Заседание ОЭРГ, 21 июня

Были рассмотрены – гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова на Остоженке, проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой на Садовом рядом с Краснопресненской в виде орнаментально трактованного куста 5-этажной высоты, офисное здание на Б.Молчановке, а также 2 гостиницы из муниципальной программы «малых гостиниц» и – в третий и последний раз, надстройка дома на Тверской

author pht

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова («Группа АБВ») рассматривался в стадии проекта, близкой к окончательной. На этом месте некоторое время назад был снесен 3-этажный дом, стоявший вдоль Пушкарева переулка (что любопытно, в середине XIX в. переулок назвался Сумниковым, в конце Пушкаревым, а в советское время улицей Хмелева). Снесенный дом будет восстановлен в прежних формах. Со стороны Сретенки участок занят зданием среднемосковской внешности с характерной сложной историей – в 1854 году купец И.М. Белогрудов построил здесь двухэтажный дом, вытянув его между двумя переулками; дом включил вполовину меньшее строение 1824 года. У купеческого дома была аркада (наверняка торговая) в первом этаже и череда простых окошек во втором. Через 10 лет дом настроили, а аркаду заложили.

Проект Никиты Бирюкова предполагает сохранение дома, выходящего на Сретенку, который становится чем-то средним между двумя строительными периодами – аркаду возвращают и делают под ней пешеходный проход, таким образом расширяя в этом месте узенький сретенский тротуар. Проход предложили как замену предполагавшегося в начале проектирования «прокола» - пешеходной тропы между реконструируемым старым домом и строящимся в глубине двора новым зданием. В показанном проекте этот самый «прокол» существует в виде ничем не занятого расстояния между двумя объемами, куда, по словам архитекторов, «не выходит ни одной двери», однако он закрыт для случайных прохожих. В то же время, как справедливо заметили эксперты, все подобные проходы существуют, если они неудобны заказчику, только в период согласования, а потом все равно их закрывают решетками и охранниками. Так что эксперты приняли замену «прокола» посередине здания на полноценный и удобный пешеходный проход под аркадой.

Проект не приняли по другим причинам, из-за небольшого превышения предписанной высотности, в основном за счет стеклянной трубы атриума сбоку по Б. Сергиевскому пер. и более существенного превышения процента застроенности участка «полезными» площадями. Дело в том, что в регламенте записано определенное количество незастроенного двора, под который отвели закрытый атриум внутри нового корпуса. Однако атриум на показанных планах оказался более чем наполовину занят офисами – строго говоря, от него остались только коридоры. Поэтому проект было решено отправить «еще раз на регламент к главному архитектору с указанием на несоответствие площадей регламенту охранной зоны, записанному АРИ» и затем еще раз посмотреть на ОЭРГ.

К этому эксперты добавили несколько примечательных вещей. Во-первых, Виктор Шередега указал на излишнюю пластичность фасада по Б. Сергиевскому пер. Пластичность возникает из-за сильного выноса полустеклянных эркеров (в сторону можно добавить – тоже призванных немного расширить офисные площади). Второе замечание коснулось качества «историзированных фасадов». Надо сказать, что авторы принесли на согласование два макета – один с наклеенными историческими фасадами, который показывали А.В. Кузьмину, и второй – который теперь непосредственно предложили для согласования – с фасадами значительно более простыми и модернистскими (за исключением сохраняемого дома по Сретенке, разумеется). На все эти макетные хитрости эксперты сделали любопытное замечание о том, что качеству «историзированных» решений неплохо бы быть другим, а точнее «как у Уткина и Филиппова», «…а-ля принц Чарльз».

Офисно-деловой центр на ул.Большая Молчановка, между Новым Арбатом и Поварской, предполагается соорудить вместо хозяйственной постройки 1910 года. Это небольшой зеленый домик со щипцовыми фасадами, сильно перестроенный в советское время, поэтому речь о его ценности теперь не идет и домик будет снесен. Новое здание, достаточно скромных размеров, пристраивается к главному дому ансамбля 1910 года, который был построен архитектором Гермером для врача Н.М. Кишкина, устроившего здесь водо- и электролечебницу. А в пристройке разместил покойницкую и коровник.  Главный дом в 1990-е гг. надстроили мансардой – но сейчас его не тронут, только пристроят с трех сторон новый комплекс. Новое здание выйдет к улице Мочановке в месте ее изгиба – в этом месте задуман градостроительный акцент в виде полуротонды, слегка повышенной, но очень скромной на фоне книжек Нового Арбата, видных здесь практически отовсюду.

На показанных планшетах было два варианта – плоский стеклянный, и более яркий и любопытный, с хаотическим чередованием желтоватых и медно-зеленых панелей – последний на 2-3 этажа выше дома врача Кишкина. Большинство экспертов, однако же, несмотря на брутальное соседство посохинского проспекта, высказалось против повышения высотности и отдало предпочтение самому скромному из показанных вариантов – вровень с домом 1910 года. Впрочем, проект отклонили по многим причинам: из-за не до конца решенных имущественно-земельных отношений, несоответствия град плану, функциональным предпочтениям города. Кроме того, не пройдена комиссия по сносу «стекляшки» и процент застройки слишком высок по отношению к «ущемленной» зелени.

«Моспроект-1» представил проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой – 5-этажный дом на Садовом кольце, недалеко от зоопарка. Рядом с участком проходит незаконченная трасса – остаток от незавершенной попытки пробить проезд к Краснопресненскому проспекту. Рядом, с другой стороны от незаконченного проезда, проектируется здание банка, которое утверждали совсем недавно и с большими сложностями, потому что новый банк примыкает к историческому дому и стоит «на задах» Вдовьего дома. Поэтому Дом М.М.Посохина рассматривали вкупе с недавно утвержденным банком. Даже возникло предложение непостроенный еще банк перенести на другую сторону проезда и построить его рядом с обсуждаемым домом, сделав оба повыше, выведя это место из охранной зоны, но зато убрав строительство подальше от Вдовьего дома… Присутствующие однако быстро согласились с тем, что такой передел вряд ли состоится – и вернулись к проблемам участка М.М. Посохина. Показанный проект был признан очень сложным, в нем обнаружилась «куча проблем процедурного характера» и экспертами было единодушно признано, что с этим объектом придется мучиться еще не раз.

Рассматривали предпроектное предложение, однако архитектор показала готовые фасады, которые очень понравились почти всем присутствующим – о чем минимум двое из экспертов прямо сказали. Здание почти кубическое, с плоской кровлей и небольшим выступом со стороны двора. Все его фасады решены следующим образом: внутри они целиком стеклянные, а снаружи на всю высоту и ширину предполагаются декоративные стенки с очень орнаментальным стилизованным изображением деревьев. Этот прием – деревья перед фасадом – был опробован А. Бавыкиным в Брюсовом переулке. Однако если там были стволы-колонны то ли от тополей, то ли (по собственному признанию автора) пальм, а здесь – скорее куст из ломаных линий, отрывающих для освещения разные близкие к ромбу фигуры, поверх испещренных геометрическим рисунком из кружочков и квадратиков; и о колоннах уже нет речи. Похожий орнамент, только в меньшем масштабе можно обнаружить в доме М.М. Посохина на Остоженке – только там он локальнее, декоративнее и только изредка превышает размеры декоративных вставок. А тут он разросся на весь фасад к радости изумленных зрителей. И все бы ничего, если бы у формы не было столь отчетливого «ювелирного» привкуса, вступающего в спор в масштабом целого дома. С другой стороны, гипертрофированная орнаментика этого проекта несет память о популярной в 1980-е гг. теме «синтеза искусств», гигантских мозаик и обобщенных рельефов высотой по нескольку этажей, превращающих дома в носителей монументального искусства - для примера можно привести верхнюю часть кинотеатра «Октябрь».

Итак, фасад понравился, но возникло много других вопросов. Долгое и оживленное обсуждение привело к приблизительно следующему результату: присутствующие сошлись во мнении, что хотя здесь и был когда-то парк Вдовьего дома и никогда не было никаких зданий на этом месте, то сейчас градостроительная ситуация радикально изменилась. После прокладки начальной части проспекта, который вполне может быть продолжен, здесь образовался заметный поворот с Садового кольца – и дома, строящиеся вдоль этого поворота, должны быть рассмотрены не  контексте исторической ситуации, а в отношении новых, изменившихся обстоятельств – как обрамление большой трассы. И следовательно надо не вписывать объекты в регламент, а пересматривать охранные зоны, выводя из них окружение будущего проспекта, а потом строить вдоль него – и особенно в начале, градостроительные ориентиры. Проект отклонили, признав рассмотрение предварительным и высказав много рекомендаций. Главная из них – «без распорядительного документа уровня правительства Москвы на таком месте строить инициативный проект нельзя». Кроме того, на этом месте стоит кафе-стекляшка, которая должна пройти комиссию по сносу. А после изменения охранных зон автору предложили сделать проект повыше, покруглее – чтобы в начале проспекта образовался акцент-«шарнир». Так что квадратный «куст», вероятно, теперь изменит свои формы.

Также на заседании было рассмотрено два проекта из программы «малых гостиниц», инициированной правительством Москвы. Одна гостиница (21 номер) будет строиться на М. Якиманке рядом с набережной, на месте снесенной в 1930-е гг. церкви Косьмы и Дамиана в Кадашах. Когда здесь стояла церковь, ее апсиды выходили на Б. Полянку, а объем был ориентирован поперечно улице. После того, как храм сломали, на ее месте построили советский жилой дом-пластину, вдоль Полянки. Гостиницу собираются построить во дворе этого дома. Она будет примыкать к торцу существующего там здания. Фасады решены в пышной вариации доходных домов начала XX века, c двумя эркерами, балкоами, балюстрадами и лоджиями. Они вызвавшие тихое изумление экспертов, уловив которое, автор вскользь призанала, что да, действительно, «навешали много фантиков и бантиков». Хотя на мой взгляд, если бы сделать «бантики» в качестве эклектики и модерна, дом был бы вовсе не так уж плох и сошел бы за хорошую полноценную стилизацию. Однако тут многое зависит от качества деталей, которое по показанным рендерам опознать невозможно. Эксперты согласовали размещение гостиницы (она захватывает очень маленький кусочек охранной зоны одного из соседних памятников) – но не «развесистую» архитектуру.

Вторая гостиница тех же авторов из той же программы будет построена между новым зданием французского посольства и домом Игумнова, от которого ее объем отступает на 9 метров – расстояние пожарного прохода. Тут не было ни фантиков ни бантиков, и все вместе напоминало дешевый жилой дом 1950-х гг., но ступенчатый, с мучительно изгибающимся внутренним двором и с этажами, покрашенными разной краской, светлеющей кверху. Этот проект одобрили отчасти – «как часть программы малых гостиниц», но окончательным утверждение можно будет признать «только после положительного решения  Москомнаследия». К этому председательствующий Виктор Шередега добавил, что это не очень удачное место для гостиницы, потому что здесь можно предвидеть много различных проблем, начиная от транспортных и до возмущения жителей окрестных домов.

Кроме того, на заседании «с четвертного раза» был утвержден проект достройки дома на Тверской, 24/2. В последний раз он был отклонен из-за нехватки машиномест. Хотя в обсуждении звучало, что жальче всего дворовое пространство дома, которое потеряет ауру относительно старого городского двора, приобретая в замен некоторую, заметим от себя, «пластмассовость». Однако аура двора и количество машиномест – вещи противоположные. Для того, чтобы довести места до положенных 92, сломали еще одну малоценную пристройку, и спроектировали на ее месте дополнительный гараж.

zooming
Предпроектное предлоение по размещению офисно-делового центра. Ул. Большая Молчановка, 12 (консультативное рассм.). ООО «Натал», архитектор: Н.А. Марова. Фотографии Юлии Тарабариной
Проект размещения гостинично-делового комплекса (регенерация застройки в квартале №266. Сретенка, 13/26, стр1, Пушкарев пер,, вл. 26, стр 4). АМ «Группа АБВ», рук. Н.Ю. Бирюков
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Новый вариант макета
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Предшествующий (историзирующий) вариант макета В центре правой части - реконструируемый фаcад снесенного здания
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. План
Сретенка, 13/26. Интерьеры существующего дома
zooming
Большая Молчановка, 12. Существующая хоз. постройка
zooming
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова. Визуально-ландшафтный анализ, вид в сторону Нового Арбата
Большая Молчановка, 12. Макет
zooming
Предпроектное предложение для строительства административного здания. Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова. Фасад по Краснопресненскому проспекту
zooming
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. Внизу справа - Садовое кольцо. Коричневым цветом обозначено здание банка, проходившее согласования недавно, желто-зеленым - проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Малая Якиманка, 5 (для сост. АРИ). Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция». План квартала. Участок строительства - левее длинного дома, обозначенного оранжевым цветом в центральной части плана
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Казанский пер., 10. Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция»
Казанский пер., 10. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
zooming
Предпроектные предложения по реконструкции с надстройкой административного здания ОАО «МОСКАПСТРОЙ». Тверская ул., д.24/2, стр.1 (повторно, для сост. АРИ). Проектная организация ЗАО «АрхИн», Автор: В.И. Лозин. Принято с 3 раза


22 Июня 2007

author pht

Автор текста:

Юлия Тарабарина

Статьи по теме: Архитектурные советы. Москва

Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Архсовет Москвы – 51
Архсовет отклонил проект высотной жилой застройки на Ленинградском проспекте и принял концепцию многофункционального офисного и торгово-развлекательного центра в Новой Москве.
Архсовет Москвы–50
Разработанная МКА концепция развития бывшей территории Военной академии на Москворецкой набережной – исторического Воспитательного дома – получила одобрение Архитектурного совета.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

Зеленый холм у Потамака
Пристройка, расширившая Кеннеди-центр в Вашингтоне, почти полностью спрятана в зеленом холме. Она выстраивает задуманную в 1960-е связь центра с рекой и не закрывает никаких видов.
Дом молодежи
Реконструкция Дома молодежи на Фрунзенской, анонсированная год назад, получила АГР Москомархитектуры. Проект предполагает строительство нового здания между МДМ и парком Трубецких.
Двенадцать формул
Два московских учебных заведения показывают в открытых мастерских Баухауза проект, посвященный общественным пространствам. Методы спекулятивного дизайна и «сенсорная урбанистика» помогли поставить правильные вопросы и получить серьезные выводы.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Умер Иона Фридман
Архитектор-теоретик, озвучивший в конце 1950-х идею мобильной, саморазвивающейся силами жителей и изменяемой архитектуры – своего рода пространственной сети, приподнятой над традиционным городом и способной охватить весь мир.
Степан Липгарт: «Гнуть свою линию – это правильно»
Потомок немецких промышленников, «сын Иофана», архитектор – о том, как изучение ордерной архитектуры закаляет волю, и как силами нескольких человек проектировать жилые комплексы в центре Петербурга. А также: Дед Мороз в сталинской высотке, арка в космос, живопись маньеризма и дворцы Парижа – в интервью Степана Липгарта.
Новое время Советской площади
Благоустройство центральной площади Гаврилова Посада, профинансированное из трех источников и призванное помочь городу стать туристическим, выглядит современно и ставит задачи осмысления местной идентичности.
Разобрано по весне
Временный и уже разобранный павильон на площади перед «Зарядьем»: кольцеобразный, с деревянной конструкцией и фасадом из металла и поликарбоната. Внутри был тот самый искусственный снег, березы елки.
Метод обнимания
TreeHugger, небольшой павильон информационного туристического центра бюро MoDusArchitects, вступая в диалог с архитектурным и природным окружением, сам становится новой достопримечательностью предальпийского городка в итальянском Трентино-Альто-Адидже.
Мёд и медь
Архитектор Роман Леонидов спроектировал подмосковный Cool House в райтовском духе, распластав его параллельно земле и подчеркнув горизонтали. Цветовая композиция основана на сопоставлении теплого медового дерева и холодной бирюзовой меди.
Пресса: Почему индустриальное домостроение оставит будущее...
О будущем жилья невозможно говорить, пытаясь обойти стену, в которую оно упирается,— массовое индустриальное домостроение. Если модель массового индустриального домостроения сохранится, то это довольно простое будущее, которое более или менее сводится к настоящему.
СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.