Всё отклонить

Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.

Надо думать, это и есть главная новость – все попытки архитекторов поучаствовать в обсуждении отвергнуты с легкостью и без объяснений. Как будто кто-то поставил галочку в окошке «выделить все» и нажал затем «все отклонить». А что, очень удобно. Не похоже, правда, на диалог. Строго говоря, на данный момент этого факта вполне достаточно. 

Напомним, что законопроект писали с 2018 года и у значительной части профессионального сообщества была надежда, что новый закон повысит, так сказать, статус архитектора в обществе, защитит перспективы реализации идей, заложенных в проекте, вне зависимости от личной харизмы или влияния – просто по закону. Чтобы можно было подать в суд с надеждой на позитивное решение. 

Признаем, что к версии, предложенной к обсуждению летом 2020 года, было немало вопросов: в частности, связанных с предложенным там 10-летним стажем для получения статуса ГАПа, позволяющего открыть свое бюро, с ограничениями для иностранцев, так же как и с тем, что, вводя ограничения, позицию архитекторов закон никак особенно не защищал. Авторы письма от августа 2020 года указывали на зарубежную практику рекомендуемых гонораров архитекторов как один из инструментов защиты профессии. 

После возражений, в марте 2021 года, была создана новая рабочая группа, куда, впрочем, не позвали ни одного из авторов протестного письма. Между тем к августу 2021 была выработана новая консолидированная версия законопроекта от трех организаций: РААСН, НОПРИЗ и САР. Ее разместили на сайте Союза архитекторов, где с ней можно ознакомиться (равно как и здесь, на Архи.ру). Ограничения для иностранцев были исключены, срок стажа для ГАПа сокращен с 10 до 5 лет. 

По словам президента САР и СМА Николая Шумакова, версия трех профессиональных организаций была передана в Минстрой РФ в декабре 2021 года. А 19 января 2022 на портале нормативных актов страны была опубликована для обсуждения совсем другая версия законопроекта – вот эта. Для простейшего сравнения достаточно будет сказать, что в «консолидированной» версии профессиональных организаций было порядка 48 страниц, а в новой версии – примерно 16. Две трети где-то потерялись. По мнению одного из авторов протестного письма 2020 года Марии Элькиной, новая версия закона не вредит, но и пользы не приносит. В начале февраля один из участников рабочей группы Илья Машков призывал формулировать и передавать на портал замечания к текущей версии законопроекта. 

Замечания передали: на портале 7 вопросов, в них суммарно 184 замечания, как односложных, так и многословных, и один пункт для вноса общих отзывовё – их накопилось в общей сложности 65, итого 246. Нельзя сказать, что это много, это совсем не похоже на волну общественного возмущения. 

Высказывания разделились на две группы: одни только выражают возмущение и призывают Минстрой вернуть «согласованную» версию РААСН, НОПРИЗ и САР, должна сказать, что к этой группе относится и текст Николая Шумакова. Часто встречаются упоминания о том, что закон закрепляет лобби строителей и выгоден стройкомплексу. Так что первая группа критиков полностью отвергает обсуждаемую версию.  Другие делают попытку взаимодействовать с опубликованным текстом и предложить какие-то замечания к тому законопроекту, который «есть», поскольку другого не предложено. То есть пытается действовать конструктивно. Впрочем, и эти замечания тоже отвергнуты (см. выше, отвергнуты все).

К примеру. Тексты законов вообще такая вещь, неловко или неточно сказанное в них слово может оказаться очень вредным. Многие из обсуждавших обратили внимание на гл. III ст.9 п. 6., где говорится, что "эскизы, рисунки, чертежи, изображения, макеты, концепции зданий <...> должны соответствовать <...> требованиям технических регламентов". Если подходить к этой фразе литературно, можно решить, что, говоря об эскизах, авторы имеют в виду произведение в целом, а эскиз – его часть. Но если посмотреть строго, получается, что от архитектора в результате смогут потребовать соответствие эскиза или рисунка регламенту (какому регламенту? и, если не соответствует, тогда что? ууу?). Многие поняли эту формулировку как утверждение, что черновик не должен содержать ошибок. Случается, что такие неясности текста закона приходится разбирать потом в суде – и практика правоприменения многое, конечно, может прояснить, но это может понадобится немало времени, не говоря уже о силах и нервах. 

Авторский надзор в законе также не удалось закрепить как обязательную процедуру, как и обязательную подпись автора проекта при сдаче объекта. Как и вернуть в правовое поле понятие эскизной концепции, не говоря уже от том, чтобы вывести архитектурные решения из зоны действия законов о тендерах, 44 и 223 ФЗ. Можно предположить, что все эти темы еще предстоит обсуждать, вот только когда – если сейчас «все отклонено» – большой вопрос. Лично мне происходящее напоминает велосипед, который с трудом едет в горку, ржавый, скрипит, и не особенно, в общем-то, едет, но вот у него слетает цепь и педали прокручиваются. Кажется, что такую прокрутку мы и наблюдаем. Не упал – хорошо. Может, когда-нибудь встанет и поедет. Но это лирика, которая к законотворчеству, конечно, не может иметь отношения. 

Ниже приводим несколько замечаний из опубликованных, но отвергнутых при обсуждении закона. Среди них есть как предсказуемые, так и неожиданные. В частности, не все поддерживают согласования проектов главными архитекторами. 

Какое влияние на социально-экономическое развитие субъектов Российской федерации может оказать предлагаемое регулирование? 

Зоя Рюрикова: 
Архитектура городов – это прямое отражение социально-экономического развития страны. Предлагаемый проект закона не способствует повышению качества архитектуры, делает архитектурную деятельность зависимой от эстетических предпочтений девелоперов. Вероятно этот вариант проекта Закона вынесен на обсуждение вследствии технической ошибки, поскольку в архитектурном сообществе обсуждался совсем другой текст.  

Никита Токарев: 
Никакого влияния не окажет. ЗП не предлагает ни целей и задач архитектурной политики РФ, ни новых механизмов поддержки архитектуры, регулирования архитектурной деятельности, реализации архитектурных решений, защиты прав архитекторов на результаты интеллектуальной деятельности, необходимой для повышения качества архитектуры в РФ. ЗП является набором деклараций без механизма их реализации.

Повлияет ли принятие проекта НПА на расходные обязательства субъектов РФ? 

Святослав Гайкович: 
Да, в представленном виде принятие проекта повлияет, вызвав ПОВЫШЕНИЕ расходов по итоговому результату регулируемой деятельности.

Илья Машков: 
В случае внесения представленных на 28 страницах правок в законопроект и соответствующей корректировке ГрК РФ, расходные обязательства субъектов РФ могут быть снижены. В представленной на рассмотрение редакции расходные обязательства не снизятся.

Является ли предложенное регулирование оптимальным способом решения проблемы?

Василий Горбунов: 
Необходимы изменения в части увеличения квалификационных требований субъектов архитектурной деятельности и расширения их полномочий. Текущий вариант закона носит формальный характер и не отвечает объективной ситуации в стране, экономике, отрасли. Кроме того не отвечает стратегическим планам РФ по увеличению присутствия страны на мировых рынках. В текущей версии отсутствуют условия работы архитекторов РФ за границей и работа иностранных архитекторов в стране. Не выявлена политика привлечения новых технологий в страну, использования иностранных архитекторов для повышения квалификации российских архитектурных кадров на обязательных условиях совместной работы с российским партнером.

Никита Токарев:
Проблема не поставлена, поэтому невозможно обсуждать решение.
Предмету регулирования ст. 1 ЗП содержание закона не соответствует.
Целью законодательства об архитектурной деятельности может быть:
Создание необходимых условий для улучшения зданий и пространственной среды, обеспечить гарантии качества создания и реализации архитектурных проектов для заказчиков и общества в целом.
Содействие развитию профессиональной архитектурной культуры и защиту творческих и профессиональных интересов профессиональных архитекторов, специализированных архитектурных бюро и профессиональных объединений.
Структурировать и систематизировать отношения между архитектором и заказчиком, архитектурными бюро и застройщиками, достичь баланса творческих, предпринимательских, экономических и общественных интересов.
Способствовать трансграничному взаимодействию, экспорту услуг, взаимному признанию квалификаций и стандартов, касающихся архитектурной деятельности, в том числе для интеграции в международные профессиональные сообщества.

Сергей Свиридов: 
Нет, не является.
В документе министерства не оговаривается прямое подчинение главного архитектора субъекта РФ главе этого субъекта, а главного архитектора муниципального образования – главе муниципалитета. Определение должности даётся в следующей формулировке: «Главный архитектор субъекта Российской Федерации – лицо, замещающее должность государственной гражданской службы субъекта Российской Федерации и являющееся руководителем или первым заместителем руководителя органа исполнительной власти субъекта Российской Федерации в области архитектурной деятельности».
Документ не наделяет главного архитектора конкретными полномочиями. «Полномочия главных архитекторов субъектов Российской Федерации, главных архитекторов муниципальных образований определяются соответственно нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, муниципальными правовыми актами», – говорится в тексте законопроекта.
В тексте отсутствует понятие «архитектурно-градостроительный облик объект» (АГО) и, как следствие, не оговаривается право главного архитектора согласовывать АГО.

Георгий Снежкин: 
К существующей версии проекта закона есть масса вопросов и претензий, но хотелось бы обозначить главный и, по моему мнению, ложный принцип понимания архитектурной деятельности, как части строительной отрасли. Отсюда и сомнительные определения архитектурной деятельности, и невнимание к важным деталям, и отсутствие решения проблемы выбора архитектурного проекта через 44 ФЗ, где решающим критерием является стоимость. Если же представить себе, что архитектурная деятельность – это творческий процесс, результатом которого могут стать, в том числе, произведения искусства и художественной культуры, и с этой позиции попытаться оценить проект закона об архитектурной деятельности, можно увидеть, что закон описывает совсем другую сферу деятельности человечества, скорее относящуюся к области капитального строительства.
Действительно, реализация архитектурного проекта – одна из важнейших целей архитектурной деятельности. Но не единственная. Не стоит недооценивать значение и самостоятельную ценность самого архитектурного проекта, и сводить искусство архитектуры к строительству.
К сожалению, текущая версия проекта закона не рассматривает архитектурную деятельность отдельно от строительной, упускает ряд принципиально важных частей архитектурной деятельности (таких, как эскизный проект или концепция, например), неверно формулирует саму суть деятельности, не решает проблему авторского надзора.

Какие риски и негативные последствия могут возникнуть в случае принятия предлагаемого регулирования? 

Илья Филимонов: 
Законопроект в своем нынешнем виде не отражает всей проблематики. Он закрепляет только общие положения (много обобщенных понятий, подразумевающих работу со смежными законами). Таким образом, многие не раскрытые аспекты придется закрывать в рамках судебной практики. Следует обратить внимание на проект закона согласованный РААСН, НОПРИЗ и САР.

Никита Токарев: 
Негативных последствий как и позитивных не будет. ЗП не изменяет существующего положения и на результатах архитектурной деятельности в виде проектов и построек не скажется. Непродуманные определения и случайные формулировки создадут юридические противоречия. При этом в отсутствие механизмов реализации закона практического применения он не получит.

Александр Фокин: 
Самые непредсказуемые. Согласование проектов главными архитекторами субъектов и муниципальных образований считаю недопустимыми. Проверка на соответствие проектов действующим регламентам и стандартам, не считая экспертизы проектной документации – более чем достаточная процедура. Введение архитектурной части и, тем более, части этой как архитектурного проекта в дополнение к градостроительным регламентам Правил землепользования и застройки противоречит Градостроительному кодексу. Все архитектурные проекты кроме архитектурной части ПЗЗ признаются произведениями архитектуры. Такой подход считаю неверным. Необходимо определиться с понятием архитектурного произведения как объекта авторского права.
Понятие главного архитектора проекта не должно отражаться в законе об архитектурной деятельности. Это сфера регулирования градостроительного законодательства. То же касается и главных архитекторов субъектов и муниципальных образований. Их статус и полномочия должны быть отражены в законах и иных НПА об органах исполнительной власти. Они являются субъектами градостроительной (не архитектурной!) деятельности.

Аркадий Иванов: 
Не устраняются многие существующие в сфере архитектурной деятельности проблемы.
в том числе вопросы, касающиеся авторских прав, влияния профессионального сообщества на градостроительную деятельность, на соблюдение заказчиками-застройщиками требований авторов проектов, архитекторов при реализации проектов.

Александр Мельниченко: 
Архитектурная концепция и вариативные поиски идеи, предпроектные работы – никак не будут оплачены, это продолжит деградацию Архитектуры в стране.
Выбор проектировщика – будет вестись на основе 44 ФЗ без Архитектурных конкурсов и выбора лучших решений.
Заказчик имеет право не заключать с Архитектором договора на Авторский надзор и имеет право перерабатывать проекты, как ему угодно, повторно использовать, без выплат компенсации Архитектору.
Нет требований к обязательному ведению журнала Авторского надзора и невозможности введения в эксплуатацию здания без подписи Главного Архитектора проекта.
Архитекторы останутся в соответствии с этой версией Закона – фактически бесправными, не обязательны придатком к строительному процессу, коим стали в СССР в 60-х годах 20 века.

Сергей Новокшенов: 
Проект Закона предлагает введение обязательных согласований как дополнительных процедур при внесении изменений в правила землепользования и застройки поселения (далее – ПЗЗ), заменяет часть работы комиссии по подготовке ПЗЗ мероприятиями по подготовке архитектурных проектов. Архитектурные проекты потребуют размещения заказа на проведение аукциона (конкурса) на сайте госзакупок. Это соответственно потребует постоянного наличия в бюджете уполномоченного органа власти финансовых средств. Это приведет к существенному увеличению сроков исполнения процедур внесения изменений в ПЗЗ. Проект ПЗЗ – это единый документ, разработка которого не может выполняться частями. По проекту Закона предусмотрено вкрапление в единый документ обязательная подготовка архитектурных проектов для его частей, что никак нельзя допустить.

Илья Машков:
В случае принятия закона в представленной редакции возникнут следующие риски и негативные последствия:
– отсрочка решения насущных проблем строительной отрасли, как следствие
– снижение качества объектов, либо достижения их качества чрезмерными затратами средств,
– снижение конкурентоспособности РФ на мировой арене в области качества архитектурных объектов.

Существуют ли альтернативные (менее затратные или более эффективные) способы решения проблемы? 

Константин Павлов:
Думаю, необходимо этот документ обсудить с архитектурным сообществом, тем более, что ранее Союзом архитекторов России был подготовлен проект Федерального закона об архитектурной деятельности и именно он, на мой взгляд, более полон и актуален. А главное его достоинство, то что он возлагает ответственность по созданию архитектурного объекта или среду, на архитектора, автора проекта, не ограничивая его лишь ответственностью за созданный архитектурный проект, как это было до сих пор и как это отражается в представленном проекте федерального закона, а ответственность за весь созданный архитектурный объект, как это принято во всем мире.

Никита  Токарев:
Проблема не поставлена ни в тексте ЗП ни в других документах. В то же время проблем в архитектурной деятельности в РФ очень много.

В частности:
в силу объективных причин – существенно большей «денежной массы» у застройщиков, заказчиков архитектурных проектов архитектор оказывается под давлением: результаты его творческой деятельности, которые собственно и определяют эстетический, функциональный облик зданий и пространств в любой момент могут быть искажены, изменены без его согласия.
Заключая договор заказа, как и любой другой представитель творческой профессии, архитектор является «слабой стороной» сделки – лишь достаточно небольшое количество известных архитекторов могут на равных взаимодействовать с крупным строительным бизнесом.
Это порождает серьезное противоречие, которое заключается в том, что именно архитектор формирует основную, эстетическую ценность зданий, общественных пространств, территорий. Оказавшись в финансовых и инвестиционных механизмах, изначально сформированных для застройщиков – таких как система саморегулируемых организаций, установление обязательных требований к квалификации профессия архитектора и возможность формирования устойчивых центров развития архитектурной деятельности – архитектурны бюро оказывается под угрозой.
Устранение указанных рисков может обеспечить реализация нескольких идей, воплощенных в законодательных нормах.

Георгий Снежкин: 
Статья 3:
«…архитектурная деятельность – профессиональная деятельность ее субъектов, имеющая целью создание архитектурного объекта…» и далее «архитектурный объект – объект капитального строительства, включая его интерьер, объекты благоустройства, ландшафтного или садово-паркового искусства, пространственную организацию территории, созданный на основе архитектурного проекта.»
Эти формулировки кажутся неверными и неточными.
Архитектурный объект – это не всегда объект капитального строительства. Это может быть и объект некапитальное строительство, и произведение искусства, и самоценные элементы архитектурного проекта, представляющие художественную ценность. Соответственно и архитектурная деятельность имеет целью не только строительство объектов капитального строительства, но и создание любых художественных объемно-пространственных произведений и их концепций.
Статья 8:
Не установлены полномочия главных архитекторов субъектов и муниципальных образований.
Статья 9 п.5:
«Результатом архитектурной деятельности является создание архитектурного проекта. 2.К архитектурным проектам относятся: 1) архитектурная часть правил землепользования и застройки; 2) архитектурная часть проекта планировки территории; 3) архитектурная часть обоснования инвестиций; 4) архитектурная часть проектной документации; 5) архитектурная часть рабочей документации.»
В этом перечне нет эскизного проекта (концепции). Это принципиальная для архитектурной деятельности стадия, на которой определяется общая идея будущего проекта. Как правило, стадия эскиз становится основой дальнейшего развития проекта, определяет его вектор. Очевидно, что это понятие необходимо ввести в закон.
Статья 9:
«Заказчик обязан предоставить автору архитектурного проекта как произведения архитектуры право осуществлять авторский контроль за разработкой проектной документации и иной документации, в соответствии с которой осуществляется создание архитектурного объекта, а также авторский надзор за строительством, реконструкцией объекта либо иной реализации архитектурного проекта.»
Этот правильный и нужный пункт полностью обесценивает вторая его часть:
«а заказчик вправе отказаться от услуг автора архитектурного проекта по осуществлению авторского контроля и (или) авторского надзора по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, законодательством в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд.»
Статья 9, п.6:
«В случае подготовки эскизов, рисунков, чертежей, изображений, макетов, концепций зданий, сооружений, общественных пространств, иных разрабатываемых архитектором документов, материалов для их использования в целях архитектурно-строительного проектирования, такие эскизы, рисунки, чертежи, изображения, макеты, концепции зданий, сооружений, общественных пространств, иные разрабатываемые архитектором документы, материалы должны соответствовать требованиям законодательства о градостроительной деятельности, требованиям технических регламентов.»
Концептуальная стадия (эскиз), и уж тем более рисунки, изображения, концепции и макеты, разумеется не должны соответствовать требованиям технических регламентов. Во-первых, архитектурное проектирование может ставить новые задачи в том числе сфере законодательства и технических регламентов.
А во-вторых, как самостоятельные художественные произведения, ни эскиз, ни концепция, ни макет не могут подчинятся техническим регламентам или градостроительному законодательству. Они, в первую очередь, средства иллюстрации идей, которые не нуждаются в ограничениях. Эти требования логично предъявлять к рабочей и проектной документации.

Никита Ярошенко:
Закон нужен, однако текущая редакция законопроекта выглядит урезанной. Даны юридические определения архитекторам субъекта и муниципалитета, но не дано определения архитектурному облику.
Законопроект нужно расширить, прописать подчиненность главных архитекторов и дав основной перечень их полномочий, которые могут дополнться НПА субъектов и муниципалитетов.

Все комментарии доступны на странице обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности от 19.01.2022. 

18 Февраля 2022

Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Технологии и материалы
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Выгода интеграции клинкера в стеклофибробетон
В условиях санкций сложные архитектурные решения с кирпичной кладкой могут вызвать трудности с реализацией. Альтернативой выступает применение стеклофибробетона, который может заменить клинкер с его необычными рисунками, объемом и игрой цвета на фасаде.
Обаяние романтизма
Интерьер в стиле романтизма снова вошел в моду. Мы встретились с Еленой Теплицкой – дизайнером, декоратором, модельером, чтобы поговорить о том, как цвет участвует в формировании романтического интерьера. Практические советы и неожиданные рекомендации для разных темпераментов – в нашем интервью с ней.
Сейчас на главной
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.
Пресса: Город без плана
Новосибирск — город, который способен вызвать у урбаниста чувство профессиональной неполноценности. Это столица Сибири, это третий по величине русский город, полтора миллиона жителей, город сильный, процветающий даже в смысле экономики, город образованный — словом, верхний уровень современной русской цивилизации. Но это все как-то не прилагается к тому, что он представляет собой в физическом плане. Огромный, тянется на десятки километров, а потом на другой стороне Оби еще столько же, и все эти километры — ускользающая от определений бесконечная невнятность.
Сила трех стихий
Исследовательский центр компании Daiwa House Group по проекту Tetsuo Kobori Architects предлагает современное прочтение традиционного для средневековой Японии места встреч и творческого общения — кайсё.
Место заземления
Для базы отдыха недалеко от Выборга студия Евгения Ростовского предложила конкурентную концепцию: общественную ферму, на которой гости смогут поработать на грядке, отнести повару найденное в птичнике яйцо, поесть фруктов с дерева. И все это – в «декорациях» скандинавской архитектуры, кортена и обожженного дерева.
Книга в будущем
Выставка, посвященная архитектуре вокзалов и городов БАМа, – первое историко-архитектурное исследование темы. Значительное: все же 47 поселков, и пока, хотя и впечатляющее, не вполне завершенное. Хочется, чтобы авторы его продолжили.
Двенадцать
Вчера были объявлены и награждены лауреаты Архитектурной премии мэра Москвы. Рассматриваем, что там и как, и по некоторым параметрам нахально критикуем уважаемую премию. Она ведь может стать лучше, а?
Нео в кубе
Поиски «нового русского стиля» – такой версии локализма, которая была бы местной, но современной, все активнее в разных областях. Выставка «Природа предмета» в ГТГ резюмирует поиски 43 дизайнеров, в основном за 2022–2024 годы, но включает и три объекта студии ТАФ Александра Ермолаева. Шаг вперед – цифровые растения «с характером».
Под покровом небес
Архитекторы C. F. Møller выиграли конкурс на проект новой застройки квартала в центре Сёдертелье, дальнего пригорода Стокгольма.
Скрэмбл, пашот и мешочек
В Петербурге на первом этаже респектабельного неоклассического Art View House открылось кафе Eggsellent с его фирменной желто-розовой гаммой. Обыграть столь резкий контраст взялось бюро KIDZ.