Триумфальная площадь: варианты будущего

Подробный отчет об обсуждении судьбы Триумфальной площади на открытом круглом столе в Москомархитектуре.

Автор текста:
Алла Павликова

mainImg
15 января в здании Москомархитектуры состоялся круглый стол, посвященный грядущей реконструкции Триумфальной площади. Участие в открытой дискуссии могли принять все желающие, поэтому большой зал, в котором обычно проходят заседания Архсовета, был полон до отказа. Поводом для обсуждения стало принятое московскими властями решение о реконструкции площади и проведении в связи с этим творческого конкурса идей. А круглый стол должен был собрать предложения и пожелания по этой теме, которые, как обещали организаторы, учтут при составлении конкурсного техзадания.

По данным, озвученным начальником управления Архсовета Москомархитектуры
Евгенией Муринец,
сейчас ТЗ дорабатывают, но до 20 января работу над ним планируется завершить, и тогда конкурс стартует. Коррективы в ТЗ будут внесены и по итогам этого круглого стола. Прием заявок на участие и конкурсных работ продлится до 23 февраля, после чего все полученные проекты оценят группа экспертов и жюри. Его члены назовут победителя и трех финалистов в последний день последнего зимнего месяца.

Организатором конкурса при поддержке Москомархитектуры выступил департамент капитального ремонта города Москвы, а заказчиком – ГКУ «Дирекция капитального ремонта».
zooming
Триумфальная площадь. Существующее положение. Материалы предоставлены организаторами
zooming
Круглый стол на тему "Какой быть Триумфальной площади?". Фотография предоставлена организаторами

Обсуждение открыл главный архитектор Москвы
Сергей Кузнецов,
сразу обозначивший основные цели и задачи, стоящие перед городом в связи с реконструкцией одной из главных его площадей. По его убеждению, Триумфальная площадь заслуживает статуса одной из центральных не только в виду ее местоположения, но, в первую очередь, благодаря своим художественным качествам и разнообразию видов активности, способных привлечь сюда горожан: «Площадь – это не просто горизонтальная поверхность с мощением, озеленением и городской мебелью, площадь в общегородском контексте – это окружение, фасады зданий, функциональное наполнение первых этажей». Сегодня пешеход оказался вытесненным с территории площади, которая превратилась в автостоянку. Также там почти полностью отсутствует общественно-коммерческий фронт, из-за чего это место нельзя считать общественным. Задача конкурсантов – переломить эту ситуацию, выдвинув самые разные смелые идеи – вплоть до предложений по восстановлению снесенных зданий. Обозначил Сергей Кузнецов и примерные сроки реализации замысла: закончить все работы планируется осенью 2014.

Ключевое положение конкурса – необходимость учесть исторический контекст. Сегодня на площади расположены такие объекты культурного наследия, как памятник Владимиру Маяковскому, концертный зал имени П.И.Чайковского, гостиница «Пекин», сад «Аквариум», а также доходный дом Хомяковых.

Подробный исторический экскурс представила
Елена Соловьева
,
руководитель научно-проектного объединения «Регулирование градостроительной деятельности на исторических территориях и территориях зон охраны объектов культурного наследия».
Она рассказала об основных этапах развития территории нынешней Триумфальной площади. Эта площадь образовалась на пересечении Тверской улицы и Садового кольца, на месте Тверских ворот Земляного города, которые встречали прибывающих в старую столицу российских императоров и императриц. По этому поводу возводились деревянные триумфальные арки, от них и пошло название площади. В разное время там существовали частная застройка, торговые ряды, государственные учреждения, и лишь в 1820-е годы сложилось пространство, по своему характеру близкое к настоящей городской площади. С приходом советской власти на площади сначала появился небольшой сквер, пересеченный линией трамвая, а позже стали активно строить объекты культурного назначения – театры, концертные залы и кинотеатры. Облик площади на протяжении всей своей истории несколько раз менялся, и самые радикальные преобразования пришлись на XX век: при расширении улицы Горького значительно увеличилась и сама площадь. Однако во 2-й половине XX века в результате сноса театра «Современник» и театра кукол здесь образовался некий пустырь, а доминирующая культурная функция постепенно сменилась административно-хозяйственной.
zooming
Триумфальная площадь, 1934-й год. Материалы предоставлены организаторами
zooming
Триумфальная площадь, 1950-е годы. Материалы предоставлены организаторами
zooming
Триумфальная площадь, 1973-й год. Материалы предоставлены организаторами

Также в своем выступлении Елена Соловьева представила ряд конкурсных работ 1-й половины XX века, предлагающих весьма смелые и радикальные проекты реконструкции площади. Главные особенности почти всех предложений того времени – создание большого, цельного общественного пространства, для чего предлагалось закрыть 1-ю Брестскую и пробить 2-ю Брестскую улицы. Учитывался авторами и небольшой перепад рельефа, который во многих проектах обыгрывался дополнительными конструкциями или стилобатом.

Партнер КБ «Стрелка»
Алексей Муратов,
выступивший в роли модератора дискуссии, подвел итог докладу Соловьевой, отметив, что Триумфальная площадь за годы своего существования так и не была сформирована. Она и сегодня представляет собой пустырь, который хотелось бы превратить в обжитое общественное пространство.

Артем Укропов,
один из основателей архитектурного бюро «Мегабудка», заметил на это, что он как житель Москвы и как представитель нового поколения архитекторов уже предлагал свое видение развития площади как общественного пространства. Основные моменты, на которые, по его мнению, следует обратить внимание в первую очередь, – это окружение площади и ее характер. Сегодня площадь кажется неуютной, находиться на ней некомфортно. При этом ее окружают красивейшие исторические здания, обзор которых ни в коем случае нельзя перекрывать. Поэтому в своем проекте Артем Укропов избегает использования объектов выше уровня земли. Часть площади даже оказывается несколько утопленной относительно уровня улицы, защищая находящихся там горожан от шума транспорта. Помимо этого, по мысли архитектора, крайне необходимо наполнить площадь множеством функций и обязательно разбить зеленый сквер – например, на месте парковки перед «Пекином». Проезд на 1-ю Брестскую улицу, который разрезает площадь на две части, должен быть закрыт – в этом смысле молодой архитектор солидарен со своими предшественниками 1-й половины прошлого столетия.
zooming
Триумфальная площадь, 1929-й год. Материалы предоставлены организаторами

Александр Скокан,
директор и главный архитектор бюро «Остоженка», знает историю этого места не понаслышке: он сам наблюдал многие, подчас трагические его трансформации – от появления памятника Маяковскому в 1958, строительства тоннеля и сноса «Современника» до сегодняшнего состояния площади, превратившейся в «культурные руины». При этом Скокан уверен, что у этого места есть большой потенциал – несмотря на все существующие препятствия. Во-первых, надо учесть, что это серьезный транспортный узел, убрать отсюда автомобильное движение или радикально изменить его вряд ли удастся. Во-вторых, здесь расположен вход в метро, что тоже следует учитывать: из-за него по площади идет постоянное и интенсивное транзитное движение пешеходов.

Относительно самого факта настоящей дискуссии Скокан заметил, что правильнее было бы обсуждать уже готовое техническое задание конкурса, а в его отсутствие делать какие-либо конкретные предложения весьма затруднительно. С этим мнением согласился и архитектурный критик
Григорий Ревзин:
объявление конкурса при таком уровне подготовки в названные сроки он посчитал профанацией. По словам Ревзина, на подготовку ТЗ требуется как минимум два месяца, и только хорошо продуманное техзадание может гарантировать получение качественных проектов, а в сложившейся ситуации рассчитывать на это не приходится. Будущий конкурс может стать лишь поводом для размышлений о состоянии площади. Если же говорить о конкретных предложениях, то стоит для начала определиться, по какому пути идти. Триумфальная площадь – это место конфликта двух логик: сталинской, сформированной возле «Пекина», и провинциально-московской, которая задается пространством вокруг памятника Маяковского. Это две разные площади, объединенные случайно. И здесь можно либо продолжить линию, заданную еще проектом Щусева, либо вернуться к человеческому масштабу старой Москвы. Ревзин отметил, что второй вариант ему ближе.  
zooming
Вид на Триумфальную площадь со стороны Тверской улицы. Материалы предоставлены организаторами

Отвечая на замечания коллег, Сергей Кузнецов подчеркнул, что организаторы намеренно выбрали формат конкурса идей, избегая жестких рамок технического задания. На нынешнем этапе хотелось бы получить как раз широкий спектр вариантов, включающий предложения по транспорту и застройке. «Можно было бы найти какие-то решения для Тверской улицы – например, сократить полосы, подумать, где и как разместить зеленые насаждения, откорректировать форму площади и т.д. В исторической ретроспективе архитекторы не стеснялись предлагать самые смелые варианты – даже размещение здесь высотных зданий,» – сослался на доклад Елены Соловьевой Кузнецов.

«Техническое задание должно базироваться на тех архитектурных и градостроительных проработках, которые станут результатом конкурса идей, – считает
Михаил Посохин,
генеральный директор «Моспроекта-2» им. М. В. Посохина. – Сейчас важно определить идеологический подход, чтобы на площади снова появилась жизнь и функциональное разнообразие». Что касается идеи Григория Ревзина о возвращении к маломасштабной застройке, то, по мнению Посохина, это было бы ошибкой, учитывая уже существующие крупные объекты: например, здание Москомархитектуры.

Руководитель бюро SPEECH
Сергей Чобан
согласился, что Триумфальная площадь – это пример места, где в течение XX века в результате сносов полностью исчез масштаб. Однако, по мнению Чобана, сегодня можно идти двумя путями: первый, предложенный Григорием Ревзиным – это восстановление этого утраченного масштаба, дальнейшая малоэтажная застройка территории, появление нескольких новых городских кварталов, формирующих более камерную среду, то есть создание образа, который всем нравится в европейских городах. Однако у этого пути развития есть и свои существенные минусы. Развивая мысль, высказанную Михаилом Посохиным, Чобан подчеркнул, что «за то время, что площадь была пустырем, сложилось место с очень интересным характером. Точка восприятия панорамы гостиницы «Пекин» и памятника Маяковского с Тверской улицы – это один из открыточных видов Москвы, портить который дальнейшей застройкой, в том числе и восстановлением театра «Современник», наверное, нельзя».
zooming
Площадь Звезды в Париже. Материалы предоставлены организаторами

Второй путь развития, выделенный Чобаном, – создание площади крупного масштаба. Здесь было бы правильно проанализировать историю успеха и неудач наиболее известных площадей мира. Площадь Звезды в Париже, площадь Каталонии в Барселоне и многие другие отмечены одной и той же болезнью. По своей сути, они представляют собой островки безопасности в центре транспортного хаоса, и прорваться на эти «островки», как правило, сложно. Такая же ситуация существует и на Триумфальной площади. А вот Трафальгарская площадь в Лондоне, как рассказал Чобан, положительно отличается от прочих тем, что она одним своим фронтом примыкает к Национальной Галерее и, это культурное насыщение дает ей огромное преимущество, на которое стоило бы обратить внимание при разработке проекта реконструкции Триумфальной площади. В первую очередь, Чобан предложил осторожно изменить направление транспортных потоков: закрыть выезд с Садового кольца на Тверскую улицу и, по возможности, с Тверской – на Садовое кольцо. Только доступное для пешеходов пространство, куда можно добраться без сложного пересечения потоков транспорта, мостов и переходов, может стать залогом успешного функционирования площади. Закрытие 1-й Брестской улицы Чобан считает неправильным, по его мнению, необходимо развивать площадь в другом направлении, создав «магнитное поле» возле Концертного зала им. П.И. Чайковского, сада «Аквариум» и театров Сатиры и им. Моссовета.
zooming
Площадь Каталонии в Барселоне. Материалы предоставлены организаторами
Трафальгарская площадь в Лондоне. Материалы предоставлены организаторами

Андрей Гнездилов,
главный архитектор НИиПИ Генплана,
в своем выступлении вернул участников дискуссии к вопросу сроков проведения конкурса. Он выразил уверенность в том, что «завершить все работы ко дню города невозможно. За это время реально сделать только некоторое благоустройство территории. Однако ни в коем случае нельзя ограничиться только мощением и расстановкой фонарей. Это обязательно должен быть комплексный и масштабный подход».

Того же мнения придерживается и президент Союза московских архитекторов
Николай Шумаков:
он убежден, что здесь следует решать прежде всего градостроительные аспекты, а не вопросы благоустройства.

Сергей Никитин,
основатель проектов «Москультпрог» и «Московская Архитектурная Велоночь», как и Егор Коробейников, руководитель проекта UrbanUrban, обратили особое внимание на то, что прежде, чем объявлять конкурс, стоило бы выявить и привлечь всех заинтересованных в реконструкции площади лиц. В настоящий момент у этого проекта, помимо городских властей, нет инвесторов. «В этом процессе, кроме Москомархитектуры, должны участвовать и театральное сообщество, и представители «Минэкономразвития», и руководство гостиницы «Пекин», реконструкция которого тоже не за горами,» – пояснил Никитин.

В качестве практического предложения
Егор Коробейников
выдвинул идею использования американского опыта: «В Нью-Йорке активно реализуется концепция экспериментов и временного использования. Например, там предпринимаются временные меры по благоустройству той или иной площади, а затем в течение 2-х – 3-х месяцев ведутся наблюдения за тем, как люди пользуются этим пространством. С Триумфальной площадью можно было бы провести подобный эксперимент в течение предстоящих весны и лета, чтобы понять, чего ждут от этой площади горожане».

Выступив от имени горожан,
Варвара Мельникова,
генеральный директор Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», отметила, что людям нужны удобные пешеходные маршруты, причем «не для того чтобы прийти и сесть на скамейку рядом с загазованной автодорогой, а для того, чтобы, выйдя из концертного зала и не опасаясь, что тебя забрызгают грязью проезжающие мимо машины, дойти до Брестской улицы и посидеть где-нибудь в кафе».

Подводя итоги обсуждения, Сергей Кузнецов пообещал, что все высказанные идеи будут обязательно учтены. Реализовывать же проект комплексной реконструкции Триумфальной площади можно и в несколько этапов: масштабные преобразования правильнее сдвинуть на более отдаленные сроки, но первостепенными мерами по обустройству этой территории необходимо заниматься уже сегодня.


16 Января 2014

Автор текста:

Алла Павликова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурные конкурсы. Москва, Реконструкция Триумфальной площади

Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.
Пресса: Победители конкурса на метро: MAParchitects
Представляем проект победителей конкурса на три станции метро — бюро MAParchitects — разработавших оригинальную концепцию «техногенного леса» для станции «Стромынка». Подробности проекта комментирует руководитель бюро Александр Порошкин.
Пресса: Победители конкурса на метро: ai-architects
Архитекторов необходимо привлекать к разработке архитектурной концепции станций метро еще на этапе проектирования. Тогда в проект можно будет заложить оригинальные решения, которые сделают передвижение пассажиров еще комфортнее и безопаснее, считают основатели бюро ai-architects Иван Колманок и Александр Томашенко. Их проект станции «Шереметьевская» победил в голосовании на портале «Активный гражданин».
Пресса: Финалисты конкурса на метро: PRIDE + A+3
Консорциум PRIDE + A+3, прошедший в финал международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка», отвечает на наш опросник про основные вызовы дизайна современных станций. Среди них — нормальная доступность, максимально подробная навигация и информации для туристов.
Пресса: Финалисты конкурса на метро: ПланАР
Художественные акции и выставки, продажа газет и воды, «дневное» освещение и наличие мест для ожидания, встреч и отдыха — что еще поможет сделать современные станции метро комфортными для пассажиров, беседуем с архитекторами студии «ПланАР», которая вошла в число 15 финалистов международного конкурса на станции метрополитена «Шереметьевская», «Ржевская» и «Стромынка».

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.