Григорий Дайнов: «Мы занимаемся современной архитектурой»

Марина Игнатушко беседует с фаворитом премии АРХИWOOD 2013 года ярославским архитектором Григорием Дайновым.

Марина Игнатушко

Беседовала:
Марина Игнатушко

mainImg
0
Григорий Дайнов
Загородный дом в Ярославской области
Григорий Дайнов – архитектор из Ярославля. Его имя стало известным благодаря победам в различных конкурсах. Вот и на церемонии вручения премии АРХИWOOD-2013 Дайнов получил сразу спецприз и два диплома: в отношении построенного его бюро DK в Некрасовском районе Ярославской области загородного дома – строгих форм, с прозрачным вестибюлем и белым интерьером – мнение жюри и «народного голосования» совпало; дом стал безусловным лидером премии 2013 года. С этой последней победы мы и начнем знакомство с ярославским архитектором.

– Появление модернистского частного дома в окрестностях Ярославля пока еще выглядит счастливой случайностью. Здесь тот же заказчик, что и у вашей Горки-холла?

– Этот заказчик для нас – очень редкий случай, потому что он пришел, доверяя абсолютно всему, что будет сделано. В свое время мы придумали для него интерьер квартиры и расстались довольные друг другом. Похоже это и стало фундаментом следующего проекта. Мы обсудили с ним только функциональная программу, сценарий же делали мы, потому что человеку, не занимающемуся строительством, достаточно сложно сразу сформулировать, чего бы он хотел даже с утилитарной точки зрения. Приходится помогать: вычленять в разговоре какой-то блок информации, превращать в программу и уже с ней работать, занимаясь собственно компоновкой, деталями и всем прочим. Работа началась в 2007 году, 5-6 месяцев мы делали проект, несколько лет тянулась стройка, а в этом году заказчик сумел мобилизовать усилия и завершить объект. Изначально дом был задуман как загородное жилье для сезонного проживания, но в результате хозяин живет в нем круглый год.
Загородный дом в Ярославской области

– А где стоит дом? Это коттеджный поселок, деревня?

– История земельного участка – из 90-х. Бывший санаторий приватизировали, на месте гостевых домиков появились частные дома, а действующими остались большие многоэтажные корпуса. Эти две части довольно мирно сосуществуют. Те, кто лечатся в санатории, ходят поглазеть на дома, выросшие на этой территории.
 
Загородный дом в Ярославской области

– Соседние дома тоже модернистские?

– Нет, он один там такой, остальные вполне традиционные для Ярославля...

– Для Вас было принципиальным сделать архитектуру дома современной, а не упражняться в традиционных решениях?


– Мы занимаемся современной архитектурой – для нас иных вариантов развития проекта не существовало.

Хотя дом мог бы получиться, вероятно, другим, если бы заказчик был бы другим. После получения конкурсных наград я позвонил, всё рассказал – и он был очень рад этой новости. Это небогатый, по расхожим меркам, человек, но способный взять внушительный кредит на строительство. Строить некачественно он не хотел, за что ему отдельное спасибо. Мне кажется, соглашаться на сотрудничество с заказчиком имеет смысл лишь в том случае, если чувствуешь взаимопонимание, общее стремление к приличному результату. Если такой уверенности нет, то, скорее всего, силы и нервы будут потрачены напрасно.
Загородный дом в Ярославской области

– Вы даже готовы отказаться от работы в таком случае?

– Да, я так и делаю. У нас немного заказов, но это дает возможность заниматься более или менее приличной архитектурой.

– На что вы ориентировались?

– Невозможно представить архитектора, который не следит за тем, что происходит в мире с архитектурой. Понятно, что можно было уйти в формальных поисках дальше, но в данном случае это было бы неуместно, и мы сознательно проектировали простой дом, который можно было бы качественно построить и это качество гарантированно проконтролировать. Важно уложиться в отведенный бюджет, не более 50 тысяч за квадратный метр (хотя эту сумму мы все-же несколько превысили). Исходя из всех предпосылок, возникло желание работать с деревом: каркасный дом – легкий и не требует серьезного фундамента, что позволяет сэкономить приличную сумму. К тому же дерево для того места – проверенный материал, абсолютно контекстуальный и родной. И заказчик был рад, что мы предложили ему дерево.
zooming
Горка-Холл

– Так получилось, что Ваш первый реализованный объект – часовня Иконы Казанской Божьей Матери на набережной Которосли – был «издан миллионными тиражами»: часовня изображена на современных тысячерублевых купюрах рядом с памятником Ярославу Мудрому. Мне эта часовня кажется похожей на космическую ракету… Ощущение современности важно для Вас даже в церковной архитектуре?

– Это было почти сразу после института. Я еще толком никуда не устроился, работы почти не было, меня периодически куда-то приглашали, но ненадолго  – это был период такого фриланса. В это время мэрия Ярославля объявила конкурс на часовню (это, наверное, был один из последних конкурсов, проведенных по правилам) и я сделал проект. Ощущение современности, на мой взгляд, важно для любой архитектуры, в том числе и церковной, иначе отношения между архитектурой и временем будут обесцениваться.

– Ваша Горка-Холл тоже находится в «зоне памятников».  Как архитектору работать в городе «Золотого кольца», в ситуации  жестких ограничений?


– Регламент – это составная часть контекста, его рамки, так же как и ощущение места, понимание его связи с городом в целом, позволяют выяснить целых ряд конфликтов, которые неизбежно возникают с новым объектом. Новое нарушает сложившуюся ситуацию, но из этого конфликта что-то вырастает – нужно создавать другую гармонию. Город не может состоять из одних шедевров, этого и не нужно, достаточно того, что при выполнении требований регламентов относительно высокое качество городской среды будет гарантировано. Если архитекторы с заказчиком каждый раз будут заново решать, какой город они себе представляют, цельность среды, ее связанность будут разрушаться. Поэтому соблюдение регламентов для архитекторов, и в целом их наличие для города – невероятно важная вещь.
zooming
Горка-Холл
zooming
Григорий Дайнов, Александр Качалов, Сергей Фомин

– Удивительно, что Горка-Холл получилась не белокаменной…

– На первом этапе работы мы пришли к выводу, что «дом» на этом месте не будет убедителен. Тем более на этом месте были когда-то крепостные стены. Объект должен стать частью городского ландшафта, пропускать через себя людей во всех привычных им направлениях. Создание необычной формы не являлось целью проекта, здание с кровлей, которую можно использовать как амфитеатр должно было стать генератором социальных событий.

– Сейчас в Ярославле много строят?

– Да, оживление заметно. Много строят жилья, видимо, реализуется то, что было спроектировано до 2008 года.

– А какие фасады? Силикатный кирпич?


– Из чего попало. И силикатный кирпич, и местный кирпич. Китайский керамогранит. Обычно какие-то бледно-розовые, бледно-желтые цвета. Самые немыслимые материалы на кровлях – разноцветные металлочерепицы. Все, что угодно. Регламентов, о которых я говорил, здесь как раз не хватает. А за пределами зоны ЮНЕСКО каких-либо архитектурных регламентов для города вообще не существует.

– Григорий, когда Вы решились создать собственную мастерскую? Что означает название ДК?


– Мастерская создана в 2006 году, до этого я работал в другом ярославском бюро, которое называлось «Центрпроект», и когда назрела необходимость основать собственную мастерскую, я это сделал. Почему DK? Так уж получилось – Дайнов и компания или Дом Культуры… В бюро работают выпускники факультета архитектуры Ярославского Государственного Технического Университета. Других у нас нет.

С самого начала бюро со мной работают два прекрасных архитектора: Сергей Фомин и Александр Качалов. Они моложе меня на 10 лет, но уже имеют хороший опыт и подтвержденную проектами квалификацию. Остальные сотрудники еще моложе: некоторое время они работают интернами, и если мы друг друга устраиваем, если им нравится у нас работать, а нам нравится, как они себя проявляют, то мы приглашаем их на работу. Сейчас, помимо меня, у нас 6 архитекторов, есть главный инженер проектов, который занимается общими организационными вопросами, контактами со смежниками. Для ярославского архитектурного бюро – это довольно большой состав.
zooming
дом на Которосльной набережной

Вообще, я считаю, что архитекторы могут существовать только в форме бюро, потому что если бюро перерастает в подобие проектного института, с конструкторами, инженерами, то постепенно производственный процесс начинает подавлять архитектурную составляющую. Нам бы этого не хотелось, потому что таким образом занятие архитектурой постепенно превращается исключительно в проектный бизнес.

– Судя по портфолио, у вас пока больше проектов.

– Так оно и есть, большая часть из них «зависла» в связи с кризисом, хотя некоторые из них уже реанимируются.

– Три объекта принесли Вам известность. А какой объект особенно дорог?


– Наверное, дом на Которосльной набережной – многострадальный. Он дорог тем, что достался через конкурс, и, несмотря на все трудности, связанные с согласованиями (он тоже – в «зоне памятников») и реализацией, получился вполне приличным. Его очень долго и тяжело строили. Еще остались какие-то переживания по его поводу…

– Что Вы думаете про так называемые архитектурные жесты?

– Их немало и в Москве и в провинции. Они в большей степени демонстрируют тот факт, что эффективных средств воздействия на заказчика нет. Нередко, несмотря на то, что строительство в исторической части города – дело ответственное, проектировщика выбирают без конкурса, и в итоге возникают объекты, созданные по большей части заказчиком, а не архитектором. В этом случае архитектор лишь реализует чужие неуемные амбиции.

Впрочем, с появлением любого нового объекта в сложившейся среде неизбежно возникает целый ряд конфликтов: новое всегда нарушает сложившееся равновесие. От архитектора во многом зависит то, что вырастет из этого конфликта: сложится ли в итоге новая, другая гармония – или здание так и останется необоснованным жестом.

27 Июня 2013

Марина Игнатушко

Беседовала:

Марина Игнатушко
Похожие статьи
Устойчивость метода
ТПО «Резерв» в честь 35-летия покажет на Арх Москве совершенно неизвестные проекты. Задали несколько вопросов Владимиру Плоткину и показываем несколько картинок. Пока – без названий.
Сергей Надточий: «В своем исследовании мы формулируем,...
Недавно АБ ATRIUM анонсировало почти завершенное исследование, посвященное форматам проектирования современных образовательных пространств. Говорим с руководителем проекта Сергеем Надточим о целях, задачах, специфике и структуре будущей книги, в которой порядка 300 страниц.
Олег Манов: «Середины нет, ее нужно постоянно доказывать...
Олег Манов рассказывает о превращении бюро FUTURA-ARCHITECTS из молодого в зрелое: через верность идее создавать новое и непохожее, околоархитектурную деятельность, внимание к рисунку, макетам и исследование взаимоотношений нового объекта с его окружением.
Юлия Тряскина: «В современном общественном интерьере...
Новая премия общественных интерьеров IPI Award рассматривает проекты с точки зрения передовых тенденций современного мира и шире – сверхзадачи, поставленной и реализованной заказчиком и архитектором. Говорим с инициатором премии: о специфике оценки, приоритетах, страхах и надеждах.
Владимир Плоткин:
«У нас сложная, очень уязвимая...
В рамках проекта, посвященного высотному и высокоплотному строительству в Москве последних лет поговорили с главным архитектором ТПО «Резерв» Владимиром Плоткиным, автором многих известных масштабных – и хорошо заметных – построек города. О роли и задачах архитектора в процессе мега-строительства, о драйве мегаполиса и достоинствах смешанной многофункциональной застройки, о методах организации большой формы.
Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы...
Интервью заместителя директора Института Генплана Москвы, – о международном конкурсе на разработку концепции развития столицы и присоединенных к ней в 2012 году территорий. Конкурс прошел 10 лет назад, в этом году – его юбилей, так же как и юбилей изменения границ столичной территории.
Якоб ван Рейс, MVRDV: «Многоквартирный дом тоже может...
Дом RED7 на проспекте Сахарова полностью отлит в бетоне. Один из руководителей MVRDV посетил Москву, чтобы представить эту стадию строительства главному архитектору города. По нашей просьбе Марина Хрусталева поговорила с Ван Рейсом об отношении архитектора к Москве и о специфике проекта, который, по словам архитектора, формирует на проспекте Сахарова «Красные ворота». А также о необходимости перекрасить обратно Наркомзем.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Технологии и материалы
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Дома из Porotherm
на Open Village 2022
Компания Wienerberger приглашает посетить выставку
Open Village с 16 по 31 июля
в коттеджном поселке «Тихие Зори» в Подмосковье. Этим летом вы сможете увидеть 22 дома, построенных по различным технологиям.
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Сейчас на главной
Паркинг – ворота
Пекинское бюро MAD спроектировало «перехватывающий» гараж на 1500 машин для инновационного района Милана. Строительство начнется в этом сентябре.
Голова героя
В центре Тираны началось строительство жилой башни в форме бюста национального героя Албании Скандерберга. Авторы проекта – MVRDV.
Высотный конструктор
Один из проектов заказного конкурса для ЖК на севере Москвы. Архитекторы АБ «Крупный план» предложили простую стереометрическую пару 100-метровых башен, объединенных общим пластическим сюжетом, простым, построенном на лаконичном контрасте, но в то же время фактурном. Интересен и овал внутреннего двора, «вырезанный» на кровле стилобата.
Безудержный оптимизм
MVRDV совместно с индийским бюро StudioPOD превратили заброшенные пространства под одной из эстакад перенаселенного мегаполиса Мумбаи в завлекательную зеленую площадку для всех жителей района.
Аспекты счастья
Архстояние 2022 с девизом «Счастье есть?» получилось как всегда веселым фестивалем, но самые заметные объекты какие-то иронические, критичные и грустные, – зато все остальные, окружающие их, сосредоточились на том, чтобы наделить посетителей простой человеческой радостью. Выступили Тотан Кузембаев, Александр Бродский и другие.
Алюминий и бронза
KAAN Architecten спроектировали две башни в комплексе De Zalmhaven в гавани Роттердама: они дополняют расположенное там же самое высокое здание Нидерландов.
Рамы для города
UNStudio победили в конкурсе на проект жилого комплекса в центре города Яссы на северо-востоке Румынии.
Платок Марьям
Специальный приз международного конкурса на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии, получили студенты Казанского архитектурно-строительного университета. Их предложение отсылает к традиционной татарской архитектуре.
Уникальность — норма жизни
Жилой дом UNIC в Париже, построенный по проекту пекинского бюро MAD, предлагает действительно уникальный, качественно иной уровень взаимодействия между человеком, архитектурным объемом, природой и городом.
Градсовет Петербурга 27.07.2022
Градсовет обсудил «средневековый» жилой квартал у Пулковского водохранилища, гостиницу а-ля рюс в деревне Шуваловка, а также гостиницу напротив Финляндского вокзала, которая восстанавливает структуру утраченной части доходного дома Павла Сюзора.
Учеба и жизнь
Представлены финалисты Премии Стерлинга-2022 – главной архитектурной награды Великобритании.
Блеск металла
В Чэнду завершен ансамбль Спортивного парка Дунъаньху по проекту gmp: в 2023 там пройдет 31-я Всемирная летняя универсиада.
Архсовет Москвы–76
Архитектурный совет Москвы горячо поддержал новый проект Юрия Григоряна для ТПУ Парк Победы, в котором измененные высотные ограничения позволили предложить тонкую стройную башню 300-метровой высоты. После обсуждения некоторых нюансов как эксперты, так и МКА единодушно пожелали проекту качественной реализации, пообещали следить за ней и поддерживать.
Архстояние 2022: четыре главных проекта
Фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» в этом году пройдет в Никола-Ленивце с 29 по 31 июля. Все три дня художники, архитекторы, перформеры и музыканты будут рассуждать на тему «Счастье есть?», а зрители смогут стать соавторами этого процесса.
Культура отдыха
В новом корпусе санатория «Клязьма», проект которого выполнило бюро «Крупный план», эстетика советского модернизма соединяется с современными представлениями об отдыхе.
Пещера горного короля
Офис в особняке Глазовского переулка соединяет серьезность горнодобывающей компании и креативный настрой команды: камень, дубовые столы и кожаные кресла соседствуют с невесомыми светильниками, зеленью и стеллажами для коллекций.
Химия цвета
Отель, построенный по проекту Григория Дайнова рядом с Ареной-2000 на въезде в Ярославль из Москвы, строился так долго, что истории замысла сейчас приблизительно 15 лет. По словам архитектора, именно эта работа позволила основать собственное бюро. Но здание не выглядит устаревшим, вероятно, потому что сочетает простоту объемов с яркими тщательно просчитанными «прослойками» цветного света.
Эхо будущих поколений
Новый корпус «Эхо», только что открывшийся на территории кампуса Делфтского технического университета, генерирует дополнительную энергию как в буквальном, так и в переносном смысле — и электрическую, и творческую
Ешь, танцуй, слушай
Пиццерия с кабинками для прослушивания музыки с винила, акустическим потолком, краской-шубой и мебелью из шпона корня тиса.
Ковчег из космоса
Рассказываем о втором проекте, победившем в международном конкурсе на эскизный проект соборной мечети в Казани, посвященной 1100-летию принятия ислама в Волжской Булгарии. Проект архитектора Айвара Саттарова вдохновлен образом ковчега Нуха.
От стула до жилого дома
Учебный год для студентов профиля «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна завершился традиционной итоговой выставкой.
Транспорт налаживается: номинанты премии Москвы
Еще одна номинация Архитектурной премии, очень важная для города, посвящена транспорту. В ней 3 станции метро, причем 2 из них открыты в декабре 2021 года в составе БКЛ, пешеходный мост зоопарка от ПТАМ Виссарионова и паркинг с фасадами от итальянского архитектора.
Кедровая арена
Утвержден проект спортивной арены, которая станет подарком к 300-летию Перми. За идентичность будет отвечать фасад из алюминиевого «лемеха», напоминающего чешуйки кедровой шишки.