«Там архитектор играет первую скрипку»

Сергей Туманин – о различии российской и американской архитектурной практики, по следам выступления Леонида Кравченко, который работает теперь в США.

Автор текста:
Сергей Туманин

mainImg
Когда-то, кажется очень давно, в середине 80-х, точно в то время, когда Советский Союз дошел до черты и ему понадобилась перестройка, мы закончили институт; на год раньше, если быть точным. Это было золотое время «Гражданпроектов» и системы послевузовского «распределения». Лучшее место в Нижнем Новгороде (Горьком) для архитекторов «до» этого и ещё немного «после» был, конечно, «Горьковгражданпроект». В нём работал весь «цвет» архитектуры Нижнего Новгорода и главным архитектором к тому времени стал Александр Харитонов. Он сам и отбирал кадры архитекторов и сам распределял их по мастерским. Так образовался некий «Харитоновский призыв»: в 1985 г. – это Б. Тарасов, О. Рыбин, С. Поливанов, В. Вагин, а в 1986 г. – Л. Кравченко, в 1989 я вернулся из Твери и тоже попал на орбиту «Гражданпроекта». Фактически там и сформировалась будущая «Нижегородская школа». Уже работали в разных должностях: С. Тимофеев, А. Дехтяр, В. Бандаков, В. Никишин, В. Быков, А. Сазонов, Ю. Чакрыгин, Ю. Карцев, А. Степовой, М. Ногинов, А. Худин, А. Копылов, Е. Пестов, В. Коваленко, С. Хвиль, Ю. Болгов. Позже картину дополнили Д. Волков и А. Каменюк. Этот контингент просуществовал примерно до середины 90-х. Потом постепенно оттуда отпочковались собственные архитектурные мастерские. И к нулевым наш цех выглядел уже достаточно убедительно для того, чтобы можно было о нём говорить как о явлении. Сначала о нижегородских архитекторах вышел номер «Архитектурного вестника» Дмитрия Фесенко, а позже №4 журнала «Проект-Россия» Барта Голдхоорна и это был настоящий бенефис для «Нижегородской школы» – в это время пошли награды, госпремии, академические звания.

Говорю об этом не сколько из ностальгии, а потому что это были действительно единомышленники и годы непрерывного общения, обмена информацией и обсуждения абсолютно всего, что проектировалось в Нижнем Новгороде тогда.

В 1999 г. ушел Харитонов, но остались и продолжают работать практически все мастерские, созданные тогда. Этот рассказ может показаться лишним, но на мой взгляд он многое объясняет в наших взаимоотношениях друг с другом и тех связях, которые незримо присутствуют до сих пор.

Леонид Кравченко стал одним из ведущих нижегородских архитекторов и одним из учредителей нижегородского бюро «Ваш дом» (Д. Волков, А. Королев). В 2002 Леонид продолжил свою творческую деятельность уже в Америке...

Мы не виделись все эти годы, только наблюдали какие-то моменты в ленте фейсбука. И вот наконец появилась возможность узнать из первых уст о том, как Леонид провел эти четырнадцать лет и как устроена профессиональная практика в Нью Йорке.

Мне кажется мы все, кто творит сегодня в России, просматривая архитектурные новости или бывая в поездках за рубежом, испытываем некий комплекс неполноценности из-за нашего образования и нашей не очень интегрированной в мировую практики. Тем более интересно было узнать то, о чём каждый, наверняка, задумывался: можем ли мы, могу ли я занять достойное место там, где открыт мир и существуют правила игры в глобальном понимании, они живут и практикуют везде – на всех континентах.

Леонид работает в компании, по американским меркам не старой, основанной в 1978 году, и, может быть, не самой большой: около 160 человек (в зависимости от ситуации в экономике состав меняется), но эта компания находится в самом сердце Нью-Йорка на Манхэттене. В 14 кварталах от Эмпайр Стейт Билдинг, между 5 и 6 Авеню.
zooming
Финансовый центр короля Абдаллы, Эр-Рияд, Саудовская Аравия. Участок 4.11. 2014 © FXFOWLE Architects
zooming
Гринвич-лан, Нью-Йорк © FXFOWLE Architects
zooming
Башня Индия, Мумбаи © FXFOWLE Architects

Компания FXFOWLE Architects основывается на инновационных стратегиях и принципах ответственного отношения к планете, устойчивого развития. Её основатель Брюс Фауэл был одним из первых в США, кто начал претворять эти принципы в жизнь. Они были реализованы в первой зелёной высотке в Шанхае (Промышленный и коммерческий банк Китая 1992 г.) и в Нью-Йорке – Conde Nast Building на Таймс Сквер, 4 (1999 г.) – постройке, которая стала катализатором «Зелёной сертификации зданий LEED». Среди реализации в портфолио компании уже 6 платиновых и 9 золотых сертификатов LEED за разные объекты. Компания – эксперт в области разработок «зелёных кодов» для Нью-Йорка. Входила в целевую группу мэра Блумберга по этим стандартам. 90% сотрудников аккредитованы по системе LEED. Компания первая получила приз ENERGY STAR Small Business Award за нейтральный уровень эмиссии углерода в 2008 году. Говоря об этих фактах надо учитывать, что у нас ни один архитектурный вуз или факультет не готовит специалистов в области зелёных стандартов. Это образование можно получить только индивидуально на платных курсах. И сертификация зданий по стандартам, разработанным в разных странах, не получила пока должного развития в России.

Тем более впечатляет то, как за небольшой отрезок времени Леонид сумел интегрироваться в такую «продвинутую» компанию и занял там место высокого уровня. Ему доверяют наставничество молодых коллег и решение нетривиальных проектных задач. Например, сейчас заканчивается проектирование очень сложного по функциональной насыщенности и по сложной реконструкции жилого квартала в Greenwich Village – проект Greenwich Lane, в котором с самого начала Леонид принимает самое непосредственное участие. На этом историческом месте располагался огромный больничный комплекс Saint Vincent. Сейчас это будет разнотипное жильё высокой комфортности с фитнес-центром, бассейном, кинозалом, шеф кухней для приема гостей, внутренним зелёным двором, с фонтаном на крыше паркинга и фитнеса и даже пятью четырехэтажными особняками-пентхаусами, каждый из которых оборудован лифтами, винными холодильными камерами и установками для выпечки пиццы (общей площадью 68000 м2) – комплекс из 11 зданий.

Помимо многочисленных проектов в Нью Йорке он принимал участие в международных проектах: 34-этажного высотного здания Maritime в Дубае; офисных и жилых зданий в King Abdullah Financial District, строящихся в Эр Рияде, Саудовская Аравия (62000 м2); самого высокого здания в Мумбае (Индия) 191 м (40 этажей) Ruby Mills, интересного тем, что на офисные этажи поднимаются лифты с автомобилями, тем самым парковка получается под боком; ещё не построенного 60-этажного небоскреба в Мумбае.
zooming
Лекция Леонида Кравченко. Фотография © ГСТ
zooming
Лекция Леонида Кравченко. Фотография © ГСТ

Чем же отличается проектная практика американской компании от нашей отечественной? Не только такой глобальной географией и разнообразием климатических зон, часовых поясов, метрической и британской системой измерения (imperial system). Главное всё же в том, что архитекторы там играют первую скрипку независимо от того, кто назначен «генпроектировщиком» – его может вообще не быть, но архитектор в любом случае является «первой скрипкой» – основным, ведущим звеном и все смежные разделы согласовываются с ним.

Второй факт, влияющий может быть более всего на качество объекта, – это чрезвычайно подготовленный заказчик и его службы. Там заказчик не прячется за «армией» менеджеров, как у нас. Заказчик – осведомленный и вникающий не только в экономику, но и в детали объекта человек. Кстати, маркетинговый департамент заказчика – это одна из служб, которая разрабатывает стратегии по объектам, помогая клиенту сформировать свой план-задание на проектирование, очень подробный, всеобъемлющий документ, отличающийся от наших детализацией.

Все части проекта собираются как пазл, исходя из архитектуры, и все детали с ней согласовываются, чертежи выпускаются очень подробные. Интересно, что в Штатах все материалы для строительства имеют свои цифровые коды и на архитектурных чертежах вместо привычных нам спецификаций присутствуют таблицы с кодами практически всех материалов, применённых в объекте.

Конечно за 2,5 часа рассказа об американской практике не удастся показать все различия и особенности в наших системах, тем не менее некоторые соображения можно сказать определенно: где бы ни находился человек: в нашей среде, получившей казалось бы не самое лучшее архитектурное образование, или в среде выпускников Гарварда, Массачусетса и др. известных архитектурных вузов, от его целеустремленности, открытости к общению и познанию, способности ставить и достигать цели – зависит его успешное встраивание в совершенно другую систему.

Кое-что можно уверенно поставить в плюс нашему образованию – это наша художественная составляющая, способность делать эскизы руками, зарисовки и наброски, которые являются самым понятным архитектурным языком. Леонид мастер этого дела. Выставка его скетчей демонстрировалась в 2006 году в рамках программы Дней Архитектуры в Нижнем Новгороде. А в Нью-Йорке только что завершилась его персональная выставка акварелей и скетчей.

Но в остальном наша практика проигрывает из-за главенства финансовых интересов заказчика, а не развития территорий, безумной бюрократической машины, которая бесконечно долго и не по существу согласовывает всё до деталей, и может изменить свое мнение в любой момент (как в случае с конкурсами). Ещё у нас есть экспертиза, которая должна касаться только бюджета, но касается всего на свете. В целом можно сказать: мы не можем двигаться вперед, внедрять новые технологии, развивать экологичность строительной отрасли и наших территорий потому, что вынуждены отстаивать интересы девелоперов, а они не заинтересованы в инновациях, считая их лишними затратами, не приносящими прибыль.

Да, наши практики отличаются и уровень заказчика разный, но в целом мы движемся в правильном направлении как и глобальный мир, и всё получается, если мы разговариваем на одном языке – языке архитектуры.

06 Мая 2016

Автор текста:

Сергей Туманин
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.
Между Мегой и рекой
Парк у торгового центра, сделанный по всем канонам современного общественного пространства: здесь учтены потребности горожан, идентичность, экономическая и экологическая устойчивость.