Заседание ОЭРГ, 21 июня

Были рассмотрены – гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова на Остоженке, проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой на Садовом рядом с Краснопресненской в виде орнаментально трактованного куста 5-этажной высоты, офисное здание на Б.Молчановке, а также 2 гостиницы из муниципальной программы «малых гостиниц» и – в третий и последний раз, надстройка дома на Тверской

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова («Группа АБВ») рассматривался в стадии проекта, близкой к окончательной. На этом месте некоторое время назад был снесен 3-этажный дом, стоявший вдоль Пушкарева переулка (что любопытно, в середине XIX в. переулок назвался Сумниковым, в конце Пушкаревым, а в советское время улицей Хмелева). Снесенный дом будет восстановлен в прежних формах. Со стороны Сретенки участок занят зданием среднемосковской внешности с характерной сложной историей – в 1854 году купец И.М. Белогрудов построил здесь двухэтажный дом, вытянув его между двумя переулками; дом включил вполовину меньшее строение 1824 года. У купеческого дома была аркада (наверняка торговая) в первом этаже и череда простых окошек во втором. Через 10 лет дом настроили, а аркаду заложили.

Проект Никиты Бирюкова предполагает сохранение дома, выходящего на Сретенку, который становится чем-то средним между двумя строительными периодами – аркаду возвращают и делают под ней пешеходный проход, таким образом расширяя в этом месте узенький сретенский тротуар. Проход предложили как замену предполагавшегося в начале проектирования «прокола» - пешеходной тропы между реконструируемым старым домом и строящимся в глубине двора новым зданием. В показанном проекте этот самый «прокол» существует в виде ничем не занятого расстояния между двумя объемами, куда, по словам архитекторов, «не выходит ни одной двери», однако он закрыт для случайных прохожих. В то же время, как справедливо заметили эксперты, все подобные проходы существуют, если они неудобны заказчику, только в период согласования, а потом все равно их закрывают решетками и охранниками. Так что эксперты приняли замену «прокола» посередине здания на полноценный и удобный пешеходный проход под аркадой.

Проект не приняли по другим причинам, из-за небольшого превышения предписанной высотности, в основном за счет стеклянной трубы атриума сбоку по Б. Сергиевскому пер. и более существенного превышения процента застроенности участка «полезными» площадями. Дело в том, что в регламенте записано определенное количество незастроенного двора, под который отвели закрытый атриум внутри нового корпуса. Однако атриум на показанных планах оказался более чем наполовину занят офисами – строго говоря, от него остались только коридоры. Поэтому проект было решено отправить «еще раз на регламент к главному архитектору с указанием на несоответствие площадей регламенту охранной зоны, записанному АРИ» и затем еще раз посмотреть на ОЭРГ.

К этому эксперты добавили несколько примечательных вещей. Во-первых, Виктор Шередега указал на излишнюю пластичность фасада по Б. Сергиевскому пер. Пластичность возникает из-за сильного выноса полустеклянных эркеров (в сторону можно добавить – тоже призванных немного расширить офисные площади). Второе замечание коснулось качества «историзированных фасадов». Надо сказать, что авторы принесли на согласование два макета – один с наклеенными историческими фасадами, который показывали А.В. Кузьмину, и второй – который теперь непосредственно предложили для согласования – с фасадами значительно более простыми и модернистскими (за исключением сохраняемого дома по Сретенке, разумеется). На все эти макетные хитрости эксперты сделали любопытное замечание о том, что качеству «историзированных» решений неплохо бы быть другим, а точнее «как у Уткина и Филиппова», «…а-ля принц Чарльз».

Офисно-деловой центр на ул.Большая Молчановка, между Новым Арбатом и Поварской, предполагается соорудить вместо хозяйственной постройки 1910 года. Это небольшой зеленый домик со щипцовыми фасадами, сильно перестроенный в советское время, поэтому речь о его ценности теперь не идет и домик будет снесен. Новое здание, достаточно скромных размеров, пристраивается к главному дому ансамбля 1910 года, который был построен архитектором Гермером для врача Н.М. Кишкина, устроившего здесь водо- и электролечебницу. А в пристройке разместил покойницкую и коровник.  Главный дом в 1990-е гг. надстроили мансардой – но сейчас его не тронут, только пристроят с трех сторон новый комплекс. Новое здание выйдет к улице Мочановке в месте ее изгиба – в этом месте задуман градостроительный акцент в виде полуротонды, слегка повышенной, но очень скромной на фоне книжек Нового Арбата, видных здесь практически отовсюду.

На показанных планшетах было два варианта – плоский стеклянный, и более яркий и любопытный, с хаотическим чередованием желтоватых и медно-зеленых панелей – последний на 2-3 этажа выше дома врача Кишкина. Большинство экспертов, однако же, несмотря на брутальное соседство посохинского проспекта, высказалось против повышения высотности и отдало предпочтение самому скромному из показанных вариантов – вровень с домом 1910 года. Впрочем, проект отклонили по многим причинам: из-за не до конца решенных имущественно-земельных отношений, несоответствия град плану, функциональным предпочтениям города. Кроме того, не пройдена комиссия по сносу «стекляшки» и процент застройки слишком высок по отношению к «ущемленной» зелени.

«Моспроект-1» представил проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой – 5-этажный дом на Садовом кольце, недалеко от зоопарка. Рядом с участком проходит незаконченная трасса – остаток от незавершенной попытки пробить проезд к Краснопресненскому проспекту. Рядом, с другой стороны от незаконченного проезда, проектируется здание банка, которое утверждали совсем недавно и с большими сложностями, потому что новый банк примыкает к историческому дому и стоит «на задах» Вдовьего дома. Поэтому Дом М.М.Посохина рассматривали вкупе с недавно утвержденным банком. Даже возникло предложение непостроенный еще банк перенести на другую сторону проезда и построить его рядом с обсуждаемым домом, сделав оба повыше, выведя это место из охранной зоны, но зато убрав строительство подальше от Вдовьего дома… Присутствующие однако быстро согласились с тем, что такой передел вряд ли состоится – и вернулись к проблемам участка М.М. Посохина. Показанный проект был признан очень сложным, в нем обнаружилась «куча проблем процедурного характера» и экспертами было единодушно признано, что с этим объектом придется мучиться еще не раз.

Рассматривали предпроектное предложение, однако архитектор показала готовые фасады, которые очень понравились почти всем присутствующим – о чем минимум двое из экспертов прямо сказали. Здание почти кубическое, с плоской кровлей и небольшим выступом со стороны двора. Все его фасады решены следующим образом: внутри они целиком стеклянные, а снаружи на всю высоту и ширину предполагаются декоративные стенки с очень орнаментальным стилизованным изображением деревьев. Этот прием – деревья перед фасадом – был опробован А. Бавыкиным в Брюсовом переулке. Однако если там были стволы-колонны то ли от тополей, то ли (по собственному признанию автора) пальм, а здесь – скорее куст из ломаных линий, отрывающих для освещения разные близкие к ромбу фигуры, поверх испещренных геометрическим рисунком из кружочков и квадратиков; и о колоннах уже нет речи. Похожий орнамент, только в меньшем масштабе можно обнаружить в доме М.М. Посохина на Остоженке – только там он локальнее, декоративнее и только изредка превышает размеры декоративных вставок. А тут он разросся на весь фасад к радости изумленных зрителей. И все бы ничего, если бы у формы не было столь отчетливого «ювелирного» привкуса, вступающего в спор в масштабом целого дома. С другой стороны, гипертрофированная орнаментика этого проекта несет память о популярной в 1980-е гг. теме «синтеза искусств», гигантских мозаик и обобщенных рельефов высотой по нескольку этажей, превращающих дома в носителей монументального искусства - для примера можно привести верхнюю часть кинотеатра «Октябрь».

Итак, фасад понравился, но возникло много других вопросов. Долгое и оживленное обсуждение привело к приблизительно следующему результату: присутствующие сошлись во мнении, что хотя здесь и был когда-то парк Вдовьего дома и никогда не было никаких зданий на этом месте, то сейчас градостроительная ситуация радикально изменилась. После прокладки начальной части проспекта, который вполне может быть продолжен, здесь образовался заметный поворот с Садового кольца – и дома, строящиеся вдоль этого поворота, должны быть рассмотрены не  контексте исторической ситуации, а в отношении новых, изменившихся обстоятельств – как обрамление большой трассы. И следовательно надо не вписывать объекты в регламент, а пересматривать охранные зоны, выводя из них окружение будущего проспекта, а потом строить вдоль него – и особенно в начале, градостроительные ориентиры. Проект отклонили, признав рассмотрение предварительным и высказав много рекомендаций. Главная из них – «без распорядительного документа уровня правительства Москвы на таком месте строить инициативный проект нельзя». Кроме того, на этом месте стоит кафе-стекляшка, которая должна пройти комиссию по сносу. А после изменения охранных зон автору предложили сделать проект повыше, покруглее – чтобы в начале проспекта образовался акцент-«шарнир». Так что квадратный «куст», вероятно, теперь изменит свои формы.

Также на заседании было рассмотрено два проекта из программы «малых гостиниц», инициированной правительством Москвы. Одна гостиница (21 номер) будет строиться на М. Якиманке рядом с набережной, на месте снесенной в 1930-е гг. церкви Косьмы и Дамиана в Кадашах. Когда здесь стояла церковь, ее апсиды выходили на Б. Полянку, а объем был ориентирован поперечно улице. После того, как храм сломали, на ее месте построили советский жилой дом-пластину, вдоль Полянки. Гостиницу собираются построить во дворе этого дома. Она будет примыкать к торцу существующего там здания. Фасады решены в пышной вариации доходных домов начала XX века, c двумя эркерами, балкоами, балюстрадами и лоджиями. Они вызвавшие тихое изумление экспертов, уловив которое, автор вскользь призанала, что да, действительно, «навешали много фантиков и бантиков». Хотя на мой взгляд, если бы сделать «бантики» в качестве эклектики и модерна, дом был бы вовсе не так уж плох и сошел бы за хорошую полноценную стилизацию. Однако тут многое зависит от качества деталей, которое по показанным рендерам опознать невозможно. Эксперты согласовали размещение гостиницы (она захватывает очень маленький кусочек охранной зоны одного из соседних памятников) – но не «развесистую» архитектуру.

Вторая гостиница тех же авторов из той же программы будет построена между новым зданием французского посольства и домом Игумнова, от которого ее объем отступает на 9 метров – расстояние пожарного прохода. Тут не было ни фантиков ни бантиков, и все вместе напоминало дешевый жилой дом 1950-х гг., но ступенчатый, с мучительно изгибающимся внутренним двором и с этажами, покрашенными разной краской, светлеющей кверху. Этот проект одобрили отчасти – «как часть программы малых гостиниц», но окончательным утверждение можно будет признать «только после положительного решения  Москомнаследия». К этому председательствующий Виктор Шередега добавил, что это не очень удачное место для гостиницы, потому что здесь можно предвидеть много различных проблем, начиная от транспортных и до возмущения жителей окрестных домов.

Кроме того, на заседании «с четвертного раза» был утвержден проект достройки дома на Тверской, 24/2. В последний раз он был отклонен из-за нехватки машиномест. Хотя в обсуждении звучало, что жальче всего дворовое пространство дома, которое потеряет ауру относительно старого городского двора, приобретая в замен некоторую, заметим от себя, «пластмассовость». Однако аура двора и количество машиномест – вещи противоположные. Для того, чтобы довести места до положенных 92, сломали еще одну малоценную пристройку, и спроектировали на ее месте дополнительный гараж.

zooming
Предпроектное предлоение по размещению офисно-делового центра. Ул. Большая Молчановка, 12 (консультативное рассм.). ООО «Натал», архитектор: Н.А. Марова. Фотографии Юлии Тарабариной
Проект размещения гостинично-делового комплекса (регенерация застройки в квартале №266. Сретенка, 13/26, стр1, Пушкарев пер,, вл. 26, стр 4). АМ «Группа АБВ», рук. Н.Ю. Бирюков
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Новый вариант макета
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Предшествующий (историзирующий) вариант макета В центре правой части - реконструируемый фаcад снесенного здания
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. План
Сретенка, 13/26. Интерьеры существующего дома
zooming
Большая Молчановка, 12. Существующая хоз. постройка
zooming
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова. Визуально-ландшафтный анализ, вид в сторону Нового Арбата
Большая Молчановка, 12. Макет
zooming
Предпроектное предложение для строительства административного здания. Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова. Фасад по Краснопресненскому проспекту
zooming
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. Внизу справа - Садовое кольцо. Коричневым цветом обозначено здание банка, проходившее согласования недавно, желто-зеленым - проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Малая Якиманка, 5 (для сост. АРИ). Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция». План квартала. Участок строительства - левее длинного дома, обозначенного оранжевым цветом в центральной части плана
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Казанский пер., 10. Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция»
Казанский пер., 10. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
zooming
Предпроектные предложения по реконструкции с надстройкой административного здания ОАО «МОСКАПСТРОЙ». Тверская ул., д.24/2, стр.1 (повторно, для сост. АРИ). Проектная организация ЗАО «АрхИн», Автор: В.И. Лозин. Принято с 3 раза


22 Июня 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Статьи по теме: Архитектурные советы. Москва

Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Архсовет Москвы – 51
Архсовет отклонил проект высотной жилой застройки на Ленинградском проспекте и принял концепцию многофункционального офисного и торгово-развлекательного центра в Новой Москве.
Архсовет Москвы–50
Разработанная МКА концепция развития бывшей территории Военной академии на Москворецкой набережной – исторического Воспитательного дома – получила одобрение Архитектурного совета.
Архсовет Москвы–49
Архсовет согласился с проектом строительства жилого дома в Хамовниках, но отложил согласование концепции восстановления сгоревшей библиотеки ИНИОН РАН.
Архсовет Москвы–48
Архитектурный совет Москвы не согласился с проектным предложением бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры» по застройке Симоновской набережной.

Технологии и материалы

«Тихий рассвет» – цвет года по версии AkzoNobel
Созданный по итогам масштабных исследований цветовых трендов, проводящихся экспертами со всего мира, этот цвет призван запечатлеть суть того, что делает нас более человечными на заре нового десятилетия.
Разреши себе творить
Бренд DULUX выпустил новую линейку инновационных красок «Легко обновить». В нее вошло всего три продукта, но с их помощью можно преобразить весь дом или квартиру самостоятельно и всего за несколько часов.
Архитекторы из Томска создали мультикомфорт на международном...
По итогам международного архитектурного конкурса «Мультикомфорт от Сен-Гобен» проект российских студентов был отмечен специальным призом. Россия участвует в мероприятии в 8-й раз, но награду получила впервые. Рассказываем, как команде из Томска удалось реализовать концепцию мультикомфортного жилья и чем важен этот конкурс.
Tejas Borja. Революция в керамической черепице
Уникальность производства керамики Tejas Borja – в применении технологии цифровой струйной печати на поверхности черепицы, которая позволяет получить полную имитацию природных материалов: сланца, камня, дерева, цемента, мрамора и других.
Свет и тень
Панели из фиброцемента EQUITONE [linea] – современный материал, который способен вдохновить на творческий эксперимент. Он создан архитекторами, и его главные свойства: контрастная фактура, тактильность и долговечность.
Ключевой элемент
Специально для ЖК «Садовые кварталы» компания «ОртОст-Фасад» разработала материал, сочетающий силу стеклофибробетона и эстетику кирпича. Рассказываем о его особенностях и достоинствах на примере трех новых реализованных корпусов.
Живой дизайн для фасадов
Скучные однообразные фасадные решения уходят в прошлое с появлением новых дизайнерских решений от RHEINZINK: с разнообразием привлекательных вариантов дизайна любая поверхность теперь становится многомерным, несомненно, привлекающим внимание, зрелищем.

Сейчас на главной

Книги в саду
Бюро «А.Лен» и KCAP Architects&Planners спроектировали для Воронежа жилой комплекс, вдохновляясь Иваном Буниным и пейзажами средней полосы. Получилось современно и свежо.
Комиксы на фасаде
В бывшей мюнхенской промзоне открылось многофункциональное здание WERK12 по проекту MVRDV: сейчас оно вмещает рестораны, фитнес-клуб и офисы, но подходит и для любого другого использования.
Космический ветер
Построенный по проекту бюро ASADOV аэропорт «Гагарин» сочетает выверенную планировочную структуру и культурную программу с авторскими решениями – архитектурным и дизайнерским, в которых угадывается ностальгия по тем временам, когда наша страна шла в светлое будущее и космос был частью жизни каждого.
Пресса: Как в город вернется производство
В том, что постиндустриальный город ничего не производит, есть нечто тревожное. Понятно, что он производит знания и услуги, понятно, что он производит много чего для себя (поэтому пищевая промышленность в Москве даже растет), но как же без всего остального?
Укрупнение
В Гостином дворе открылся очередной фестиваль «Зодчество». Под октябрьским московским солнцем спорят между собой две тенденции: прекрасного будущего и великолепного настоящего.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
«Вечность» переставит всё местами
Куратором «Зодчества» 2020 года назван Эдуард Кубенский с темой «Вечность», об этом сообщил сегодня на пресс-конференции президент САР Николай Шумаков. Программа звучит смело, читайте в нашем материале.
Решетчатая «опора»
Энергоэффективное офисное здание oxxeo с несущим фасадом, одновременно работающим как солнцезащитный экран: проект Rafael de La-Hoz Arquitectos на севере Мадрида.
«Стальная змея»
Основная часть Северного вокзала Кёге, нового транспортного узла для Большого Копенгагена, – это 225-метровый пешеходный мост через шоссе и железнодорожные пути. Авторы проекта – DISSING+WEITLING architecture и COBE.
МАРШ: Fuck Context
Под руководством Наринэ Тютчевой и Екатерины Ровновой бакалавры 2018/2019 учебного года формируют свое отношение к контексту, исследуя Трехгорную мануфактуру.
И вновь о прожиточном минимуме
«Экономичное», но качественное жилье во Франкфурте-на-Майне по образцовому проекту schneider+schumacher рассчитано на арендную плату на треть ниже среднерыночной ставки в этом городе.
Наследие, экология и очень, очень плохие архитекторы
Рассматриваем восемь работ воркшопов, проведенных на «Открытом городе» и один особенно понравившийся дипломный проект студии Евгения Асса. Многие проекты затрагивают актуальные и болезненные темы современности.
Семь рецептов успеха
Участники марафона «Свое бюро» в рамках «Открытого города» рассказали/умолчали о своих удачах/неудачах. На основе их выступлений мы сформулировали семь рецептов, которые точно помогут начать карьеру.
«Скромный шедевр»
Социальный малоэтажный комплекс на сотню семей в Норидже по проекту бюро Mikhail Riches и Кэти Холи получил премию Стерлинга как лучшее здание Британии 2019 года, уникальный дом из пробки награжден как лучший небольшой проект, а национальная железнодорожная компания – как лучший заказчик.
Видный дом
Art View House на открыточном «перекрестке» Мойки и Крюкова канала – еще один эксперимент бюро «Евгений Герасимов и партнеры» с неоклассикой, а также аккуратное завершение архитектурной панорамы в центре города.
Внимание деталям
Почти 150 идей для улучшения городской среды предложили дизайнеры-участники конкурса в рамках выставки «Город: детали», которая прошла в Москве на прошлой неделе. Представляем лучшие из них.
Пресса: Как все превратится в курорт
Если вы посмотрите на мировые проекты благоустройства, то увидите: все составляющие остроту города элементы — канализация, отопление, водопровод, метро, миллионы километров проводов, автомобили, грузовики, склады, больницы, морги, милиция, военные, — все это спрятано ...
Внутренний город
Два дома на территории бывшего завода «Рассвет» – пример тонкой работы с контекстом, формой и, главное, внутренней структурой апартаментов, которая стала, без преувеличения, уникальной для современной Москвы. Они уже неплохо известны профессиональной общественности. Рассматриваем подробно.
«Оптимистическая профессия»
Дублинское бюро Grafton награждено Золотой медалью RIBA. Его основательницы, Шелли МакНамара и Ивонн Фаррелл, курировали венецианскую биеннале архитектуры-2018, а в 2008 стали первыми лауреатами гран-при WAF.
Юбилейное ожерелье
Главная площадь Якутска будет преобразована по проекту консорциума под лидерством ТПО «Резерв». Представляем проекты победителя и призеров недавно завершившегося конкурса.
«Если проанализировать их сходство, становится ясно:...
Кураторы выставки о Джузеппе Терраньи и Илье Голосове в московском Музее архитектуры Анна Вяземцева и Алессандро Де Маджистрис – о том, как миф о копировании домом «Новокомум» в Комо композиции клуба имени Зуева скрывает под собой важные сюжеты об архитектуре, политике, обмене идеями в довоенной и даже послевоенной Европе.
Экстравертный интроверт
Построив в Люблино фитнес-клуб La Salute (в переводе с итальянского «здоровье»), архитекторы бюро ASADOV оздоровили жизнь района, принесли в стандартное окружение авторскую архитектуру и полезные функции. Выразительная тектоника здания подчеркнула спортивную устремленность.
Архи-события: 30 сентября–6 октября
Интерактивная выставка-презентация «Город: детали», два новых лекционных курса в Музее архитектуры, ежегодная конференция об архитектурном образовании и карьере «Открытый город».
Пресса: Последний из главных
Президент Российской академии архитектуры и строительных наук Александр Кузьмин скончался в больнице в ночь на пятницу на 69-м году жизни. О нем — Григорий Ревзин.
Умер Александр Кузьмин
Сегодня ночью не стало Александра Викторовича Кузьмина, президента Российской академии архитектуры и строительных наук, с 1996 по 2012 годы – главного архитектора города Москвы.
Миллионы к миллионам
В Пекине открылся новый аэропорт Дасин по проекту Zaha Hadid Architects и ADP Ingénierie: стартовая «мощность» – 45 млн человек в год, в 2025 – 72 млн, затем – все сто.
Разворот к красоте
Первый приз конкурса Таллинской биеннале на концепцию ревитализации промышленной зоны получила команда российских архитекторов. Авторы разработали генплан, вдохновляясь железнодорожным поворотным кругом, и предложили застройку с «градиентом» приватных и общественных пространств.
Дорога к парку
«Братеевские телепортеры» – навес, который позволил оформить и защитить вход в одноименный парк, и получил недавно спецприз жюри АРХИWOOD. Рассматриваем проект и отчасти – дискуссию экспертов премии вокруг него.
Дом для друзей
Юбилейная, десяти лет от роду, премия АРХИWOOD присудила гран-при Николаю Белоусову за достижения, предложила одну нестандартную номинацию, а главная премия досталась Сергею Мишину за его собственный дом. Рассказываем о победителях и о церемонии.