Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

Всё отклонить

Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.

0 Надо думать, это и есть главная новость – все попытки архитекторов поучаствовать в обсуждении отвергнуты с легкостью и без объяснений. Как будто кто-то поставил галочку в окошке «выделить все» и нажал затем «все отклонить». А что, очень удобно. Не похоже, правда, на диалог. Строго говоря, на данный момент этого факта вполне достаточно. 

Напомним, что законопроект писали с 2018 года и у значительной части профессионального сообщества была надежда, что новый закон повысит, так сказать, статус архитектора в обществе, защитит перспективы реализации идей, заложенных в проекте, вне зависимости от личной харизмы или влияния – просто по закону. Чтобы можно было подать в суд с надеждой на позитивное решение. 

Признаем, что к версии, предложенной к обсуждению летом 2020 года, было немало вопросов: в частности, связанных с предложенным там 10-летним стажем для получения статуса ГАПа, позволяющего открыть свое бюро, с ограничениями для иностранцев, так же как и с тем, что, вводя ограничения, позицию архитекторов закон никак особенно не защищал. Авторы письма от августа 2020 года указывали на зарубежную практику рекомендуемых гонораров архитекторов как один из инструментов защиты профессии. 

После возражений, в марте 2021 года, была создана новая рабочая группа, куда, впрочем, не позвали ни одного из авторов протестного письма. Между тем к августу 2021 была выработана новая консолидированная версия законопроекта от трех организаций: РААСН, НОПРИЗ и САР. Ее разместили на сайте Союза архитекторов, где с ней можно ознакомиться (равно как и здесь, на Архи.ру). Ограничения для иностранцев были исключены, срок стажа для ГАПа сокращен с 10 до 5 лет. 

По словам президента САР и СМА Николая Шумакова, версия трех профессиональных организаций была передана в Минстрой РФ в декабре 2021 года. А 19 января 2022 на портале нормативных актов страны была опубликована для обсуждения совсем другая версия законопроекта – вот эта. Для простейшего сравнения достаточно будет сказать, что в «консолидированной» версии профессиональных организаций было порядка 48 страниц, а в новой версии – примерно 16. Две трети где-то потерялись. По мнению одного из авторов протестного письма 2020 года Марии Элькиной, новая версия закона не вредит, но и пользы не приносит. В начале февраля один из участников рабочей группы Илья Машков призывал формулировать и передавать на портал замечания к текущей версии законопроекта. 

Замечания передали: на портале 7 вопросов, в них суммарно 184 замечания, как односложных, так и многословных, и один пункт для вноса общих отзывовё – их накопилось в общей сложности 65, итого 246. Нельзя сказать, что это много, это совсем не похоже на волну общественного возмущения. 

Высказывания разделились на две группы: одни только выражают возмущение и призывают Минстрой вернуть «согласованную» версию РААСН, НОПРИЗ и САР, должна сказать, что к этой группе относится и текст Николая Шумакова. Часто встречаются упоминания о том, что закон закрепляет лобби строителей и выгоден стройкомплексу. Так что первая группа критиков полностью отвергает обсуждаемую версию.  Другие делают попытку взаимодействовать с опубликованным текстом и предложить какие-то замечания к тому законопроекту, который «есть», поскольку другого не предложено. То есть пытается действовать конструктивно. Впрочем, и эти замечания тоже отвергнуты (см. выше, отвергнуты все).

К примеру. Тексты законов вообще такая вещь, неловко или неточно сказанное в них слово может оказаться очень вредным. Многие из обсуждавших обратили внимание на гл. III ст.9 п. 6., где говорится, что "эскизы, рисунки, чертежи, изображения, макеты, концепции зданий <...> должны соответствовать <...> требованиям технических регламентов". Если подходить к этой фразе литературно, можно решить, что, говоря об эскизах, авторы имеют в виду произведение в целом, а эскиз – его часть. Но если посмотреть строго, получается, что от архитектора в результате смогут потребовать соответствие эскиза или рисунка регламенту (какому регламенту? и, если не соответствует, тогда что? ууу?). Многие поняли эту формулировку как утверждение, что черновик не должен содержать ошибок. Случается, что такие неясности текста закона приходится разбирать потом в суде – и практика правоприменения многое, конечно, может прояснить, но это может понадобится немало времени, не говоря уже о силах и нервах. 

Авторский надзор в законе также не удалось закрепить как обязательную процедуру, как и обязательную подпись автора проекта при сдаче объекта. Как и вернуть в правовое поле понятие эскизной концепции, не говоря уже от том, чтобы вывести архитектурные решения из зоны действия законов о тендерах, 44 и 223 ФЗ. Можно предположить, что все эти темы еще предстоит обсуждать, вот только когда – если сейчас «все отклонено» – большой вопрос. Лично мне происходящее напоминает велосипед, который с трудом едет в горку, ржавый, скрипит, и не особенно, в общем-то, едет, но вот у него слетает цепь и педали прокручиваются. Кажется, что такую прокрутку мы и наблюдаем. Не упал – хорошо. Может, когда-нибудь встанет и поедет. Но это лирика, которая к законотворчеству, конечно, не может иметь отношения. 

Ниже приводим несколько замечаний из опубликованных, но отвергнутых при обсуждении закона. Среди них есть как предсказуемые, так и неожиданные. В частности, не все поддерживают согласования проектов главными архитекторами. 

Какое влияние на социально-экономическое развитие субъектов Российской федерации может оказать предлагаемое регулирование? 

Зоя Рюрикова: 
Архитектура городов – это прямое отражение социально-экономического развития страны. Предлагаемый проект закона не способствует повышению качества архитектуры, делает архитектурную деятельность зависимой от эстетических предпочтений девелоперов. Вероятно этот вариант проекта Закона вынесен на обсуждение вследствии технической ошибки, поскольку в архитектурном сообществе обсуждался совсем другой текст.  

Никита Токарев: 
Никакого влияния не окажет. ЗП не предлагает ни целей и задач архитектурной политики РФ, ни новых механизмов поддержки архитектуры, регулирования архитектурной деятельности, реализации архитектурных решений, защиты прав архитекторов на результаты интеллектуальной деятельности, необходимой для повышения качества архитектуры в РФ. ЗП является набором деклараций без механизма их реализации.

Повлияет ли принятие проекта НПА на расходные обязательства субъектов РФ? 

Святослав Гайкович: 
Да, в представленном виде принятие проекта повлияет, вызвав ПОВЫШЕНИЕ расходов по итоговому результату регулируемой деятельности.

Илья Машков: 
В случае внесения представленных на 28 страницах правок в законопроект и соответствующей корректировке ГрК РФ, расходные обязательства субъектов РФ могут быть снижены. В представленной на рассмотрение редакции расходные обязательства не снизятся.

Является ли предложенное регулирование оптимальным способом решения проблемы?

Василий Горбунов: 
Необходимы изменения в части увеличения квалификационных требований субъектов архитектурной деятельности и расширения их полномочий. Текущий вариант закона носит формальный характер и не отвечает объективной ситуации в стране, экономике, отрасли. Кроме того не отвечает стратегическим планам РФ по увеличению присутствия страны на мировых рынках. В текущей версии отсутствуют условия работы архитекторов РФ за границей и работа иностранных архитекторов в стране. Не выявлена политика привлечения новых технологий в страну, использования иностранных архитекторов для повышения квалификации российских архитектурных кадров на обязательных условиях совместной работы с российским партнером.

Никита Токарев:
Проблема не поставлена, поэтому невозможно обсуждать решение.
Предмету регулирования ст. 1 ЗП содержание закона не соответствует.
Целью законодательства об архитектурной деятельности может быть:
Создание необходимых условий для улучшения зданий и пространственной среды, обеспечить гарантии качества создания и реализации архитектурных проектов для заказчиков и общества в целом.
Содействие развитию профессиональной архитектурной культуры и защиту творческих и профессиональных интересов профессиональных архитекторов, специализированных архитектурных бюро и профессиональных объединений.
Структурировать и систематизировать отношения между архитектором и заказчиком, архитектурными бюро и застройщиками, достичь баланса творческих, предпринимательских, экономических и общественных интересов.
Способствовать трансграничному взаимодействию, экспорту услуг, взаимному признанию квалификаций и стандартов, касающихся архитектурной деятельности, в том числе для интеграции в международные профессиональные сообщества.

Сергей Свиридов: 
Нет, не является.
В документе министерства не оговаривается прямое подчинение главного архитектора субъекта РФ главе этого субъекта, а главного архитектора муниципального образования – главе муниципалитета. Определение должности даётся в следующей формулировке: «Главный архитектор субъекта Российской Федерации – лицо, замещающее должность государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и являющееся руководителем или первым заместителем руководителя органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области архитектурной деятельности».
Документ не наделяет главного архитектора конкретными полномочиями. «Полномочия главных архитекторов субъектов Российской Федерации, главных архитекторов муниципальных образований определяются соответственно нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами», – говорится в тексте законопроекта.
В тексте отсутствует понятие «архитектурно-градостроительный облик объект» (АГО) и, как следствие, не оговаривается право главного архитектора согласовывать АГО.

Георгий Снежкин: 
К существующей версии проекта закона есть масса вопросов и претензий, но хотелось бы обозначить главный и, по моему мнению, ложный принцип понимания архитектурной деятельности, как части строительной отрасли. Отсюда и сомнительные определения архитектурной деятельности, и невнимание к важным деталям, и отсутствие решения проблемы выбора архитектурного проекта через 44 ФЗ, где решающим критерием является стоимость. Если же представить себе, что архитектурная деятельность – это творческий процесс, результатом которого могут стать, в том числе, произведения искусства и художественной культуры, и с этой позиции попытаться оценить проект закона об архитектурной деятельности, можно увидеть, что закон описывает совсем другую сферу деятельности человечества, скорее относящуюся к области капитального строительства.
Действительно, реализация архитектурного проекта – одна из важнейших целей архитектурной деятельности. Но не единственная. Не стоит недооценивать значение и самостоятельную ценность самого архитектурного проекта, и сводить искусство архитектуры к строительству.
К сожалению, текущая версия проекта закона не рассматривает архитектурную деятельность отдельно от строительной, упускает ряд принципиально важных частей архитектурной деятельности (таких, как эскизный проект или концепция, например), неверно формулирует саму суть деятельности, не решает проблему авторского надзора.

Какие риски и негативные последствия могут возникнуть в случае принятия предлагаемого регулирования? 

Илья Филимонов: 
Законопроект в своем нынешнем виде не отражает всей проблематики. Он закрепляет только общие положения (много обобщенных понятий, подразумевающих работу со смежными законами). Таким образом, многие не раскрытые аспекты придется закрывать в рамках судебной практики. Следует обратить внимание на проект закона согласованный РААСН, НОПРИЗ и САР.

Никита Токарев: 
Негативных последствий как и позитивных не будет. ЗП не изменяет существующего положения и на результатах архитектурной деятельности в виде проектов и построек не скажется. Непродуманные определения и случайные формулировки создадут юридические противоречия. При этом в отсутствие механизмов реализации закона практического применения он не получит.

Александр Фокин: 
Самые непредсказуемые. Согласование проектов главными архитекторами субъектов и муниципальных образований считаю недопустимыми. Проверка на соответствие проектов действующим регламентам и стандартам, не считая экспертизы проектной документации – более чем достаточная процедура. Введение архитектурной части и, тем более, части этой как архитектурного проекта в дополнение к градостроительным регламентам Правил землепользования и застройки противоречит Градостроительному кодексу. Все архитектурные проекты кроме архитектурной части ПЗЗ признаются произведениями архитектуры. Такой подход считаю неверным. Необходимо определиться с понятием архитектурного произведения как объекта авторского права.
Понятие главного архитектора проекта не должно отражаться в законе об архитектурной деятельности. Это сфера регулирования градостроительного законодательства. То же касается и главных архитекторов субъектов и муниципальных образований. Их статус и полномочия должны быть отражены в законах и иных НПА об органах исполнительной власти. Они являются субъектами градостроительной (не архитектурной!) деятельности.

Аркадий Иванов: 
Не устраняются многие существующие в сфере архитектурной деятельности проблемы.
в том числе вопросы, касающиеся авторских прав, влияния профессионального сообщества на градостроительную деятельность, на соблюдение заказчиками-застройщиками требований авторов проектов, архитекторов при реализации проектов.

Александр Мельниченко: 
Архитектурная концепция и вариативные поиски идеи, предпроектные работы – никак не будут оплачены, это продолжит деградацию Архитектуры в стране.
Выбор проектировщика – будет вестись на основе 44 ФЗ без Архитектурных конкурсов и выбора лучших решений.
Заказчик имеет право не заключать с Архитектором договора на Авторский надзор и имеет право перерабатывать проекты, как ему угодно, повторно использовать, без выплат компенсации Архитектору.
Нет требований к обязательному ведению журнала Авторского надзора и невозможности введения в эксплуатацию здания без подписи Главного Архитектора проекта.
Архитекторы останутся в соответствии с этой версией Закона – фактически бесправными, не обязательны придатком к строительному процессу, коим стали в СССР в 60-х годах 20 века.

Сергей Новокшенов: 
Проект Закона предлагает введение обязательных согласований как дополнительных процедур при внесении изменений в правила землепользования и застройки поселения (далее – ПЗЗ), заменяет часть работы комиссии по подготовке ПЗЗ мероприятиями по подготовке архитектурных проектов. Архитектурные проекты потребуют размещения заказа на проведение аукциона (конкурса) на сайте госзакупок. Это соответственно потребует постоянного наличия в бюджете уполномоченного органа власти финансовых средств. Это приведет к существенному увеличению сроков исполнения процедур внесения изменений в ПЗЗ. Проект ПЗЗ – это единый документ, разработка которого не может выполняться частями. По проекту Закона предусмотрено вкрапление в единый документ обязательная подготовка архитектурных проектов для его частей, что никак нельзя допустить.

Илья Машков:
В случае принятия закона в представленной редакции возникнут следующие риски и негативные последствия:
– отсрочка решения насущных проблем строительной отрасли, как следствие
– снижение качества объектов, либо достижения их качества чрезмерными затратами средств,
– снижение конкурентоспособности РФ на мировой арене в области качества архитектурных объектов.

Существуют ли альтернативные (менее затратные или более эффективные) способы решения проблемы? 

Константин Павлов:
Думаю, необходимо этот документ обсудить с архитектурным сообществом, тем более, что ранее Союзом архитекторов России был подготовлен проект Федерального закона об архитектурной деятельности и именно он, на мой взгляд, более полон и актуален. А главное его достоинство, то что он возлагает ответственность по созданию архитектурного объекта или среду, на архитектора, автора проекта, не ограничивая его лишь ответственностью за созданный архитектурный проект, как это было до сих пор и как это отражается в представленном проекте федерального закона, а ответственность за весь созданный архитектурный объект, как это принято во всем мире.

Никита  Токарев:
Проблема не поставлена ни в тексте ЗП ни в других документах. В то же время проблем в архитектурной деятельности в РФ очень много.

В частности:
в силу объективных причин – существенно большей «денежной массы» у застройщиков, заказчиков архитектурных проектов архитектор оказывается под давлением: результаты его творческой деятельности, которые собственно и определяют эстетический, функциональный облик зданий и пространств в любой момент могут быть искажены, изменены без его согласия.
Заключая договор заказа, как и любой другой представитель творческой профессии, архитектор является «слабой стороной» сделки – лишь достаточно небольшое количество известных архитекторов могут на равных взаимодействовать с крупным строительным бизнесом.
Это порождает серьезное противоречие, которое заключается в том, что именно архитектор формирует основную, эстетическую ценность зданий, общественных пространств, территорий. Оказавшись в финансовых и инвестиционных механизмах, изначально сформированных для застройщиков – таких как система саморегулируемых организаций, установление обязательных требований к квалификации профессия архитектора и возможность формирования устойчивых центров развития архитектурной деятельности – архитектурны бюро оказывается под угрозой.
Устранение указанных рисков может обеспечить реализация нескольких идей, воплощенных в законодательных нормах.

Георгий Снежкин: 
Статья 3:
«…архитектурная деятельность – профессиональная деятельность ее субъектов, имеющая целью создание архитектурного объекта…» и далее «архитектурный объект – объект капитального строительства, включая его интерьер, объекты благоустройства, ландшафтного или садово-паркового искусства, пространственную организацию территории, созданный на основе архитектурного проекта.»
Эти формулировки кажутся неверными и неточными.
Архитектурный объект – это не всегда объект капитального строительства. Это может быть и объект некапитальное строительство, и произведение искусства, и самоценные элементы архитектурного проекта, представляющие художественную ценность. Соответственно и архитектурная деятельность имеет целью не только строительство объектов капитального строительства, но и создание любых художественных объемно-пространственных произведений и их концепций.
Статья 8:
Не установлены полномочия главных архитекторов субъектов и муниципальных образований.
Статья 9 п.5:
«Результатом архитектурной деятельности является создание архитектурного проекта. 2.К архитектурным проектам относятся: 1) архитектурная часть правил землепользования и застройки; 2) архитектурная часть проекта планировки территории; 3) архитектурная часть обоснования инвестиций; 4) архитектурная часть проектной документации; 5) архитектурная часть рабочей документации.»
В этом перечне нет эскизного проекта (концепции). Это принципиальная для архитектурной деятельности стадия, на которой определяется общая идея будущего проекта. Как правило, стадия эскиз становится основой дальнейшего развития проекта, определяет его вектор. Очевидно, что это понятие необходимо ввести в закон.
Статья 9:
«Заказчик обязан предоставить автору архитектурного проекта как произведения архитектуры право осуществлять авторский контроль за разработкой проектной документации и иной документации, в соответствии с которой осуществляется создание архитектурного объекта, а также авторский надзор за строительством, реконструкцией объекта либо иной реализации архитектурного проекта.»
Этот правильный и нужный пункт полностью обесценивает вторая его часть:
«а заказчик вправе отказаться от услуг автора архитектурного проекта по осуществлению авторского контроля и (или) авторского надзора по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, законодательством в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.»
Статья 9, п.6:
«В случае подготовки эскизов, рисунков, чертежей, изображений, макетов, концепций зданий, сооружений, общественных пространств, иных разрабатываемых архитектором документов, материалов для их использования в целях архитектурно-строительного проектирования, такие эскизы, рисунки, чертежи, изображения, макеты, концепции зданий, сооружений, общественных пространств, иные разрабатываемые архитектором документы, материалы должны соответствовать требованиям законодательства о градостроительной деятельности, требованиям технических регламентов.»
Концептуальная стадия (эскиз), и уж тем более рисунки, изображения, концепции и макеты, разумеется не должны соответствовать требованиям технических регламентов. Во-первых, архитектурное проектирование может ставить новые задачи в том числе сфере законодательства и технических регламентов.
А во-вторых, как самостоятельные художественные произведения, ни эскиз, ни концепция, ни макет не могут подчинятся техническим регламентам или градостроительному законодательству. Они, в первую очередь, средства иллюстрации идей, которые не нуждаются в ограничениях. Эти требования логично предъявлять к рабочей и проектной документации.

Никита Ярошенко:
Закон нужен, однако текущая редакция законопроекта выглядит урезанной. Даны юридические определения архитекторам субъекта и муниципалитета, но не дано определения архитектурному облику.
Законопроект нужно расширить, прописать подчиненность главных архитекторов и дав основной перечень их полномочий, которые могут дополнться НПА субъектов и муниципалитетов.

Все комментарии доступны на странице обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности от 19.01.2022. 

18 Февраля 2022

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Формула жилья
Гигантский квартал социального жилья «Байцзывань» по соседству с Центральным деловым районом Пекина для звездного китайского бюро MAD стал первым проектом подобного типа.
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.