Конкурсы для всех?

Наш постоянный читатель архитектор Виталий Ананченко – о том, как сделать конкурсы привлекательнее для архитекторов и как познакомить горожан с их результатами.

Автор текста:
Виталий Ананченко

08 Августа 2013
mainImg
Архитектор:
Виталий Ананченко
Виталий Ананченко – архитектор, который живет и работает в Вильнюсе, за последний год стал одним из самых активных и вдумчивых комментаторов Архи.ру. Публикуем его текст с идеей о том, как сделать конкурсы конформными для архитектурных бюро и познакомить с ними теснее горожан. Приглашаем наших читателей к дискуссии.
Итак, Виталий Ананченко:

Предисловие
Размышления предназначены для дискуссии в среде творческих архитекторов, надеюсь на конструктивный отклик коллег. Думаю наиболее перспективная и демократичная, потенциально справедливая форма конкурса – открытый творческий архитектурный конкурс, – собственно об этом и будут размышления...

Конкурсы через призму архитектурного цеха
Попробую сначала разобраться в причинах негативного взгляда на конкурсы в среде архитекторов. Думаю, что основная причина, порождающая цепочку других негативных причин – чрезмерно избыточная конкуренция. При большем количестве, чем десять работ на один объект шанс выиграть конкурс становится минимальным, сродни случайности, а затрат, как трудовых, так финансовых и временных, необходимо много. Если нет выигрыша или хотя бы призового места – риск не оправдывает себя, а если несколько подряд конкурсов не выиграно – ситуация совсем уж плохая. Именно такая ситуация вызывает раздражение, ведь на несколько десятков, а то и сотен, работ немало достойных, а победил один, и невольно кажется: а чем моя работа хуже? Невольно начинаешь искать изъяны и критиковать победившего.

А если победителя критикует несколько десятков архитектурных бюро, среди которых есть и очень авторитетные? Заказчик или инициировавший конкурс политик начинает сомневаться, что в свою очередь ведет к общему недовольству проведенным конкурсом всех сторон. Те архитекторы, кто не участвовал, тоже подключаются: мол, мы именно поэтому и не учавствуем, все тут не очень прозрачно, зря много работы делаешь, а отдачи никакой. В случае неудачной реализации конкурсного проекта или вообще отказа от него в дальнейшем конкурсы компрометируются еще больше: столько усилий и ради чего?

Что делать?
Создать количественно здоровую конкуренцию без ущерба для качества. Оптимальное количество работ – между тремя и десятью: в этом случае есть из чего выбрать, но глаза не разбегаются от калейдоскопа десятков, а то и сотен работ.

У комиссии есть возможность внимательно и детально изучить каждую работу, взвесить все «за» и «против», и принять решение, которое с гораздо большей вероятностью будет адекватным и не случайным, чем в случае, если рассматривается несколько десятков или сотен работ. Соответственно и шанс выиграть уже будет не призрачно гипотетическим, а вполне реальным, а уж призовое место занять – тем более! Когда заказ будет доставаться не просто так, но в конкурентной борьбе, с ощутимым шансом на победу – именно этот факт и будет стимулом многим архитекторам качественно трудится и соблазн заниматься критиканством, саботированием проектов победителей, требованием пересмотреть результаты конкурса станет минимальным.

Бюро с творческим подходом, настроем на работу без заказов не останутся – ведь при конкуренции до десяти работ при условии постоянного участия в конкурсах шансы получать заказы благодаря им будут максимальные. Также будет большее поле для самореализации и молодым коллективам, пусть в крупных и сложных конкурсах они будут чаще проигрывать более опытным, но в более мелких, где конкуренция будет составлять три-пять работ это будет прекрасная возможность для старта в будущее. Как следствие большого числа конкурсов больше зданий и городских пространств станут качественными и удобными.

Каким же образом достичь нужного количества архитектурных конкурсов? Предлагаю для всех городов с историческими центрами стимулировать архитектурные конкурсы на абсолютно все здания, находящиеся в зоне исторических центров и их буферных зон, а также всех объектов, расположенных в визуальных границах охраняемых природных ландшафтов. В городах до миллиона жителей проводить конкурсы на все здания более 5 тысяч квадратных метров, в городах более миллиона жителей на здания более 10 тысяч квадратных метров. При таких параметрах конкурсов будет значительно больше, чем теперь.

Что вызовет равномерное рассредоточение творческо-проектных сил архитекторов и сделает конкуренцию здоровой, а уж результат станет пропорционально лучше!

Звучит оптимистично. Ну, а как это воплотить в жизнь: организовать столько конкурсов при условии в практической незаинтересованности бизнеса и политики в качественной городской среде?

Конкурсы через призму общественности (горожан)

Большая часть горожан очень далеки от архитектурных процессов и уж тем более архитектурных конкурсов. Хотя результаты архитектурной деятельности касаются абсолютно всех жителей городов, пусть даже и не в совсем осознанной форме. Приходилось слышать следующие фразы: конкурсы все купленные, победитель там известен заранее; зачем эти конкурсы – нарисуют не пойми чего, а потом построить не могут. Пусть рисуют, может чего необычного и интересного получится – пожалуй единственная позитивная фраза услышанная мной от людей, далеких от архитектурных процессов.

Что сделать для улучшения имиджа конкурсов среди горожан и их активного участия и поддержки?
Банальная мысль в такой ситуации: побольше статей в газетах, побольше телепередач, популяризирующих и разъясняющих значение конкурсов. Все это несомненно так, но есть еще одна мысль. Ее нельзя назвать новой, но все же, возможно, этот вариант популяризации был бы более эффективен: что, если организовывать экспозиции конкурсных работ в общественных местах, лучше всего в центральных торгово-развлекательных центрах?

Конкурсные работы часто экспонируются в интернете и в залах союза архитекторов или помещениях организаторов конкурсов, – вроде бы все правильно, но есть один важный нюанс. Горожане не ходят в здания союза архитекторов или специальные помещения для демонстрации проектов, также практически не смотрят специализированные архпорталы, где демонстрируются конкурсные работы и соответственно остаются в полном неведении.

Экспозиция же конкурсных работ, скажем, в Афимолле Московского сити даст возможность ознакомится с работами конкурсантов очень многим горожанам! В подобные торгово-развлекательные центры ходят тысячи, десятки тысяч людей, далеких от архитектурных процессов: их взгляд будет останавливаться на экспозиции проектов и таким образом значительная часть горожан будет ознакомлена с текущими конкурсами. Естественно необходимо предусмотреть возможность написать комментарий или предложение по работам участников. Таким образом, думаю, возможно значительно расширить диалог архитекторов с обществом.

Резюме
Уместно будет заметить, что перспективнее отвечать на вопрос «что делать?», нежели «кто виноват?». Предложенные идеи по улучшению функционирования конкурсов и оздоровлению конкурентной ситуации, а вместе с тем улучшению имиджа конкурсов и архитектурного сообщества в глазах общественности таковы:
  1. Оптимизация конкурсной конкуренции до здорового числа участников конкурсантов: трех-десяти команд.
  2. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий в исторических центрах городов, их буферных зон и на границах охраняемых ландшафтов.
  3. Создание предпосылок для проведения конкурсов на все типы зданий от 5000 тысяч квадратных метров в городах с населением до одного миллиона жителей и на все типы зданий от 10000 тысяч квадратных метров в городах с населением более одного миллиона жителей. Благодаря второму и третьему пункту будет обеспечиваться цель, названная в первом пункте – здоровая конкуренция.
  4. Посредством уважительного отношения к победителям и демонстрации конкурсных работ в местах активного досуга с большим числом горожан создавать плодотворную почву для воплощения и проведения архитектурных конкурсов.
  5. Благодаря такому числу конкурсов получим более равномерное и устойчивое число идей на каждый отдельно взятый объект (сейчас мы имеем большинство объектов только с одной идеей, часто бесконечно переделываемой с впринципе тем же результатом, либо другая крайность – один объект получает сотни идей из которых иногда несколько десятков очень достойных – а реализовывается в лучшем случае лишь одна).
  6. У архитекторов появится реальная причинно-следственная связь между участием в конкурсах, добросовестной работой над ними и получением заказа через конкурс.
  7. Как следствие всего этого – здоровая атмосфера внутри цеха и снаружи, то есть уважительное отношение бизнесменов, чиновников, политиков и горожан – что самое важное!
PS. В блогах активно обсуждается надобность программы строительства типовых храмов. Вопрос – а надо ли столько? И разве не прекрасный повод для полигона творческих конкурсов? Убежден – храмы не должны быть типовыми, ведь храм это отчасти материализация духовного многовекового наследия – а разве духовное может быть типовым?!

Справка: Виталий Ананченко, архитектор. Закончил Вильнюсскую академию искусств (2007 г. по специальности архитектура, 2012 г. магистратуру по теории и истории искусства). В данный момент – частнопрактикующий архитектор, участник многих выставок и конкурсов (в частности, его проект района «Технопарк» для Сколкова вышел в финал).

zooming
Виталий Аначенко. Фотография предоставлена автором


Архитектор:
Виталий Ананченко

08 Августа 2013

Автор текста:

Виталий Ананченко
comments powered by HyperComments
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Технологии и материалы
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.