3х3. Новое измерение русского деревянного

Блог директора Музея архитектуры – о выставке «Русское деревянное» и ее современном подразделе – «3х3», где участвуют Тотан Кузембаев, Николай Белоусов и Светлана Головина.

Автор текста:
Ирина Коробьина

02 Сентября 2015
mainImg
«Русское деревянное» – образовательный и выставочный проект, охватывающий разные измерения отечественного деревянного зодчества. Думаю, сегодня он важен для всего культурного сообщества страны. Когда наступают времена испытаний, мысль о собственной культурной принадлежности помогает с ними бороться. Национальный ландшафт страны формируется в первую очередь ее архитектурой. Родные березы и осины имеют место и в Канаде, и в Финляндии, а когда говоришь Кижи сразу понятно, что вот она – Россия. Деревянная архитектура – принципиальная составляющая российского национального ландшафта, которую мы, увы, год за годом утрачиваем. Что делать с памятниками деревянного зодчества? Как и на какие средства их сохранять? Вопросы эти как правило провоцируют несимметричные ответы. Так, к 800-летию Казани было принято решение избавить город от антисанитарных кварталов старого деревянного жилья. Под бульдозер пошла деревянная архитектура XVIII–XIX вв., придававшая городу неповторимость и особое очарование. Городские власти одним радикальным жестом избавились от мучившей всех проблемы. Обитатели снесенных домов, уставшие жить без элементарных удобств, праздновали победу – их переселили в стандартные новостройки с водопроводом и канализацией. Культурное сообщество города и страны, правда не имеющее опыта проживания в ветхих хибарах, восприняли этот акт как непростительный вандализм. Чья правда правдивее? Как сказал известный испанский урбанист Хосе Асебильо, разработавший для Казани стратегию развития городского центра: «В глобальном мире самым ценным становится то, что делает город единственным и неповторимым». В долгосрочной перспективе потеря исторической деревянной застройки для города приобретает гигантский масштаб, усугубленный невосполнимостью утраты.

Проект объединяет три выставки, сопровождаемые лекциями и общественными дискуссиями, призванные развернуть внимание сообщества к деревянной архитектуре с тем, чтобы осознать ее значение для нас, людей XXI века. В фокусе внимания трудные вопросы: отношение к деревянному зодчеству в российской культуре и как оно менялось на протяжении истории, проблематика сохранения деревянного наследия русского севера, а также основные направления развития деревянной архитектуры сегодня. И, если исторический обзор выявляет вектор деградации, а тема спасения уцелевших деревянных шедевров звучит депрессивно, то новейшая архитектура обнадеживает настолько, что требует отдельного рассмотрения. Пространство деревянного строительства сегодня – российская субурбия. Наиболее близкие в прямом и переносном смысле примеры – в Подмосковье, где можно обнаружить целые «анклавы современной деревянной архитектуры», в которых прослеживаются основные направления ее развития. Счастливое стечение обстоятельств – увлеченный заказчик с хорошей интуицией и даром дружбы с вполне себе выдающимися архитекторами, щадящий режим согласований в Московской области, атмосфера творческого соревнования, – стали предпосылками для превращения бывшего пансионата Пирогово в уникальную территорию, объединяющую необычные деревянные постройки. Каждая – беспрецедентное архитектурное решение, ориентированное не только на функциональность и художественность, но также на заявление этической программы взаимоотношения человека с Богом данным ландшафтом. Это архитектура диалога, где автор оставляет за собой право художественного осмысления и преобразования природного окружения, на основе постижения его законов и с использованием природных материалов. Все это позволяет говорить о зарождении «малогабаритного авангарда», к тому же однозначно деревянного.

Один из наиболее последовательных и верных «пироговских» архитекторов, во многом сформировавших характер этого «анклава» – Тотан Кузембаев. Каждая его постройка – декларация проектного метода, основанного на профессиональном знании и интуитивном ощущении возможностей древесины. Так появился Первый офис Яхт-клуба, отделанный бросовым горбылем. Использование материала, испокон веку считавшегося отходом, придало фасадам небольшого строения выразительность арт-объекта, органично вписавшегося в природное окружение. Фасады Второго офиса сформированы из благородного бруса, конструктивные возможности которого позволили архитектору артистичной ломаной линией обойти живые деревья, попавшие в зону строительства, и тем самым уберечь их. Оказалось, что брусом можно писать слова, даже такие непростые как «яхт офис», что стало темой главного фасада и выразительным архитектурным решением. Среди большого количества жилых загородных домов, построенных Тотаном в разное время, в том числе и совсем недавно, выделяется «Дом-мост», перекинутый через овраг. Деревянная мостовая конструкция срослась с жилым пространством так просто и органично, что напрашивается развитие нового типа жилья в условиях пересеченной местности.

Тотан – новатор и художник, как никто понимающий возможности дерева и генерирующий инновационные способы раскрытия в архитектуре конструктивных и художественных свойств древесины. Именно поэтому он был приглашен одним из трех героев концептуальной выставки, представляющей основные направления развития современной деревянной архитектуры в России.
Ирина Коробьина. Предоставлено Музеем архитектуры
Тотан Кузебмаев. Гольф-клуб, «Пирогово». Предоставлено Музеем архитектуры

Светлана Головина – автор еще одного «анклава современного деревянного зодчества» в Подмосковье. Это спортивный клуб с базой отдыха «Лисья нора», территория которого объединяет несколько выдающихся деревянных объектов, спроектированных мастерской XYZ под ее руководством. «Беседка для чайных церемоний» на полузатонувшем понтоне в глади небольшого озера, объект не столько функциональный, сколько ландшафтно-художественный. Ажурная конструкция, собранная из тысяч деревянных кубиков, соединенных стержнями, не защищает от непогоды, но создает ощущение чуда. Заказчик поручил Светлане спроектировать «чайный домик», она решила его как арт-объект, в котором можно, конечно, и чайку попить, но истинная роль его гораздо важнее – он стал ленд-марком, задающим смысловой код всей клубной территории. Другая достопримечательность – Мотель под условным названием «Червяк» – извилистая железобетонная конструкция, покрытая лемехом. Сочетание индустриальных строительных технологий с характерным древнерусским покрытием, создает новаторский образ, отсылающий к древней национальной традиции.

Головина использует дерево преимущественно как ограждающий и отделочный материал. В качестве несущих конструкций она предпочитает металлический или железобетонный каркас. Но именно тонкое понимание особенных качеств древесины помогает Светлане генерировать архитектуру как художественное произведение. Такой подход намечает самостоятельный вектор развития деревянной архитектуры, представленный на выставке творчеством Светланы.
Светлана Головина. Дом яхтсмена, Пирогово. Предоставлено Музеем архитектуры
Светлана Головина. Мотель «Червяк» клуба «Лисья нора». Предоставлено Музеем архитектуры

Судьба традиционного рубленного дома в XXI веке получила развитие в архитектуре Николая Белоусова и его проектно-производственного объединения ОБЛО, специально созданного для возрождения рубленного зодчества, глубоко традиционного для России, но к концу ХХ века практически исчезнувшего из отечественной строительной практики. Первые дома Николая, больше напоминающие модернизированные избы для творческой интеллигенции, парадоксальным образом соединяют конструктивные особенности русской избы с европейским представлением о комфорте и эстетике современного жилища. Однако их, равно как и более поздние его постройки, отличает выраженная артикуляция характерных особенностей бревенчатого дома, указывающая на генетическую принадлежность объектов Николая Белоусова к средней полосе России. Белоусов далек от стилизаторства. Овладев секретами возведения российского сруба, он обрел свободу интерпретации и нового осмысления многовековой традиции. Его дома последних лет – смелые эксперименты в области конструктивных и образных решений «авторской» рубленой архитектуры. Тем не менее, каждая его новая постройка – шаг в развитии типологии российского деревянного дома. Николай Белоусов, последовательно продвигающий и развивающий традиции отечественной рубленой архитектуры – третий герой нашей выставки.
Николай Белоусов. Загородный дом в деревне Совьяки. Предоставлено Музеем архитектуры
Николай Белоусов. Дача в поселке «Нил». Предоставлено Музеем архитектуры

Три архитектора: Тотан Кузембаев, Светлана Головина и Николай Белоусов, – представят по три реализованных в строительстве проекта, наиболее точно выражающих их творческую концепцию, в рамках выставки «3х3», своим названием, отсылающей к периоду зарождения авангарда в России. Ирония такой параллели очевидна: выставка не претендует на объективность и не стремится к охвату всего многообразия смелых поисков на бескрайних российских просторах, «3х3» гораздо мельче чем «5х5» (5х5=25 – так называлась одна из первых авангардных выставок в 1921 году), да и развитие новаторской деревянной архитектуры в нашей стране сегодня можно назвать «авангардом» лишь условно, но безусловно «малогабаритным». Очевидно одно – потенциал, заложенный в этом движении, велик настолько, что обещает развиться в новую российскую архитектуру, основанную на инновационном переосмыслении традиций, как деревянного зодчества, так и советского архитектурного авангарда.
 

02 Сентября 2015

Автор текста:

Ирина Коробьина
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.