Сохранить нематериально

О книге Кубы Снопека «Беляево навсегда. Сохранение непримечательного», выпущенной издательством Strelka Press.

Автор текста:
Николай Ерофеев

mainImg
0 Книга «Беляево навсегда. Сохранение непримечательного» выпущена в электронном виде и формате print on demand. С любезного согласия Strelka Press мы также публикуем ее отрывок, который можно прочесть здесь.

Автор книги Куба Снопек – архитектор из Польши. Он поступил в московский Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» в 2010 году и оказался там в учебной студии Рема Колхаса, где изучалась проблема сохранения «неудобного» модернистского наследия. Эта проблема, действительно, есть: существует гигантское количество архитектуры, которую нельзя сохранить, потому что она не уникальна, а в наши дни только уникальность объекта дает возможность для его сохранения. Колхас приводил в пример Берлинскую стену – объект простой, но нагруженный важными нематериальными коннотациями, однако не уникальный, в следствии чего и погибший. Эту методологию Куба Снопек попытался приложить к русскому контексту, а именно – к московскому району Беляево.
 
Но самое важное там – не дома, пишет автор, а культурный контекст эпохи, который, в частности, почерпнут им и из фильмов советского времени. Снопек проводит разные параллели с конкретным микрорайоном, его интересует советский быт и повседневная жизнь. Он находит известных людей, которые были связаны с Беляевым. Среди «звезд», которые в разное время тут, оказывается, жили – Гройс, Парщиков, Янкилевский, Попов и многие другие, однако, по мнению автора, самым знаменитым из всех был поэт и художник Дмитрий Александрович Пригов. И, конечно же, для автора важно, что именно в Беляево произошло важное для российского искусства событие – «Бульдозерная выставка» 1974 года.
 
Этот культурный багаж района, по мнению Снопека, дает все основания, дабы ратовать за необходимость сохранения Беляева. Его диплом на «Стрелке» завершался проектом справки о выдающейся мировой ценности этого района, которая необходима для его включения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в качестве объекта нового типа исторического наследия, а книга – рассказом о том, как эта провокационная идея вызвала протест местных жителей, написавших на него жалобу в префектуру: они испугались, что охранный статус помешает развитию района. То есть сохранение «физического» Беляева чрезвычайно затруднено.
 
zooming
Повторяемость как базовый принцип организации района Беляево на градостроительном и архитектурном уровнях. Фотография Макса Авдеева из книги «Беляево навсегда»

Однако вопрос о методе сохранения Беляева – все же проблема важная. Дома там имели срок годности и изначально были рассчитаны всего лишь на 20 лет эксплуатации, после чего их должны были заменить более комфортным жильем. И правда, как теперь сохранять эти дома – с протекающими крышами, щелями, проницаемыми стыками между панелями и всем прочим? И архитектура их – вовсе не уникальна. Поэтому, принимая во внимание изначальное отсутствие уникальности в типовой застройке Беляево, Снопек говорит о том, что речь не идет о целостном сохранении района, а лишь о сохранении уникального компонента – нематериального наследия. Автор призывает создать новые критерии сохранения подобных Беляеву районов. Его идею подкрепляет остроумная иллюстрация, предлагающая преобразование логотипа ЮНЕСКО – с заменой античного храма на панельный дом.
 
zooming

Снопек пытается создать из Беляева «настоящее мифологическое урочище» и тем самым запустить процесс мифологизации. Он рисует идеализированное место: «В отличие от северных и восточных районов, Юго-запад Москвы, как магнит, притягивал интеллигенцию своей академичностью и культурностью». Беляево предстает перед читателями населенным концептуалистами во главе с Дмитрием Приговым. И в книге, действительно, больше всего внимания уделяется Дмитрию Александровичу, названному «самым важным обитателем Беляева», и факт его жизни там посему задает главный импульс идее сохранения района. Но насколько важно для творчества Пригова именно Беляево? Снопек приводит в доказательство несколько его стихов, но они могли быть написаны и в любом другом спальном микрорайоне.
 
Снопек достаточно категоричен в ряде своих выводов. К примеру, общими чертами, которые связывают микрорайон и московскую концептуальную школу, оказываются «повторяемость, и пустотность, и отказ от визуального». И его утверждения о том, что «тотальный» подход к строительству нашел отражение в тотальном подходе к искусству (имеются ввиду тотальные инсталляции), несомненно, имеет здравое зерно, но звучит более чем полемично. Проблема – в понимании «пустотности» и «тотальности» как якобы самоочевидных понятий, при том что их корни в концептуализме и в советской реальности не прослеживаются, также непонятно, как эти корни могли «сплетаться».
 

Доводы, что в Беляево «архитектурная среда стимулировала художественную деятельность» также не кажутся очевидными. Конечно, спальный район важен для московского романтического концептуализма, но не менее важна для него и коммуналка в центре, а также появление дополнительного выходного дня, который позволил концептуалистам устраивать акции за городом. Все эти факторы одинаково значимы для исследователя, у которого есть кое-какой опыт жизни в ту эпоху.
 
Получившаяся книжка – типичный продукт «Стрелки»: информация в ней излагается доступно, в расчете на широкого читателя. Но, к сожалению, при всей важности издательской программы института, у ее изданий есть и недостатки, которые «Беляево навсегда» демонстрирует в полной мере: стиль легкого популярного исследования и склонность к построению ярких, парадоксальных концепций, часто игнорирующих и реальные исторические факты, и саму необходимость их изучения.
 
Однако проблема сохранения Беляева и других подобных микрорайонов существует, и неясно, как о ней говорить, тем более – ее решать. Заслуга Кубы Снопека в том, что он одним из первых заговорил об этом и добился того, чтобы эту тему начали широко обсуждать. О «Беляево навсегда» часто говорят (хотя пока книга больше на слуху, чем на столе), и сейчас по мотивам исследования Снопека в Беляево была даже организована серия экскурсий и образовательных мероприятий. В ее программе – дворовый развивающий воркшоп «Как стать знаменитым художником» и интерактивная игра «Беляево-квест. Бульдозер».

24 Июля 2014

Автор текста:

Николай Ерофеев
comments powered by HyperComments
Сохранить окна ТАСС!
Проблема в том, что фасады ТАСС 1977 года могут отремонтировать, сохранив в целом рисунок, но в других материалах – так, что оно перестанет быть похожим на себя и потеряет оригинальный, то есть подлинный, облик. Собираем подписи за присвоение зданию статуса объекта наследия и охрану его исторического облика.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Вечное движение
В первый «вертикальный лес» Стефано Боэри в Китае въехали жильцы. Комплекс расположен в Хуангане на реке Янцзы.
Градсовет Петербурга 26.01.2022
Парадокс с сохранением дореволюционной застройки, Покрас Лампас и правило брандмауэра: эксперты повторно рассмотрели проекты санатория в Репино и гостиницы на Уральской улице.
Гуманизм при растущем уровне моря
Международную премию RIBA, на которую может претендовать сооружение в любой точке планеты, получила больница на юго-западе Бангладеш по проекту Кашефа Чаудхури и его бюро Urbana.
Путь Цоя
Planet 9 создали дизайн для выставки «Путь героя», которая открыта сейчас с Манеже. Пластическое и пространственное решение, интерпретируя историю жизни и творчества Виктора Цоя, выстраивает собственный, очень активный комментарий.
Научное открытие
В Петербурге прошел форсайт «Среда стрелки: Научный квартал». Участники искали способ сделать научные учреждения, сосредоточенные на стрелке Васильевского острова, более открытыми и интересными горожанам.
Фильм в зачет
Андрей Киселев и Сергей Шестопалов приглашают посмотреть фильм экспериментальной проектной студии РАНХиГС, который стал итогом семестра, посвященного навыкам самопрезентации.
Грани Вестника
В ЦДА открылась юбилейная выставка старейшего из современных архитектурных изданий, выстраивающего связи между «Архитектурой СССР» и постсоветской профессиональной журналистикой, также как и между теорией и историей архитектуры. В сухом остатке – мы находимся где-то рядом с точкой сингулярности.
Двор для «Неба»
Проект двора ЖК «Небо» разработала британская компания Gillespies. Авторы сделали акцент на равномерном сочетании развитого озеленения и строгих выгородок, что вполне соответствует духу самого комплекса.
Космические амбиции
Бюро MVRDV обнародовало концепцию эко-долины вокруг поселка «Гагарин» в Армении. Вини Маас уверен — самому первому космонавту их проект бы наверняка понравился.
Горизонт Венеции
В Музее архитектуры открыта выставка панорам Венеции от XV до XX века. В наше время она приобретает неожиданный привкус ностальгии по городу, который теперь не так просто посетить.
Проницаемые структуры
В башне Zuiderzicht в Антверпене по проекту архитекторов KCAP и evr-architecten жильцы сами решают, что будет в выбранной квартире: балкон, остекленная или открытая терраса.
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта, испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос, эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.