Конкурсы для всех?

Наш постоянный читатель архитектор Виталий Ананченко – о том, как сделать конкурсы привлекательнее для архитекторов и как познакомить горожан с их результатами.

Автор текста:
Виталий Ананченко

08 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Виталий Ананченко
Виталий Ананченко – архитектор, который живет и работает в Вильнюсе, за последний год стал одним из самых активных и вдумчивых комментаторов Архи.ру. Публикуем его текст с идеей о том, как сделать конкурсы конформными для архитектурных бюро и познакомить с ними теснее горожан. Приглашаем наших читателей к дискуссии.
Итак, Виталий Ананченко:

Предисловие
Размышления предназначены для дискуссии в среде творческих архитекторов, надеюсь на конструктивный отклик коллег. Думаю наиболее перспективная и демократичная, потенциально справедливая форма конкурса – открытый творческий архитектурный конкурс, – собственно об этом и будут размышления...

Конкурсы через призму архитектурного цеха
Попробую сначала разобраться в причинах негативного взгляда на конкурсы в среде архитекторов. Думаю, что основная причина, порождающая цепочку других негативных причин – чрезмерно избыточная конкуренция. При большем количестве, чем десять работ на один объект шанс выиграть конкурс становится минимальным, сродни случайности, а затрат, как трудовых, так финансовых и временных, необходимо много. Если нет выигрыша или хотя бы призового места – риск не оправдывает себя, а если несколько подряд конкурсов не выиграно – ситуация совсем уж плохая. Именно такая ситуация вызывает раздражение, ведь на несколько десятков, а то и сотен, работ немало достойных, а победил один, и невольно кажется: а чем моя работа хуже? Невольно начинаешь искать изъяны и критиковать победившего.

А если победителя критикует несколько десятков архитектурных бюро, среди которых есть и очень авторитетные? Заказчик или инициировавший конкурс политик начинает сомневаться, что в свою очередь ведет к общему недовольству проведенным конкурсом всех сторон. Те архитекторы, кто не участвовал, тоже подключаются: мол, мы именно поэтому и не учавствуем, все тут не очень прозрачно, зря много работы делаешь, а отдачи никакой. В случае неудачной реализации конкурсного проекта или вообще отказа от него в дальнейшем конкурсы компрометируются еще больше: столько усилий и ради чего?

Что делать?
Создать количественно здоровую конкуренцию без ущерба для качества. Оптимальное количество работ – между тремя и десятью: в этом случае есть из чего выбрать, но глаза не разбегаются от калейдоскопа десятков, а то и сотен работ.

У комиссии есть возможность внимательно и детально изучить каждую работу, взвесить все «за» и «против», и принять решение, которое с гораздо большей вероятностью будет адекватным и не случайным, чем в случае, если рассматривается несколько десятков или сотен работ. Соответственно и шанс выиграть уже будет не призрачно гипотетическим, а вполне реальным, а уж призовое место занять – тем более! Когда заказ будет доставаться не просто так, но в конкурентной борьбе, с ощутимым шансом на победу – именно этот факт и будет стимулом многим архитекторам качественно трудится и соблазн заниматься критиканством, саботированием проектов победителей, требованием пересмотреть результаты конкурса станет минимальным.

Бюро с творческим подходом, настроем на работу без заказов не останутся – ведь при конкуренции до десяти работ при условии постоянного участия в конкурсах шансы получать заказы благодаря им будут максимальные. Также будет большее поле для самореализации и молодым коллективам, пусть в крупных и сложных конкурсах они будут чаще проигрывать более опытным, но в более мелких, где конкуренция будет составлять три-пять работ это будет прекрасная возможность для старта в будущее. Как следствие большого числа конкурсов больше зданий и городских пространств станут качественными и удобными.

Каким же образом достичь нужного количества архитектурных конкурсов? Предлагаю для всех городов с историческими центрами стимулировать архитектурные конкурсы на абсолютно все здания, находящиеся в зоне исторических центров и их буферных зон, а также всех объектов, расположенных в визуальных границах охраняемых природных ландшафтов. В городах до миллиона жителей проводить конкурсы на все здания более 5 тысяч квадратных метров, в городах более миллиона жителей на здания более 10 тысяч квадратных метров. При таких параметрах конкурсов будет значительно больше, чем теперь.

Что вызовет равномерное рассредоточение творческо-проектных сил архитекторов и сделает конкуренцию здоровой, а уж результат станет пропорционально лучше!

Звучит оптимистично. Ну, а как это воплотить в жизнь: организовать столько конкурсов при условии в практической незаинтересованности бизнеса и политики в качественной городской среде?

Конкурсы через призму общественности (горожан)

Большая часть горожан очень далеки от архитектурных процессов и уж тем более архитектурных конкурсов. Хотя результаты архитектурной деятельности касаются абсолютно всех жителей городов, пусть даже и не в совсем осознанной форме. Приходилось слышать следующие фразы: конкурсы все купленные, победитель там известен заранее; зачем эти конкурсы – нарисуют не пойми чего, а потом построить не могут. Пусть рисуют, может чего необычного и интересного получится – пожалуй единственная позитивная фраза услышанная мной от людей, далеких от архитектурных процессов.

Что сделать для улучшения имиджа конкурсов среди горожан и их активного участия и поддержки?
Банальная мысль в такой ситуации: побольше статей в газетах, побольше телепередач, популяризирующих и разъясняющих значение конкурсов. Все это несомненно так, но есть еще одна мысль. Ее нельзя назвать новой, но все же, возможно, этот вариант популяризации был бы более эффективен: что, если организовывать экспозиции конкурсных работ в общественных местах, лучше всего в центральных торгово-развлекательных центрах?

Конкурсные работы часто экспонируются в интернете и в залах союза архитекторов или помещениях организаторов конкурсов, – вроде бы все правильно, но есть один важный нюанс. Горожане не ходят в здания союза архитекторов или специальные помещения для демонстрации проектов, также практически не смотрят специализированные архпорталы, где демонстрируются конкурсные работы и соответственно остаются в полном неведении.

Экспозиция же конкурсных работ, скажем, в Афимолле Московского сити даст возможность ознакомится с работами конкурсантов очень многим горожанам! В подобные торгово-развлекательные центры ходят тысячи, десятки тысяч людей, далеких от архитектурных процессов: их взгляд будет останавливаться на экспозиции проектов и таким образом значительная часть горожан будет ознакомлена с текущими конкурсами. Естественно необходимо предусмотреть возможность написать комментарий или предложение по работам участников. Таким образом, думаю, возможно значительно расширить диалог архитекторов с обществом.

Резюме
Уместно будет заметить, что перспективнее отвечать на вопрос «что делать?», нежели «кто виноват?». Предложенные идеи по улучшению функционирования конкурсов и оздоровлению конкурентной ситуации, а вместе с тем улучшению имиджа конкурсов и архитектурного сообщества в глазах общественности таковы:
  1. Оптимизация конкурсной конкуренции до здорового числа участников конкурсантов: трех-десяти команд.
  2. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий в исторических центрах городов, их буферных зон и на границах охраняемых ландшафтов.
  3. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий от 5000 тысяч квадратных метров в городах с населением до одного миллиона жителей и на все типы зданий от 10000 тысяч квадратных метров в городах с населением более одного миллиона жителей. Благодаря второму и третьему пункту будет обеспечиваться цель, названная в первом пункте – здоровая конкуренция.
  4. Посредством уважительного отношения к победителям и демонстрации конкурсных работ в местах активного досуга с большим числом горожан создавать плодотворную почву для воплощения и проведения архитектурных конкурсов.
  5. Благодаря такому числу конкурсов получим более равномерное и устойчивое число идей на каждый отдельно взятый объект (сейчас мы имеем большинство объектов только с одной идеей, часто бесконечно переделываемой с впринципе тем же результатом, либо другая крайность – один объект получает сотни идей из которых иногда несколько десятков очень достойных – а реализовывается в лучшем случае лишь одна).
  6. У архитекторов появится реальная причинно-следственная связь между участием в конкурсах, добросовестной работой над ними и получением заказа через конкурс.
  7. Как следствие всего этого – здоровая атмосфера внутри цеха и снаружи, то есть уважительное отношение бизнесменов, чиновников, политиков и горожан – что самое важное!
PS. В блогах активно обсуждается надобность программы строительства типовых храмов. Вопрос – а надо ли столько? И разве не прекрасный повод для полигона творческих конкурсов? Убежден – храмы не должны быть типовыми, ведь храм это отчасти материализация духовного многовекового наследия – а разве духовное может быть типовым?!

Справка: Виталий Ананченко, архитектор. Закончил Вильнюсскую академию искусств (2007 г. по специальности архитектура, 2012 г. магистратуру по теории и истории искусства). В данный момент – частнопрактикующий архитектор, участник многих выставок и конкурсов (в частности, его проект района «Технопарк» для Сколкова вышел в финал).

zooming
Виталий Аначенко. Фотография предоставлена автором
Архитектор:
Виталий Ананченко

08 Августа 2013

Автор текста:

Виталий Ананченко
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Технологии и материалы
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.
Трансформация с умножением
Дворец водных видов спорта в Лужниках – одна из звучных и нетривиальных реконструкций недавних лет, проект, победивший в одном из первых конкурсов, инициированных Сергеем Кузнецовым в роли главного архитектора Москвы. Дворец открылся 2 года назад; приурочиваем рассказ о нем к началу лета, времени купания.
Союз Церкви и государства
Новое здание библиотеки Ламбетского дворца, лондонской резиденции архиепископа Кентерберийского, построено на берегу Темзы напротив Парламента. Авторы проекта – Wright & Wright Architects.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Пресса: Что не так с новой башней Газпрома в Петербурге? Отвечают...
На этой неделе стало известно, что Газпром собирается построить в Петербург вслед за «Лахта-центром» новую башню — 700-метровое здание. Рассказываем, что думают по поводу новой высотки архитекторы, критики и краеведы.