Сергей Скуратов: «Дом на Мосфильмовской» – ответ на вопрос, что могут русские люди, если хотят и если им никто не мешает

Жилой комплекс на Мосфильмовской назван одним из лучших небоскребов, построенных в 2012 году, по версии Emporis Skyscraper Award. Беседуем с Сергеем Скуратовым.

author pht

Беседовала:
Анна Мартовицкая

10 Октября 2013
mainImg

Архитектор:

Сергей Скуратов
В сентябре международная премия Emporis Skyscraper Award назвала лучшие небоскребы планеты, построенные в 2012 году. Всего на этот титул претендовало 330 объектов, пятым среди которых стал российский «Дом на Мосфильмовской». О мировом признании русского небоскреба и о том контексте, в котором он построен, Архи.ру беседует с его автором, архитектором Сергеем Скуратовым.
zooming
Сергей Скуратов

Архи.ру:
Как был организован процесс номинирования«Дома на Мосфильмовской» на премию Emporis Skyscraper Award? Вы сами подавали заявку?

Сергей Скуратов:

– Нет, для меня все это стало неожиданным приятным сюрпризом. Это полностью независимая премия, на которую работает много экспертов. Единственное, могу сказать точно, что наш дом уже выдвигался на аналогичную премию – в 2010 году. Это была премия Совета по высотным зданиям и городской среде (CTBUH) – Best tall biildings 2010. Правда, тогда он еще был не достроен и формально получить награду не мог, но был отмечен жюри как номинант и опубликован в каталоге в пятерке лучших европейских небоскребов. Думаю, тогда его и заметили. Не скрою, мне очень приятно оказаться в числе победителей премии – передо мной такие величины современной архитектуры, как MAD, Aedas, Нувель и Фостер, за мной – Skidmore, Owings&Merrill, RMJM и Сезар Пелли. И, конечно, я считаю это не своим личным успехом, а заслуженной наградой всей команды проекта, сумевшей консолидировать свои усилия и создать действительно экстраординарную вещь.

– Иными словами, вы довольны качеством реализации «Дома на Мосфильмовской»?

– Видите ли, архитектор всегда недоволен качеством реализации – это аксиома. В процессе реализации любого проекта возникают моменты, с которыми автор не согласен. И этот дом – не исключение, в нем есть вещи, которые мне хотелось бы видеть реализованными по-другому. Есть элементы, которые заказчик из соображений экономики пытался заменить или, наоборот, добавить, например, торговый центр, а я сопротивлялся, иногда успешно. Думаю, теперь уже нет смысла рассуждать о том, каким мог бы быть «Дом на Мосфильмовской» – это как ребенок, который вырос и стал тем, кем стал, не очень-то обращая внимание на ожидания родителей. Одно могу сказать точно: с инженерно-конструктивной точки зрения это совершенно уникальный для России объект, и в этом смысле я, конечно, чрезвычайно горжусь тем, что удалось довести его до ума. Во многом мы обязаны этим заказчику, который не испугался столь сложного проекта. У нас был прекрасный конструктор Игорь Шипетин, блестяще рассчитавший все конструкции и системы и тем самым сделавший возможным строительство небоскреба. И уникальный строитель – компания «Сварго», вложившая в этот проект все свои умения и мощности.
Дом на Мосфильмовской. Фото Михаила Розанова
Дом на Мосфильмовской. Фото Михаила Розанова

– Правильно ли я понимаю, что проект был реализован силами только российских специалистов?

– Мы консультировались с западными специалистами по отдельным узлам, например, по опалубке для устройства центрального ядра или по технологии изготовления матриц для фасадных панелей – последние были заказаны в Японии, потому что у нас банально нет таких барабанов. Но все делалось и контролировалось здесь. Технология непрерывного отлива фундаментной плиты была придумана и разработана здесь, или, например, все системы компенсационных мер по усадке дома, или предмет особой гордости и архитекторов, и строителей – 55 наклонных 18-метровых колонн атриума, каждая своего размера и сечения. Они отлиты из черного монолитного железобетона с просто фантастическим качеством! 
Дом на Мосфильмовской. Фото Михаила Розанова

– Иными словами, вот оно – воплощенное доказательство того, что российские архитекторы и строители действительно могут придумать и реализовать проект высочайшей сложности, ни в чем не уступая своим западным коллегам?

– Именно так! Консультации с западными коллегами помогли нам получить ответы на ряд сложных технических вопросов, но самое главное в этой истории то, что в России есть специалисты, способные а) работать на современном уровне б) формулировать нужные вопросы, в) успешно применить на практике полученные ответы. На этом проекте сложился уникальный партнерский союз заказчиков, архитекторов и строителей, и они не упали с Луны прямо на Мосфильмовскую, они здесь работают. Мне кажется, реализация «Дома на Мосфильмовской» – это долгожданный ответ для всей нашей отрасли на вопрос о том, что могут профессионалы в России, если хотят и если им не мешают.

– Но ведь именно «Дому на Мосфильмовской» в свое время мешали и немало…

– Если вы о попытке отрезать дому несколько верхних этажей, то это скорее финансовая борьба в период тяжелого кризиса, в которой использовались все доступные методы. Возможно, что если бы тогдашний мэр Москвы не был мужем владельца девелоперской компании, эта история в принципе бы не случилась. К архитектуре она точно не имеет никакого отношения.

– Хорошо, давайте зайдем с другой стороны. Если реализация проектов такой сложности в принципе возможна, почему в России всего один «Дом на Мосфильмовской»? Неужели только потому, что это элитное жилье?

– Честно говоря, я не считаю этот дом элитным. Просто высококлассное жилье, с хорошими видами и хорошим качеством строительства. Хотя, конечно, в московских условиях это и делает его совершенно уникальным, а значит, и очень дорогим, а значит, малодоступным для среднего класса… 
Дом на Мосфильмовской. Фото Михаила Розанова

Дом с таким названием действительно один, но профессионально построенных современных сооружений становится больше. Другое дело, что строится в основном жилье, офисные и торговые здания. А это та жестко-функциональная типология, в которой редко хотят архитектурных прорывов – как заказчики, так и само общество. Девелопер, готовый тратиться на красоту и уникальное качество архитектуры – редкость. Чаще это случается в небольших, менее известных постройках.А вот больших уникальных, особенно общественных и культурных, проектов действительно мало.Во всем мире ситуация иная: самые известные, самые интересные, самые инновационные здания – это здания, заказанные государством, и ассоциируются они именно с городом, страной, культурой. Очень хочется, чтобы у нас было так же! В самых заметных, значимых для города местах должны появляться не только жилые и офисные комплексы, но яркие, современные жизнеобразующие объекты – музеи, медиатеки, концертные и выставочные комплексы. Подобные проекты должны быть востребованы и заказаны обществом и властью, их конкретные задачи, функции и бюджеты должны быть тщательно продуманы на основе комплексного урбанистического анализа и вписаны в стратегические планы развития территорий.
Дом на Мосфильмовской. Фото Михаила Розанова

– Вы так позитивно говорите о сосуществовании коммерческих и социальных проектов. Мне в современной Москве, честно говоря, в это не очень верится.


– Тот же «Дом на Мосфильмовской» должен был решить и ряд социальных задач, вместо офисного центра, например, в нем мог бы возникнуть культурный центр, а вокруг дома изначально задумывался роскошный парк… Это, кстати, к вашему недавнему вопросу о том, всем ли я доволен в смысле реализации проекта. Поймите меня правильно: у меня нет претензий к девелоперу – один инвестор, особенно в ситуации кризиса, вряд ли способен решить все эти вопросы. Но бесспорно то, что качественная социально ответственная архитектура может возникнуть только там, где интересы частного девелопера пересекаются с интересами общества и государства. Повторюсь: усилиями только частного девелопмента качественные преобразования городской среды невозможны.

– Сейчас, когда активно внедряется новая градостроительная политика, стали проводиться профессионально организованные архитектурные конкурсы, кажется ли Вам, что эта ситуация начинает меняться к лучшему?

– Я считаю, очень важно, что к решению этих вопросов приступили очень профессиональные люди. Я имею в виду не только команду главного архитектора, но и новый состав Института генерального плана Москвы. Похоже, что зачистка участков и навязывание профессиональному сообществу собственных представлений о прекрасном перестали быть приоритетным занятием архитектурных властей. Начат серьезный системный анализ сложной городской ситуации, готовятся какие-то стратегические решения. Хотя есть некоторые опасения, что велосипедные дорожки, пешеходные набережные – это декоративные меры, пока больше пиар, чем реальное качественное преображение среды.

То же самое могу сказать про конкурсы: их проведение – важнейший шаг к созданию здоровой конкурентной среды в профессиональном архитектурном сообществе, но что будет дальше? Вот выиграл «Проект Меганом» конкурс на концепцию реорганизации территории ЗиЛ – как будет осуществляться проект? Когда? Существует ли продуманное задание для этой территории? Каждый новый конкурс пока дает больше вопросов, чем ответов.

– А Вы считаете для себя важным участвовать в тех громких конкурсах, которые проводятся сегодня в Москве?

– Дело не в громкости того или иного конкурса, а в площадке и объекте, который должен на ней возникнуть. Так, например, признаюсь, что в конкурсе на новое здание ГСЦИ я принципиально не стал участвовать, потому что мне категорически не нравится место, где его планируется построить. Даже если очень красивую вещь нарисовать, ее форма и конфигурация по отношению к существующему на Ходынке торговому центру ничего хорошего городу не дадут – это мое мнение. К сожалению, потому что в принципе мне очень хочется построить общественно-культурное здание. По похожим соображениям решил для себя не участвовать в конкурсе на Зарядье: я не увидел ни в обществе, ни в задании конкурса ясного понимания того, что там должно появиться.

А вот на конкурс реорганизации территории завода «Серп и Молот» мы подаем заявку и надеемся, что жюри сочтет наш опыт в«Садовых кварталах» достаточным для работы над таким участком. Ведь для столь масштабной территории мало предложить эффектную планировочную схему, реконструкция этой территории – очень смелый и интересный вызов. Удастся ли сделать одно из самых непрестижных и неблагополучных направлений Москвы – восток – привлекательным и удобным для жизни? Это задача сложная, но для меня как архитектора чрезвычайно интересная. Сталкиваясь с такими территориями, как «Серп и молот», в очередной раз убеждаешься, что жить в маленьком патриархальном городе, конечно, проще и симпатичнее, но зато в индустриальном – гораздо интереснее.
Дом на Мосфильмовской. Фото Михаила Розанова
Дом на Мосфильмовской. Фото Михаила Розанова


Архитектор:

Сергей Скуратов

10 Октября 2013

author pht

Беседовала:

Анна Мартовицкая
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Технологии сохранения тепла от Realit®
Ежегодно команда Realit® развивает, модернизирует собственные разработки и выводит на рынок совершенно новые архитектурные системы в соответствии с растущими потребностями современного строительства, а также изменениями в СП 50.13330.2012 «Тепловая защита зданий. Актуализированная редакция СНиП 23-02-2003»
Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.

Сейчас на главной

Городская «обманка»
Новый корпус музея Хельги де Альвеар по проекту Emilio Tuñón Arquitectos в Касересе на западе Испании кажется неприступным, но на самом деле пешеходы могут сократить путь через его сад и террасу.
Рациональное построение
Рассматриваем комплекс построек и интерьеры первой очереди здания, которое за последние месяцы стало очень известным – больницу в Коммунарке.
Норману Фостеру – 85
Мастеру архитектурного хай-тека, любителю лыжных марафонов, а с недавних пор еще и звезде Instagram, британцу Норману Фостеру исполнилось сегодня 85 лет.
Маскировка модерниста
Общественный центр на площади Волкова в Ярославле: из-за деревьев его почти не видно, он хорошо спрятан на виду, но не отступает от принципа строгой современной архитектуры с ноткой ностальгии по «классическому» модернизму.
Умер Константин Малиновский
В Петербурге 27 мая скончался исследователь творчества Трезини, Кваренги, Расстрелли, культуры и искусства Петербурга XVIII века Константин Малиновский. Сергей Чобан – в память о Константине Малиновском.
Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.