Конкурсы для всех?

Наш постоянный читатель архитектор Виталий Ананченко – о том, как сделать конкурсы привлекательнее для архитекторов и как познакомить горожан с их результатами.

Автор текста:
Виталий Ананченко

08 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Виталий Ананченко
Виталий Ананченко – архитектор, который живет и работает в Вильнюсе, за последний год стал одним из самых активных и вдумчивых комментаторов Архи.ру. Публикуем его текст с идеей о том, как сделать конкурсы конформными для архитектурных бюро и познакомить с ними теснее горожан. Приглашаем наших читателей к дискуссии.
Итак, Виталий Ананченко:

Предисловие
Размышления предназначены для дискуссии в среде творческих архитекторов, надеюсь на конструктивный отклик коллег. Думаю наиболее перспективная и демократичная, потенциально справедливая форма конкурса – открытый творческий архитектурный конкурс, – собственно об этом и будут размышления...

Конкурсы через призму архитектурного цеха
Попробую сначала разобраться в причинах негативного взгляда на конкурсы в среде архитекторов. Думаю, что основная причина, порождающая цепочку других негативных причин – чрезмерно избыточная конкуренция. При большем количестве, чем десять работ на один объект шанс выиграть конкурс становится минимальным, сродни случайности, а затрат, как трудовых, так финансовых и временных, необходимо много. Если нет выигрыша или хотя бы призового места – риск не оправдывает себя, а если несколько подряд конкурсов не выиграно – ситуация совсем уж плохая. Именно такая ситуация вызывает раздражение, ведь на несколько десятков, а то и сотен, работ немало достойных, а победил один, и невольно кажется: а чем моя работа хуже? Невольно начинаешь искать изъяны и критиковать победившего.

А если победителя критикует несколько десятков архитектурных бюро, среди которых есть и очень авторитетные? Заказчик или инициировавший конкурс политик начинает сомневаться, что в свою очередь ведет к общему недовольству проведенным конкурсом всех сторон. Те архитекторы, кто не участвовал, тоже подключаются: мол, мы именно поэтому и не учавствуем, все тут не очень прозрачно, зря много работы делаешь, а отдачи никакой. В случае неудачной реализации конкурсного проекта или вообще отказа от него в дальнейшем конкурсы компрометируются еще больше: столько усилий и ради чего?

Что делать?
Создать количественно здоровую конкуренцию без ущерба для качества. Оптимальное количество работ – между тремя и десятью: в этом случае есть из чего выбрать, но глаза не разбегаются от калейдоскопа десятков, а то и сотен работ.

У комиссии есть возможность внимательно и детально изучить каждую работу, взвесить все «за» и «против», и принять решение, которое с гораздо большей вероятностью будет адекватным и не случайным, чем в случае, если рассматривается несколько десятков или сотен работ. Соответственно и шанс выиграть уже будет не призрачно гипотетическим, а вполне реальным, а уж призовое место занять – тем более! Когда заказ будет доставаться не просто так, но в конкурентной борьбе, с ощутимым шансом на победу – именно этот факт и будет стимулом многим архитекторам качественно трудится и соблазн заниматься критиканством, саботированием проектов победителей, требованием пересмотреть результаты конкурса станет минимальным.

Бюро с творческим подходом, настроем на работу без заказов не останутся – ведь при конкуренции до десяти работ при условии постоянного участия в конкурсах шансы получать заказы благодаря им будут максимальные. Также будет большее поле для самореализации и молодым коллективам, пусть в крупных и сложных конкурсах они будут чаще проигрывать более опытным, но в более мелких, где конкуренция будет составлять три-пять работ это будет прекрасная возможность для старта в будущее. Как следствие большого числа конкурсов больше зданий и городских пространств станут качественными и удобными.

Каким же образом достичь нужного количества архитектурных конкурсов? Предлагаю для всех городов с историческими центрами стимулировать архитектурные конкурсы на абсолютно все здания, находящиеся в зоне исторических центров и их буферных зон, а также всех объектов, расположенных в визуальных границах охраняемых природных ландшафтов. В городах до миллиона жителей проводить конкурсы на все здания более 5 тысяч квадратных метров, в городах более миллиона жителей на здания более 10 тысяч квадратных метров. При таких параметрах конкурсов будет значительно больше, чем теперь.

Что вызовет равномерное рассредоточение творческо-проектных сил архитекторов и сделает конкуренцию здоровой, а уж результат станет пропорционально лучше!

Звучит оптимистично. Ну, а как это воплотить в жизнь: организовать столько конкурсов при условии в практической незаинтересованности бизнеса и политики в качественной городской среде?

Конкурсы через призму общественности (горожан)

Большая часть горожан очень далеки от архитектурных процессов и уж тем более архитектурных конкурсов. Хотя результаты архитектурной деятельности касаются абсолютно всех жителей городов, пусть даже и не в совсем осознанной форме. Приходилось слышать следующие фразы: конкурсы все купленные, победитель там известен заранее; зачем эти конкурсы – нарисуют не пойми чего, а потом построить не могут. Пусть рисуют, может чего необычного и интересного получится – пожалуй единственная позитивная фраза услышанная мной от людей, далеких от архитектурных процессов.

Что сделать для улучшения имиджа конкурсов среди горожан и их активного участия и поддержки?
Банальная мысль в такой ситуации: побольше статей в газетах, побольше телепередач, популяризирующих и разъясняющих значение конкурсов. Все это несомненно так, но есть еще одна мысль. Ее нельзя назвать новой, но все же, возможно, этот вариант популяризации был бы более эффективен: что, если организовывать экспозиции конкурсных работ в общественных местах, лучше всего в центральных торгово-развлекательных центрах?

Конкурсные работы часто экспонируются в интернете и в залах союза архитекторов или помещениях организаторов конкурсов, – вроде бы все правильно, но есть один важный нюанс. Горожане не ходят в здания союза архитекторов или специальные помещения для демонстрации проектов, также практически не смотрят специализированные архпорталы, где демонстрируются конкурсные работы и соответственно остаются в полном неведении.

Экспозиция же конкурсных работ, скажем, в Афимолле Московского сити даст возможность ознакомится с работами конкурсантов очень многим горожанам! В подобные торгово-развлекательные центры ходят тысячи, десятки тысяч людей, далеких от архитектурных процессов: их взгляд будет останавливаться на экспозиции проектов и таким образом значительная часть горожан будет ознакомлена с текущими конкурсами. Естественно необходимо предусмотреть возможность написать комментарий или предложение по работам участников. Таким образом, думаю, возможно значительно расширить диалог архитекторов с обществом.

Резюме
Уместно будет заметить, что перспективнее отвечать на вопрос «что делать?», нежели «кто виноват?». Предложенные идеи по улучшению функционирования конкурсов и оздоровлению конкурентной ситуации, а вместе с тем улучшению имиджа конкурсов и архитектурного сообщества в глазах общественности таковы:
  1. Оптимизация конкурсной конкуренции до здорового числа участников конкурсантов: трех-десяти команд.
  2. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий в исторических центрах городов, их буферных зон и на границах охраняемых ландшафтов.
  3. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий от 5000 тысяч квадратных метров в городах с населением до одного миллиона жителей и на все типы зданий от 10000 тысяч квадратных метров в городах с населением более одного миллиона жителей. Благодаря второму и третьему пункту будет обеспечиваться цель, названная в первом пункте – здоровая конкуренция.
  4. Посредством уважительного отношения к победителям и демонстрации конкурсных работ в местах активного досуга с большим числом горожан создавать плодотворную почву для воплощения и проведения архитектурных конкурсов.
  5. Благодаря такому числу конкурсов получим более равномерное и устойчивое число идей на каждый отдельно взятый объект (сейчас мы имеем большинство объектов только с одной идеей, часто бесконечно переделываемой с впринципе тем же результатом, либо другая крайность – один объект получает сотни идей из которых иногда несколько десятков очень достойных – а реализовывается в лучшем случае лишь одна).
  6. У архитекторов появится реальная причинно-следственная связь между участием в конкурсах, добросовестной работой над ними и получением заказа через конкурс.
  7. Как следствие всего этого – здоровая атмосфера внутри цеха и снаружи, то есть уважительное отношение бизнесменов, чиновников, политиков и горожан – что самое важное!
PS. В блогах активно обсуждается надобность программы строительства типовых храмов. Вопрос – а надо ли столько? И разве не прекрасный повод для полигона творческих конкурсов? Убежден – храмы не должны быть типовыми, ведь храм это отчасти материализация духовного многовекового наследия – а разве духовное может быть типовым?!

Справка: Виталий Ананченко, архитектор. Закончил Вильнюсскую академию искусств (2007 г. по специальности архитектура, 2012 г. магистратуру по теории и истории искусства). В данный момент – частнопрактикующий архитектор, участник многих выставок и конкурсов (в частности, его проект района «Технопарк» для Сколкова вышел в финал).

zooming
Виталий Аначенко. Фотография предоставлена автором
Архитектор:
Виталий Ананченко

08 Августа 2013

Автор текста:

Виталий Ананченко
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.