называлась одна из первых авангардных выставок в 1921 году), да и развитие новаторской деревянной архитектуры в нашей стране сегодня можно назвать «авангардом» лишь условно, но безусловно «малогабаритным». Очевидно одно – потенциал, заложенный в этом движении, велик настолько, что обещает развиться в новую российскую архитектуру, основанную на инновационном переосмыслении традиций, как деревянного зодчества, так и советского архитектурного авангарда.
 

02 Сентября 2015

Автор текста:

Ирина Коробьина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.
Переплетение и контраст
Два московских проекта, в которых архитекторы сочетают панели с разными фактурами из фиброцемента EQUITONE, добиваясь выразительности фасадов.
Вентиляционная створка Venta – современное решение...
Venta обеспечивает безопасное и быстрое проветривание помещений, не создавая сквозняков. Она идеально комбинируется с остекленными и глухими элементами большой площади, а гибкая интеграция системы в любой фасад объекта является отличным решением для архитекторов и проектировщиков.
«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.

Сейчас на главной

Тучков буян: эксперты о главном парке Петербурга
Стартовал конкурс на концепцию парка «Тучков буян», а вместе с ним – страхи, сомнения и большие надежды. В рамках культурного форума архитекторы и чиновники разбирались, как подступиться к первому за долгие годы зеленому пространству, а мы приводим не самые очевидные мнения.
Третий масштаб
На сложном участке в Одинцовском округе Подмосковья «Студия 44» спроектировала вторую очередь гимназии им. Е.М. Примакова – школу с мощным демократическим пафосом и архитектурой в духе итальянского рационализма.
Музей на семи ветрах
В Шанхае на берегу реки Хуанпу построен музей Уэст-Банд. Авторы проекта – David Chipperfield Architects. Первые пять лет там будет показывать свои выставки Центр Помпиду.
Изгибы дюн
Комплекс апартаментов в Сестрорецке с криволинейными формами и выдающейся инфраструктурой, позволяющей охарактеризовать место как парк здоровья или дачу нового типа.
Отдых на Желтой реке
Бутик-отель Lost Villa шанхайской мастерской DAS Lab на границе Внутренней Монголии повторяет форму традиционного местного поселения.
Кирпич старый и новый
В центре Манчестера строится жилой квартал KAMPUS по проекту Mecanoo на 533 квартиры: жилье, кафе и магазины расположатся в новых корпусах и исторических складах из кирпича, а также в бетонной башне 1960-х годов.
Пресса: Где будет центр
Сейчас город — это прежде всего его центр, центром он опознается и остается в голове. Город будущего требует деконструкции центра настоящего. Вопрос: а будет ли у него другой центр?
Консоли над полем
Школьное здание по проекту BIG в пригороде Вашингтона составлено из пяти раскрывающихся как веер ярусов, облицованных белым глазурованным кирпичом.
Бегство из Вавилона
Заметки об инсталляции Александра Бродского для книг Анны Наринской – «Невавилонской библиотеке» в Центре толерантности.
«Вариации на тему»
Плавучие дома по проекту Attika Architekten на канале в центре Нидерландов получили фасады из фиброцементных панелей EQUITONE [natura].
Тонкая игра
Клубный дом в Большом Козихинском, – пример архитектурного разговора о методах и источниках стилизации, врастающей в современные тенденции. С ярким акцентом, вдохновленным работой Льва Бакста для «Дягилевских сезонов».
Профсоюзное движение
В Британии основан профсоюз архитекторов и всех других сотрудников архитектурных бюро, включая секретарей, менеджеров, техников.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Пресса: Гидроэлектробазилика
Знаменитый итальянский архитектор Ренцо Пьяно и команда фонда V-A-C, основанного бизнесменом Леонидом Михельсоном, рассказали о будущем, пожалуй, самого амбициозного культурного проекта последних лет — ГЭС-2.
Опыты для ржавого ожерелья
Вторая российская молодежная архитектурная биеннале в Казани была посвящена реконструкции промзон. 30 финалистов выполнили проекты для двух конкретных участков столицы Татарстана. Представляем проекты победителей.
Вырасти свой сад
Конгресс World Urban Parks, прошедший в Казани, получился больше про общественные места и энергичных людей, чем собственно про парки. Публикуем самое интересное и полезное из того, что удалось услышать и увидеть.
Велосипеды под холмами
Новая площадь по проекту COBE на кампусе Копенгагенского университета – это холмистый ландшафт, где есть стоянки для велосипедов, театр под открытым небом и «влажные биотопы».
Три корабля
Павильон Италии на Экспо-2020 в Дубае спроектировали архитекторы CRA-Carlo Ratti Associati, Italo Rota Building Office и matteogatto&associati.
Течение краски
В Медийном центре парка Зарядье открылась выставка четырех художников, рисующих города: Альваро Кастаньета, Томаса Шаллера, Сергея Чобана и Сергея Кузнецова. Впервые в Москве такого рода выставка сопровождается иммерсивной экспозицией.
Мозаика функций
Комплекс Agora по проекту Ropa & Associés в Меце на востоке Франции соединил в себе медиатеку, общественный центр и «цифровое» рабочее пространство.
Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.