Три концепции для «Ударника»

Репортаж об объявлении результатов конкурса и три проекта победителей.

mainImg
29 мая в здании кинотеатра «Ударник» состоялась пресс-конференция, посвященная подведению итогов закрытого международного конкурса на проект реставрации бывшего кинотеатра и его приспособление под музей современного российского искусства. В ходе пресс-конференции были названы имена трех финалистовпервое место присудили Robbrecht en Daem architecten (Бельгия), второе — Stephan Braunfels Architekten (Германия), а третье — Arata Isozaki & Associates (Япония). Окончательного победителя определит заказчик конкурса. Публикуем проекты и репортаж с пресс-конференции и комментарии членов жюри. 

Пресс-конференция проходила в стенах кинотеатра «Ударник» – памятника архитектуры конструктивизма, являющегося частью комплекса знаменитого Дома на набережной и построенного по проекту Бориса Иофана в 1931 году. В светлом зале первого этажа, освещенного множеством больших люстр, утопающих в исчерченных правильными крупными окружностями сводах, в этот дождливый день собрались известные архитекторы из самых разных стран мира, представители крупнейших музеев современного искусства, профессора и искусствоведы. Все с нетерпением ждали объявления результатов конкурса. Участники – а всего на финальный этап проектирования было отобрано шесть команд – ожидали итогов с волнением, а многочисленная публика, прогуливающаяся по залу и осматривающая развешенные вдоль белоснежных стен проекты – с неподдельным интересом. И это неудивительно, ведь о желании превратить «Ударник» в новый музей международный культурный Фонд Бреуса, выступивший заказчиком конкурса, объявил еще два года назад. С тех пор общественность не без тревоги наблюдала за судьбой уникального памятника архитектуры начала XX века.
Первое место. Проект музея современного музея. Robbrecht en Daem architecten (Бельгия)
zooming
Экспозиция проектов-финалистов в здании бывшего кинотеатра «Ударник». Фотография Аллы Павликовой

Но, надо сказать, что к выполнению поставленной задачи организаторы подошли очень разумно и деликатно. К участию в конкурсе были приглашены только те архитектурные бюро, которые имеют опыт реализации масштабных музейных проектов и реставрации архитектурных памятников. Одним из главных критериев оценки конкурсных проектов было бережное и уважительное отношение к зданию. Да и состав жюри, в который вошли такие высокопрофессиональные эксперты, как куратор Жан-Юбер Мартен, архитектор Жан-Луи Коэн, директор Музея современного искусства в Антверпене Барт де Баре, директор немецкого музея архитектуры DAM во Франкфурте-на-Майне Петер Шмаль, директор Государственного музея современного искусства в Салониках Мария Цанцаноглу, директор ГЦСИ Михаил Миндлин, архитектор Сергей Скуратов и глава BREUS Foundation Шалва Бреус, не мог не вызвать доверия.
Жюри конкурса в полном составе. Фотография предоставлена организаторами

Барт де Баре, начавший свое выступления с признания в любви городу Москве, отметил, что «конкурс собрал лучших архитекторов, и каждый из них показал свое особое видение будущего музея. Для жюри выбор был чрезвычайно сложным, поскольку речь шла о важной площадке города, которая когда-то была центром притяжения для москвичей. Спустя годы кинотеатр был оставлен и забыт горожанами. Теперь перед архитекторами стоит задача вернуть это великолепное здание москвичам».
Барт де Баре. Фотография Аллы Павликовой

Перед участниками конкурса была поставлена, действительно, очень сложная задача – сохранив особый образ и неповторимую атмосферу кинотеатра, создать в нем пространство совершенно иного рода. Музейная деятельность подразумевает большое количество открытых и хорошо освещенных площадей и различных сценариев организации экспозиционного пространства. Михаил Миндлин заметил, что с точки зрения музея площадь кинотеатра – невелика, а здесь к тому же требуется разместить не просто музей, а настоящий культурный центр. При этом проекты обязаны четко соответствовать требованиям реставрации, и предлагаемое архитектурное решение ни в коем случае не должно перегружать здание.
Мария Цанцаноглу. Фотография Аллы Павликовой

Мария Цанцаноглу пояснила, что выбор жюри был основан на трех основных критериях. Во-первых, было важно, соответствует ли предложение техническому заданию конкурса и принципам работы с памятниками архитектуры. Во-вторых, оценивалась возможность многофункционального использования площадей, проведения в здании различных мероприятий. И в-третьих, проект не должен был слишком активно вторгаться в архитектуру здания, наделяя его несвойственными ему чертами. Как отметили члены жюри, все шесть финалистов прекрасно справились с поставленными задачами, но победа осталась за теми, кто продемонстрировал наиболее деликатное обращение с наследием прошлого.
Петер Шмаль. Фотография Аллы Павликовой

Петер Шмаль, делясь впечатлениями о ходе заседания жюри, рассказал, что проекты трех лидеров конкурса стали очевидны почти сразу. Дискуссий не вызвал и вопрос о первом месте. А вот проекты, занявшие второе и третье места, оказались очень близки по количеству голосов жюри – отрыв был минимальным. При этом Шалва Бреус подчеркнул, что, несмотря на распределение мест, все три бюро имеют шанс заключить с заказчиком контракт на реализацию проекта. Итоговый выбор будет сделан в течение 2-3 недель по итогам личных переговоров заказчика с архитекторами.
Шалва Бреус. Фотография Аллы Павликовой
***
 
Представляем проекты тройки финалистов с авторскими пояснениями и комментариями жюри:
 
Первое место. Robbrecht en Daem architecten (Бельгия)

Первое место. Проект музея современного музея. Макет. Robbrecht en Daem architecten (Бельгия). Фотография Аллы Павликовой

Музей, по мнению автора, это живой организм. Глава бюро Поль Роббрехт отметил, что здание «Ударника» – это настоящая репрезентация мира, не приукрашенная излишеством деталей. Главным героем проекта является свет, которым наполняются буквально все помещения музея, обозначая плавный переход от полумрака цокольного этажа к максимально освещенным галереям под куполом здания. Его архитектор сделал открытым, прозрачным. Помимо этого, внутреннее пространство музея обладает выходом к реке и завораживающей панорамой Москвы. Выставочные пространства окружены («окутаны») образовательными студиями и помещениями архива, сохраняющего историю памятника для будущего.
Поль Роббрехт. Фотография Аллы Павликовой
Первое место. Проект музея современного музея. Robbrecht en Daem architecten (Бельгия)
Первое место. Проект музея современного музея. Robbrecht en Daem architecten (Бельгия)
Жан-Юбер Мартен. Фотография Аллы Павликовой

Жан-Юбер Мартен о проекте-победителе:
«Проект близок к оригиналу, к тому образу, который когда-то задумал Борис Иофан – а «Ударник» был создан как своего рода знак в городе. Поль Роббрехт в своем проекте предусмотрел возможности для очень гибкого использования архитектурных особенностей здания и открыл его для жителей города. Уникальность проекта – в обилии естественного света, которым архитектор наполняет все пространство музея благодаря решению открыть центральный купол».

Петера Шмаля восхитила чуткость подхода к зданию:
«Автор больше других искал душу здания и, кажется, сумел ее найти».
***
 
Второе место. Stephan Braunfels Architekten (Германия)

Второе место. Проект нового музея современного искусства. Stephan Braunfels Architekten (Германия)

Штефан Браунфельс уверен, что музей современного искусства предполагает присутствие самых разных культурных направлений – помимо живописи и скульптуры, это может быть и музыка, и танец, и театр, и кинотеатр, и концертный зал. Поэтому автор предложил создать довольно гибкое пространство, пригодное для любого современного искусства. Минималистичность его подхода обусловлена стремлением оставить как можно больше выставочных помещений, сохранив форму окружности, которая так активно используется и во внешнем облике здания, и в его интерьерах. Первый этаж превращен в большое и открытое фойе, которое также может служить для временных выставок. На трех уровнях, расположенных выше, предлагается организовать помещения для многофункционального использования. Снаружи архитектор также вносит некоторые изменения – например, устроить над основным объемом большой красный «флаг», который одновременно мог бы служить для размещения афиш и баннеров. Это временный и при необходимости легко разбираемый объект.
Штефан Браунфельс. Фотография Аллы Павликовой
Второе место. Проект нового музея современного искусства. Stephan Braunfels Architekten (Германия)
Второе место. Проект нового музея современного искусства. Stephan Braunfels Architekten (Германия)


Петер Шмаль:
«Браунфельс предложил минималистский подход в создании современного музея высокого уровня. Проект выглядит очень убедительно, хотя такой подход, на мой взгляд, не слишком вяжется с самим зданием и Москвой в целом – даже с точки зрения его реализации».
***
 
Третье место. Arata Isozaki & Associates (Япония)

Третье место. Концепция музея современного искусства. Arata Isozaki & Associates (Япония)

Изодзаки предложил устроить внутри здания три независимые галереи. Второй этаж отведен под размещение крупногабаритных экспонатов. Еще одна галерея, размещенная на нижнем уровне, превращается в гибкое и разноплановое пространство, а третья будет служить медиа-галереей, где можно проводить, в частности, театральные постановки. Также на первом этаже появится большой ресторан с видом на реку, а все образовательные студии Исодзаки помещает на балкон. Фасад, обращенный к улице, как и первые этажи здания, он делает максимально открытыми. Оригинальный план кинотеатра остается практически неизменным, кроме понижения уровня первого этажа, которое позволяет расширить экспозиционное пространство. Для организации всевозможных выставок планируется использовать передвижные стеклянные перегородки. Черный куб в центре зала служит мобильной галереей. Так, при необходимости куб может стать белым, повиснуть в воздухе или совсем исчезнуть.
Презентация проекта Arata Isozaki & Associates. Фотография Аллы Павликовой
Третье место. Концепция музея современного искусства. Макет. Arata Isozaki & Associates (Япония)
Третье место. Концепция музея современного искусства. Arata Isozaki & Associates (Япония)
Arata Isozaki & Associates. Макет. фотография предоставлена организаторами

 

31 Мая 2014

Пресса: «Не нужно бояться современного искусства»
В четверг, 29 мая, будет объявлен победитель закрытого конкурса на разработку проекта музея современного российского искусства в здании бывшего кинотеатра «Ударник». Бизнесмен, глава культурного фонда BREUS Foundation, коллекционер и учредитель Премии Кандинского Шалва Бреус, который и затеял проект превращения кинотеатра в музей, рассказал «Газете.Ru» о том, почему новый музей должен быть именно в «Ударнике», почему выбрано это место и что в нем будет выставляться, а также о том, что такое искусство и что такое современное искусство.
Пресса: Попытка музея
«Здесь будет музей», обещает красное полотнище над входом в «Ударник». Легендарному кинотеатру предстоит реконструкция, но как выставочная площадка он уже функционирует.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Формулируй это
Лада Титаренко любезно поделилась с редакцией алгоритмом работы с ChatGPT 4: реальным диалогом, в ходе которого создавался стилизованный под избу коворкинг для пространства Севкабель Порт. Приводим его полностью.
Часть идеала
В 2025 году в Осаке пройдет очередная всемирная выставка, в которой Россия участвовать не будет. Однако конкурс был проведен, в нем участвовало 6 проектов. Результаты не подвели, поскольку участие отменили; победителей нет. Тем не менее проекты павильонов EXPO как правило рассчитаны на яркое и интересное архитектурное высказывание, так что мы собрали все шесть и будем публиковать в произвольном порядке. Первый – проект Владимира Плоткина и ТПО «Резерв», отличается ясностью стереометрической формы, смелостью конструкции и многозначностью трактовок.
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.