Заседание ОЭРГ, 21 июня

Были рассмотрены – гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова на Остоженке, проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой на Садовом рядом с Краснопресненской в виде орнаментально трактованного куста 5-этажной высоты, офисное здание на Б.Молчановке, а также 2 гостиницы из муниципальной программы «малых гостиниц» и – в третий и последний раз, надстройка дома на Тверской

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0

Гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова («Группа АБВ») рассматривался в стадии проекта, близкой к окончательной. На этом месте некоторое время назад был снесен 3-этажный дом, стоявший вдоль Пушкарева переулка (что любопытно, в середине XIX в. переулок назвался Сумниковым, в конце Пушкаревым, а в советское время улицей Хмелева). Снесенный дом будет восстановлен в прежних формах. Со стороны Сретенки участок занят зданием среднемосковской внешности с характерной сложной историей – в 1854 году купец И.М. Белогрудов построил здесь двухэтажный дом, вытянув его между двумя переулками; дом включил вполовину меньшее строение 1824 года. У купеческого дома была аркада (наверняка торговая) в первом этаже и череда простых окошек во втором. Через 10 лет дом настроили, а аркаду заложили.

Проект Никиты Бирюкова предполагает сохранение дома, выходящего на Сретенку, который становится чем-то средним между двумя строительными периодами – аркаду возвращают и делают под ней пешеходный проход, таким образом расширяя в этом месте узенький сретенский тротуар. Проход предложили как замену предполагавшегося в начале проектирования «прокола» - пешеходной тропы между реконструируемым старым домом и строящимся в глубине двора новым зданием. В показанном проекте этот самый «прокол» существует в виде ничем не занятого расстояния между двумя объемами, куда, по словам архитекторов, «не выходит ни одной двери», однако он закрыт для случайных прохожих. В то же время, как справедливо заметили эксперты, все подобные проходы существуют, если они неудобны заказчику, только в период согласования, а потом все равно их закрывают решетками и охранниками. Так что эксперты приняли замену «прокола» посередине здания на полноценный и удобный пешеходный проход под аркадой.

Проект не приняли по другим причинам, из-за небольшого превышения предписанной высотности, в основном за счет стеклянной трубы атриума сбоку по Б. Сергиевскому пер. и более существенного превышения процента застроенности участка «полезными» площадями. Дело в том, что в регламенте записано определенное количество незастроенного двора, под который отвели закрытый атриум внутри нового корпуса. Однако атриум на показанных планах оказался более чем наполовину занят офисами – строго говоря, от него остались только коридоры. Поэтому проект было решено отправить «еще раз на регламент к главному архитектору с указанием на несоответствие площадей регламенту охранной зоны, записанному АРИ» и затем еще раз посмотреть на ОЭРГ.

К этому эксперты добавили несколько примечательных вещей. Во-первых, Виктор Шередега указал на излишнюю пластичность фасада по Б. Сергиевскому пер. Пластичность возникает из-за сильного выноса полустеклянных эркеров (в сторону можно добавить – тоже призванных немного расширить офисные площади). Второе замечание коснулось качества «историзированных фасадов». Надо сказать, что авторы принесли на согласование два макета – один с наклеенными историческими фасадами, который показывали А.В. Кузьмину, и второй – который теперь непосредственно предложили для согласования – с фасадами значительно более простыми и модернистскими (за исключением сохраняемого дома по Сретенке, разумеется). На все эти макетные хитрости эксперты сделали любопытное замечание о том, что качеству «историзированных» решений неплохо бы быть другим, а точнее «как у Уткина и Филиппова», «…а-ля принц Чарльз».

Офисно-деловой центр на ул.Большая Молчановка, между Новым Арбатом и Поварской, предполагается соорудить вместо хозяйственной постройки 1910 года. Это небольшой зеленый домик со щипцовыми фасадами, сильно перестроенный в советское время, поэтому речь о его ценности теперь не идет и домик будет снесен. Новое здание, достаточно скромных размеров, пристраивается к главному дому ансамбля 1910 года, который был построен архитектором Гермером для врача Н.М. Кишкина, устроившего здесь водо- и электролечебницу. А в пристройке разместил покойницкую и коровник.  Главный дом в 1990-е гг. надстроили мансардой – но сейчас его не тронут, только пристроят с трех сторон новый комплекс. Новое здание выйдет к улице Мочановке в месте ее изгиба – в этом месте задуман градостроительный акцент в виде полуротонды, слегка повышенной, но очень скромной на фоне книжек Нового Арбата, видных здесь практически отовсюду.

На показанных планшетах было два варианта – плоский стеклянный, и более яркий и любопытный, с хаотическим чередованием желтоватых и медно-зеленых панелей – последний на 2-3 этажа выше дома врача Кишкина. Большинство экспертов, однако же, несмотря на брутальное соседство посохинского проспекта, высказалось против повышения высотности и отдало предпочтение самому скромному из показанных вариантов – вровень с домом 1910 года. Впрочем, проект отклонили по многим причинам: из-за не до конца решенных имущественно-земельных отношений, несоответствия град плану, функциональным предпочтениям города. Кроме того, не пройдена комиссия по сносу «стекляшки» и процент застройки слишком высок по отношению к «ущемленной» зелени.

«Моспроект-1» представил проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой – 5-этажный дом на Садовом кольце, недалеко от зоопарка. Рядом с участком проходит незаконченная трасса – остаток от незавершенной попытки пробить проезд к Краснопресненскому проспекту. Рядом, с другой стороны от незаконченного проезда, проектируется здание банка, которое утверждали совсем недавно и с большими сложностями, потому что новый банк примыкает к историческому дому и стоит «на задах» Вдовьего дома. Поэтому Дом М.М.Посохина рассматривали вкупе с недавно утвержденным банком. Даже возникло предложение непостроенный еще банк перенести на другую сторону проезда и построить его рядом с обсуждаемым домом, сделав оба повыше, выведя это место из охранной зоны, но зато убрав строительство подальше от Вдовьего дома… Присутствующие однако быстро согласились с тем, что такой передел вряд ли состоится – и вернулись к проблемам участка М.М. Посохина. Показанный проект был признан очень сложным, в нем обнаружилась «куча проблем процедурного характера» и экспертами было единодушно признано, что с этим объектом придется мучиться еще не раз.

Рассматривали предпроектное предложение, однако архитектор показала готовые фасады, которые очень понравились почти всем присутствующим – о чем минимум двое из экспертов прямо сказали. Здание почти кубическое, с плоской кровлей и небольшим выступом со стороны двора. Все его фасады решены следующим образом: внутри они целиком стеклянные, а снаружи на всю высоту и ширину предполагаются декоративные стенки с очень орнаментальным стилизованным изображением деревьев. Этот прием – деревья перед фасадом – был опробован А. Бавыкиным в Брюсовом переулке. Однако если там были стволы-колонны то ли от тополей, то ли (по собственному признанию автора) пальм, а здесь – скорее куст из ломаных линий, отрывающих для освещения разные близкие к ромбу фигуры, поверх испещренных геометрическим рисунком из кружочков и квадратиков; и о колоннах уже нет речи. Похожий орнамент, только в меньшем масштабе можно обнаружить в доме М.М. Посохина на Остоженке – только там он локальнее, декоративнее и только изредка превышает размеры декоративных вставок. А тут он разросся на весь фасад к радости изумленных зрителей. И все бы ничего, если бы у формы не было столь отчетливого «ювелирного» привкуса, вступающего в спор в масштабом целого дома. С другой стороны, гипертрофированная орнаментика этого проекта несет память о популярной в 1980-е гг. теме «синтеза искусств», гигантских мозаик и обобщенных рельефов высотой по нескольку этажей, превращающих дома в носителей монументального искусства - для примера можно привести верхнюю часть кинотеатра «Октябрь».

Итак, фасад понравился, но возникло много других вопросов. Долгое и оживленное обсуждение привело к приблизительно следующему результату: присутствующие сошлись во мнении, что хотя здесь и был когда-то парк Вдовьего дома и никогда не было никаких зданий на этом месте, то сейчас градостроительная ситуация радикально изменилась. После прокладки начальной части проспекта, который вполне может быть продолжен, здесь образовался заметный поворот с Садового кольца – и дома, строящиеся вдоль этого поворота, должны быть рассмотрены не  контексте исторической ситуации, а в отношении новых, изменившихся обстоятельств – как обрамление большой трассы. И следовательно надо не вписывать объекты в регламент, а пересматривать охранные зоны, выводя из них окружение будущего проспекта, а потом строить вдоль него – и особенно в начале, градостроительные ориентиры. Проект отклонили, признав рассмотрение предварительным и высказав много рекомендаций. Главная из них – «без распорядительного документа уровня правительства Москвы на таком месте строить инициативный проект нельзя». Кроме того, на этом месте стоит кафе-стекляшка, которая должна пройти комиссию по сносу. А после изменения охранных зон автору предложили сделать проект повыше, покруглее – чтобы в начале проспекта образовался акцент-«шарнир». Так что квадратный «куст», вероятно, теперь изменит свои формы.

Также на заседании было рассмотрено два проекта из программы «малых гостиниц», инициированной правительством Москвы. Одна гостиница (21 номер) будет строиться на М. Якиманке рядом с набережной, на месте снесенной в 1930-е гг. церкви Косьмы и Дамиана в Кадашах. Когда здесь стояла церковь, ее апсиды выходили на Б. Полянку, а объем был ориентирован поперечно улице. После того, как храм сломали, на ее месте построили советский жилой дом-пластину, вдоль Полянки. Гостиницу собираются построить во дворе этого дома. Она будет примыкать к торцу существующего там здания. Фасады решены в пышной вариации доходных домов начала XX века, c двумя эркерами, балкоами, балюстрадами и лоджиями. Они вызвавшие тихое изумление экспертов, уловив которое, автор вскользь призанала, что да, действительно, «навешали много фантиков и бантиков». Хотя на мой взгляд, если бы сделать «бантики» в качестве эклектики и модерна, дом был бы вовсе не так уж плох и сошел бы за хорошую полноценную стилизацию. Однако тут многое зависит от качества деталей, которое по показанным рендерам опознать невозможно. Эксперты согласовали размещение гостиницы (она захватывает очень маленький кусочек охранной зоны одного из соседних памятников) – но не «развесистую» архитектуру.

Вторая гостиница тех же авторов из той же программы будет построена между новым зданием французского посольства и домом Игумнова, от которого ее объем отступает на 9 метров – расстояние пожарного прохода. Тут не было ни фантиков ни бантиков, и все вместе напоминало дешевый жилой дом 1950-х гг., но ступенчатый, с мучительно изгибающимся внутренним двором и с этажами, покрашенными разной краской, светлеющей кверху. Этот проект одобрили отчасти – «как часть программы малых гостиниц», но окончательным утверждение можно будет признать «только после положительного решения  Москомнаследия». К этому председательствующий Виктор Шередега добавил, что это не очень удачное место для гостиницы, потому что здесь можно предвидеть много различных проблем, начиная от транспортных и до возмущения жителей окрестных домов.

Кроме того, на заседании «с четвертного раза» был утвержден проект достройки дома на Тверской, 24/2. В последний раз он был отклонен из-за нехватки машиномест. Хотя в обсуждении звучало, что жальче всего дворовое пространство дома, которое потеряет ауру относительно старого городского двора, приобретая в замен некоторую, заметим от себя, «пластмассовость». Однако аура двора и количество машиномест – вещи противоположные. Для того, чтобы довести места до положенных 92, сломали еще одну малоценную пристройку, и спроектировали на ее месте дополнительный гараж.

zooming
Предпроектное предлоение по размещению офисно-делового центра. Ул. Большая Молчановка, 12 (консультативное рассм.). ООО «Натал», архитектор: Н.А. Марова. Фотографии Юлии Тарабариной
Проект размещения гостинично-делового комплекса (регенерация застройки в квартале №266. Сретенка, 13/26, стр1, Пушкарев пер,, вл. 26, стр 4). АМ «Группа АБВ», рук. Н.Ю. Бирюков
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Новый вариант макета
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Предшествующий (историзирующий) вариант макета В центре правой части - реконструируемый фаcад снесенного здания
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. План
Сретенка, 13/26. Интерьеры существующего дома
zooming
Большая Молчановка, 12. Существующая хоз. постройка
zooming
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова. Визуально-ландшафтный анализ, вид в сторону Нового Арбата
Большая Молчановка, 12. Макет
zooming
Предпроектное предложение для строительства административного здания. Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова. Фасад по Краснопресненскому проспекту
zooming
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. Внизу справа - Садовое кольцо. Коричневым цветом обозначено здание банка, проходившее согласования недавно, желто-зеленым - проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Малая Якиманка, 5 (для сост. АРИ). Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция». План квартала. Участок строительства - левее длинного дома, обозначенного оранжевым цветом в центральной части плана
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Казанский пер., 10. Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция»
Казанский пер., 10. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
zooming
Предпроектные предложения по реконструкции с надстройкой административного здания ОАО «МОСКАПСТРОЙ». Тверская ул., д.24/2, стр.1 (повторно, для сост. АРИ). Проектная организация ЗАО «АрхИн», Автор: В.И. Лозин. Принято с 3 раза

22 Июня 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Архсовет Москвы–70
Архсовет единодушно одобрил проект реконструкции гостиницы «Варшава» на Калужской площади, а обсуждение превратилось в деликатную дискуссию о подходах к градостроительным приоритетам: должно ли здание работать «на городской ансамбль», или решать локальные задачи в рамках заданного участка. Ответ – нельзя сказать, чтобы однозначный, прозвучали предложения создать на этом месте более заметный и высокий акцент, но были отклонены.
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Технологии и материалы
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Классика для современников
Архитекторы бюро Megabudka выполнили проект комплекса гостиницы и апартаментов класса deluxe в центре новой федеральной территории «Сириус». Сдержанно-классичное решение фасадов заставило нас задуматься о цикличности столетий.
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.