Заседание ОЭРГ, 21 июня

Были рассмотрены – гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова на Остоженке, проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой на Садовом рядом с Краснопресненской в виде орнаментально трактованного куста 5-этажной высоты, офисное здание на Б.Молчановке, а также 2 гостиницы из муниципальной программы «малых гостиниц» и – в третий и последний раз, надстройка дома на Тверской

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg

Гостинично-деловой комплекс Никиты Бирюкова («Группа АБВ») рассматривался в стадии проекта, близкой к окончательной. На этом месте некоторое время назад был снесен 3-этажный дом, стоявший вдоль Пушкарева переулка (что любопытно, в середине XIX в. переулок назвался Сумниковым, в конце Пушкаревым, а в советское время улицей Хмелева). Снесенный дом будет восстановлен в прежних формах. Со стороны Сретенки участок занят зданием среднемосковской внешности с характерной сложной историей – в 1854 году купец И.М. Белогрудов построил здесь двухэтажный дом, вытянув его между двумя переулками; дом включил вполовину меньшее строение 1824 года. У купеческого дома была аркада (наверняка торговая) в первом этаже и череда простых окошек во втором. Через 10 лет дом настроили, а аркаду заложили.

Проект Никиты Бирюкова предполагает сохранение дома, выходящего на Сретенку, который становится чем-то средним между двумя строительными периодами – аркаду возвращают и делают под ней пешеходный проход, таким образом расширяя в этом месте узенький сретенский тротуар. Проход предложили как замену предполагавшегося в начале проектирования «прокола» - пешеходной тропы между реконструируемым старым домом и строящимся в глубине двора новым зданием. В показанном проекте этот самый «прокол» существует в виде ничем не занятого расстояния между двумя объемами, куда, по словам архитекторов, «не выходит ни одной двери», однако он закрыт для случайных прохожих. В то же время, как справедливо заметили эксперты, все подобные проходы существуют, если они неудобны заказчику, только в период согласования, а потом все равно их закрывают решетками и охранниками. Так что эксперты приняли замену «прокола» посередине здания на полноценный и удобный пешеходный проход под аркадой.

Проект не приняли по другим причинам, из-за небольшого превышения предписанной высотности, в основном за счет стеклянной трубы атриума сбоку по Б. Сергиевскому пер. и более существенного превышения процента застроенности участка «полезными» площадями. Дело в том, что в регламенте записано определенное количество незастроенного двора, под который отвели закрытый атриум внутри нового корпуса. Однако атриум на показанных планах оказался более чем наполовину занят офисами – строго говоря, от него остались только коридоры. Поэтому проект было решено отправить «еще раз на регламент к главному архитектору с указанием на несоответствие площадей регламенту охранной зоны, записанному АРИ» и затем еще раз посмотреть на ОЭРГ.

К этому эксперты добавили несколько примечательных вещей. Во-первых, Виктор Шередега указал на излишнюю пластичность фасада по Б. Сергиевскому пер. Пластичность возникает из-за сильного выноса полустеклянных эркеров (в сторону можно добавить – тоже призванных немного расширить офисные площади). Второе замечание коснулось качества «историзированных фасадов». Надо сказать, что авторы принесли на согласование два макета – один с наклеенными историческими фасадами, который показывали А.В. Кузьмину, и второй – который теперь непосредственно предложили для согласования – с фасадами значительно более простыми и модернистскими (за исключением сохраняемого дома по Сретенке, разумеется). На все эти макетные хитрости эксперты сделали любопытное замечание о том, что качеству «историзированных» решений неплохо бы быть другим, а точнее «как у Уткина и Филиппова», «…а-ля принц Чарльз».

Офисно-деловой центр на ул.Большая Молчановка, между Новым Арбатом и Поварской, предполагается соорудить вместо хозяйственной постройки 1910 года. Это небольшой зеленый домик со щипцовыми фасадами, сильно перестроенный в советское время, поэтому речь о его ценности теперь не идет и домик будет снесен. Новое здание, достаточно скромных размеров, пристраивается к главному дому ансамбля 1910 года, который был построен архитектором Гермером для врача Н.М. Кишкина, устроившего здесь водо- и электролечебницу. А в пристройке разместил покойницкую и коровник.  Главный дом в 1990-е гг. надстроили мансардой – но сейчас его не тронут, только пристроят с трех сторон новый комплекс. Новое здание выйдет к улице Мочановке в месте ее изгиба – в этом месте задуман градостроительный акцент в виде полуротонды, слегка повышенной, но очень скромной на фоне книжек Нового Арбата, видных здесь практически отовсюду.

На показанных планшетах было два варианта – плоский стеклянный, и более яркий и любопытный, с хаотическим чередованием желтоватых и медно-зеленых панелей – последний на 2-3 этажа выше дома врача Кишкина. Большинство экспертов, однако же, несмотря на брутальное соседство посохинского проспекта, высказалось против повышения высотности и отдало предпочтение самому скромному из показанных вариантов – вровень с домом 1910 года. Впрочем, проект отклонили по многим причинам: из-за не до конца решенных имущественно-земельных отношений, несоответствия град плану, функциональным предпочтениям города. Кроме того, не пройдена комиссия по сносу «стекляшки» и процент застройки слишком высок по отношению к «ущемленной» зелени.

«Моспроект-1» представил проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой – 5-этажный дом на Садовом кольце, недалеко от зоопарка. Рядом с участком проходит незаконченная трасса – остаток от незавершенной попытки пробить проезд к Краснопресненскому проспекту. Рядом, с другой стороны от незаконченного проезда, проектируется здание банка, которое утверждали совсем недавно и с большими сложностями, потому что новый банк примыкает к историческому дому и стоит «на задах» Вдовьего дома. Поэтому Дом М.М.Посохина рассматривали вкупе с недавно утвержденным банком. Даже возникло предложение непостроенный еще банк перенести на другую сторону проезда и построить его рядом с обсуждаемым домом, сделав оба повыше, выведя это место из охранной зоны, но зато убрав строительство подальше от Вдовьего дома… Присутствующие однако быстро согласились с тем, что такой передел вряд ли состоится – и вернулись к проблемам участка М.М. Посохина. Показанный проект был признан очень сложным, в нем обнаружилась «куча проблем процедурного характера» и экспертами было единодушно признано, что с этим объектом придется мучиться еще не раз.

Рассматривали предпроектное предложение, однако архитектор показала готовые фасады, которые очень понравились почти всем присутствующим – о чем минимум двое из экспертов прямо сказали. Здание почти кубическое, с плоской кровлей и небольшим выступом со стороны двора. Все его фасады решены следующим образом: внутри они целиком стеклянные, а снаружи на всю высоту и ширину предполагаются декоративные стенки с очень орнаментальным стилизованным изображением деревьев. Этот прием – деревья перед фасадом – был опробован А. Бавыкиным в Брюсовом переулке. Однако если там были стволы-колонны то ли от тополей, то ли (по собственному признанию автора) пальм, а здесь – скорее куст из ломаных линий, отрывающих для освещения разные близкие к ромбу фигуры, поверх испещренных геометрическим рисунком из кружочков и квадратиков; и о колоннах уже нет речи. Похожий орнамент, только в меньшем масштабе можно обнаружить в доме М.М. Посохина на Остоженке – только там он локальнее, декоративнее и только изредка превышает размеры декоративных вставок. А тут он разросся на весь фасад к радости изумленных зрителей. И все бы ничего, если бы у формы не было столь отчетливого «ювелирного» привкуса, вступающего в спор в масштабом целого дома. С другой стороны, гипертрофированная орнаментика этого проекта несет память о популярной в 1980-е гг. теме «синтеза искусств», гигантских мозаик и обобщенных рельефов высотой по нескольку этажей, превращающих дома в носителей монументального искусства - для примера можно привести верхнюю часть кинотеатра «Октябрь».

Итак, фасад понравился, но возникло много других вопросов. Долгое и оживленное обсуждение привело к приблизительно следующему результату: присутствующие сошлись во мнении, что хотя здесь и был когда-то парк Вдовьего дома и никогда не было никаких зданий на этом месте, то сейчас градостроительная ситуация радикально изменилась. После прокладки начальной части проспекта, который вполне может быть продолжен, здесь образовался заметный поворот с Садового кольца – и дома, строящиеся вдоль этого поворота, должны быть рассмотрены не  контексте исторической ситуации, а в отношении новых, изменившихся обстоятельств – как обрамление большой трассы. И следовательно надо не вписывать объекты в регламент, а пересматривать охранные зоны, выводя из них окружение будущего проспекта, а потом строить вдоль него – и особенно в начале, градостроительные ориентиры. Проект отклонили, признав рассмотрение предварительным и высказав много рекомендаций. Главная из них – «без распорядительного документа уровня правительства Москвы на таком месте строить инициативный проект нельзя». Кроме того, на этом месте стоит кафе-стекляшка, которая должна пройти комиссию по сносу. А после изменения охранных зон автору предложили сделать проект повыше, покруглее – чтобы в начале проспекта образовался акцент-«шарнир». Так что квадратный «куст», вероятно, теперь изменит свои формы.

Также на заседании было рассмотрено два проекта из программы «малых гостиниц», инициированной правительством Москвы. Одна гостиница (21 номер) будет строиться на М. Якиманке рядом с набережной, на месте снесенной в 1930-е гг. церкви Косьмы и Дамиана в Кадашах. Когда здесь стояла церковь, ее апсиды выходили на Б. Полянку, а объем был ориентирован поперечно улице. После того, как храм сломали, на ее месте построили советский жилой дом-пластину, вдоль Полянки. Гостиницу собираются построить во дворе этого дома. Она будет примыкать к торцу существующего там здания. Фасады решены в пышной вариации доходных домов начала XX века, c двумя эркерами, балкоами, балюстрадами и лоджиями. Они вызвавшие тихое изумление экспертов, уловив которое, автор вскользь призанала, что да, действительно, «навешали много фантиков и бантиков». Хотя на мой взгляд, если бы сделать «бантики» в качестве эклектики и модерна, дом был бы вовсе не так уж плох и сошел бы за хорошую полноценную стилизацию. Однако тут многое зависит от качества деталей, которое по показанным рендерам опознать невозможно. Эксперты согласовали размещение гостиницы (она захватывает очень маленький кусочек охранной зоны одного из соседних памятников) – но не «развесистую» архитектуру.

Вторая гостиница тех же авторов из той же программы будет построена между новым зданием французского посольства и домом Игумнова, от которого ее объем отступает на 9 метров – расстояние пожарного прохода. Тут не было ни фантиков ни бантиков, и все вместе напоминало дешевый жилой дом 1950-х гг., но ступенчатый, с мучительно изгибающимся внутренним двором и с этажами, покрашенными разной краской, светлеющей кверху. Этот проект одобрили отчасти – «как часть программы малых гостиниц», но окончательным утверждение можно будет признать «только после положительного решения  Москомнаследия». К этому председательствующий Виктор Шередега добавил, что это не очень удачное место для гостиницы, потому что здесь можно предвидеть много различных проблем, начиная от транспортных и до возмущения жителей окрестных домов.

Кроме того, на заседании «с четвертного раза» был утвержден проект достройки дома на Тверской, 24/2. В последний раз он был отклонен из-за нехватки машиномест. Хотя в обсуждении звучало, что жальче всего дворовое пространство дома, которое потеряет ауру относительно старого городского двора, приобретая в замен некоторую, заметим от себя, «пластмассовость». Однако аура двора и количество машиномест – вещи противоположные. Для того, чтобы довести места до положенных 92, сломали еще одну малоценную пристройку, и спроектировали на ее месте дополнительный гараж.

zooming
Предпроектное предлоение по размещению офисно-делового центра. Ул. Большая Молчановка, 12 (консультативное рассм.). ООО «Натал», архитектор: Н.А. Марова. Фотографии Юлии Тарабариной
Проект размещения гостинично-делового комплекса (регенерация застройки в квартале №266. Сретенка, 13/26, стр1, Пушкарев пер,, вл. 26, стр 4). АМ «Группа АБВ», рук. Н.Ю. Бирюков
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Новый вариант макета
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. Предшествующий (историзирующий) вариант макета В центре правой части - реконструируемый фаcад снесенного здания
zooming
Сретенка, 13/26, проект Никиты Бирюкова. План
Сретенка, 13/26. Интерьеры существующего дома
zooming
Большая Молчановка, 12. Существующая хоз. постройка
zooming
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова
Большая Молчановка, 12. Н.А. Марова. Визуально-ландшафтный анализ, вид в сторону Нового Арбата
Большая Молчановка, 12. Макет
zooming
Предпроектное предложение для строительства административного здания. Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова. Фасад по Краснопресненскому проспекту
zooming
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. М.М. Посохин, И.М. Крымова
Садовая-Кудринская, вл 3а (для сост. АРИ). Авторы «Моспроект-1», маст №1. Внизу справа - Садовое кольцо. Коричневым цветом обозначено здание банка, проходившее согласования недавно, желто-зеленым - проект М.М. Посохина и И.М. Крымовой
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Малая Якиманка, 5 (для сост. АРИ). Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция». План квартала. Участок строительства - левее длинного дома, обозначенного оранжевым цветом в центральной части плана
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Малая Якиманка, 5. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
Предпроектные предложения строительства малой гостиницы. Казанский пер., 10. Авторы: М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева, ООО «Стройреконструкция»
Казанский пер., 10. М.Г. Леонов, Н.П. Шкаева
zooming
Предпроектные предложения по реконструкции с надстройкой административного здания ОАО «МОСКАПСТРОЙ». Тверская ул., д.24/2, стр.1 (повторно, для сост. АРИ). Проектная организация ЗАО «АрхИн», Автор: В.И. Лозин. Принято с 3 раза

22 Июня 2007

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Прекрасный ЗИЛ: отчет о неформальном архсовете
В конце ноября предварительную концепцию мастер-плана ЗИЛ-Юг, разработанную голландской компанией KCAP для Группы «Эталон», обсудили на неформальном заседании архсовета. Проект, основанный на ППТ 2016 года и предложивший несколько новых идей для его развития, эксперты нашли прекрасным, хотя были высказаны сомнения относительно достаточно радикального отказа от автомобилей, и рекомендации закрепить все новшества в формальных документах. Рассказываем о проекте и обсуждении.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Архсовет Москвы-65
Архсовет поддержал проект размещения скульптур Виктора Корнеева на проектируемой станции метро «Лианозово», рекомендовав «усилить провокацию».
Архсовет Москвы-64
20 ноября Архсовет отверг проект ТРЦ около Преображенской площади от компании «Подземпроект» и утвердил проект дома в Большом Николоворобинском переулке Сергея Скуратова, по соседству с его же Арт-Хаусом.
Архсовет Москвы-63
Архсовет рассмотрел проект реконструкции Детского музыкального театра юного актера на улице Макаренко, представленный бюро Kleinewelt Architekten, выбрал из трех вариантов наиболее интересный и рекомендовал его доработать.
Архсовет Москвы-62
Собравшийся 3 июля архсовет Москвы не согласился с проектом многофункционального комплекса за Даниловским фортом, в котором, по мнению экспертов, не хватило общественной функции и сдержанности по отношению к соседним зданиям.
Архсовет Москвы-61
На архсовете рассмотрели масштабный жилой проект в границах Большого Сити: ЖК «Береговой» вырастет цепочкой разноэтажных высоток и максимально раскроется к реке, где возникнет продолжение Филевской набережной.
Архсовет – 57
После одобрения Архсоветом проекта ЖК AQUATORIA на Ленинградском шоссе в градостроительном плане земельного участка возможно произойдут изменения.
Архсовет Москвы – 56
Представленный на Архсовете проект многофункционального комплекса Aquatoria на левом берегу канала имени Москвы оказался недостаточно выразительным и был отправлен на доработку.
Архсовет Москвы – 55
Москва пополнит коллекцию объектов, построенных по проекту звезд архитектуры. МФК на пересечении проспекта Сахарова и Садовой-Спасской одобрен архсоветом.
Архсовет Москвы – 54
Под Павелецкой площадью будет построен трехуровневый подземный торговый центр, а ее саму планируется благоустроить. Архсовет одобрил проект, представленный «Моспроектом-2».
Архсовет Москвы–53
На Звенигородском шоссе будет построен многофункциональный жилой комплекс авторства бюро «Меганом». Архитектурный совет единогласно одобрил проект.
Технологии и материалы
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Сейчас на главной
Геометрические игры
В Мохали, городе-спутнике Чандигарха, архитекторы Studio Ardete снабдили офисное здание выразительным фасадом с асимметричными балконами, оставшись в жестких рамках бюджета.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.