Сохранить нематериально

О книге Кубы Снопека «Беляево навсегда. Сохранение непримечательного», выпущенной издательством Strelka Press.

Автор текста:
Николай Ерофеев

mainImg
Книга «Беляево навсегда. Сохранение непримечательного» выпущена в электронном виде и формате print on demand. С любезного согласия Strelka Press мы также публикуем ее отрывок, который можно прочесть здесь.

Автор книги Куба Снопек – архитектор из Польши. Он поступил в московский Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» в 2010 году и оказался там в учебной студии Рема Колхаса, где изучалась проблема сохранения «неудобного» модернистского наследия. Эта проблема, действительно, есть: существует гигантское количество архитектуры, которую нельзя сохранить, потому что она не уникальна, а в наши дни только уникальность объекта дает возможность для его сохранения. Колхас приводил в пример Берлинскую стену – объект простой, но нагруженный важными нематериальными коннотациями, однако не уникальный, в следствии чего и погибший. Эту методологию Куба Снопек попытался приложить к русскому контексту, а именно – к московскому району Беляево.
 
Но самое важное там – не дома, пишет автор, а культурный контекст эпохи, который, в частности, почерпнут им и из фильмов советского времени. Снопек проводит разные параллели с конкретным микрорайоном, его интересует советский быт и повседневная жизнь. Он находит известных людей, которые были связаны с Беляевым. Среди «звезд», которые в разное время тут, оказывается, жили – Гройс, Парщиков, Янкилевский, Попов и многие другие, однако, по мнению автора, самым знаменитым из всех был поэт и художник Дмитрий Александрович Пригов. И, конечно же, для автора важно, что именно в Беляево произошло важное для российского искусства событие – «Бульдозерная выставка» 1974 года.
 
Этот культурный багаж района, по мнению Снопека, дает все основания, дабы ратовать за необходимость сохранения Беляева. Его диплом на «Стрелке» завершался проектом справки о выдающейся мировой ценности этого района, которая необходима для его включения в список Всемирного наследия ЮНЕСКО в качестве объекта нового типа исторического наследия, а книга – рассказом о том, как эта провокационная идея вызвала протест местных жителей, написавших на него жалобу в префектуру: они испугались, что охранный статус помешает развитию района. То есть сохранение «физического» Беляева чрезвычайно затруднено.
 
zooming
Повторяемость как базовый принцип организации района Беляево на градостроительном и архитектурном уровнях. Фотография Макса Авдеева из книги «Беляево навсегда»

Однако вопрос о методе сохранения Беляева – все же проблема важная. Дома там имели срок годности и изначально были рассчитаны всего лишь на 20 лет эксплуатации, после чего их должны были заменить более комфортным жильем. И правда, как теперь сохранять эти дома – с протекающими крышами, щелями, проницаемыми стыками между панелями и всем прочим? И архитектура их – вовсе не уникальна. Поэтому, принимая во внимание изначальное отсутствие уникальности в типовой застройке Беляево, Снопек говорит о том, что речь не идет о целостном сохранении района, а лишь о сохранении уникального компонента – нематериального наследия. Автор призывает создать новые критерии сохранения подобных Беляеву районов. Его идею подкрепляет остроумная иллюстрация, предлагающая преобразование логотипа ЮНЕСКО – с заменой античного храма на панельный дом.
 
zooming

Снопек пытается создать из Беляева «настоящее мифологическое урочище» и тем самым запустить процесс мифологизации. Он рисует идеализированное место: «В отличие от северных и восточных районов, Юго-запад Москвы, как магнит, притягивал интеллигенцию своей академичностью и культурностью». Беляево предстает перед читателями населенным концептуалистами во главе с Дмитрием Приговым. И в книге, действительно, больше всего внимания уделяется Дмитрию Александровичу, названному «самым важным обитателем Беляева», и факт его жизни там посему задает главный импульс идее сохранения района. Но насколько важно для творчества Пригова именно Беляево? Снопек приводит в доказательство несколько его стихов, но они могли быть написаны и в любом другом спальном микрорайоне.
 
Снопек достаточно категоричен в ряде своих выводов. К примеру, общими чертами, которые связывают микрорайон и московскую концептуальную школу, оказываются «повторяемость, и пустотность, и отказ от визуального». И его утверждения о том, что «тотальный» подход к строительству нашел отражение в тотальном подходе к искусству (имеются ввиду тотальные инсталляции), несомненно, имеет здравое зерно, но звучит более чем полемично. Проблема – в понимании «пустотности» и «тотальности» как якобы самоочевидных понятий, при том что их корни в концептуализме и в советской реальности не прослеживаются, также непонятно, как эти корни могли «сплетаться».
 

Доводы, что в Беляево «архитектурная среда стимулировала художественную деятельность» также не кажутся очевидными. Конечно, спальный район важен для московского романтического концептуализма, но не менее важна для него и коммуналка в центре, а также появление дополнительного выходного дня, который позволил концептуалистам устраивать акции за городом. Все эти факторы одинаково значимы для исследователя, у которого есть кое-какой опыт жизни в ту эпоху.
 
Получившаяся книжка – типичный продукт «Стрелки»: информация в ней излагается доступно, в расчете на широкого читателя. Но, к сожалению, при всей важности издательской программы института, у ее изданий есть и недостатки, которые «Беляево навсегда» демонстрирует в полной мере: стиль легкого популярного исследования и склонность к построению ярких, парадоксальных концепций, часто игнорирующих и реальные исторические факты, и саму необходимость их изучения.
 
Однако проблема сохранения Беляева и других подобных микрорайонов существует, и неясно, как о ней говорить, тем более – ее решать. Заслуга Кубы Снопека в том, что он одним из первых заговорил об этом и добился того, чтобы эту тему начали широко обсуждать. О «Беляево навсегда» часто говорят (хотя пока книга больше на слуху, чем на столе), и сейчас по мотивам исследования Снопека в Беляево была даже организована серия экскурсий и образовательных мероприятий. В ее программе – дворовый развивающий воркшоп «Как стать знаменитым художником» и интерактивная игра «Беляево-квест. Бульдозер».

24 Июля 2014

Автор текста:

Николай Ерофеев
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Советский модернизм

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Прения о шаре
История о взаимодействии авторов и профессиональной этике: с хорошим концом на примере Даниловского рынка и с плохим – на примере Перовского. В переписке Феликса Новикова и Александры Чечеткиной, с экскурсами в 1980-е.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Тотальный театр
Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.
Музей Ленина в Горках
Музей В.И. Ленина в Горках по проекту Леонида Павлова в контексте «ленинианы» его автора: публикация исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.
Пансионат «Дружба»
Пансионат «Дружба» в Курпатах близ Ялты по проекту Игоря Василевского, его конструктивные особенности и использование при проектировании САПР – в развернутой публикации исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.