Архитектор + гражданин

«Архитектор как гражданский активист» – именно так звучала тема круглого стола, прошедшего в архитектурной школе МАРШ при участии российских и швейцарских экспертов.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
Круглый стол, состоявшийся 10 июня в стенах школы МАРШ, был организован совместными усилиями Международного института архитектуры i2a и архитектурной школы МАРШ. Он подвел промежуточные итоги российско-швейцарской программы «Swiss made в России», в рамках которой прошел цикл лекций швейцарских архитекторов на тему гражданской ответственности архитектора. В период с апреля по июнь 2014 перед московской публикой в школе МАРШ выступили Никола Рагуши из бюро XNF, Кристоф Наэги из TRIBU и Андреас Зондереггер, руководитель мастерской Pool Architecten, лекция которого состоялась непосредственно перед началом круглого стола.
Круглый стол в МАРШ. Фотография Аллы Павликовой
zooming
Проект аггломерации в районе Глатталь. Группа «Крокодил». Изображение с сайта poolarch.ch
Проект аггломерации в районе Глатталь. Группа «Крокодил». Изображение с сайта poolarch.ch
Проект аггломерации в районе Глатталь. Группа «Крокодил». Изображение с сайта poolarch.ch
Проект аггломерации в районе Глатталь. Группа «Крокодил». Изображение с сайта poolarch.ch
Проект аггломерации в районе Глатталь. Группа «Крокодил». Изображение с сайта poolarch.ch
Проект аггломерации в районе Глатталь. Группа «Крокодил». Изображение с сайта poolarch.ch

На примере масштабного проекта новой агломерации в долине реки Глатт (Глатталь) к северу от Цюриха, разработанного его бюро в составе архитектурной группы «Крокодил» (также туда вошли EM2N Architekten и др.), Андреас Зондереггер показал, как может проявляться гражданская позиция архитектора в Швейцарии и как он взаимодействует с городом и обществом, для которых архитектурное проектирование – это лишь инструмент реализации социальных и культурных запросов. Об этом говорили и в ходе круглого стола, пытаясь понять, возможен ли в России подобный подход к архитектуре.
Андреас Зондереггер и Александр Острогорский. Фотография Аллы Павликовой

Как оказалось, поставленная швейцарскими коллегами и столь важная для успешного развития любого города тема не слишком актуальна в нашей стране: людей в зале было немного – ни большого количества практикующих российских архитекторов, ни, тем более, представителей общественности замечено не было. Очевидно, это весьма показательно. Как заметил в своем докладе Андреас Зондереггер, архитекторы, и не только российские, еще со времен раннего модернизма и зарождения мысли о том, что они могут спроектировать буквально все – от маленькой вилки до целой вселенной, стали считать себя чуть ли не богоподобными. Только сейчас, по словам докладчика, в профессии происходит перелом: осознается несправедливость подобного мнения. Архитектор начинает понимать, что он лишь исполнитель задач, поставленных перед ним клиентом, властью, городом. А раз это так, то он просто обязан считаться с их интересами. Однако в силу былой убежденности в уникальности своего назначения, он все еще отказывается нормально коммуницировать с обществом и осознавать себя его частью. Что же касается представителей общественности, то сама идея интересоваться мнением людей о проекте появилась не так давно, примерно в 1970-е гг. Но беда в том, что эти люди редко знают, чего именно они хотят: гораздо легче они отвечают на вопрос о том, чего им не хочется категорически. Поэтому, пока дело не касается выражения протеста, привлечь внимание общества непросто.

Андреас Зондереггер,
архитектор, партнер Pool architecten:
«Восприятие роли архитектора сегодня сильно изменилось. Это можно легко объяснить глобализацией, но есть и другие причины. К примеру, появление «звездных» архитекторов. Люди знают всего несколько имен, которые оказались на слуху в связи со строительством тех или иных знаковых объектов. Все же прочие специалисты, способные действительно стать настоящими помощниками в реализации важнейших общественных задач, оказались вне архитектурного мира, сузившегося до нескольких имен. Что же касается позиции самого архитектора, то он и не должен стремится к известности. Его задачи куда более утилитарные. К примеру, важно, чтобы, проектируя, он научился мыслить не в масштабах здания и даже улицы, но района и города, выступая своего рода дирижером большого оркестра».
Евгений Асс. Фотография Аллы Павликовой

Евгений Асс,
ректор школы МАРШ,
активно поддержал позицию Андреаса Зондереггера:
«Полезно «приземлить» профессию архитектора, показать, что она может быть бытовой и очень социально значимой. Наша беда – отсутствие инициативных проектов. Большинство социальных проектов – это инициатива исключительно государства. Архитектор же остается в стороне, бездействует».

Александр Острогорский,
журналист, преподаватель МАРШ,
не согласился с швейцарским архитектором. По его мнению, архитектор не должен быть «дирижером», он должен работать в одной большой мультидисциплинарной команде. Мнение об утрате архитектором особого статуса – это просто миф, этого статуса у него никогда и не было. Архитекторам надо перестать вариться в собственном соку и мечтать об особом положении в обществе, а вместо этого научиться вести диалог с самыми разными группами населения:

«В России мы видим массу дискуссий о роли архитектора, но большинство из них проходит в кругу одних только архитекторов. Ни гражданские активисты, ни представители местных сообществ, ни блогеры, ни политики в этих дискуссиях не участвуют. В такой ситуации не может получиться полноценного диалога. Люди архитектурой не интересуются, поэтому никогда не обратятся к ней лицом, если сами архитекторы не начнут разговаривать с людьми».

«Вы правы, когда говорите, что образ архитектора как дирижера себя изжил, – подхватил Андреас Зондереггер – Тем не менее, на архитекторе лежит вся ответственность за возводимый объект, поэтому именно он должен руководить процессом. Например, в нашем проекте мы взяли на себя руководство 25-ю командами».

«Мы задаем вопрос о роли архитектора в жизни общества. Но как и когда так случилось, что он из этой жизни выпал и забыл о том, что происходит в обществе? – продолжил разговор Евгений Асс – Нашей профессии свойственен дуализм, ведь архитектор, являясь неотъемлемой частью общества, так или иначе навязывает ему определенный образ жизни. Я и сам в глубине души считаю себя демиургом и не понимаю, почему общество не соглашается с такой позицией. Это, конечно, шутка, но некоторая неприязнь, если не ненависть общества по отношению к архитекторам, действительно, существует. Я никогда не слышал, чтобы люди ненавидели, скажем, производителей сыра, но архитекторов не жалуют в большинстве стран мира. В какой момент архитектура перестала быть волшебством? Наверное, это произошло в период индустриализации городов, когда архитектор решал самые что ни на есть земные задачи. И, наверное, сегодня не нужно стремиться вернуть утраченный статус. Напротив, нужно еще больше приблизить профессию к проблемам простых людей».
Евгений Асс и Никита Токарев. Фотография Аллы Павликовой

В деле осознания профессии архитектора, как важной  и социально значимой, важен образовательный аспект – уверен
Никита Токарев,
директор школы МАРШ:

«Если на этапе образования не поднимать вопрос социальной и гражданской ответственности, то у нас в стране просто не останется думающих архитекторов. Архитектор должен хорошо чувствовать не только пространство и форму, он должен обладать особой эмпатией – чувствовать людей. В России мало архитекторов принимают участие в гражданских проектах, интересы жителей тоже никто особо не представляет. Поэтому крайне важно сегодня попытаться вдохнуть новую идею в архитектурную профессию».
Людовика Моло. Фотография Аллы Павликовой

Людовика Моло,
куратор программы «Swiss made в России», Международный институт архитектуры i2a,
рассказала о том, как важен образовательный аспект в архитектурной профессии на самом раннем этапе развития:

«Три года назад мы пришли к мысли, что для налаживания диалога с обществом необходимо для начала научиться говорить с детьми. Обучая детей, рассказывая им об основах профессии, мы таким образом пытаемся достучаться и до их родителей, и одновременно воспитываем новое, по-иному мыслящее поколение. Поначалу мы взяли за основу образовательную модель подобной школы в Хельсинки. На некоторое время мы сами стали учениками этой школы, чтобы понять процесс изнутри. Сегодня мы самостоятельно занимаемся с детьми дошкольного возраста, изучая с ними самые разные стороны архитектуры – от простых типологий до современных строительных техник. Мы обсуждаем с детьми такие сложные темы, как качество жизни и среды, формирование городского пространства и т.п. Мы уверены, что рано или поздно эти знания, привитые с детства, перейдут на более высокий уровень и станут обсуждаться уже в политических кругах».

Обсуждался в рамках дискуссии и вопрос конкурсной практики – широко распространенной в европейских странах и только-только приобретающей важность в России. Андреас Зондереггер рассказал, что все его проекты были созданы в конкурсном формате. Но, по словам Евгения Асса, конкурсы в Москве проводятся только для знаковых объектов. Представить себе, что в России каждый строящийся дом станет предметом конкурса, пока сложно.
Елена Гонсалес. Фотографи Аллы Павликовой

Елена Гонсалес,
архитектурный критик и куратор экспозиции «Конкурсы» на Арх Москве-2014,
уверена, что это очень перспективное направление, вызвавшее живейшие интерес и со стороны архитекторов, и со стороны общества. [Александр Острогорский, напротив, попросил для начала доказать состоятельность данного инструмента и его необходимость в нашей стране, прежде чем безоговорочно перенимать опыт других стран в части проведения конкурсов. – уточнение от А. Острогорского: « – я строго говоря имел в виду, что не уверен, что конкурсы могут хорошо работать именно на уровне потребностей местных сообществ так, как это бывает в Европе, где местное самоуправление сильнее, особенно в части распределения финансов. Вообще же я думаю, что конкурсы это хорошо, и делать их надо именно по глобальным стандартам.» ]

Программой «Swiss made в России» обмен опытом между двумя странами не ограничится. Алессандро Мартинелли, директор Международного института архитектуры i2a, заявил, что необходимо продолжить читать лекции, расширяя лекционную программу, приглашать разных специалистов, проводить совместные семинары и воркшопы. Евгений Асс, со своей стороны, предложил провести выставку о жизни и творчестве не «звездных», а рядовых архитекторов Швейцарии и России.

0

16 Июня 2014

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.
Высокая горка
Начинаем публикацию проектов, победивших в конкурсе «Исторические поселения и малые города». Первый присланный – проект для Новохопёрска. Он соединяет две части города, вписан в пешеходные маршруты и эффектно использует ландшафтные красоты.
АБ Крупный план: «Важно, чтобы форма не была случайной,...
Беседа с Сергеем Никешкиным и Андреем Михайловым, партнерами-сооснователями архитектурно-инжиниринговой компании «Крупный план» – о ее структуре и истории развития, принципах, поиске формы и понятии современности.
Коворкинг под вуалью
Бюро Cano Lasso Arquitectos дало фасаду лондонского коворкинга полимерную «вуаль», а интерьер превратило в фантастический ландшафт – в соответствии с идеями заказчика, борющейся со скукой арендаторов компании Second Home.