Андрей Бархин

Автор текста:
Андрей Бархин

К юбилею Выставки 1925 года в Париже

28 апреля 1925 года в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.[1]

Плакат Парижской выставки 1925 года, Р. Бонфилс

Ар-деко – это крупнейшее течение в искусстве и архитектуре 1920-1930-х, особенностью которого было разнообразие форм и мотивов, или, по выражению Т. Г. Малининой – «разветвление по ретротемам».[2] Этот стиль был «роскошным и аскетичным, архаичным и современным, буржуазным и массовым, реакционным и радикальным», - так характеризовал его Бивис Хилльер, один из первых исследователей памятников эпохи ар-деко.[3]

Выставка 1925 года в Париже стала триумфом именно для французских дизайнеров и производителей (их сектор занимал две трети отведенной территории). Первоначально этот смотр должен был состоятся еще в 1914 году, однако его проведение было отложено из-за начала Первой мировой войны, и после ее окончания Германию уже не пригласили к участию.[4] Не было на выставке и американского павильона, так как устроители выставки со стороны США сочли требования современности и национальной идентичности для себя невыполнимыми.[5] Впрочем, к концу 1920-х мода на ар-деко уже захватит и Новый свет.

Вид на павильоны 1925 года в сторону моста Александра III и Большого Дворца
Павильоны Австрии, Бельгии, Италии и «Эспри Нуво». Ле Корбюзье
Павильон СССР и «Туризм» Р. Малле-Стивенса

В 1925 году выставка занимала территорию на двух сторонах Сены вокруг моста Александра III (выставка 1937 года – у Эйфелевой башни). У Большого дворца, выстроенного еще в 1900 году, были расположены павильоны разных стран.[6] Здесь же оказались сгруппированы и наиболее радикальные, авангардные павильоны – «Эспри Нуво» Ле Корбюзье, «Туризм» Р. Малле-Стивенса, а также павильон СССР, выстроенный по проекту К. С. Мельникова. Стоящий же рядом павильон Италии был решен еще в старомодной, эклектичной манере (арх. А. Бразини). Украшением его экспозиции стали вазы Джо Понти, созданные на стыке неоклассики и стилизации ар-деко.[7] Таким образом, на выставке соседствовали всевозможные стилевые течения и идеи.

Вид на павильоны в сторону Дома Инвалидов
Павильоны «Студиум Лувр», «Примавера», «Помон» и «Метриз»
Павильоны Севра, галерея бутиков А. Соважа, лестница Гранд Пале Ш. Летроснеи галерея на мосту Александра III
Ворота Славы, А. Вантр, Э. Брандт

Визитной карточкой стиля ар-деко в 1925 году стали французские павильоны, расположенные на противоположной стороне Сены, на эспланаде, ведущей к Дому Инвалидов. Они представляли регионы Франции, ее отдельные отрасли и корпорации, и именно они стали художественной сенсацией.[8] Эти павильоны были камерны по масштабу, но декорированы они были роскошно и действительно оригинально. «Студиум Лувр» (А. Лапрад) и «Примавера» (А. Соваж), «Помон» (Л.-И. Буало) и «Метриз» (М. Дюфрен), торговые аркады на мосту Александра III (М. Дюфрен) – все они были решены уступчатым силуэтом, с каннелированными пилястрами и уплощенными фантазйино-геометризованными барельефами. И именно так через несколько лет будут работать архитекторы американского ар-деко.

Со стороны Большого Дворца посетителей выставки 1925 года в Париже встречали Ворота Славы (арх. А. Вантр). Украшенные металлическими решетками Эдгара Брандта и остроконечными, башнеобразными завершениями, пинаклями (способными вдохновить создателей Крайслер-билдинг), эти ворота явно не оставили равнодушными гостей из США. Уже в 1925 году металлические решетки, заказанные знаменитому французскому мастеру, украсили небоскреб Медисон-Бельмонт-билдинг в Нью-Йорке, он стал одним из первых образцов импортного в США «стиля 1925 года», ар-деко.[9]

Павильон «Дом Коллекционера», архитектор П. Пату, скульптор Ж. Бернар
Интерьер главного зала «Дома Коллекционера»
Картина главного зала «Дом Коллекционера» -«Попугайчики» Ж. Дюпа
Спальня Дома Коллекционера, Ж. Э. Рульман
Столовая Дома Коллекционера, Ж. Э. Рульман

«Дом Коллекционера» стал одним из самых интересных павильонов выставки. Созданный по проекту архитектора П. Пату, он объединил изысканные металлические решетки Эдгара Брандта и мебель прославленного мастера эпохи ар-деко Жака Эмиля Рульмана. Украшением большого овального зала стала картина «Попугайчики» Ж. Дюпа. «Дом Коллекционера» соединил в себе ключевые приемы стиля ар-деко – контрастное сочетание аскетичных и роскошных, сложно прорисованных деталей, а также увлечение архаикой (за счет ступенчатого силуэта и уплощенных барельефов) и геометризация классического ордера.

Решетка главного зала «Дома Коллекционера», Э. Брандт
Зал Э. Брандта на выставке 1925 года
Металл эпохи ар-деко - ширма-экран «Золотой век» Э. Брандта, 1923

Разнообразие художественных источников и мотивов, характерное для предметов эпохи ар-деко, демонстрирует творчество Эдгара Брандта (1880-1960), ведущего мастера по художественной ковке 1920-1930-х гг. Самые сложные мотивы – растительные и античные, ориенталистические и технократические – все они были воплощены в металлических изделиях Брандта с удивительным изяществом. Схожее разнообразие мотивов и их безупречное художественное и техническое исполнение демонстрировал на выставке 1925 года и прославленный ювелир и стеклянных дел мастер Рене Лалик.

Пирамидальные люстры в ресторане лайнера «Нормандия», Р. Лалик, 1935
Стекло эпохи ар-деко – Р. Лалик
Стекло эпохи ар-деко – Р. Лалик
Керамика эпохи ар-деко – Джо Понти
Живопись эпохи ар-деко – Тамара де Лемпицка

Одним из самых активных и успешных мастеров эпохи ар-деко был дизайнер мебели и интерьеров Жак Эмиль Рульман (1879-1933). Его обширное творчество поражает своей экспериментальной смелостью и уверенными пропорциями, контрастом аскетичных форм и сложно проработанных вставок. Работы мастера - это калейдоскоп самых удивительных пластических идей. Каждый раз предметы мебели игриво объединяют жесткий геометризм с декоративными мотивами, ориентальными либо ампирными. Подобное сочетание кубизма и неоклассицизма демонстрировали на выставке 1925 года и живописные полотна Тамары де Лемпицки, самой известной и талантливой художницы эпохи ар-деко.

Павильоны выставки 1925 года в Париже и представленные там предметы декоративно-прикладного искусства позволяют выявить основные истоки и мотивы стиля ар-деко. Это увлечение архаикой и экзотикой, искусством Древнего Египта, Африки и Юго-Восточной Азии, Японии; это абстракция и приемы авангарда, кубизма; это мотивы ампира и греческой античности; наконец, это освоение новаций 1900-1910-х гг., от работ Ф. Л. Райта до Венского сецессиона. Множественность истоков, питавших культуру ар-деко, подчеркивает сложность этого стиля и его связь с эпохой начала ХХ века.

Выставка 1925 года в Париже стала кульминаций развития стиля ар-деко в архитектуре Европы. Однако его первые образцы возникают еще до Первой мировой войны. Таковы были постройки Л. Салливена и Ф. Л. Райта 1890-1900-х, монументальные, ступообразные башни Э. Сааринена 1910-х и отдельные постройки амстердамской школы (в частности, здание Шипворт хаус, 1910), а также известные работы Й. Хоффмана - дворец Стокле в Брюсселе (1905) и О. Перре - Театр Елисейских полей, Париж (1913). Отметим, что удивительный пласт раннего ар-деко в Италии образуют надгробия 1900-1910-х на Миланском кладбище и грандиозный железнодорожный вокзал, выстроенный У. Стаккини по проекту 1915 года.

Наиболее мощного расцвета стиль ар-деко достиг в городах Америки. Именно там на рубеже 1920-1930-х были построены десятки высотных зданий, представлявших самые различные стилевые вариации ар-деко. Структурировать это наследие нелегко - неоклассический, готический, архаический, авангардистский либо фантазийный компонент мог доминировать в стилистике здания, либо образовывать не менее интересный межстилевой сплав.[10] Однако биржевой крах 1929 года и последовавшая за ним Великая депрессия подорвали развитие стиля ар-деко. Так выстроенное в 1931 году, здание Эмпайр-стейт-билдинг, долгие годы пустовало и потому заслужило ироничное прозвище «Эмпти-стейт-билдинг» (от англ. Empty - пустой). Прервала развитие стиля ар-деко и Вторая мировая война…

Дворец Порт-Доре, А. Лапрад, 1931
Музей современного искусства в Париже, арх. А. Обер, М. Дастюг, 1937
Библиотека им. В. И. Ленина, арх. В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейх, с 1928
Проект Дворца Советов, арх. Б. М. Иофан, В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейх 1934

Стиль ар-деко оказал значительное влияние на архитектуру и в США, и в СССР.[11] И первым шедевром советской версии ар-деко стало здание Библиотеки им. В. И. Ленина,реализованное по проекту 1928 года.[12] С 1933 году его авторы, В. А. Щуко и В. Г. Гельфрейх, вместе с Б. М. Иофаном проектируют главное сооружение Москвы той эпохи - Дворец Советов. Советские заказчики и архитекторы внимательно следили за зарубежными стилевыми новинками, и в случае проекта Дворца Советов их интерес был направлен и на башни Нью-Йорка, и даже на стиль... люстры из одного из главных павильонов выставки 1925 в Париже – «Дома коллекционера».Сходство ребристо-уступчатой формы Дворца Советов очевидно и в отношении люстр океанского лайнера «Нормандия», выполненных Р. Лаликом в 1935 году. 

Дворец Советов, выполненный в самом модном стиле своего времени – ар-деко, должен был обойти по высоте Эмпайер-стейт-билдинг (380 м) и, тем самым, завоевать титул самого высокого здания в мире. И хотя принятый к строительству в 1934 году с проектной высотой 415 м, Дворец Советов осуществлен не был, примерами его стиля стали выстроенные в самом центре Москвы грандиозные и суровые работы А. Я. Лангмана– дом СТО (сейчас здание Государственной Думы), корпус НКВД на Лубянке и др.[13] Черты ар-деко можно уловить в первых станциях метро, особенно в интерьерах «Динамо», «Аэропорт», «Кропоткинская», «Маяковская» и др.
Советская версия ар-деко была разнообразна и талантлива, многое осталось в проектах. Именно в этом стиле были решены, спроектированные Б. М. Иофаном, советские павильоны на международных выставках 1937 в Париже и 1939 годов в Нью-Йорке. Однако начало Великой Отечественной войны и добытая невероятными усилиями и жертвами Победа оказали значительное влияние на становление отечественной архитектуры 1940-1950-х, именно тогда уже формируется эстетика т.н. сталинского ампира. Последними шедеврами советской версии ар-деко стали работы В. Г. Гельфрейха - станция метро «Электрозаводская» (1939-1944) и высотное здание МИД (1948-1953). 

Стиль ар-деко был удивительным явлением и по художественной силе, и по географии своего распространения, и по проникновению во все художественные жанры и масштабы. Для истории архитектуры ар-деко – это еще «молодой стиль» и его изучение продолжается...
 
 
Библиография
  1. Бархин А.Д. Ар-деко и стилевой параллелизм в архитектуре 1930-х. // Проект Байкал №62, 2019.
  2. Вяземцева А.Г. Искусство тоталитарной Италии. – М.: РИП-Холдинг, 2018.
  3. Гнедовская Т.Ю.Веркбунд и ар деко. // Искусство эпохи модернизма. Стиль ар деко. 1910-1940. М.:Пинакотека. 2009.
  4. Дункан Э. Ар деко. Энциклопедия – М. Арт-родник, 2010.
  5. Малинина Т.Г. Формула стиля. Ар Деко: истоки, региональные варианты, особенности эволюции. – М.: Пинакотека, 2005.
  6. Малинина Т.Г. История и современные проблемы изучения стиля ар деко. // Искусство эпохи модернизма. Стиль ар деко. 1910-1940. М.:Пинакотека. 2009.
  7. Искусство эпохи модернизма. Стиль ар-деко. 1910-1940 / Сборник статей по материалам научной конференции НИИ РАХ. Отв. ред. Т.Г. Малинина. – М.:Пинакотека. 2009.
  8. Петухов А.В. Ар деко и искусство Франции первой четверти XX века БуксМАрт, 2016.
  9. Филичева Н.В. Стиль Ар Деко: проблема интерпретации в контексте культуры ХХ века. Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина, 2010, 2 (2).
  10. Хайт В.Л. «Ар-деко: генезис и традиция» // Об архитектуре, её истории и проблемах. Сборник научных статей/Предисл. А.П. Кудрявцева. – М.: Едиториал УРСС, 2003.
  11. Хилльер Б. Стиль Ар Деко / Хилльер Б. Эскритт С. – М.: Искусство -XXI век, 2005.
  12. Benton C. Art Deco 1910-1939 / Benton C., Benton T., Wood G. – Bulfinch, 2003.
 
[1] Поясним, термин «ар-деко» возник в 1966 г. на волне интереса к искусству межвоенного времени и в связи с выставкой, посвященной 40-летней годовщине выставки в Париже. Как указывает Н.В. Филичева, первым употребил термин «ар-деко» О. Ланкастер в книге «Взгляд в будущее» (1967), затем – Б. Хилльер в книге «Ар Деко 1920–1930-х годов» (1968). [Филичева, 2010: 206] Само же сокращение «ар-деко» (ArtsDeco), как отмечает Т.Г. Малинина, было впервыеупотреблено в статьях Ле Корбюзье 1920-х в ироничном, критическом смысле. [Малинина, 2009: 19, 27]
[2]См. [Малинина, 2005: 252]
[3] Цитата по [Хилльер 2005: 112]
[4] Подробнее см. [Гнедовская, 2009: 74]
[5] Подробнее см. [Хилльер 2005: 59, 64]
[6]За исключением Японии, это были почти только страны Европы. Некоторые из павильонов выставки были созданы известными мастерами, получившими известность еще до Первой мировой войны. Так, например, Й. Хоффман на выставке 1925 года спроектировал павильон Австрии, В. Орта – павильон Бельгии, О. Перре выстроил здание театра.
[7]См. [Вяземцева, 2018: 135-139]
[8]Подробнее о стиле французских павильонов выставки 1925 года в монографии А.В. Петухова, см. [Петухов, 2016: 256-266]
[9]Отметим, чтопервыми небоскребами стиля ар-деко в Нью-Йорке стали Барлай-Везьебилдинг (Р. Уалкер, 1923-26) и Радиатор билдинг (Р. Худ, 1924).
[10]В этой двойственности и состоит сложность стиля 1920-1930-х. Ар-деко, как отмечают Ш. и Т. Бентон и Г. Вуд, было эпохой широкого художественного спектра, включавшего в себя и примеры «модернизированного историзма», и «декорированного модернизма». См.: [Benton, 2003: 245]
[11]Напомним, что термин «советская версия ар-деко» также используется в монографиях и статьях - И.А. Азизян, Т.Л. Астраханцевой, А.В. Бокова, А.Ю. Броновицкой, Н.О. Душкиной, А.В. Иконникова, И.А. Казуся, Т.Г. Малининой, Е.Б. Овсянниковой, В.Л. Хайта и др. И именно использование термина «ар-деко» позволяет рассматривать советский стиль 1930-х в контексте зарубежной архитектуры.
[12]Отметим, что портик Библиотеки им. В.И. Ленина объединил в себе мотивы двух парижских павильонов – вытянутый антовый ордер лестницы Гранд Пале Ш. Летросне и барельефный пояс Дома Коллекционера П. Пату.
[13] Подробнее об ар-деко и стиле Дворца Советов см. [Бархин, 2019: 102-107]

24 Мая 2020

Андрей Бархин

Автор текста:

Андрей Бархин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Крепости «Красной Вены»
Многочисленные дома для рабочих, построенные в Вене социал-демократическими бургомистрами в 1923–1933, положили начало ее сильной традиции муниципального жилья. Массивы «Красной Вены» – в фотографиях Дениса Есакова.
Макеты в масштабе 1:1
Поселок Веркбунда в Вене, идеальное социальное жилье, построенное ведущими европейскими архитекторами для выставки 1932 года – в фотографиях Дениса Есакова.
Будущее вчера и сегодня
Публикуем статью Александра Скокана, впервые появившуюся в прошедшем году в Академическом сборнике РААСН: о Будущем, как его видели в 1960-е, о НЭР, и о том будущем, которое наступило.
Руины Лондона. Часть II
Продолжаем публикацию эссе историка архитектуры Александра Можаева, посвященного практике сохранения остатков старинных зданий в Лондоне. На этот раз речь о средневековье.
Технологии и материалы
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Сейчас на главной
Теоретик небоскреба
В Strelka Press выпущено второе издание книги Рема Колхаса «Нью-Йорк вне себя». Впервые на русском языке она вышла в этом издательстве в 2013. Публикуем отрывок о «визуализаторе» Манхэттена 1920-х Хью Феррисе, более влиятельном, чем его заказчики-архитекторы.
Тимур Башкаев: «Ради формирования высококачественных...
Новое видео из серии Генплан. Диалоги: разговор Виталия Лутца с Тимуром Башкаевым – об образе реновации, каркасе общественных пространств, о предчувствии новых технологий и будущем возрождении дерева как материала. С полной расшифровкой.
Белые башни
Жилой комплекс Y-Loft City в городе Чанчжи по проекту пекинского бюро Superimpose Architecture предназначен для поколения Y.
Эстетизация двора
Благоустраивая двор жилого комплекса премиум-класса, бюро GAFA позаботилось не только о соответствующем высокому статусу образе, но и о простых человеческих радостях, а также виртуозно преодолело нормативные ограничения.
Кино под куполом
Музей науки Curiosum с купольным кинотеатром по проекту White Arkitekter расположился в исторической промзоне на севере Швеции, занятой сейчас университетом Умео.
Авангардный каркас из прошлого
В Париже завершилась реконструкция почтамта на улице Лувра по проекту Доминика Перро: почтовая функция сведена к минимуму, вместо нее возникло множество других, включая социальное жилье.
Шелковые рукава
Металлические ленты Культурного центра по проекту Кристиана де Портзампарка в Сучжоу – парафраз шелковых рукавов артистов куньцюй: для спектаклей этого оперного жанра также предназначен комплекс.
MasterMind: нейросеть для девелоперов и архитекторов
Программа, разработанная компанией Genpro, способна за полчаса сгенерировать десятки вариантов застройки согласно заданным параметрам, но не исключает творческой работы, а лишь исполняет техническую часть и может быть использована архитекторами для подготовки проекта с последующей передачей данных в AutoCAD, Revit и ArchiCAD.
Жук улетел
История проектирования бизнес-центра в Жуковом проезде: с рядом попыток сохранить здание столетнего «холодильника» и современными корпусами, интерпретирующими промышленную тему. Проект уже не актуален, но история, на наш взгляд, интересная.
Медные стены, медные баки
Новая штаб-квартира Carlsberg Group в Копенгагене по проекту C. F. Møller получила фасады из медных панелей, напоминающие об исторических чанах для варки пива.
Оболочка IT-креативности
Московское здание международной сети внешкольного образования с центром в Армении – школы TUMO – расположилось в реконструированном корпусе, единственном сохранившемся от сахарного завода имени Мантулина. Пожелания заказчика и инновационная направленность школы определили техногенную образность «металлического ящика», открытую планировку и яркие акценты внутри.
Быть в центре
Апарт-комплекс в центре делового квартала с веерными фасадами и облицовкой с эффектом терраццо.
ВХУТЕМАС versus БАУХАУС
Дмитрий Хмельницкий о причудах историографии советской архитектуры, о роли ВХУТЕМАСа и БАУХАУСа в формировании советского послевоенного модернизма.
Авангард на льду
Бюро Coop Himmelb(l)au выиграло конкурс на концепцию хоккейного стадиона «СКА Арена» в Санкт-Петербурге. Он заменит собой снесенный СКК и обещает учесть проект компании «Горка», недавно утвержденный градсоветом для этого места.
Третий путь
Публикуем объект, получивший гран-при «Золотого сечения 2021»: офисный комплекс на Верхней Красносельской улице, спроектированный и реализованный мастерской Николая Лызлова в 2018 году. Он демонстрирует отчасти новые, отчасти хорошо забытые старые тенденции подхода к строительству в исторической среде.
Диалог в кирпиче
Новый корпус школы Скиннерс по проекту Bell Phillips Architects к юго-востоку от Лондона продолжает викторианскую традицию кирпичной архитектуры.
Слабые токи: итоги «Золотого сечения»
Вчера в ЦДА наградили лауреатов старейшего столичного архитектурного конкурса, хорошо известного среди профессионалов. Гран-при получили: самая скромная постройка Москвы и самый звучный проект Подмосковья. Рассказываем о победителях и публикуем полный список наград.
Оазис среди офисов
Двор киевского делового центра Dmytro Aranchii Architects превратили в многофункциональную рекреационную зону для сотрудников.
Террасы и зигзаги
UNStudio прорывается в Петербург: на берегу Финского залива началось строительство ступенчатого офиса для IT-компании JetBrains.
Пресса: «Потенциал городов не раскрыт даже на треть». Архитектор...
Программа реновации, предполагающая снос хрущевок, стартовала в Москве в 2017 году. Хотя этот механизм и отличается от закона о комплексном развитии территорий, который распространили на остальную страну, столичные архитекторы накопили приличный опыт, как обновлять застроенные кварталы. Об этом мы поговорили с руководителем бюро T+T Architects Сергеем Трухановым.