Конкурсы для всех?

Наш постоянный читатель архитектор Виталий Ананченко – о том, как сделать конкурсы привлекательнее для архитекторов и как познакомить горожан с их результатами.

Автор текста:
Виталий Ананченко

08 Августа 2013
mainImg

Архитектор:

Виталий Ананченко
Виталий Ананченко – архитектор, который живет и работает в Вильнюсе, за последний год стал одним из самых активных и вдумчивых комментаторов Архи.ру. Публикуем его текст с идеей о том, как сделать конкурсы конформными для архитектурных бюро и познакомить с ними теснее горожан. Приглашаем наших читателей к дискуссии.
Итак, Виталий Ананченко:

Предисловие
Размышления предназначены для дискуссии в среде творческих архитекторов, надеюсь на конструктивный отклик коллег. Думаю наиболее перспективная и демократичная, потенциально справедливая форма конкурса – открытый творческий архитектурный конкурс, – собственно об этом и будут размышления...

Конкурсы через призму архитектурного цеха
Попробую сначала разобраться в причинах негативного взгляда на конкурсы в среде архитекторов. Думаю, что основная причина, порождающая цепочку других негативных причин – чрезмерно избыточная конкуренция. При большем количестве, чем десять работ на один объект шанс выиграть конкурс становится минимальным, сродни случайности, а затрат, как трудовых, так финансовых и временных, необходимо много. Если нет выигрыша или хотя бы призового места – риск не оправдывает себя, а если несколько подряд конкурсов не выиграно – ситуация совсем уж плохая. Именно такая ситуация вызывает раздражение, ведь на несколько десятков, а то и сотен, работ немало достойных, а победил один, и невольно кажется: а чем моя работа хуже? Невольно начинаешь искать изъяны и критиковать победившего.

А если победителя критикует несколько десятков архитектурных бюро, среди которых есть и очень авторитетные? Заказчик или инициировавший конкурс политик начинает сомневаться, что в свою очередь ведет к общему недовольству проведенным конкурсом всех сторон. Те архитекторы, кто не участвовал, тоже подключаются: мол, мы именно поэтому и не учавствуем, все тут не очень прозрачно, зря много работы делаешь, а отдачи никакой. В случае неудачной реализации конкурсного проекта или вообще отказа от него в дальнейшем конкурсы компрометируются еще больше: столько усилий и ради чего?

Что делать?
Создать количественно здоровую конкуренцию без ущерба для качества. Оптимальное количество работ – между тремя и десятью: в этом случае есть из чего выбрать, но глаза не разбегаются от калейдоскопа десятков, а то и сотен работ.

У комиссии есть возможность внимательно и детально изучить каждую работу, взвесить все «за» и «против», и принять решение, которое с гораздо большей вероятностью будет адекватным и не случайным, чем в случае, если рассматривается несколько десятков или сотен работ. Соответственно и шанс выиграть уже будет не призрачно гипотетическим, а вполне реальным, а уж призовое место занять – тем более! Когда заказ будет доставаться не просто так, но в конкурентной борьбе, с ощутимым шансом на победу – именно этот факт и будет стимулом многим архитекторам качественно трудится и соблазн заниматься критиканством, саботированием проектов победителей, требованием пересмотреть результаты конкурса станет минимальным.

Бюро с творческим подходом, настроем на работу без заказов не останутся – ведь при конкуренции до десяти работ при условии постоянного участия в конкурсах шансы получать заказы благодаря им будут максимальные. Также будет большее поле для самореализации и молодым коллективам, пусть в крупных и сложных конкурсах они будут чаще проигрывать более опытным, но в более мелких, где конкуренция будет составлять три-пять работ это будет прекрасная возможность для старта в будущее. Как следствие большого числа конкурсов больше зданий и городских пространств станут качественными и удобными.

Каким же образом достичь нужного количества архитектурных конкурсов? Предлагаю для всех городов с историческими центрами стимулировать архитектурные конкурсы на абсолютно все здания, находящиеся в зоне исторических центров и их буферных зон, а также всех объектов, расположенных в визуальных границах охраняемых природных ландшафтов. В городах до миллиона жителей проводить конкурсы на все здания более 5 тысяч квадратных метров, в городах более миллиона жителей на здания более 10 тысяч квадратных метров. При таких параметрах конкурсов будет значительно больше, чем теперь.

Что вызовет равномерное рассредоточение творческо-проектных сил архитекторов и сделает конкуренцию здоровой, а уж результат станет пропорционально лучше!

Звучит оптимистично. Ну, а как это воплотить в жизнь: организовать столько конкурсов при условии в практической незаинтересованности бизнеса и политики в качественной городской среде?

Конкурсы через призму общественности (горожан)

Большая часть горожан очень далеки от архитектурных процессов и уж тем более архитектурных конкурсов. Хотя результаты архитектурной деятельности касаются абсолютно всех жителей городов, пусть даже и не в совсем осознанной форме. Приходилось слышать следующие фразы: конкурсы все купленные, победитель там известен заранее; зачем эти конкурсы – нарисуют не пойми чего, а потом построить не могут. Пусть рисуют, может чего необычного и интересного получится – пожалуй единственная позитивная фраза услышанная мной от людей, далеких от архитектурных процессов.

Что сделать для улучшения имиджа конкурсов среди горожан и их активного участия и поддержки?
Банальная мысль в такой ситуации: побольше статей в газетах, побольше телепередач, популяризирующих и разъясняющих значение конкурсов. Все это несомненно так, но есть еще одна мысль. Ее нельзя назвать новой, но все же, возможно, этот вариант популяризации был бы более эффективен: что, если организовывать экспозиции конкурсных работ в общественных местах, лучше всего в центральных торгово-развлекательных центрах?

Конкурсные работы часто экспонируются в интернете и в залах союза архитекторов или помещениях организаторов конкурсов, – вроде бы все правильно, но есть один важный нюанс. Горожане не ходят в здания союза архитекторов или специальные помещения для демонстрации проектов, также практически не смотрят специализированные архпорталы, где демонстрируются конкурсные работы и соответственно остаются в полном неведении.

Экспозиция же конкурсных работ, скажем, в Афимолле Московского сити даст возможность ознакомится с работами конкурсантов очень многим горожанам! В подобные торгово-развлекательные центры ходят тысячи, десятки тысяч людей, далеких от архитектурных процессов: их взгляд будет останавливаться на экспозиции проектов и таким образом значительная часть горожан будет ознакомлена с текущими конкурсами. Естественно необходимо предусмотреть возможность написать комментарий или предложение по работам участников. Таким образом, думаю, возможно значительно расширить диалог архитекторов с обществом.

Резюме
Уместно будет заметить, что перспективнее отвечать на вопрос «что делать?», нежели «кто виноват?». Предложенные идеи по улучшению функционирования конкурсов и оздоровлению конкурентной ситуации, а вместе с тем улучшению имиджа конкурсов и архитектурного сообщества в глазах общественности таковы:
  1. Оптимизация конкурсной конкуренции до здорового числа участников конкурсантов: трех-десяти команд.
  2. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий в исторических центрах городов, их буферных зон и на границах охраняемых ландшафтов.
  3. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий от 5000 тысяч квадратных метров в городах с населением до одного миллиона жителей и на все типы зданий от 10000 тысяч квадратных метров в городах с населением более одного миллиона жителей. Благодаря второму и третьему пункту будет обеспечиваться цель, названная в первом пункте – здоровая конкуренция.
  4. Посредством уважительного отношения к победителям и демонстрации конкурсных работ в местах активного досуга с большим числом горожан создавать плодотворную почву для воплощения и проведения архитектурных конкурсов.
  5. Благодаря такому числу конкурсов получим более равномерное и устойчивое число идей на каждый отдельно взятый объект (сейчас мы имеем большинство объектов только с одной идеей, часто бесконечно переделываемой с впринципе тем же результатом, либо другая крайность – один объект получает сотни идей из которых иногда несколько десятков очень достойных – а реализовывается в лучшем случае лишь одна).
  6. У архитекторов появится реальная причинно-следственная связь между участием в конкурсах, добросовестной работой над ними и получением заказа через конкурс.
  7. Как следствие всего этого – здоровая атмосфера внутри цеха и снаружи, то есть уважительное отношение бизнесменов, чиновников, политиков и горожан – что самое важное!
PS. В блогах активно обсуждается надобность программы строительства типовых храмов. Вопрос – а надо ли столько? И разве не прекрасный повод для полигона творческих конкурсов? Убежден – храмы не должны быть типовыми, ведь храм это отчасти материализация духовного многовекового наследия – а разве духовное может быть типовым?!

Справка: Виталий Ананченко, архитектор. Закончил Вильнюсскую академию искусств (2007 г. по специальности архитектура, 2012 г. магистратуру по теории и истории искусства). В данный момент – частнопрактикующий архитектор, участник многих выставок и конкурсов (в частности, его проект района «Технопарк» для Сколкова вышел в финал).

zooming
Виталий Аначенко. Фотография предоставлена автором


Архитектор:

Виталий Ананченко

08 Августа 2013

Автор текста:

Виталий Ананченко
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Архитектурные конкурсы. Москва

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Главная улица
Представляем проекты победителя, бюро «План_Б», и финалистов конкурса на концепцию благоустройства московских улиц Тверская и 1-я Тверская-Ямская.

Технологии и материалы

Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.

Сейчас на главной

Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.
Искушение традицией
В вилле по проекту Simone Subissati Architects в итальянской области Марке соединены геометрия традиционных сельских домов и идеи радикальной архитектуры 1970-х.
Градсовет 4.03.2020
Как паркинг привел к разговору об энергоэффективности, а памятник Федору Ушакову поднял проблему восстановления собора.
Социо-биология ландшафта
Список новых типологий общественных пространств и объектов вновь пополнился благодаря бюро Wowhaus. На этот раз команда предложила кардинально новый для России подход к созданию места общения людей и животных
Старое и новое на техасском солнце
Промышленный комплекс начала XX века в пригороде столицы Техаса Остина, сохранив свой облик, вместил после реконструкции по проекту бюро Cushing Terrell рестораны, магазины, учреждения сервиса и общественные пространства.
Малые города: 2020/2021
В конце февраля Минстрой объявил 80 победителей конкурса «Малых городов», призовой фонд которого теперь, на третий год проведения, увеличен вдвое, с 5 до 11 млрд рублей. Перечисляем победителей, рассматриваем несколько проектов.
Под взглядом ангелов с небес
Юбилейная выставка «Студии 44» в эрмитажном Генштабе амбициозна, масштабна и разнообразна. Ее задача – показать архитектуру со всех сторон: через кино, макет, чертеж, инсталляцию, и наконец через произведение, саму Анфиладу, которую выставка раскрывает, интенсифицирует и заставляет работать так, как было с самого начала задумано.
Имена многократного использования
Дублинское бюро Grafton стало лауреатом Притцкеровской премии-2020: это лишь последняя из града наград и других знаков признания, который сыпется на основательниц этой мастерской в последние годы.
Проект «в рубчик»
Бюро FTA Group превратило фабрику по производству вельвета в Шанхае в комплекс офисных и сервисных пространств, сохранив историю места – в общем и в деталях.
Новая версия старого города
Дом на Малой Ордынке, 19 идеально вписался в строй улицы и даже как будто выправил ее, задал новый тон – фактуры, блеска, «солнечного» тепла и одновременно сдержанной гармонии всех этих необходимых составляющих архитектуры дорогого современного дома.
Горки Дружбы
Детская площадка дома на Малой Ордынке, 19, подается и авторами, и девелопером как произведение с отдельной ценностью. Она, действительно, насыщена: как функциями, так и пространством, и пластикой.
Гай Имз: «У Альметьевска есть возможность стать аналогом...
Международный куратор конкурса на мастер-план Альметьевска, глава совета по экостроительству, на примерах рассказывает о перспективах конкурса и города, а также о состоянии и возможностях движения по охране среды в России.
Проектируя себя
В марте в МАРШ стартуют два интенсива, которые помогут архитекторам выстроить бизнес-стратегию, а также найти и сформулировать миссию. Подробности от куратора курса.
Огород на крыше
В центре Оберхаузена на западе Германии бюро Kuehn Malvezzi построило здание центра занятости с теплицей на крыше: там муниципалитет выращивает салат, зелень и клубнику, а институт Фраунгофера – исследует «закольцованные» производственные системы.