Андрей Бархин

Автор текста:
Андрей Бархин

К юбилею Выставки 1925 года в Париже

0 28 апреля 1925 года в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.[1]

Плакат Парижской выставки 1925 года, Р. Бонфилс

Ар-деко – это крупнейшее течение в искусстве и архитектуре 1920-1930-х, особенностью которого было разнообразие форм и мотивов, или, по выражению Т. Г. Малининой – «разветвление по ретротемам».[2] Этот стиль был «роскошным и аскетичным, архаичным и современным, буржуазным и массовым, реакционным и радикальным», - так характеризовал его Бивис Хилльер, один из первых исследователей памятников эпохи ар-деко.[3]

Выставка 1925 года в Париже стала триумфом именно для французских дизайнеров и производителей (их сектор занимал две трети отведенной территории). Первоначально этот смотр должен был состоятся еще в 1914 году, однако его проведение было отложено из-за начала Первой мировой войны, и после ее окончания Германию уже не пригласили к участию.[4] Не было на выставке и американского павильона, так как устроители выставки со стороны США сочли требования современности и национальной идентичности для себя невыполнимыми.[5] Впрочем, к концу 1920-х мода на ар-деко уже захватит и Новый свет.

Вид на павильоны 1925 года в сторону моста Александра III и Большого Дворца
Павильоны Австрии, Бельгии, Италии и «Эспри Нуво». Ле Корбюзье
Павильон СССР и «Туризм» Р. Малле-Стивенса

В 1925 году выставка занимала территорию на двух сторонах Сены вокруг моста Александра III (выставка 1937 года – у Эйфелевой башни). У Большого дворца, выстроенного еще в 1900 году, были расположены павильоны разных стран.[6] Здесь же оказались сгруппированы и наиболее радикальные, авангардные павильоны – «Эспри Нуво» Ле Корбюзье, «Туризм» Р. Малле-Стивенса, а также павильон СССР, выстроенный по проекту К. С. Мельникова. Стоящий же рядом павильон Италии был решен еще в старомодной, эклектичной манере (арх. А. Бразини). Украшением его экспозиции стали вазы Джо Понти, созданные на стыке неоклассики и стилизации ар-деко.[7] Таким образом, на выставке соседствовали всевозможные стилевые течения и идеи.

Вид на павильоны в сторону Дома Инвалидов
Павильоны «Студиум Лувр», «Примавера», «Помон» и «Метриз»
Павильоны Севра, галерея бутиков А. Соважа, лестница Гранд Пале Ш. Летроснеи галерея на мосту Александра III
Ворота Славы, А. Вантр, Э. Брандт

Визитной карточкой стиля ар-деко в 1925 году стали французские павильоны, расположенные на противоположной стороне Сены, на эспланаде, ведущей к Дому Инвалидов. Они представляли регионы Франции, ее отдельные отрасли и корпорации, и именно они стали художественной сенсацией.[8] Эти павильоны были камерны по масштабу, но декорированы они были роскошно и действительно оригинально. «Студиум Лувр» (А. Лапрад) и «Примавера» (А. Соваж), «Помон» (Л.-И. Буало) и «Метриз» (М. Дюфрен), торговые аркады на мосту Александра III (М. Дюфрен) – все они были решены уступчатым силуэтом, с каннелированными пилястрами и уплощенными фантазйино-геометризованными барельефами. И именно так через несколько лет будут работать архитекторы американского ар-деко.

Со стороны Большого Дворца посетителей выставки 1925 года в Париже встречали Ворота Славы (арх. А. Вантр). Украшенные металлическими решетками Эдгара Брандта и остроконечными, башнеобразными завершениями, пинаклями (способными вдохновить создателей Крайслер-билдинг), эти ворота явно не оставили равнодушными гостей из США. Уже в 1925 году металлические решетки, заказанные знаменитому французскому мастеру, украсили небоскреб Медисон-Бельмонт-билдинг в Нью-Йорке, он стал одним из первых образцов импортного в США «стиля 1925 года», ар-деко.[9]

Павильон «Дом Коллекционера», архитектор П. Пату, скульптор Ж. Бернар
Интерьер главного зала «Дома Коллекционера»
Картина главного зала «Дом Коллекционера» -«Попугайчики» Ж. Дюпа
Спальня Дома Коллекционера, Ж. Э. Рульман
Столовая Дома Коллекционера, Ж. Э. Рульман

«Дом Коллекционера» стал одним из самых интересных павильонов выставки. Созданный по проекту архитектора П. Пату, он объединил изысканные металлические решетки Эдгара Брандта и мебель прославленного мастера эпохи ар-деко Жака Эмиля Рульмана. Украшением большого овального зала стала картина «Попугайчики» Ж. Дюпа. «Дом Коллекционера» соединил в себе ключевые приемы стиля ар-деко – контрастное сочетание аскетичных и роскошных, сложно прорисованных деталей, а также увлечение архаикой (за счет ступенчатого силуэта и уплощенных барельефов) и геометризация классического ордера.

Решетка главного зала «Дома Коллекционера», Э. Брандт
Зал Э. Брандта на выставке 1925 года
Металл эпохи ар-деко - ширма-экран «Золотой век» Э. Брандта, 1923

Разнообразие художественных источников и мотивов, характерное для предметов эпохи ар-деко, демонстрирует творчество Эдгара Брандта (1880-1960), ведущего мастера по художественной ковке 1920-1930-х гг. Самые сложные мотивы – растительные и античные, ориенталистические и технократические – все они были воплощены в металлических изделиях Брандта с удивительным изяществом. Схожее разнообразие мотивов и их безупречное художественное и техническое исполнение демонстрировал на выставке 1925 года и прославленный ювелир и стеклянных дел мастер Рене Лалик.

Пирамидальные люстры в ресторане лайнера «Нормандия», Р. Лалик, 1935
Стекло эпохи ар-деко – Р. Лалик
Стекло эпохи ар-деко – Р. Лалик
Керамика эпохи ар-деко – Джо Понти
Живопись эпохи ар-деко – Тамара де Лемпицка

Одним из самых активных и успешных мастеров эпохи ар-деко был дизайнер мебели и интерьеров Жак Эмиль Рульман (1879-1933). Его обширное творчество поражает своей экспериментальной смелостью и уверенными пропорциями, контрастом аскетичных форм и сложно проработанных вставок. Работы мастера - это калейдоскоп самых удивительных пластических идей. Каждый раз предметы мебели игриво объединяют жесткий геометризм с декоративными мотивами, ориентальными либо ампирными. Подобное сочетание кубизма и неоклассицизма демонстрировали на выставке 1925 года и живописные полотна Тамары де Лемпицки, самой известной и талантливой художницы эпохи ар-деко.

Павильоны выставки 1925 года в Париже и представленные там предметы декоративно-прикладного искусства позволяют выявить основные истоки и мотивы стиля ар-деко. Это увлечение архаикой и экзотикой, искусством Древнего Египта, Африки и Юго-Восточной Азии, Японии; это абстракция и приемы авангарда, кубизма; это мотивы ампира и греческой античности; наконец, это освоение новаций 1900-1910-х гг., от работ Ф. Л. Райта до Венского сецессиона. Множественность истоков, питавших культуру ар-деко, подчеркивает сложность этого стиля и его связь с эпохой начала ХХ века.

Выставка 1925 года в Париже стала кульминаций развития стиля ар-деко в архитектуре Европы. Однако его первые образцы возникают еще до Первой мировой войны. Таковы были постройки Л. Салливена и Ф. Л. Райта 1890-1900-х, монументальные, ступообразные башни Э. Сааринена 1910-х и отдельные постройки амстердамской школы (в частности, здание Шипворт хаус, 1910), а также известные работы Й. Хоффмана - дворец Стокле в Брюсселе (1905) и О. Перре - Театр Елисейских полей, Париж (1913). Отметим, что удивительный пласт раннего ар-деко в Италии образуют надгробия 1900-1910-х на Миланском кладбище и грандиозный железнодорожный вокзал, выстроенный У. Стаккини по проекту 1915 года.

Наиболее мощного расцвета стиль ар-деко достиг в городах Америки. Именно там на рубеже 1920-1930-х были построены десятки высотных зданий, представлявших самые различные стилевые вариации ар-деко. Структурировать это наследие нелегко - неоклассический, готический, архаический, авангардистский либо фантазийный компонент мог доминировать в стилистике здания, либо образовывать не менее интересный межстилевой сплав.[10] Однако биржевой крах 1929 года и последовавшая за ним Великая депрессия подорвали развитие стиля ар-деко. Так выстроенное в 1931 году, здание Эмпайр-стейт-билдинг, долгие годы пустовало и потому заслужило ироничное прозвище «Эмпти-стейт-билдинг» (от англ. Empty - пустой). Прервала развитие стиля ар-деко и Вторая мировая война…

Дворец Порт-Доре, А. Лапрад, 1931
Музей современного искусства в Париже, арх. А. Обер, М. Дастюг, 1937
Библиотека им. В. И. Ленина, арх. В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейх, с 1928
Проект Дворца Советов, арх. Б. М. Иофан, В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейх 1934

Стиль ар-деко оказал значительное влияние на архитектуру и в США, и в СССР.[11] И первым шедевром советской версии ар-деко стало здание Библиотеки им. В. И. Ленина,реализованное по проекту 1928 года.[12] С 1933 году его авторы, В. А. Щуко и В. Г. Гельфрейх, вместе с Б. М. Иофаном проектируют главное сооружение Москвы той эпохи - Дворец Советов. Советские заказчики и архитекторы внимательно следили за зарубежными стилевыми новинками, и в случае проекта Дворца Советов их интерес был направлен и на башни Нью-Йорка, и даже на стиль... люстры из одного из главных павильонов выставки 1925 в Париже – «Дома коллекционера».Сходство ребристо-уступчатой формы Дворца Советов очевидно и в отношении люстр океанского лайнера «Нормандия», выполненных Р. Лаликом в 1935 году. 

Дворец Советов, выполненный в самом модном стиле своего времени – ар-деко, должен был обойти по высоте Эмпайер-стейт-билдинг (380 м) и, тем самым, завоевать титул самого высокого здания в мире. И хотя принятый к строительству в 1934 году с проектной высотой 415 м, Дворец Советов осуществлен не был, примерами его стиля стали выстроенные в самом центре Москвы грандиозные и суровые работы А. Я. Лангмана– дом СТО (сейчас здание Государственной Думы), корпус НКВД на Лубянке и др.[13] Черты ар-деко можно уловить в первых станциях метро, особенно в интерьерах «Динамо», «Аэропорт», «Кропоткинская», «Маяковская» и др.
Советская версия ар-деко была разнообразна и талантлива, многое осталось в проектах. Именно в этом стиле были решены, спроектированные Б. М. Иофаном, советские павильоны на международных выставках 1937 в Париже и 1939 годов в Нью-Йорке. Однако начало Великой Отечественной войны и добытая невероятными усилиями и жертвами Победа оказали значительное влияние на становление отечественной архитектуры 1940-1950-х, именно тогда уже формируется эстетика т.н. сталинского ампира. Последними шедеврами советской версии ар-деко стали работы В. Г. Гельфрейха - станция метро «Электрозаводская» (1939-1944) и высотное здание МИД (1948-1953). 

Стиль ар-деко был удивительным явлением и по художественной силе, и по географии своего распространения, и по проникновению во все художественные жанры и масштабы. Для истории архитектуры ар-деко – это еще «молодой стиль» и его изучение продолжается...
 
 
Библиография
  1. Бархин А.Д. Ар-деко и стилевой параллелизм в архитектуре 1930-х. // Проект Байкал №62, 2019.
  2. Вяземцева А.Г. Искусство тоталитарной Италии. – М.: РИП-Холдинг, 2018.
  3. Гнедовская Т.Ю.Веркбунд и ар деко. // Искусство эпохи модернизма. Стиль ар деко. 1910-1940. М.:Пинакотека. 2009.
  4. Дункан Э. Ар деко. Энциклопедия – М. Арт-родник, 2010.
  5. Малинина Т.Г. Формула стиля. Ар Деко: истоки, региональные варианты, особенности эволюции. – М.: Пинакотека, 2005.
  6. Малинина Т.Г. История и современные проблемы изучения стиля ар деко. // Искусство эпохи модернизма. Стиль ар деко. 1910-1940. М.:Пинакотека. 2009.
  7. Искусство эпохи модернизма. Стиль ар-деко. 1910-1940 / Сборник статей по материалам научной конференции НИИ РАХ. Отв. ред. Т.Г. Малинина. – М.:Пинакотека. 2009.
  8. Петухов А.В. Ар деко и искусство Франции первой четверти XX века БуксМАрт, 2016.
  9. Филичева Н.В. Стиль Ар Деко: проблема интерпретации в контексте культуры ХХ века. Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина, 2010, 2 (2).
  10. Хайт В.Л. «Ар-деко: генезис и традиция» // Об архитектуре, её истории и проблемах. Сборник научных статей/Предисл. А.П. Кудрявцева. – М.: Едиториал УРСС, 2003.
  11. Хилльер Б. Стиль Ар Деко / Хилльер Б. Эскритт С. – М.: Искусство -XXI век, 2005.
  12. Benton C. Art Deco 1910-1939 / Benton C., Benton T., Wood G. – Bulfinch, 2003.
 
[1] Поясним, термин «ар-деко» возник в 1966 г. на волне интереса к искусству межвоенного времени и в связи с выставкой, посвященной 40-летней годовщине выставки в Париже. Как указывает Н.В. Филичева, первым употребил термин «ар-деко» О. Ланкастер в книге «Взгляд в будущее» (1967), затем – Б. Хилльер в книге «Ар Деко 1920–1930-х годов» (1968). [Филичева, 2010: 206] Само же сокращение «ар-деко» (ArtsDeco), как отмечает Т.Г. Малинина, было впервыеупотреблено в статьях Ле Корбюзье 1920-х в ироничном, критическом смысле. [Малинина, 2009: 19, 27]
[2]См. [Малинина, 2005: 252]
[3] Цитата по [Хилльер 2005: 112]
[4] Подробнее см. [Гнедовская, 2009: 74]
[5] Подробнее см. [Хилльер 2005: 59, 64]
[6]За исключением Японии, это были почти только страны Европы. Некоторые из павильонов выставки были созданы известными мастерами, получившими известность еще до Первой мировой войны. Так, например, Й. Хоффман на выставке 1925 года спроектировал павильон Австрии, В. Орта – павильон Бельгии, О. Перре выстроил здание театра.
[7]См. [Вяземцева, 2018: 135-139]
[8]Подробнее о стиле французских павильонов выставки 1925 года в монографии А.В. Петухова, см. [Петухов, 2016: 256-266]
[9]Отметим, чтопервыми небоскребами стиля ар-деко в Нью-Йорке стали Барлай-Везьебилдинг (Р. Уалкер, 1923-26) и Радиатор билдинг (Р. Худ, 1924).
[10]В этой двойственности и состоит сложность стиля 1920-1930-х. Ар-деко, как отмечают Ш. и Т. Бентон и Г. Вуд, было эпохой широкого художественного спектра, включавшего в себя и примеры «модернизированного историзма», и «декорированного модернизма». См.: [Benton, 2003: 245]
[11]Напомним, что термин «советская версия ар-деко» также используется в монографиях и статьях - И.А. Азизян, Т.Л. Астраханцевой, А.В. Бокова, А.Ю. Броновицкой, Н.О. Душкиной, А.В. Иконникова, И.А. Казуся, Т.Г. Малининой, Е.Б. Овсянниковой, В.Л. Хайта и др. И именно использование термина «ар-деко» позволяет рассматривать советский стиль 1930-х в контексте зарубежной архитектуры.
[12]Отметим, что портик Библиотеки им. В.И. Ленина объединил в себе мотивы двух парижских павильонов – вытянутый антовый ордер лестницы Гранд Пале Ш. Летросне и барельефный пояс Дома Коллекционера П. Пату.
[13] Подробнее об ар-деко и стиле Дворца Советов см. [Бархин, 2019: 102-107]

24 Мая 2020

Андрей Бархин

Автор текста:

Андрей Бархин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
«Открытый город»: Мечты о городе
Следующий проект воркшопа «Открытого города» создан под руководством Kleinewelt Architekten. В основу проектов положены фоны византийской и древнерусской живописи, однако их формы применены к более чем современной типологии.
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.
Когда стемнеет
Проект-победитель конкурса Малых городов предлагает подчеркнуть двойственный характер Гурьевского парка и сделать его интересным для посещения в вечернее время.