Юлия Тарабарина

Беседовала:
Юлия Тарабарина

Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным сообществом и юристом, который пишет закон»

Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.

0 Законопроект об архитектурной деятельности обсуждали-обсуждали, и вдруг вынесли его текст на общественное обсуждение – 19 января. Архитектурная общественность, похоже, растерялась: нельзя сказать, чтобы о тексте сейчас как-то активно дискутировали. Мы поговорили c Ильей Машковым, входившим в состав рабочей группы, созданной в марте 2021 года для пересмотра текста законопроекта, но так и не утвержденной распоряжением Минстроя. И выяснили несколько нюансов, которые заставляют представить этот материал не просто как еще одно интервью о законе, а скорее как руководство к действию. Поэтому начнем с краткого резюме. 

Дело в том, что, во-первых, для открытого общественного обсуждения законопроекта и присылки замечаний отведено время до 8 февраля – то есть, если у вас есть, что пожелать закону об архитектурной деятельности, это можно сделать именно сейчас. Осталось несколько дней. 

Ознакомиться с последней редакцией текста законопроекта можно на портале нормативных актов, там же присутствует контактная информация для отправки замечаний. Замечания следует отправлять по электронной почте Oleg.Abeev@minstroyrf.ru Олегу Эльбрусовичу Абееву, или обычной почтой по адресу 127994, г. Москва, ул. Садовая-Самотечная, д. 10/23, стр. 1. Телефон ответственного лица: 8 495 647 15 80 доб. 60018. 

Или вносить в форму, зарегистрировавшись там же, на портале нормативных актов.
Портал нормативных актов РФ. Стрелки указывают на текст закона и закладку «детали», где можно найти контакты для отправки замечаний
скриншот 02.02.2022

Для удобства чтения и обсуждения текста законопроекта Илья Машков сформировал таблицу, в которой фигурируют стандартные вопросы, задаваемые на госпортале при обсуждении. Мы попросили его поделиться таблицей – теперь вы можете скачать ее здесь, вписать свои предложения и отправить по указанным выше координатам.

Призываем всех, кто заинтересован в корректировке законопроекта, сделать это до 8 февраля.

Предположим, что именно сейчас есть шанс поднять вопрос о возвращении в правовое поле понятия эскизной / или архитектурной концепции, обсудить отрицательные стороны рассмотрения архитектурных проектов в рамках тендеров по 44 ФЗ или последствия передачи исключительных прав по договору (все эти темы обсуждаем ниже в интервью).

Далее – во-вторых. В разговоре выяснилось, что рабочая группа разработала один текст, он опубликован в августе 2021 на сайте Союза архитекторов России и согласован тремя организациями: РААСН, НОПРИЗ и САР. Однако сейчас на рассмотрение вынесен существенно отредактированный и сокращенный текст законопроекта: в первом 48 страниц, а во втором – примерно 16. 

Не будем сразу решать, хорошо это или плохо. 

Первый текст (08.2021) писали профессионалы архитектурной отрасли, второй (19.01.2022) – стал результатом редактирования силами специалистов Минстроя, которые работали над текстом законопроекта осенью и зимой 2021. Однако различия достаточно существенны и, вероятно, сейчас тот самый момент, когда все заинтересованные лица могут сопоставить две версии и определить для себя, насколько конструктивны те или иные темы и предложения. Оба текста мы сохранили для истории и прикрепили к этому материалу.

Словом, неудивительно, что разговор с Ильей Машковым вращался в основном вокруг отличий одного текста законопроекта от другого и преимуществ тех или иных предложений. 

Архи.ру:
Итак, закон вынесен на общественное обсуждение, и срок краткий.

Илья Машков:
Да, до 8 февраля. На данный момент, несмотря на сжатые сроки, это единственный шанс вести диалог с позиции представителей профессии – документ выставлен на обсуждение в рамках первого шага на пути официального принятия закона.
 
Насколько существенно версия, представленная на обсуждение, отличается от той, которая была предложена в августе РААСН, НОПРИЗом и САР?
 
Та версия, назовем ее «согласованной», поскольку она была согласована тремя организациями, была написана в основном профессионалами, архитекторами с некоторым участием юристов. В какой-то момент часть формулировок не была выверена с юридической точки зрения – должен сказать, на завершающей стадии юристы НОПРИЗа активно участвовали в работе и помогли создать финализированную версию текста.
 
Однако версия текста, вынесенная на обсуждение сейчас, вызывает ощущение, что «мы» – про одно, а «они» – про другое. 

Из предшествующего текста были удалены целые смысловые блоки, – надо подчеркнуть, что в новой, обсуждаемой сейчас, версии законопроект не предлагает сделать обязательным то, что следовало бы сделать таковым. И в то же время в нем сохранены некоторые незначительные детали общего плана, которые можно было бы опустить и которые сейчас, при значительном сокращении, только замусоривают текст. Я бы сказал, что он требует доработки юристами с тесном общении с сообществом профессионалов-практиков. Текст не расшифровывает то, что необходимо было детализировать и уточнить, одна из его основных проблем – смысловые девиации многих определений.

Каких определений? 

К примеру, самое первое определение – «архитектурная деятельность» – сформулировано так, что эскизы, рисунки, изображения, макеты, считаются элементами такой деятельности, если «в соответствии с ними обеспечено» создание объекта капитального строительства. Мелочь, но получается, что за десять эскизных вариантов, которые не пошли в работу и не обеспечили создание объекта, можно не платить – и, с другой стороны, можно заключить, что эти эскизы – не архитектурная деятельность.

В определениях не зафиксировано то, что именно архитектурные решения объединяют и главенствуют над прочими: конструктивными, инженерными и так далее. Желание поднять ответственность архитектора есть, а желания назначить его главным – нет…

Дьявол всегда в самых мелких деталях.
 
В законе вновь не фигурирует такое понятие, как эскизная (или архитектурная) концепция? В предыдущей, «согласованной» версии оно было озвучено?
 
Более того, понятие «эскиз» присутствует, а эскизного проекта нет.
 
Эскизный проект – это первое, что следует вернуть в правовое поле. Прежде всего для того, чтобы ее было возможно оплачивать в рамках государственных и муниципальных конкурсов. Сейчас это невозможно и получается, что бюджет не может заплатить за вариантность проектирования. Сейчас муниципальный или региональный заказчик не может провести конкурс, потому что не имеет право потратить бюджетные деньги на то, чего не существует.

Меня очень радует, что среди задаваемых при рассмотрении законопроекта  вопросов многие пытаются уточнить: как повлияет законопроект на бюджет РФ или региона? Отсутствие вышеназванного элемента – эскизного этапа процесса проектирования, – наносит чудовищный ущерб бюджету и репутации государства: деньги затрачиваются, а удовольствие граждан от жизни не повышается – качество городской среды никоим образом не растет, когда по 44 ФЗ выбирают самого дешевого проектировщика для прохождения экспертизы и выдачи рабочей документации…
 
44 ФЗ должен был бы, по идее, приводить к повышению конкуренции, а он ее, напротив исключает. Потому что 60% отведено критериям цены и только 40% на все остальные критерии: качество, опыт… Критерий цены побеждает. Нельзя выбирать архитектурный проект потому, что он самый дешевый.

Если на уровне муниципалитета будет создана комиссия, которая будет принимать решения по результатам конкурсов эскизных решений – это будет совершенно другая ситуация. Многие говорят о субъективности комиссий, и тут я не согласен: как только собирается больше трех человек, субъективизм каждого превращается в объективность группы. Никакого другого способа достигать объективности там, где нет точной науки, человечество не придумало – даже у врачей все устроено именно так, хотя они используют другое, завораживающее, слово – консилиум.
 
А как вы считаете, реально ли вернуть эскизную концепцию в правовое поле, обсуждая текст законопроекта?
 
Реально конечно же. Хотя бы внести определение. Это нужно прописать в Градкодексе, в законе, везде. Я знаю, что такие разговоры ведутся относительно Градкодекса, но непонятно, к чему они приведут. А разговор надо начинать сейчас, хотя бы в замечаниях к закону. Действительно, в версии текста от августа 2021 года была целая главка с определением эскизного проекта, теперь ее нет.
 
Второе, что необходимо зафиксировать в законе – что любое изменение в проект может быть внесено только профессионалом со статусом главного архитектора проекта, вне зависимости от того, переданы или не переданы исключительные права заказчику. Сейчас практически 100% архитекторов подписывают договор, включающий пункт о передаче исключительных прав, мало кто может позволить себе отказаться. Закон должен включать оговорку, что если исключительные права переданы, право на корректировку проекта может быть передано только персонально профессионалу – к примеру, ГАПу, работающему в компании заказчика. Если изменения требуются, их должен вносить архитектор, статус которого подтвержден квалификационной комиссией. Это вопрос ответственности, которую может взять на себя только профессионал с соответствующим опытом.

И важно – ответственность надо передавать от профессионала профессионалу, а не от организации к организации.
 
А кстати, из нового текста ушел спорный момент стажа для получения статуса ГАПа. Было 10 лет, потом 7…
 
Тема ответственности тянет за собой вопрос – может ли вчерашний студент взять на себя ответственность за деньги инвестора или за качество функционального решения через 2 года после вуза? Мой ответ – нет. Надо приобрести опыт работы в коллективе с коллегами, которые будут смотреть за тем, что он делает. Для меня это смешной вопрос: 2 года, 7 лет… У меня в бюро есть молодые архитекторы со стажем 5 лет и со статусом ведущего архитектора – но им, в силу таланта и ответственности, даже не придет в голову самостоятельно принимать решения, которые они пока не способны принять. И, кстати, именно эти ребята станут лучшими ГАПами.

Да, я допускаю, что проект интерьера квартиры и даже индивидуального жилого дома может спокойно делать молодой архитектор с небольшим стажем, но ему и не требуется получать заключение экспертизы на эти объекты. А когда идет речь о декларации ГАПа о соответствии проекта требованиям безопасности, нужно обладать опытом. Почему институтский диплом врача не дает права делать сложную хирургическую операцию? В этом смысле что 10, что 5 лет – не важно, а важна беспристрастная оценка квалификации. Можешь подтвердить квалификацию и ответственность – работай. 
 
Следующий вопрос – право на имя. Сейчас текст законопроекта по авторству и имени ссылается на 4 часть ГК – но кажется, что момент, когда принимали 4 часть Гражданского кодекса со статьями об авторском праве, архитекторы попросту проспали.

Там есть статья об архитектуре, но нет конкретизации – какие работы, какие действия являются реализацией проекта? Проектная документация – это реализация эскиза? Рабочая документация – это реализация проектной? В законе, как документе уровня более низкого по отношению к ГК, эти детали можно расшифровать, внести определенность в то, что такое авторское произведение архитектуры и какие они бывают. Что, как следствие, позволит ясно понимать, что будет изменением архитектурного облика – автор должен иметь право подать в суд на непрофессионала, а иногда и на профессионала, который внес изменения, не имея на это разрешения.

И, конечно, я бы вписал маленькую, короткую статью в закон: «Объявляете конкурс на лучший архитектурный проект? Вы обязаны упомянуть коллектив авторов». Ведь ГК РФ, на который все любят сослаться, четко определяет право на имя как абсолютно неотъемлемое. 

Такая попытка была сделана в предыдущем тексте, хотя возможно, там понятия не были выверены достаточно хорошо с юридической точки зрения. Поэтому я говорю, что нужен полноценный, длительный диалог между профессиональным сообществом и юристом, который пишет закон. Если предыдущий текст был написан профессиональным сообществом, возможно, без достаточного участия юриста, то новый текст написан, на мой взгляд, юристом без должной сверки с профессиональным сообществом. Надо как-то свести, состыковать эти крайности, чтобы получить полноценный работающий текст закона, который конструктивно улучшит существующую ситуацию, чего, конечно хотелось бы.
 
Следующий вопрос – сдача объекта в эксплуатацию не должна происходить без подписи архитектора. Главный архитектор проекта должен быть в принимающей комиссии, и строитель с первого дня должен знать, что если архитектор не подпишет, дом не будет принят. Вы знаете, что журнал авторского надзора теперь не обязателен? Его можно вести, а потом выбросить – его не обязательно хранить! Строители ведут журнал для спокойствия заказчика, нам за эту работу даже платят, а потом его выкидывают. Сейчас каждый второй объект сдается без журнала авторского надзора. Открыта дверца, куда любой «хитрый воришка» может ускользнуть. Вы не представляете, какой ущерб Российской Федерации это наносит.
 
Насколько я вижу в статье 1294 ГК РФ и в этом Своде правил 2016 года, на который статья ссылается, архитектор имеет право на ведение авторского надзора. То же самое в рассматриваемом тексте, ст. 10.4: «архитектор вправе <…> согласовывать все изменения <…> в том числе в рамках авторского контроля <…> осуществлять авторский надзор». Или вот, ст. 11.2: «Автор архитектурного проекта имеет право на осуществление авторского контроля за разработкой документации для строительства и право авторского надзора за строительством».
 
Именно! Сейчас эта формулировка повторяет ГК – все «вправе», но никто не обязан! Авторский надзор со стороны профессионалов надо закрепить законодательно как необходимость, журнал сделать предметом строгой отчетности. Необходимо внимательно прочитать закон и аккуратно закрыть все неувязки, «заткнуть дыры». Только так мы обеспечим качество городской среды согласно национальному приоритету.

К слову об авторском надзоре и подписи архитектора – возможно ли конкретизировать в законе процедуру АГО и выдачи разрешения на строительство? Закрепить пул документов, чтобы при приеме и в процессе надзора было с чем сверять. Или это слишком большая детализация и ее надо отдать на усмотрение субъектов? Кто-то сделает, кто-то нет? 

Разрешение на строительство – несколько другая тема, к нашему закону ее лучше не подключать. АГО – другое дело. Вы не представляете, как за последнее время, когда органы Госстройнадзора начали сверять на стройке результат с выданным АГО, повысилось качество объектов строительства. По моему мнению, выдача свидетельства об утверждении архитектурного облика в текущий переходный период – практически единственная гарантия повышения качества городской среды. Конечно, строители и нерадивые застройщики АГО ненавидят. Уважающие себя девелоперы – за АГО. 
 
Что-то еще ушло из предыдущей версии. К примеру, там была описана процедура проведения публичных конкурсов, и был определен местный или региональный орган, отвечающий за качество бюджетных проектов, градсовет как обязательная институция.
 
И несмотря на все вышесказанное, я не хотел бы огульно ругать опубликованную сейчас версию, на мой взгляд в ней есть много ценного. Но она нуждается в профессиональном рассмотрении и доработке. В частности, на портале нормативных актов предложено семь типовых вопросов к тексту законопроекта – все это очень хорошие вопросы, они имеют смысл, и если смотреть в их ракурсе, текст законопроекта выглядит уже несколько иначе. Когда я начал разбирать вопросы по пунктам, я увидел много важного и правильного. К примеру вопрос о расходных обязательствах субъектов РФ – здесь надо бы отметить, что архитектор своей работой повышает качество объекта и снижает его стоимость. Я разложил вопросы и фрагменты текста в таблицу с пустыми графами – ее можно скачать и отвечать на вопросы, чтобы потом загрузить, – пустая форма для всех желающих здесь, можно с ней работать. Я сам еще планирую поработать. Еще не поздно написать замечания! Да, мы поставлены в условия сжатых сроков, но архитекторам не привыкать – и неразумно было бы не использовать такую возможность диалога с Минстроем. Мы имеем то, что имеем, надо работать с данностью, но шансы еще есть.
 
А что хорошего вы видите в обсуждаемом тексте?
 
Достаточно много хорошего. Должен сказать, я очень хочу, чтобы закон в доработанном заинтересованными сторонами виде был принят. В нем есть много вещей, которые не хотелось бы потерять. И главное, пусть законопроект не содержит все положения, которые в нем нужны, но он довольно целостный и связанный, и те позиции, которые он вводит, к примеру, о главных архитекторах территорий, будут полезны и начнут работать на общее благо.

Есть и правильно артикулированные нюансы, например, что архитектурная часть граддокументации является объектом авторского права наравне с текстами законодательных актов, т.е. имеет особый, документарный статус. Что правильно, поскольку ПЗЗ, к примеру, это прежде всего нормативно-правовой акт. В нем нельзя зафиксировать требования к цвету, объемно-планировочной композиции – а такие попытки время от времени предпринимаются. Закон их останавливает, это хорошо.

Хорошо, что в итоговом тексте сохранено упоминание об улучшении архитектурного облика городов – в какие-то моменты оно выпадало из текста.

С другой стороны, после того, как закон вступит в силу, в правовом поле окажется должность главного архитектора. Сейчас главные архитекторы не обязательны, во многих регионах их нет. С принятием закона это станет обязательным, что важно для нашей страны в силу ее специфики. 

В рассматриваемом тексте очень хорошо прописаны полномочия субъектов: что может делать регион, что муниципальная власть. Обратите внимание, что назначение главных архитекторов оставлено субъектам РФ, а не приписано к полномочиям вышестоящих организаций, таким образом закон избегает избыточной вертикальности структуры управления профессией, что в нашем случае было бы очень опасно.
 
Так что я бы сказал, что сейчас надо не ругать закон, а воспользоваться возможностями обсуждения.

04 Февраля 2022

Юлия Тарабарина

Беседовала:

Юлия Тарабарина
Всё отклонить
Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Вопросы к закону об архитектурной деятельности
Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.
Технологии и материалы
Вопрос ребром
Рассказываем и показываем на примере трех зданий, как с помощью системы BAUT можно создать большую поверхность с «зубчатой» кладкой: школа, библиотека и бизнес-центр.
Тульский кирпич
Завод BRAER под Тулой производит 140 миллионов условного кирпича в год, каждый из которых прослужит не меньше 200 лет. Рассказываем, как устроено передовое российское предприятие.
Стильная сантехника для новой жизни шедевра русского...
Реставрация памятника авангарда – ответственная и трудоемкая задача. Однако не меньший вызов представляет необходимость приспособить экспериментальный жилой дом конца 1920-х годов к современному использованию, сочетая актуальные требования к качеству жизни с лаконичной эстетикой раннего модернизма. В этом авторам проекта реставрации помогла сантехника немецкого бренда Duravit.
Своя игра
«Новые Горизонты» предлагают альтернативу импортным детским площадкам: авторские, надежные и функциональные игровые объекты, которые компания проектирует и строит уже больше 20 лет.
Клуб SURF BROTHERS. Масштаб света и цвета
При создании концепции освещения в первую очередь нужно задаться некой идеей, которая будет проходить через весь проект. Для Surf Brothers смело можно сформулировать девиз «Море света и цвета».
Преодолевая стены
Дом Skarnu apartamentai строился в самом сердце Старой Риги. Реализовать ключевые для архитектурного образа решения – наклонную и рельефную кладку – удалось с помощью системы BAUT.
Решения Hilti для светопрозрачных конструкций
Чтобы остекление было не только красивым, но надёжным и безопасным, изначально необходимо выбрать витражную систему, подходящую для конкретного объекта. В зависимости от задач, стоящих перед архитекторами и конструкторами, Hilti предлагает ряд решений и технологий, упрощающих работу по монтажу светопрозрачных конструкций и обеспечивающих надежность, долговечность и безопасность узлов их крепления и примыкания к железобетонному каркасу здания.
Квартира «в стиле Дружко»
Дизайнер Александр Мершиев о ремонте для телеведущего Сергея Дружко и возможностях преобразования пространства при помощи красок Sikkens.
Потолки для мультизадачных решений
Многообразие функциональных потолочных решений Knauf Ceiling Solutions позволяет комплексно решать максимально широкий спектр задач при создании комфортных, эстетически и стилистически гармоничных интерьеров.
Внутри и снаружи:
архитектурные решения КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Системы КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®, включающие цементную плиту, обладают достоинствами, которые проявляют себя как в процессе монтажа, так и при отделке, и в эксплуатации. Они хорошо подходят для нетиповых решений. Вашему вниманию – подборка жилых комплексов с разнообразными примерами использования данной технологии.
Во всем мире: опыт использования систем КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ®...
Разработанная компанией КНАУФ технология АКВАПАНЕЛЬ® отвечает высоким требованиям к надежности отделочных решений, причем как в интерьере, так и на фасадах. В обзоре – о том, как данная технология применяется за рубежом на примере известных – общественных и жилых – зданий.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Лахта Центр: вызовы и ответы самого северного небоскреба...
Не так давно, в 2021 году, в Петербурге были озвучены планы строительства, в дополнение к Лахта Центру, двух новых небоскребов. В тот момент мы подумали, что это неплохой повод вспомнить историю первой башни и хотя бы отчасти разобраться в технических тонкостях и подходах, связанных с ее проектированием и реализацией. Результатом стал разговор с Филиппом Никандровым, главным архитектором компании «Горпроект», который рассказал об архитектурной концепции и о приоритетах, которых придерживались проектировщики реализованного комплекса.
На заводе «Грани Таганая» открылась вторая производственная...
В конце 2021 года была открыта вторая производственная линия завода «Грани Таганая». Современное европейское оборудование позволяет дополнить коллекции FEERIA и «GRESSE» плиткой крупных форматов и производить 7 млн. квадратных метров керамогранита в год.
Сейчас на главной
Приют цифрового кочевника
Апарт-гостиница, спроектированная бюро GAFA для центрального округа Москвы, предлагает гостям проживать привычную рутину через новый пространственный опыт, а также претендует на статус художественной доминанты.
Вторая, лучшая жизнь
Бюро Powerhouse Company, Atelier Oslo и Lundhagem выиграли конкурс на проект реконструкции Центральной библиотеки в Роттердаме. Они планируют не только приспособить ее к современным требованиям, но и ликвидировать последствия экономии бюджета во время изначального строительства.
Белый пароход
Лицей Ла-Провиданс в бретонском Сен-Мало по проекту бюро ALTA соединил местные традиции и ресурсоэффективность.
Множество террас
Музей Циньтай по проекту бюро Atelier Deshaus вписался в прибрежный ландшафт, имитируя плавную неровность рельефа.
Кузнецовская Москва
В Музее архитектуры открылась выставка «Москва. Реальное». Она объединяет 33 объекта, реализованных полностью или частично и спроектированных в период последних 10 лет, на протяжении которых Сергей Кузнецов был главным архитектором города. Несмотря на дисклеймеры кураторов, выставка представляется еще одним, достаточно стерильным, срезом новейшей истории архитектуры Москвы, периода, еще не завершенного. Авторы каталога говорят о третьей волне модернизма в российской архитектуре.
Внутри смартфона
Офис компании VLP в Санкт-Петербурге напоминает современный гаджет – компактный, минималистичный и контрастный. Из других особенностей: зонирование с помощью растений и кабинет руководителей рядом с общей кухней.
Просьба не беспокоить
Secret Boutique Hotel, открывшийся в деловом квартале «Московский шелк», предлагает своим гостям камерность и приватность. Бюро Archpoint сделало каждый номер в чем-то особеным, а также продумало пространства для деловых или очень неформальных встреч.
Лесная шкатулка
Храм Вознесения Господня, построенный под Выборгом на фундаменте финской усадьбы, встраивается в пейзаж, достойный кисти Ивана Шишкина или Исаака Левитана. Внутреннее убранство храма одновременно минималистично и наполнено отсылками к истории места.
Взлет многофункционального подхода
Бюро ASADOV представило концепцию развития территории старого аэропорта Ростова-на-Дону. Четырехкилометровый бульвар на месте взлетно-посадочной полосы и квартальная застройка, помноженные на широкий диапазон общественно-деловых функций, включая, может быть, даже правительственную, позволят району претендовать на роль новой точки притяжения с высоким уровнем самодостаточности.
Черные ступени
Храм Баладжи по проекту Sameep Padora & Associates на юго-востоке Индии служит также для восстановления экологического равновесия в окружающей местности.
Мост-завиток
Проект пешеходного моста, предложенного архитекторами бюро ATRIUM Веры Бутко и Антона Надточего для Алматы, стал победителем премии A+A Awards портала Architizer в номинации «Непостроенная транспортная инфраструктура». Он и правда хорош: «висячий сад» в бетонных колоннах-кадках над городской трассой сопровожден завитками деревянных пандусов, которые в ключевой точке складываются в элемент национальной орнаментики.
Один большой плюс
Для новой фабрики норвежской мебельной компании Vestre бюро BIG выбрало простую, но функционально оправданную и многозначную форму в виде огромного знака плюс посреди лесного массива.
Душой и телом
Частный спа-комплекс, напоминающий галерею искусств: барельефы из переработанного пластика в зоне бассейна, NFT-искусство в баре и антикварная мебель в комнатах отдыха.
Новая устойчивость
Экспозиция молодых архитекторов NEXT стала одним из самых ярких и эмоционально насыщенных событий прошедшей Арх Москвы. Предлагаем виртуально познакомиться со всеми 13 объектами.
Атриум для жизни
Историческая штаб-квартира Голландской железнодорожной компании теперь вместила амстердамский филиал международной юридической фирмы. Авторы трансформации – архитекторы KCAP и дизайнеры интерьера Fokkema & Partners.
Неоновая трансформация
Устаревший сингапурский молл 1990-х превращен бюро SPARK в яркий молодежный аттракцион. Кроме перепланировки, архитекторы занимались «содержательной» стороной и большую роль отвели инфографике и указателям, в том числе неоновым.
Не серый, а цветной
Итогом последней проектно-исследовательской лаборатории, которую с 2018 года проводит петербургский офис международного архитектурного бюро MLA+, стала книга, посвященная серому поясу Петербурга. Ранее студенты и профессионалы раскрывали потенциал водных и зеленых территорий города.
Горская гавань
Конкурс на концепцию развития территории «Горская» завершился победой консорциума под лидерством Wowhaus, однако проект, вероятно, реализован не будет. Рассказываем о причинах и публикуем предложения победителей.
История вопроса
Эрик Валеев и бюро IQ разработали экспозиционный дизайн для выставки «Россия. Дорогами цивилизаций» в Историческом музее.
Под лаской пледа
Для семейной кондитерской в спальном районе Минска ZROBIM Architects создавали уютный интерьер без налета старомодности с помощью разнообразных фактур, штучной мебели и продуманного освещения.
Правильное хранение
Обновляя интерьер винного бутика на территории алтайского курорта, архитекторы студии Balcon сделали ассортимент частью дизайна и позаботились об условиях хранения.
Три слагаемых культуры
В Шэньчжэне завершилось строительство культурного центра района Баоань по проекту Rocco Design Architects. Третьим и самым важным его элементом стало здание театра.
Пресса: Сергей Скуратов: «Садовые кварталы» — это зеркало...
В начале 2022 года была завершена застройка жилых корпусов «Садовых кварталов» — знакового для Москвы комплекса, строившегося более десяти лет. О том, что в проекте удалось, что не удалось, о радостях и трудностях совместной работы звезд архитектуры рассказал знаменитый архитектор Сергей Скуратов.