Андрей Бархин

Автор текста:
Андрей Бархин

К юбилею Выставки 1925 года в Париже

28 апреля 1925 года в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.[1]

Плакат Парижской выставки 1925 года, Р. Бонфилс

Ар-деко – это крупнейшее течение в искусстве и архитектуре 1920-1930-х, особенностью которого было разнообразие форм и мотивов, или, по выражению Т. Г. Малининой – «разветвление по ретротемам».[2] Этот стиль был «роскошным и аскетичным, архаичным и современным, буржуазным и массовым, реакционным и радикальным», - так характеризовал его Бивис Хилльер, один из первых исследователей памятников эпохи ар-деко.[3]

Выставка 1925 года в Париже стала триумфом именно для французских дизайнеров и производителей (их сектор занимал две трети отведенной территории). Первоначально этот смотр должен был состоятся еще в 1914 году, однако его проведение было отложено из-за начала Первой мировой войны, и после ее окончания Германию уже не пригласили к участию.[4] Не было на выставке и американского павильона, так как устроители выставки со стороны США сочли требования современности и национальной идентичности для себя невыполнимыми.[5] Впрочем, к концу 1920-х мода на ар-деко уже захватит и Новый свет.

Вид на павильоны 1925 года в сторону моста Александра III и Большого Дворца
Павильоны Австрии, Бельгии, Италии и «Эспри Нуво». Ле Корбюзье
Павильон СССР и «Туризм» Р. Малле-Стивенса

В 1925 году выставка занимала территорию на двух сторонах Сены вокруг моста Александра III (выставка 1937 года – у Эйфелевой башни). У Большого дворца, выстроенного еще в 1900 году, были расположены павильоны разных стран.[6] Здесь же оказались сгруппированы и наиболее радикальные, авангардные павильоны – «Эспри Нуво» Ле Корбюзье, «Туризм» Р. Малле-Стивенса, а также павильон СССР, выстроенный по проекту К. С. Мельникова. Стоящий же рядом павильон Италии был решен еще в старомодной, эклектичной манере (арх. А. Бразини). Украшением его экспозиции стали вазы Джо Понти, созданные на стыке неоклассики и стилизации ар-деко.[7] Таким образом, на выставке соседствовали всевозможные стилевые течения и идеи.

Вид на павильоны в сторону Дома Инвалидов
Павильоны «Студиум Лувр», «Примавера», «Помон» и «Метриз»
Павильоны Севра, галерея бутиков А. Соважа, лестница Гранд Пале Ш. Летроснеи галерея на мосту Александра III
Ворота Славы, А. Вантр, Э. Брандт

Визитной карточкой стиля ар-деко в 1925 году стали французские павильоны, расположенные на противоположной стороне Сены, на эспланаде, ведущей к Дому Инвалидов. Они представляли регионы Франции, ее отдельные отрасли и корпорации, и именно они стали художественной сенсацией.[8] Эти павильоны были камерны по масштабу, но декорированы они были роскошно и действительно оригинально. «Студиум Лувр» (А. Лапрад) и «Примавера» (А. Соваж), «Помон» (Л.-И. Буало) и «Метриз» (М. Дюфрен), торговые аркады на мосту Александра III (М. Дюфрен) – все они были решены уступчатым силуэтом, с каннелированными пилястрами и уплощенными фантазйино-геометризованными барельефами. И именно так через несколько лет будут работать архитекторы американского ар-деко.

Со стороны Большого Дворца посетителей выставки 1925 года в Париже встречали Ворота Славы (арх. А. Вантр). Украшенные металлическими решетками Эдгара Брандта и остроконечными, башнеобразными завершениями, пинаклями (способными вдохновить создателей Крайслер-билдинг), эти ворота явно не оставили равнодушными гостей из США. Уже в 1925 году металлические решетки, заказанные знаменитому французскому мастеру, украсили небоскреб Медисон-Бельмонт-билдинг в Нью-Йорке, он стал одним из первых образцов импортного в США «стиля 1925 года», ар-деко.[9]

Павильон «Дом Коллекционера», архитектор П. Пату, скульптор Ж. Бернар
Интерьер главного зала «Дома Коллекционера»
Картина главного зала «Дом Коллекционера» -«Попугайчики» Ж. Дюпа
Спальня Дома Коллекционера, Ж. Э. Рульман
Столовая Дома Коллекционера, Ж. Э. Рульман

«Дом Коллекционера» стал одним из самых интересных павильонов выставки. Созданный по проекту архитектора П. Пату, он объединил изысканные металлические решетки Эдгара Брандта и мебель прославленного мастера эпохи ар-деко Жака Эмиля Рульмана. Украшением большого овального зала стала картина «Попугайчики» Ж. Дюпа. «Дом Коллекционера» соединил в себе ключевые приемы стиля ар-деко – контрастное сочетание аскетичных и роскошных, сложно прорисованных деталей, а также увлечение архаикой (за счет ступенчатого силуэта и уплощенных барельефов) и геометризация классического ордера.

Решетка главного зала «Дома Коллекционера», Э. Брандт
Зал Э. Брандта на выставке 1925 года
Металл эпохи ар-деко - ширма-экран «Золотой век» Э. Брандта, 1923

Разнообразие художественных источников и мотивов, характерное для предметов эпохи ар-деко, демонстрирует творчество Эдгара Брандта (1880-1960), ведущего мастера по художественной ковке 1920-1930-х гг. Самые сложные мотивы – растительные и античные, ориенталистические и технократические – все они были воплощены в металлических изделиях Брандта с удивительным изяществом. Схожее разнообразие мотивов и их безупречное художественное и техническое исполнение демонстрировал на выставке 1925 года и прославленный ювелир и стеклянных дел мастер Рене Лалик.

Пирамидальные люстры в ресторане лайнера «Нормандия», Р. Лалик, 1935
Стекло эпохи ар-деко – Р. Лалик
Стекло эпохи ар-деко – Р. Лалик
Керамика эпохи ар-деко – Джо Понти
Живопись эпохи ар-деко – Тамара де Лемпицка

Одним из самых активных и успешных мастеров эпохи ар-деко был дизайнер мебели и интерьеров Жак Эмиль Рульман (1879-1933). Его обширное творчество поражает своей экспериментальной смелостью и уверенными пропорциями, контрастом аскетичных форм и сложно проработанных вставок. Работы мастера - это калейдоскоп самых удивительных пластических идей. Каждый раз предметы мебели игриво объединяют жесткий геометризм с декоративными мотивами, ориентальными либо ампирными. Подобное сочетание кубизма и неоклассицизма демонстрировали на выставке 1925 года и живописные полотна Тамары де Лемпицки, самой известной и талантливой художницы эпохи ар-деко.

Павильоны выставки 1925 года в Париже и представленные там предметы декоративно-прикладного искусства позволяют выявить основные истоки и мотивы стиля ар-деко. Это увлечение архаикой и экзотикой, искусством Древнего Египта, Африки и Юго-Восточной Азии, Японии; это абстракция и приемы авангарда, кубизма; это мотивы ампира и греческой античности; наконец, это освоение новаций 1900-1910-х гг., от работ Ф. Л. Райта до Венского сецессиона. Множественность истоков, питавших культуру ар-деко, подчеркивает сложность этого стиля и его связь с эпохой начала ХХ века.

Выставка 1925 года в Париже стала кульминаций развития стиля ар-деко в архитектуре Европы. Однако его первые образцы возникают еще до Первой мировой войны. Таковы были постройки Л. Салливена и Ф. Л. Райта 1890-1900-х, монументальные, ступообразные башни Э. Сааринена 1910-х и отдельные постройки амстердамской школы (в частности, здание Шипворт хаус, 1910), а также известные работы Й. Хоффмана - дворец Стокле в Брюсселе (1905) и О. Перре - Театр Елисейских полей, Париж (1913). Отметим, что удивительный пласт раннего ар-деко в Италии образуют надгробия 1900-1910-х на Миланском кладбище и грандиозный железнодорожный вокзал, выстроенный У. Стаккини по проекту 1915 года.

Наиболее мощного расцвета стиль ар-деко достиг в городах Америки. Именно там на рубеже 1920-1930-х были построены десятки высотных зданий, представлявших самые различные стилевые вариации ар-деко. Структурировать это наследие нелегко - неоклассический, готический, архаический, авангардистский либо фантазийный компонент мог доминировать в стилистике здания, либо образовывать не менее интересный межстилевой сплав.[10] Однако биржевой крах 1929 года и последовавшая за ним Великая депрессия подорвали развитие стиля ар-деко. Так выстроенное в 1931 году, здание Эмпайр-стейт-билдинг, долгие годы пустовало и потому заслужило ироничное прозвище «Эмпти-стейт-билдинг» (от англ. Empty - пустой). Прервала развитие стиля ар-деко и Вторая мировая война…

Дворец Порт-Доре, А. Лапрад, 1931
Музей современного искусства в Париже, арх. А. Обер, М. Дастюг, 1937
Библиотека им. В. И. Ленина, арх. В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейх, с 1928
Проект Дворца Советов, арх. Б. М. Иофан, В. А. Щуко, В. Г. Гельфрейх 1934

Стиль ар-деко оказал значительное влияние на архитектуру и в США, и в СССР.[11] И первым шедевром советской версии ар-деко стало здание Библиотеки им. В. И. Ленина,реализованное по проекту 1928 года.[12] С 1933 году его авторы, В. А. Щуко и В. Г. Гельфрейх, вместе с Б. М. Иофаном проектируют главное сооружение Москвы той эпохи - Дворец Советов. Советские заказчики и архитекторы внимательно следили за зарубежными стилевыми новинками, и в случае проекта Дворца Советов их интерес был направлен и на башни Нью-Йорка, и даже на стиль... люстры из одного из главных павильонов выставки 1925 в Париже – «Дома коллекционера».Сходство ребристо-уступчатой формы Дворца Советов очевидно и в отношении люстр океанского лайнера «Нормандия», выполненных Р. Лаликом в 1935 году. 

Дворец Советов, выполненный в самом модном стиле своего времени – ар-деко, должен был обойти по высоте Эмпайер-стейт-билдинг (380 м) и, тем самым, завоевать титул самого высокого здания в мире. И хотя принятый к строительству в 1934 году с проектной высотой 415 м, Дворец Советов осуществлен не был, примерами его стиля стали выстроенные в самом центре Москвы грандиозные и суровые работы А. Я. Лангмана– дом СТО (сейчас здание Государственной Думы), корпус НКВД на Лубянке и др.[13] Черты ар-деко можно уловить в первых станциях метро, особенно в интерьерах «Динамо», «Аэропорт», «Кропоткинская», «Маяковская» и др.
Советская версия ар-деко была разнообразна и талантлива, многое осталось в проектах. Именно в этом стиле были решены, спроектированные Б. М. Иофаном, советские павильоны на международных выставках 1937 в Париже и 1939 годов в Нью-Йорке. Однако начало Великой Отечественной войны и добытая невероятными усилиями и жертвами Победа оказали значительное влияние на становление отечественной архитектуры 1940-1950-х, именно тогда уже формируется эстетика т.н. сталинского ампира. Последними шедеврами советской версии ар-деко стали работы В. Г. Гельфрейха - станция метро «Электрозаводская» (1939-1944) и высотное здание МИД (1948-1953). 

Стиль ар-деко был удивительным явлением и по художественной силе, и по географии своего распространения, и по проникновению во все художественные жанры и масштабы. Для истории архитектуры ар-деко – это еще «молодой стиль» и его изучение продолжается...
 
 
Библиография
  1. Бархин А.Д. Ар-деко и стилевой параллелизм в архитектуре 1930-х. // Проект Байкал №62, 2019.
  2. Вяземцева А.Г. Искусство тоталитарной Италии. – М.: РИП-Холдинг, 2018.
  3. Гнедовская Т.Ю.Веркбунд и ар деко. // Искусство эпохи модернизма. Стиль ар деко. 1910-1940. М.:Пинакотека. 2009.
  4. Дункан Э. Ар деко. Энциклопедия – М. Арт-родник, 2010.
  5. Малинина Т.Г. Формула стиля. Ар Деко: истоки, региональные варианты, особенности эволюции. – М.: Пинакотека, 2005.
  6. Малинина Т.Г. История и современные проблемы изучения стиля ар деко. // Искусство эпохи модернизма. Стиль ар деко. 1910-1940. М.:Пинакотека. 2009.
  7. Искусство эпохи модернизма. Стиль ар-деко. 1910-1940 / Сборник статей по материалам научной конференции НИИ РАХ. Отв. ред. Т.Г. Малинина. – М.:Пинакотека. 2009.
  8. Петухов А.В. Ар деко и искусство Франции первой четверти XX века БуксМАрт, 2016.
  9. Филичева Н.В. Стиль Ар Деко: проблема интерпретации в контексте культуры ХХ века. Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина, 2010, 2 (2).
  10. Хайт В.Л. «Ар-деко: генезис и традиция» // Об архитектуре, её истории и проблемах. Сборник научных статей/Предисл. А.П. Кудрявцева. – М.: Едиториал УРСС, 2003.
  11. Хилльер Б. Стиль Ар Деко / Хилльер Б. Эскритт С. – М.: Искусство -XXI век, 2005.
  12. Benton C. Art Deco 1910-1939 / Benton C., Benton T., Wood G. – Bulfinch, 2003.
 
[1] Поясним, термин «ар-деко» возник в 1966 г. на волне интереса к искусству межвоенного времени и в связи с выставкой, посвященной 40-летней годовщине выставки в Париже. Как указывает Н.В. Филичева, первым употребил термин «ар-деко» О. Ланкастер в книге «Взгляд в будущее» (1967), затем – Б. Хилльер в книге «Ар Деко 1920–1930-х годов» (1968). [Филичева, 2010: 206] Само же сокращение «ар-деко» (ArtsDeco), как отмечает Т.Г. Малинина, было впервыеупотреблено в статьях Ле Корбюзье 1920-х в ироничном, критическом смысле. [Малинина, 2009: 19, 27]
[2]См. [Малинина, 2005: 252]
[3] Цитата по [Хилльер 2005: 112]
[4] Подробнее см. [Гнедовская, 2009: 74]
[5] Подробнее см. [Хилльер 2005: 59, 64]
[6]За исключением Японии, это были почти только страны Европы. Некоторые из павильонов выставки были созданы известными мастерами, получившими известность еще до Первой мировой войны. Так, например, Й. Хоффман на выставке 1925 года спроектировал павильон Австрии, В. Орта – павильон Бельгии, О. Перре выстроил здание театра.
[7]См. [Вяземцева, 2018: 135-139]
[8]Подробнее о стиле французских павильонов выставки 1925 года в монографии А.В. Петухова, см. [Петухов, 2016: 256-266]
[9]Отметим, чтопервыми небоскребами стиля ар-деко в Нью-Йорке стали Барлай-Везьебилдинг (Р. Уалкер, 1923-26) и Радиатор билдинг (Р. Худ, 1924).
[10]В этой двойственности и состоит сложность стиля 1920-1930-х. Ар-деко, как отмечают Ш. и Т. Бентон и Г. Вуд, было эпохой широкого художественного спектра, включавшего в себя и примеры «модернизированного историзма», и «декорированного модернизма». См.: [Benton, 2003: 245]
[11]Напомним, что термин «советская версия ар-деко» также используется в монографиях и статьях - И.А. Азизян, Т.Л. Астраханцевой, А.В. Бокова, А.Ю. Броновицкой, Н.О. Душкиной, А.В. Иконникова, И.А. Казуся, Т.Г. Малининой, Е.Б. Овсянниковой, В.Л. Хайта и др. И именно использование термина «ар-деко» позволяет рассматривать советский стиль 1930-х в контексте зарубежной архитектуры.
[12]Отметим, что портик Библиотеки им. В.И. Ленина объединил в себе мотивы двух парижских павильонов – вытянутый антовый ордер лестницы Гранд Пале Ш. Летросне и барельефный пояс Дома Коллекционера П. Пату.
[13] Подробнее об ар-деко и стиле Дворца Советов см. [Бархин, 2019: 102-107]

24 Мая 2020

Андрей Бархин

Автор текста:

Андрей Бархин
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
От музы до главной героини. Путь к признанию творческой...
Публикуем перевод статьи Энн Тинг. Она известна как подруга Луиса Кана, но в то же время Тинг – первая женщина с лицензией архитектора в Пенсильвании и преподаватель архитектурной морфологии Пенсильванского университета. В статье на примере девяти историй рассмотрена эволюция личностной позиции творческих женщин от интровертной «музы» до экстравертной креативной «героини».
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Неизвестный проект Ивана Леонидова: Институт статистики,...
Публикуем исследование архитектора Петра Завадовского, обнаружившего неизвестную работу Ивана Леонидова в коллекции парижского Центра Помпиду: проект Института статистики существенно дополняет представления о творческой эволюции Леонидова.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Что не так с офисами открытого типа
Офисы свободного плана экономят деньги компаний-владельцев и помогают им выглядеть эффектней, но это практически единственное их достоинство. При этом работодатели любят «опен-спейс», а их сотрудники – не очень.
«Седрик Прайс придумывал архитектуру, которая может...
Саманта Хардингхэм – о британском архитекторе-визионере послевоенных десятилетий Седрике Прайсе и его самом важном проекте – Дворце развлечений. Ее лекция была частью конференции «Архитектор будущего», проведенной Институтом «Стрелка» в партнерстве с ДОМ.РФ.
«Работа с сопротивлением»
Публикуем отрывок из книги Ричарда Сеннета «Мастер» о постижении сути мастерства – в градостроительстве, инженерном искусстве, стрельбе из лука. Книга вышла на русском языке в издательстве Strelka Press.
Технологии и материалы
Чувство города
Бизнес-парк «Ростех-Сити» построен на Северо-Западе Москвы. Разновысотная застройка, облицованная затейливой клинкерной плиткой разнообразных миксов Hagemeister, придаёт архитектурному ансамблю гуманный масштаб традиционного города.
Великолепный дизайн каждой детали – Graphisoft выпускает...
Обновления версии отвечают пожеланиям пользователей и обеспечивают значительные улучшения при проектировании, визуализации, создании документации и совместной работе в Archicad, BIMx и BIMcloud, что делает Archicad 25 версией, как никогда прежде ориентированной на пользователя
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Сейчас на главной
Старые-новые арки
Напечатанный на 3D-принтере бетонный мост Striatus по проекту Zaha Hadid Architects и специалистов Высшей технической школы ETH Zürich благодаря своей традиционной сводчатой конструкции очень устойчив – в прямом и экологическом смысле.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Тиана Плотникова: «Наша миссия – разработать user-friendly...
Говорим с основательницей стартапа Uflo – программы, помогающей конвертировать числовые данные в геометрию, о том, что побудило придумать проект, о карьере в крупных зарубежных компаниях и о страхах перед цифровыми технологиями
Связь с прошлым и будущим
Нидерландские мастерские Benthem Crouwel и West 8 выиграли конкурс на проект нового вокзала в Брно: этот архитектурный конкурс стал крупнейшим в истории Чехии.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
Образ прощания
Объект MAMA самарских архитекторов Дмитрия и Марии Храмовых стал единственным российским победителем конкурса фестиваля ландшафтных объектов SMACH2021, который проводится на северо-востоке Италии в Доломитовых Альпах.
Новое качество Личного
В Никола-Ленивце Калужской области в эти выходные проходит фестиваль Архстояние с темой «Личное». Главной постройкой фестиваля стал дом «Русское идеальное», спроектированный Сергеем Кузнецовым и реализованный компанией КРОСТ в короткие сроки. Рассматриваем дом и новые объекты Архстояния 2021.
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.