Григорий Дайнов: «Мы занимаемся современной архитектурой»

Марина Игнатушко беседует с фаворитом премии АРХИWOOD 2013 года ярославским архитектором Григорием Дайновым.

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg
Григорий Дайнов
Загородный дом в Ярославской области
Григорий Дайнов – архитектор из Ярославля. Его имя стало известным благодаря победам в различных конкурсах. Вот и на церемонии вручения премии АРХИWOOD-2013 Дайнов получил сразу спецприз и два диплома: в отношении построенного его бюро DK в Некрасовском районе Ярославской области загородного дома – строгих форм, с прозрачным вестибюлем и белым интерьером – мнение жюри и «народного голосования» совпало; дом стал безусловным лидером премии 2013 года. С этой последней победы мы и начнем знакомство с ярославским архитектором.

– Появление модернистского частного дома в окрестностях Ярославля пока еще выглядит счастливой случайностью. Здесь тот же заказчик, что и у вашей Горки-холла?

– Этот заказчик для нас – очень редкий случай, потому что он пришел, доверяя абсолютно всему, что будет сделано. В свое время мы придумали для него интерьер квартиры и расстались довольные друг другом. Похоже это и стало фундаментом следующего проекта. Мы обсудили с ним только функциональная программу, сценарий же делали мы, потому что человеку, не занимающемуся строительством, достаточно сложно сразу сформулировать, чего бы он хотел даже с утилитарной точки зрения. Приходится помогать: вычленять в разговоре какой-то блок информации, превращать в программу и уже с ней работать, занимаясь собственно компоновкой, деталями и всем прочим. Работа началась в 2007 году, 5-6 месяцев мы делали проект, несколько лет тянулась стройка, а в этом году заказчик сумел мобилизовать усилия и завершить объект. Изначально дом был задуман как загородное жилье для сезонного проживания, но в результате хозяин живет в нем круглый год.
Загородный дом в Ярославской области

– А где стоит дом? Это коттеджный поселок, деревня?

– История земельного участка – из 90-х. Бывший санаторий приватизировали, на месте гостевых домиков появились частные дома, а действующими остались большие многоэтажные корпуса. Эти две части довольно мирно сосуществуют. Те, кто лечатся в санатории, ходят поглазеть на дома, выросшие на этой территории.
 
Загородный дом в Ярославской области

– Соседние дома тоже модернистские?

– Нет, он один там такой, остальные вполне традиционные для Ярославля...

– Для Вас было принципиальным сделать архитектуру дома современной, а не упражняться в традиционных решениях?


– Мы занимаемся современной архитектурой – для нас иных вариантов развития проекта не существовало.

Хотя дом мог бы получиться, вероятно, другим, если бы заказчик был бы другим. После получения конкурсных наград я позвонил, всё рассказал – и он был очень рад этой новости. Это небогатый, по расхожим меркам, человек, но способный взять внушительный кредит на строительство. Строить некачественно он не хотел, за что ему отдельное спасибо. Мне кажется, соглашаться на сотрудничество с заказчиком имеет смысл лишь в том случае, если чувствуешь взаимопонимание, общее стремление к приличному результату. Если такой уверенности нет, то, скорее всего, силы и нервы будут потрачены напрасно.
Загородный дом в Ярославской области

– Вы даже готовы отказаться от работы в таком случае?

– Да, я так и делаю. У нас немного заказов, но это дает возможность заниматься более или менее приличной архитектурой.

– На что вы ориентировались?

– Невозможно представить архитектора, который не следит за тем, что происходит в мире с архитектурой. Понятно, что можно было уйти в формальных поисках дальше, но в данном случае это было бы неуместно, и мы сознательно проектировали простой дом, который можно было бы качественно построить и это качество гарантированно проконтролировать. Важно уложиться в отведенный бюджет, не более 50 тысяч за квадратный метр (хотя эту сумму мы все-же несколько превысили). Исходя из всех предпосылок, возникло желание работать с деревом: каркасный дом – легкий и не требует серьезного фундамента, что позволяет сэкономить приличную сумму. К тому же дерево для того места – проверенный материал, абсолютно контекстуальный и родной. И заказчик был рад, что мы предложили ему дерево.
zooming
Горка-Холл

– Так получилось, что Ваш первый реализованный объект – часовня Иконы Казанской Божьей Матери на набережной Которосли – был «издан миллионными тиражами»: часовня изображена на современных тысячерублевых купюрах рядом с памятником Ярославу Мудрому. Мне эта часовня кажется похожей на космическую ракету… Ощущение современности важно для Вас даже в церковной архитектуре?

– Это было почти сразу после института. Я еще толком никуда не устроился, работы почти не было, меня периодически куда-то приглашали, но ненадолго  – это был период такого фриланса. В это время мэрия Ярославля объявила конкурс на часовню (это, наверное, был один из последних конкурсов, проведенных по правилам) и я сделал проект. Ощущение современности, на мой взгляд, важно для любой архитектуры, в том числе и церковной, иначе отношения между архитектурой и временем будут обесцениваться.

– Ваша Горка-Холл тоже находится в «зоне памятников».  Как архитектору работать в городе «Золотого кольца», в ситуации  жестких ограничений?


– Регламент – это составная часть контекста, его рамки, так же как и ощущение места, понимание его связи с городом в целом, позволяют выяснить целых ряд конфликтов, которые неизбежно возникают с новым объектом. Новое нарушает сложившуюся ситуацию, но из этого конфликта что-то вырастает – нужно создавать другую гармонию. Город не может состоять из одних шедевров, этого и не нужно, достаточно того, что при выполнении требований регламентов относительно высокое качество городской среды будет гарантировано. Если архитекторы с заказчиком каждый раз будут заново решать, какой город они себе представляют, цельность среды, ее связанность будут разрушаться. Поэтому соблюдение регламентов для архитекторов, и в целом их наличие для города – невероятно важная вещь.
zooming
Горка-Холл
zooming
Григорий Дайнов, Александр Качалов, Сергей Фомин

– Удивительно, что Горка-Холл получилась не белокаменной…

– На первом этапе работы мы пришли к выводу, что «дом» на этом месте не будет убедителен. Тем более на этом месте были когда-то крепостные стены. Объект должен стать частью городского ландшафта, пропускать через себя людей во всех привычных им направлениях. Создание необычной формы не являлось целью проекта, здание с кровлей, которую можно использовать как амфитеатр должно было стать генератором социальных событий.

– Сейчас в Ярославле много строят?

– Да, оживление заметно. Много строят жилья, видимо, реализуется то, что было спроектировано до 2008 года.

– А какие фасады? Силикатный кирпич?


– Из чего попало. И силикатный кирпич, и местный кирпич. Китайский керамогранит. Обычно какие-то бледно-розовые, бледно-желтые цвета. Самые немыслимые материалы на кровлях – разноцветные металлочерепицы. Все, что угодно. Регламентов, о которых я говорил, здесь как раз не хватает. А за пределами зоны ЮНЕСКО каких-либо архитектурных регламентов для города вообще не существует.

– Григорий, когда Вы решились создать собственную мастерскую? Что означает название ДК?


– Мастерская создана в 2006 году, до этого я работал в другом ярославском бюро, которое называлось «Центрпроект», и когда назрела необходимость основать собственную мастерскую, я это сделал. Почему DK? Так уж получилось – Дайнов и компания или Дом Культуры… В бюро работают выпускники факультета архитектуры Ярославского Государственного Технического Университета. Других у нас нет.

С самого начала бюро со мной работают два прекрасных архитектора: Сергей Фомин и Александр Качалов. Они моложе меня на 10 лет, но уже имеют хороший опыт и подтвержденную проектами квалификацию. Остальные сотрудники еще моложе: некоторое время они работают интернами, и если мы друг друга устраиваем, если им нравится у нас работать, а нам нравится, как они себя проявляют, то мы приглашаем их на работу. Сейчас, помимо меня, у нас 6 архитекторов, есть главный инженер проектов, который занимается общими организационными вопросами, контактами со смежниками. Для ярославского архитектурного бюро – это довольно большой состав.
zooming
дом на Которосльной набережной

Вообще, я считаю, что архитекторы могут существовать только в форме бюро, потому что если бюро перерастает в подобие проектного института, с конструкторами, инженерами, то постепенно производственный процесс начинает подавлять архитектурную составляющую. Нам бы этого не хотелось, потому что таким образом занятие архитектурой постепенно превращается исключительно в проектный бизнес.

– Судя по портфолио, у вас пока больше проектов.

– Так оно и есть, большая часть из них «зависла» в связи с кризисом, хотя некоторые из них уже реанимируются.

– Три объекта принесли Вам известность. А какой объект особенно дорог?


– Наверное, дом на Которосльной набережной – многострадальный. Он дорог тем, что достался через конкурс, и, несмотря на все трудности, связанные с согласованиями (он тоже – в «зоне памятников») и реализацией, получился вполне приличным. Его очень долго и тяжело строили. Еще остались какие-то переживания по его поводу…

– Что Вы думаете про так называемые архитектурные жесты?

– Их немало и в Москве и в провинции. Они в большей степени демонстрируют тот факт, что эффективных средств воздействия на заказчика нет. Нередко, несмотря на то, что строительство в исторической части города – дело ответственное, проектировщика выбирают без конкурса, и в итоге возникают объекты, созданные по большей части заказчиком, а не архитектором. В этом случае архитектор лишь реализует чужие неуемные амбиции.

Впрочем, с появлением любого нового объекта в сложившейся среде неизбежно возникает целый ряд конфликтов: новое всегда нарушает сложившееся равновесие. От архитектора во многом зависит то, что вырастет из этого конфликта: сложится ли в итоге новая, другая гармония – или здание так и останется необоснованным жестом.


27 Июня 2013

Беседовала:

Марина Игнатушко
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.