Размещено на портале Архи.ру (www.archi.ru)

23.04.2013

Феликс Новиков предлагает свою триаду

Вместо устаревшей триады Витрувия.

Витрувий представляет Книги об архитектуре Августу. Гравюра Себастьяна Леклерка из издания книг Витрувия Томаса Гордона Смита 1684 года. Источник: Wikipedia
Витрувий представляет Книги об архитектуре Августу. Гравюра Себастьяна Леклерка из издания книг Витрувия Томаса Гордона Смита 1684 года. Источник: Wikipedia
Если набрать в Google два слова – формула архитектуры – появятся две подсказки. Одна из них «формула витрувия», вторая «формула новиков». Если кликнуть первую, откроется знаменитая триада Витрувия – (Vitruvius) – польза, прочность, красота, которая в подлинном латинском начертании выглядит так –  Firmitas, Utilitas, Venistas.

Римский строитель и инженер, автор не менее знаменитого трактата «Десять книг об архитектуре», посвященного императору Октавиану Августу, написал его в давнем I веке нашей эры, иначе говоря 2000 лет тому назад. Он издавался множество раз начиная с 1492 года едва ли не на всех языках мира и, в том числе, впервые на русском в 1797 году. Значение этого труда в веках не померкнет, но после него другие архитекторы строили примечательные здания и утверждали свои идеи в новых трактатах. Свои «Десять книг» написал Альберти, Палладио оставил нам «Четыре книги об архитектуре», книгу «Беседы об архитектуре» сочинил Виолле-ле-Дюк. Точно также и в новые времена мастера архитектуры не только строили, но и излагали свои идеи в научных и литературных трудах, как это делал Франк Ллойд Райт и «архитектор книги» Ле Корбюзье. И, в свою очередь, это делали советские зодчие. И подобно тому как книга «Стиль и эпоха» Моисея Гинзбурга  утверждала идеи авангарда, Андрей Буров в своей книге «Об архитектуре» размышлял о проблемах освоения классического наследия. И в каждом времени труды всех этих мастеров, при всем уважении к авторам древних трактатов, утверждали новые идеи созвучные изменившимся общественным потребностям, новым веяниям, новым эстетическим идеалам. И одна только триада Витрувия, представляемая иногда подобно формуле:
   
АРХИТЕКТУРА = ПОЛЬЗА + ПРОЧНОСТЬ + КРАСОТА

оставалась нетронутой «священной коровой» на все эти прошедшие времена.

Но правильно ли это? Так ли она актуальна сегодня? Охватывает ли она все многообразие проблем современной архитектуры? Я позволю себе ответить на эти вопросы отрицательно. Ничто не вечно под луной. И вся история архитектуры подтверждает справедливость этого утверждения. Я полагаю, что давно пора признать триаду Витрувия предметом  исторического наследия.

И тогда возникает вопрос: чем ее заменить? Я впервые столкнулся с этой проблемой, когда в 1977 году получил приглашение журнала «Вопросы философии» принять участие в заседании круглого стола на тему «Взаимодействие науки и искусства в условиях современной научно-технической революции». И тема, и сообщество ее обсуждавшее были для меня новы. В этом диспуте мне было предложено ответствовать за архитектуру. В восьмом номере журнала того же года появился мой ответ на этот вызов, где впервые была опубликована альтернативная триада и, вместе с ней, формула архитектуры:

АРХИТЕКТУРА = (НАУКА + ТЕХНИКА) х ИСКУССТВО

Вторично она появилась кратким эссе в журнале «Архитектура СССР» № 6 – 81 и, наконец, в книге «Формула архитектуры». И если теперь кликнуть вторую подсказку Google, а затем сайт ozon.ru, откроется изображение ее обложки и информация о том, что книжка вышла в 1984 году, издательство «Детская литература», 144 стр., тираж 100.000 и сообщение – в продаже нет. У этой книги своя история. Она была написана в 75-м и в том же году отрывки из рукописи «Синяя птица архитектуры» попали на разворот «Литературной  газеты», вышедшей в день открытия VI съезда архитекторов СССР. Спустя четыре года издательство «Знание» выпустило 64-х страничную брошюру «В поисках архитектурного образа», содержавшую в себе выборку из того же текста. Но сама книга, лежавшая в столе автора и дважды отклоненная «Стройиздатом», без всякой адаптации к возрасту юного читателя, (редакторы сочли, что десятиклассник  все поймет) с новым названием  и самой формулой увидела свет спустя 9 лет.  Разумеется, я мог бы привести здесь ее обоснование, содержащееся на 47-й странице, но теперь, спустя почти 30 лет аргументaция заметно умножилась и необходимость в новой триаде представляется очевидной. 

Недавно я прочел на сайте archi.ru «Манифест» известного петербуржского архитектора Евгения Герасимова, где было написано: «Триаду «польза, прочность, красота» никто не отменял. И если что-то из перечисленного отсутствует, то здание можно считать ущербным». Впрочем, заведомо бесполезные и непрочные здания строятся редко. Другое дело – красота. Римляне I века с ней управлялись лучше нас. Автор триады не ведал, что такое «рапетовщина» и с наследием Лужкова знаком не был. Но я думаю, что сегодня прочное и полезное здание, даже если оно покажется красивым автору манифеста, можно посчитать ущербным по множеству других признаков, о которых Витрувий ничего не знал. Другие были тогда времена и критерии оценки были другие. Ясно, что триада устарела. И если считать от того «круглого стола», то я предлагал отмену  тридцать шесть лет назад. Но, как пишет Евгений,  архитектором он стал случайно и, по-видимому, моей «Формулы» не читал, в отличие от Александра Ложкина, который при встрече и знакомстве сказал: «Я потому и стал архитектором, что прочел вашу книгу». Опираясь на нынешнее положение вещей, я изложу здесь доказательства актуальности моей триады.

Польза не подразумевает всех требований к современному  сооружению, обеспечивающих его должное градостроительное положение, соответствие среде, четкость функционального строя, решение транспортных проблем, должные эксплуатационные качества, экономическую целесообразность и т. д. и т. п. В XXI веке все эти вопросы в процессе проектирования должны быть всесторонне  исследованы. Не случайно в наши дни в солидных проектных фирмах создаются специальные подразделения призванные обеспечить обстоятельное обоснование каждого решения.  А это  серьезная научная  работа.

Прочность никак не охватывает всего комплекса вопросов, без решения которых здание не отвечает требованиям  сегодняшнего дня. И какова дистанция от нее до хайтека и деконструктивизма! Инженерное оборудование современных сооружений создает должный климат, обеспечивает энергоснабжение и связь, многое другое, чего в помине не было 2000 лет назад. И об экологии и «зеленой» архитектуре Витрувий слыхом не слыхал. Оснащение зданий постоянно  совершенствуется, требует инноваций, прорывов в грядущее время, которые способны обеспечить только лишь НАУКА и ТЕХНИКА.

Античная красота принимается нами с восхищением. Но в этой древности не было понятий традиции и новаторство, гений места и глобализм, и даже что такое дизайн римляне I века не ведали. За словом красота в наши дни может стоять безвкусица и пошлость. Эстетические достоинства современного архитектурного сооружения обеспечивается творческой деятельностью, которая способна создать больше, чем красоту – художественное явление, иначе говоря, произведение искусства. ИСКУССТВО – еще одно слагаемое триады.

Конечно, можно попытаться поставить в ряд все достоинства, потребные от современной постройки, но тогда и декадеады не хватит. Современная триада архитектуры содержит в себе следующие обобщающие компоненты:  
      
НАУКА, ТЕХНИКА, ИСКУССТВО

А теперь еще раз взгляните на формулу и вникните в ее смыслы:

АРХИТЕКТУРА = (НАУКА + ТЕХНИКА) х ИСКУССТВО

Здесь НАУКА и ТЕХНИКА не случайно оказались в скобках и предстают слагаемыми. Также не случайно ИСКУССТВО предстает множителем. И если последний окажется равным нулю, таким же станет и результат –  архитектурного произведения не будет. Будет постройка, строение, объект, не более того.

И остается последний вопрос. Кем же должен быть в таком случае современный архитектор? Он должен быть исследователем, обладающим аналитическими способностями, быть технически образованным специалистом, которому не помешает склонность к изобретательству, наконец, быть художником, наделенным пространственным воображением и способным создать произведение искусства. И я скажу в заключение – истинное призвание архитектора от века состоит в том, чтобы одухотворять материальный мир, который создает для себя человечество. Остальное оно может сделать и без нас.

С искренним почтением к гению Витрувия и его трудам, Феликс Новиков