Феликс Новиков предлагает свою триаду

Вместо устаревшей триады Витрувия.

author pht

Автор текста:
Феликс Новиков

23 Апреля 2013
mainImg
Если набрать в Google два слова – формула архитектуры – появятся две подсказки. Одна из них «формула витрувия», вторая «формула новиков». Если кликнуть первую, откроется знаменитая триада Витрувия – (Vitruvius) – польза, прочность, красота, которая в подлинном латинском начертании выглядит так –  Firmitas, Utilitas, Venistas.

Римский строитель и инженер, автор не менее знаменитого трактата «Десять книг об архитектуре», посвященного императору Октавиану Августу, написал его в давнем I веке нашей эры, иначе говоря 2000 лет тому назад. Он издавался множество раз начиная с 1492 года едва ли не на всех языках мира и, в том числе, впервые на русском в 1797 году. Значение этого труда в веках не померкнет, но после него другие архитекторы строили примечательные здания и утверждали свои идеи в новых трактатах. Свои «Десять книг» написал Альберти, Палладио оставил нам «Четыре книги об архитектуре», книгу «Беседы об архитектуре» сочинил Виолле-ле-Дюк. Точно также и в новые времена мастера архитектуры не только строили, но и излагали свои идеи в научных и литературных трудах, как это делал Франк Ллойд Райт и «архитектор книги» Ле Корбюзье. И, в свою очередь, это делали советские зодчие. И подобно тому как книга «Стиль и эпоха» Моисея Гинзбурга  утверждала идеи авангарда, Андрей Буров в своей книге «Об архитектуре» размышлял о проблемах освоения классического наследия. И в каждом времени труды всех этих мастеров, при всем уважении к авторам древних трактатов, утверждали новые идеи созвучные изменившимся общественным потребностям, новым веяниям, новым эстетическим идеалам. И одна только триада Витрувия, представляемая иногда подобно формуле:
   
АРХИТЕКТУРА = ПОЛЬЗА + ПРОЧНОСТЬ + КРАСОТА

оставалась нетронутой «священной коровой» на все эти прошедшие времена.

Но правильно ли это? Так ли она актуальна сегодня? Охватывает ли она все многообразие проблем современной архитектуры? Я позволю себе ответить на эти вопросы отрицательно. Ничто не вечно под луной. И вся история архитектуры подтверждает справедливость этого утверждения. Я полагаю, что давно пора признать триаду Витрувия предметом  исторического наследия.

И тогда возникает вопрос: чем ее заменить? Я впервые столкнулся с этой проблемой, когда в 1977 году получил приглашение журнала «Вопросы философии» принять участие в заседании круглого стола на тему «Взаимодействие науки и искусства в условиях современной научно-технической революции». И тема, и сообщество ее обсуждавшее были для меня новы. В этом диспуте мне было предложено ответствовать за архитектуру. В восьмом номере журнала того же года появился мой ответ на этот вызов, где впервые была опубликована альтернативная триада и, вместе с ней, формула архитектуры:

АРХИТЕКТУРА = (НАУКА + ТЕХНИКА) х ИСКУССТВО

Вторично она появилась кратким эссе в журнале «Архитектура СССР» № 6 – 81 и, наконец, в книге «Формула архитектуры». И если теперь кликнуть вторую подсказку Google, а затем сайт ozon.ru, откроется изображение ее обложки и информация о том, что книжка вышла в 1984 году, издательство «Детская литература», 144 стр., тираж 100.000 и сообщение – в продаже нет. У этой книги своя история. Она была написана в 75-м и в том же году отрывки из рукописи «Синяя птица архитектуры» попали на разворот «Литературной  газеты», вышедшей в день открытия VI съезда архитекторов СССР. Спустя четыре года издательство «Знание» выпустило 64-х страничную брошюру «В поисках архитектурного образа», содержавшую в себе выборку из того же текста. Но сама книга, лежавшая в столе автора и дважды отклоненная «Стройиздатом», без всякой адаптации к возрасту юного читателя, (редакторы сочли, что десятиклассник  все поймет) с новым названием  и самой формулой увидела свет спустя 9 лет.  Разумеется, я мог бы привести здесь ее обоснование, содержащееся на 47-й странице, но теперь, спустя почти 30 лет аргументaция заметно умножилась и необходимость в новой триаде представляется очевидной. 

Недавно я прочел на сайте archi.ru «Манифест» известного петербуржского архитектора Евгения Герасимова, где было написано: «Триаду «польза, прочность, красота» никто не отменял. И если что-то из перечисленного отсутствует, то здание можно считать ущербным». Впрочем, заведомо бесполезные и непрочные здания строятся редко. Другое дело – красота. Римляне I века с ней управлялись лучше нас. Автор триады не ведал, что такое «рапетовщина» и с наследием Лужкова знаком не был. Но я думаю, что сегодня прочное и полезное здание, даже если оно покажется красивым автору манифеста, можно посчитать ущербным по множеству других признаков, о которых Витрувий ничего не знал. Другие были тогда времена и критерии оценки были другие. Ясно, что триада устарела. И если считать от того «круглого стола», то я предлагал отмену  тридцать шесть лет назад. Но, как пишет Евгений,  архитектором он стал случайно и, по-видимому, моей «Формулы» не читал, в отличие от Александра Ложкина, который при встрече и знакомстве сказал: «Я потому и стал архитектором, что прочел вашу книгу». Опираясь на нынешнее положение вещей, я изложу здесь доказательства актуальности моей триады.

Польза не подразумевает всех требований к современному  сооружению, обеспечивающих его должное градостроительное положение, соответствие среде, четкость функционального строя, решение транспортных проблем, должные эксплуатационные качества, экономическую целесообразность и т. д. и т. п. В XXI веке все эти вопросы в процессе проектирования должны быть всесторонне  исследованы. Не случайно в наши дни в солидных проектных фирмах создаются специальные подразделения призванные обеспечить обстоятельное обоснование каждого решения.  А это  серьезная научная  работа.

Прочность никак не охватывает всего комплекса вопросов, без решения которых здание не отвечает требованиям  сегодняшнего дня. И какова дистанция от нее до хайтека и деконструктивизма! Инженерное оборудование современных сооружений создает должный климат, обеспечивает энергоснабжение и связь, многое другое, чего в помине не было 2000 лет назад. И об экологии и «зеленой» архитектуре Витрувий слыхом не слыхал. Оснащение зданий постоянно  совершенствуется, требует инноваций, прорывов в грядущее время, которые способны обеспечить только лишь НАУКА и ТЕХНИКА.

Античная красота принимается нами с восхищением. Но в этой древности не было понятий традиции и новаторство, гений места и глобализм, и даже что такое дизайн римляне I века не ведали. За словом красота в наши дни может стоять безвкусица и пошлость. Эстетические достоинства современного архитектурного сооружения обеспечивается творческой деятельностью, которая способна создать больше, чем красоту – художественное явление, иначе говоря, произведение искусства. ИСКУССТВО – еще одно слагаемое триады.

Конечно, можно попытаться поставить в ряд все достоинства, потребные от современной постройки, но тогда и декадеады не хватит. Современная триада архитектуры содержит в себе следующие обобщающие компоненты:  
      
НАУКА, ТЕХНИКА, ИСКУССТВО

А теперь еще раз взгляните на формулу и вникните в ее смыслы:

АРХИТЕКТУРА = (НАУКА + ТЕХНИКА) х ИСКУССТВО

Здесь НАУКА и ТЕХНИКА не случайно оказались в скобках и предстают слагаемыми. Также не случайно ИСКУССТВО предстает множителем. И если последний окажется равным нулю, таким же станет и результат –  архитектурного произведения не будет. Будет постройка, строение, объект, не более того.

И остается последний вопрос. Кем же должен быть в таком случае современный архитектор? Он должен быть исследователем, обладающим аналитическими способностями, быть технически образованным специалистом, которому не помешает склонность к изобретательству, наконец, быть художником, наделенным пространственным воображением и способным создать произведение искусства. И я скажу в заключение – истинное призвание архитектора от века состоит в том, чтобы одухотворять материальный мир, который создает для себя человечество. Остальное оно может сделать и без нас.

С искренним почтением к гению Витрувия и его трудам, Феликс Новиков
zooming
Витрувий представляет Книги об архитектуре Августу. Гравюра Себастьяна Леклерка из издания книг Витрувия Томаса Гордона Смита 1684 года. Источник: Wikipedia


23 Апреля 2013

author pht

Автор текста:

Феликс Новиков
comments powered by HyperComments
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.