Вопросы к закону об архитектурной деятельности

Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.

mainImg
0 Письмо опубликовано на facebook в аккаунте Марии Элькиной. Текст существует в формате документа Google, где его можно подписать. Авторы призывать отложить принятие закона и инициировать его новое обсуждение «лучшими специалистами в области архитектуры и права».

В сообщении Марии Элькиной и в тексте письма суммированы основные вопросы и претензии к закону: 

1. Долгий стаж – 10 лет – для получения статуса ГАПа / мало шансов для карьеры молодых архитекторов
«По новому закону, чтобы стать ГАПом или открыть собственную практику архитектор должен проработать под началом российского ГАПа 10 лет. Для сравнения, в Нидерландах – 2 года, в Германии – 3. То есть молодому архитектору у нас будет под 40», – Мария Элькина. 

«Ричард Роджерс и Норман Фостер открыли совместное бюро в Великобритании на следующий год после того, как закончили обучение в Йельском университете в США, им обоим было чуть за 30. Жан Нувель открыл свое первое бюро еще до окончания учебы, а в 31 год стал основателем профсоюзного движения. Бьярке Ингельс прославился в 35. Те молодые архитектурные офисы, которые дали о себе знать в последние годы в России, и которые уже принесли в архитектуру более свежий взгляд на вещи и открытость инновациям, по предложенному закону просто не могли бы существовать.

Еще более дискриминационным такое правило будет для женщин-архитекторов, которые сегодня уже во многом определяют творческое лицо профессии. Возможно ли, окончив вуз в 24 года, проработав 10 лет под чьим-то руководством с перерывами на рождение детей, сделать самостоятельную карьеру?», – письмо архитекторов.

2. Неясность квалификационной процедуры / путь к возможным злоупотреблениям
«Все без исключения архитекторы будут проходить неведомую «квалификационную аттестацию», а заодно курсы повышения квалификации. Кто, как и с какими критериями будет принимать экзамены там не сказано, то есть на практике это может в отдельных (или во всех) регионах превратиться в инструмент недобросовестной конкуренции», – Мария Элькина. 

«Не определен ни ее порядок, ни ее цели, ни круг тех, что окажется уполномочен принимать экзамены. Подобная неопределенность правил позволит превратить процесс, который должен быть рутинным и исключать любую предвзятость, в громоздкую бюрократическую процедуру», – письмо архитекторов. 
 
3. Изоляционизм / закрытие возможностей самостоятельной работы для иностранных бюро
«Иностранные бюро не могут самостоятельно работать в России. Это значит, что тот хаос, который происходит с реализацией иностранных проектов, станет еще звонче, и мы окончательно окажемся маргинальной страной для глобального профессионального сообщества», – Мария Элькина.

«Закон вовсе не предусматривает возможность работы архитекторов из стран, с которыми у России нет договора о взаимном признании дипломов, а это значит, что и архитектурные бюро из этих государств не смогут легально работать в России. Заметим, что к числу таких стран относятся в том числе и те, чьи архитектурные школы считаются самыми сильными в мире. <...> Таким образом, законопроект предлагает ограничить конкуренцию в архитектуре, а, значит, и возможности ее естественного развития», – письмо архитекторов.

4. Нет реальных механизмов защиты прав архитектора / а ведь для этого закон и создавался
«И да, закон не создает никаких потенциально эффективных механизмов защиты прав архитектора, то есть такие нормы отношений с заказчиками, которые позволяли бы до конца и без головной боли работать над собственным проектом, там не прописаны», – Мария Элькина. 

«Во многих странах механизмом защиты рынка от злоупотреблений заказчика и недобросовестной конкуренции служат рекомендации относительно минимальных гонораров за работу архитектора, обычно составляющих от 6 до 10 процентов от стоимости строительства. Вероятно, что и в России следовало бы присмотреться к этой практике», – письмо архитекторов. 

5. Размытость формулировок и противоречия существующему законодательству
«Закон об архитектурной деятельности входит в противоречие с законами о контрактной системе в сфере закупок, #44 и #223, которые прямо ограничивают возможность автора эскизной концепции участвовать в последующих стадиях проектирования. <...>

[Закон] справедливо указывает на ответственность архитектора за результаты своей деятельности, но не определяет ни границы, ни меры этой ответственности. Указывает на необходимость проведения архитектурных конкурсов на общественно значимые объекты, однако не обозначает ясно целей проведения таких конкурсов и принципов, на которых должна быть построена их организация», – письмо архитекторов. 



Комменатрий Сергея Кузнецова из обсуждения в той же ветке: «А его [закон] же совершенно справедливо не принимают уже много лет, надеюсь и не примут. Он очень плох конечно же».

Ознакомиться с законопроектом, к которому поставлены все эти вопросы, можно на сайте Союза архитекторов России.

Авторы письма просят о максимальном распространении и, повторимся, призывают его подписывать.
 
​Итак, обсуждали-обсуждали закон осенью 2019 года, писали поправки и предложения, затем сводили вместе две версии – НОПРИЗа и Союза архитекторов, весной и летом многие сторонники закона сетовали, что он залежался в коридорах власти, и вот пожалуйста – к закону много вопросов, причем сущностных, не по деталям, по самым основным его положениям.

Удивительно, конечно, что эти вопросы появились сейчас, а не в процессе обсуждения. Какая-то однобокая, по-видимому, тогда вышла дискуссия... Интересно, имеет ли смысл еще раз обсуждать закон и менять его? Протестовать против него? Так или иначе, призываем ознакомиться – вопросы-то нешуточные, и дальше уже действовать по своему усмотрению. Также предлагаем обсуждать вопросы к закону здесь в комментариях. 

Ниже публикуем текст письма полностью, еще раз напоминая, что подписывать его, если вы сочтете нужным, надо здесь

Полный текст письма архитекторов о «Законе об архитектурной деятельности» [в ключевых моментах письмо процитировано выше]
«В России готовится принятие «Закона об архитектурной деятельности». Внимательно ознакомившись с текстом законопроекта, мы, архитекторы и люди, чья деятельность непосредственно связана с архитектурой, считаем необходимым обратить внимание на то, что в предложенной редакции закон не сможет способствовать развитию архитектуры в России, он нуждается в дальнейшем уточнении и доработке.

Профессия архитектора и градостроителя так же важна для общества, как профессия врача, адвоката и преподавателя. Исторический и современный опыт неоднократно доказал, что именно архитектор может и должен нести ответственность за эстетическую и этическую ценность нашей среды обитания, за развитие территорий с учетом стратегических интересов общества.

Закон об архитектурной деятельности должен одновременно решать две задачи. С одной стороны, увеличивать влияние архитектора на то, как складывается наша среда обитания. С другой стороны, создавать условия для плодотворного развития самой архитектурной профессии. К последним относятся широкие возможности для культурного обмена, приток в профессию новых талантливых людей, защита авторских прав архитектора. Нынешняя редакция закона не решает полноценно ни одну из этих задач, а в некоторых аспектах создает ситуацию еще менее благоприятную, чем есть сейчас.

Представляется разумным, что закон наделяет архитектора особым статусом – так же, как особым статусом наделены, например, адвокаты. Однако предложенные критерии для присуждения такого статуса кажутся избыточными. Для того, чтобы получить возможность открыть свою практику, молодой человек, получивший образование, должен проработать в архитектурном офисе под руководством российского главного архитектора проектов 10 лет. На деле это означает, что возможность заниматься своими проектами архитектор может при удачном стечении обстоятельств получить ближе к сорока годам. В этом возрасте многие известные современные архитекторы уже успели получить большой опыт самостоятельной работы. Ричард Роджерс и Норман Фостер открыли совместное бюро в Великобритании на следующий год после того, как закончили обучение в Йельском университете в США, им обоим было чуть за 30. Жан Нувель открыл свое первое бюро еще до окончания учебы, а в 31 год стал основателем профсоюзного движения. Бьярке Ингельс прославился в 35. Те молодые архитектурные офисы, которые дали о себе знать в последние годы в России, и которые уже принесли в архитектуру более свежий взгляд на вещи и открытость инновациям, по предложенному закону просто не могли бы существовать. Еще более дискриминационным такое правило будет для женщин-архитекторов, которые сегодня уже во многом определяют творческое лицо профессии. Возможно ли, окончив вуз в 24 года, проработав 10 лет под чьим-то руководством с перерывами на рождение детей, сделать самостоятельную карьеру? Из профессии выпадет как раз то поколение молодых людей, которое сейчас кажется ее главным шансом на обновление.

Действительно, профессионализм в архитектуре приобретается в первую очередь за счет опыта работы над проектами, однако практика показывает, что молодому человеку достаточно нескольких лет, чтобы освоить самые важные навыки. Помимо неразумных требований к стажу работы, закон предусматривает необходимость прохождения на каждой профессиональной ступени некой “квалификационной аттестации”. Не определен ни ее порядок, ни ее цели, ни круг тех, что окажется уполномочен принимать экзамены. Подобная неопределенность правил позволит превратить процесс, который должен быть рутинным и исключать любую предвзятость, в громоздкую бюрократическую процедуру.

Закон вовсе не предусматривает возможность работы архитекторов из стран, с которыми у России нет договора о взаимном признании дипломов, а это значит, что и архитектурные бюро из этих государств не смогут легально работать в России. Заметим, что к числу таких стран относятся в том числе и те, чьи архитектурные школы считаются самыми сильными в мире. Открытость рынка для лучших специалистов из-за рубежа не только позволяет часто получить лучшее качество проекта и внедрять инновационные технологии, но и быстрее развивать собственную профессиональную школу.
Таким образом, законопроект предлагает ограничить конкуренцию в архитектуре, а, значит, и возможности ее естественного развития.

Вместе с тем, и главной заявленной задачи закон не решает. Он декларирует права автора на произведение архитектуры и участие в проекте на всех стадиях, но не создает по-настоящему действенных механизмов защиты этих прав. Закон лишь провозглашает, что архитектор во время заключения договора с заказчиком обладает “исключительными правами на результаты своей деятельности”, но здесь нужны гораздо более точные формулировки, которые регламентировали бы реальные взаимоотношения между заказчиком проекта и архитектором, права и обязанности того и другого, порядок разрешения спорных ситуаций. Во многих странах механизмом защиты рынка от злоупотреблений заказчика и недобросовестной конкуренции служат рекомендации относительно минимальных гонораров за работу архитектора, обычно составляющих от 6 до 10 процентов от стоимости строительства. Вероятно, что и в России следовало бы присмотреться к этой практике.

Также отметим, что закон об архитектурной деятельности входит в противоречие с законами о контрактной системе в сфере закупок, #44 и #223, которые прямо ограничивают возможность автора эскизной концепции участвовать в последующих стадиях проектирования. Предложенный в законопроекте механизм устранения этого противоречия не кажется эффективным, а это значит, что участие архитектора в строительстве объектов за государственный счет по-прежнему будет вызывать немалые затруднения.

Предложенный текст законопроекта содержит размытые и неопределенные формулировки и в других частях. Он справедливо указывает на ответственность архитектора за результаты своей деятельности, но не определяет ни границы, ни меры этой ответственности. Указывает на необходимость проведения архитектурных конкурсов на общественно значимые объекты, однако не обозначает ясно целей проведения таких конкурсов и принципов, на которых должна быть построена их организация.

Принятие «Закона об архитектурной деятельности» – ответственный шаг, который может определить лицо России на десятилетия вперед. Такой закон должен поддерживать принципы открытости, честной профессиональной конкуренции, а также содержать предельно конкретные формулировки, легко соотносимые с реальной практикой работы в сфере архитектуры.

Мы считаем необходимым отложить принятие закона и организовать его широкое профессиональное обсуждение лучшими специалистами в области архитектуры и права».

 
Сергей Чобан, архитектор, почетный член Российской академии художеств
Олег Шапиро, кандидат архитектуры, сооснователь бюро Wowhaus
Мария Элькина, архитектурный критик

Исходная версия письма

22 Августа 2020

comments powered by HyperComments
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Технологии и материалы
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Долина Муми-троллей
Компания «Новые Горизонты» представила тематические площадки, созданные по мотивам знаменитых историй Туве Янссон и при участии законных правообладателей: голубая башня, палатка, бревно-тоннель и другие чудеса Муми-Долины.
Сейчас на главной
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Соль земли
Проект-победитель конкурса Малых городов для Усолья от АБ «Вещь!»: восстановление планировочной структуры посадской части и деликатное включение объектов благоустройства по соседству с памятниками строгановского барокко.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.