Вопросы к закону об архитектурной деятельности

Мария Элькина, Сергей Чобан и Олег Шапиро опубликовали письмо – фактически петицию – с призывом не принимать закон об архитектурной деятельности в нынешней редакции. Письмо призывают подписывать и отправлять на подпись коллегам.

mainImg
0 Письмо опубликовано на facebook в аккаунте Марии Элькиной. Текст существует в формате документа Google, где его можно подписать. Авторы призывать отложить принятие закона и инициировать его новое обсуждение «лучшими специалистами в области архитектуры и права».

В сообщении Марии Элькиной и в тексте письма суммированы основные вопросы и претензии к закону: 

1. Долгий стаж – 10 лет – для получения статуса ГАПа / мало шансов для карьеры молодых архитекторов
«По новому закону, чтобы стать ГАПом или открыть собственную практику архитектор должен проработать под началом российского ГАПа 10 лет. Для сравнения, в Нидерландах – 2 года, в Германии – 3. То есть молодому архитектору у нас будет под 40», – Мария Элькина. 

«Ричард Роджерс и Норман Фостер открыли совместное бюро в Великобритании на следующий год после того, как закончили обучение в Йельском университете в США, им обоим было чуть за 30. Жан Нувель открыл свое первое бюро еще до окончания учебы, а в 31 год стал основателем профсоюзного движения. Бьярке Ингельс прославился в 35. Те молодые архитектурные офисы, которые дали о себе знать в последние годы в России, и которые уже принесли в архитектуру более свежий взгляд на вещи и открытость инновациям, по предложенному закону просто не могли бы существовать.

Еще более дискриминационным такое правило будет для женщин-архитекторов, которые сегодня уже во многом определяют творческое лицо профессии. Возможно ли, окончив вуз в 24 года, проработав 10 лет под чьим-то руководством с перерывами на рождение детей, сделать самостоятельную карьеру?», – письмо архитекторов.

2. Неясность квалификационной процедуры / путь к возможным злоупотреблениям
«Все без исключения архитекторы будут проходить неведомую «квалификационную аттестацию», а заодно курсы повышения квалификации. Кто, как и с какими критериями будет принимать экзамены там не сказано, то есть на практике это может в отдельных (или во всех) регионах превратиться в инструмент недобросовестной конкуренции», – Мария Элькина. 

«Не определен ни ее порядок, ни ее цели, ни круг тех, что окажется уполномочен принимать экзамены. Подобная неопределенность правил позволит превратить процесс, который должен быть рутинным и исключать любую предвзятость, в громоздкую бюрократическую процедуру», – письмо архитекторов. 
 
3. Изоляционизм / закрытие возможностей самостоятельной работы для иностранных бюро
«Иностранные бюро не могут самостоятельно работать в России. Это значит, что тот хаос, который происходит с реализацией иностранных проектов, станет еще звонче, и мы окончательно окажемся маргинальной страной для глобального профессионального сообщества», – Мария Элькина.

«Закон вовсе не предусматривает возможность работы архитекторов из стран, с которыми у России нет договора о взаимном признании дипломов, а это значит, что и архитектурные бюро из этих государств не смогут легально работать в России. Заметим, что к числу таких стран относятся в том числе и те, чьи архитектурные школы считаются самыми сильными в мире. <...> Таким образом, законопроект предлагает ограничить конкуренцию в архитектуре, а, значит, и возможности ее естественного развития», – письмо архитекторов.

4. Нет реальных механизмов защиты прав архитектора / а ведь для этого закон и создавался
«И да, закон не создает никаких потенциально эффективных механизмов защиты прав архитектора, то есть такие нормы отношений с заказчиками, которые позволяли бы до конца и без головной боли работать над собственным проектом, там не прописаны», – Мария Элькина. 

«Во многих странах механизмом защиты рынка от злоупотреблений заказчика и недобросовестной конкуренции служат рекомендации относительно минимальных гонораров за работу архитектора, обычно составляющих от 6 до 10 процентов от стоимости строительства. Вероятно, что и в России следовало бы присмотреться к этой практике», – письмо архитекторов. 

5. Размытость формулировок и противоречия существующему законодательству
«Закон об архитектурной деятельности входит в противоречие с законами о контрактной системе в сфере закупок, #44 и #223, которые прямо ограничивают возможность автора эскизной концепции участвовать в последующих стадиях проектирования. <...>

[Закон] справедливо указывает на ответственность архитектора за результаты своей деятельности, но не определяет ни границы, ни меры этой ответственности. Указывает на необходимость проведения архитектурных конкурсов на общественно значимые объекты, однако не обозначает ясно целей проведения таких конкурсов и принципов, на которых должна быть построена их организация», – письмо архитекторов. 



Комменатрий Сергея Кузнецова из обсуждения в той же ветке: «А его [закон] же совершенно справедливо не принимают уже много лет, надеюсь и не примут. Он очень плох конечно же».

Ознакомиться с законопроектом, к которому поставлены все эти вопросы, можно на сайте Союза архитекторов России.

Авторы письма просят о максимальном распространении и, повторимся, призывают его подписывать.
 
​Итак, обсуждали-обсуждали закон осенью 2019 года, писали поправки и предложения, затем сводили вместе две версии – НОПРИЗа и Союза архитекторов, весной и летом многие сторонники закона сетовали, что он залежался в коридорах власти, и вот пожалуйста – к закону много вопросов, причем сущностных, не по деталям, по самым основным его положениям.

Удивительно, конечно, что эти вопросы появились сейчас, а не в процессе обсуждения. Какая-то однобокая, по-видимому, тогда вышла дискуссия... Интересно, имеет ли смысл еще раз обсуждать закон и менять его? Протестовать против него? Так или иначе, призываем ознакомиться – вопросы-то нешуточные, и дальше уже действовать по своему усмотрению. Также предлагаем обсуждать вопросы к закону здесь в комментариях. 

Ниже публикуем текст письма полностью, еще раз напоминая, что подписывать его, если вы сочтете нужным, надо здесь

Полный текст письма архитекторов о «Законе об архитектурной деятельности» [в ключевых моментах письмо процитировано выше]
«В России готовится принятие «Закона об архитектурной деятельности». Внимательно ознакомившись с текстом законопроекта, мы, архитекторы и люди, чья деятельность непосредственно связана с архитектурой, считаем необходимым обратить внимание на то, что в предложенной редакции закон не сможет способствовать развитию архитектуры в России, он нуждается в дальнейшем уточнении и доработке.

Профессия архитектора и градостроителя так же важна для общества, как профессия врача, адвоката и преподавателя. Исторический и современный опыт неоднократно доказал, что именно архитектор может и должен нести ответственность за эстетическую и этическую ценность нашей среды обитания, за развитие территорий с учетом стратегических интересов общества.

Закон об архитектурной деятельности должен одновременно решать две задачи. С одной стороны, увеличивать влияние архитектора на то, как складывается наша среда обитания. С другой стороны, создавать условия для плодотворного развития самой архитектурной профессии. К последним относятся широкие возможности для культурного обмена, приток в профессию новых талантливых людей, защита авторских прав архитектора. Нынешняя редакция закона не решает полноценно ни одну из этих задач, а в некоторых аспектах создает ситуацию еще менее благоприятную, чем есть сейчас.

Представляется разумным, что закон наделяет архитектора особым статусом – так же, как особым статусом наделены, например, адвокаты. Однако предложенные критерии для присуждения такого статуса кажутся избыточными. Для того, чтобы получить возможность открыть свою практику, молодой человек, получивший образование, должен проработать в архитектурном офисе под руководством российского главного архитектора проектов 10 лет. На деле это означает, что возможность заниматься своими проектами архитектор может при удачном стечении обстоятельств получить ближе к сорока годам. В этом возрасте многие известные современные архитекторы уже успели получить большой опыт самостоятельной работы. Ричард Роджерс и Норман Фостер открыли совместное бюро в Великобритании на следующий год после того, как закончили обучение в Йельском университете в США, им обоим было чуть за 30. Жан Нувель открыл свое первое бюро еще до окончания учебы, а в 31 год стал основателем профсоюзного движения. Бьярке Ингельс прославился в 35. Те молодые архитектурные офисы, которые дали о себе знать в последние годы в России, и которые уже принесли в архитектуру более свежий взгляд на вещи и открытость инновациям, по предложенному закону просто не могли бы существовать. Еще более дискриминационным такое правило будет для женщин-архитекторов, которые сегодня уже во многом определяют творческое лицо профессии. Возможно ли, окончив вуз в 24 года, проработав 10 лет под чьим-то руководством с перерывами на рождение детей, сделать самостоятельную карьеру? Из профессии выпадет как раз то поколение молодых людей, которое сейчас кажется ее главным шансом на обновление.

Действительно, профессионализм в архитектуре приобретается в первую очередь за счет опыта работы над проектами, однако практика показывает, что молодому человеку достаточно нескольких лет, чтобы освоить самые важные навыки. Помимо неразумных требований к стажу работы, закон предусматривает необходимость прохождения на каждой профессиональной ступени некой “квалификационной аттестации”. Не определен ни ее порядок, ни ее цели, ни круг тех, что окажется уполномочен принимать экзамены. Подобная неопределенность правил позволит превратить процесс, который должен быть рутинным и исключать любую предвзятость, в громоздкую бюрократическую процедуру.

Закон вовсе не предусматривает возможность работы архитекторов из стран, с которыми у России нет договора о взаимном признании дипломов, а это значит, что и архитектурные бюро из этих государств не смогут легально работать в России. Заметим, что к числу таких стран относятся в том числе и те, чьи архитектурные школы считаются самыми сильными в мире. Открытость рынка для лучших специалистов из-за рубежа не только позволяет часто получить лучшее качество проекта и внедрять инновационные технологии, но и быстрее развивать собственную профессиональную школу.
Таким образом, законопроект предлагает ограничить конкуренцию в архитектуре, а, значит, и возможности ее естественного развития.

Вместе с тем, и главной заявленной задачи закон не решает. Он декларирует права автора на произведение архитектуры и участие в проекте на всех стадиях, но не создает по-настоящему действенных механизмов защиты этих прав. Закон лишь провозглашает, что архитектор во время заключения договора с заказчиком обладает “исключительными правами на результаты своей деятельности”, но здесь нужны гораздо более точные формулировки, которые регламентировали бы реальные взаимоотношения между заказчиком проекта и архитектором, права и обязанности того и другого, порядок разрешения спорных ситуаций. Во многих странах механизмом защиты рынка от злоупотреблений заказчика и недобросовестной конкуренции служат рекомендации относительно минимальных гонораров за работу архитектора, обычно составляющих от 6 до 10 процентов от стоимости строительства. Вероятно, что и в России следовало бы присмотреться к этой практике.

Также отметим, что закон об архитектурной деятельности входит в противоречие с законами о контрактной системе в сфере закупок, #44 и #223, которые прямо ограничивают возможность автора эскизной концепции участвовать в последующих стадиях проектирования. Предложенный в законопроекте механизм устранения этого противоречия не кажется эффективным, а это значит, что участие архитектора в строительстве объектов за государственный счет по-прежнему будет вызывать немалые затруднения.

Предложенный текст законопроекта содержит размытые и неопределенные формулировки и в других частях. Он справедливо указывает на ответственность архитектора за результаты своей деятельности, но не определяет ни границы, ни меры этой ответственности. Указывает на необходимость проведения архитектурных конкурсов на общественно значимые объекты, однако не обозначает ясно целей проведения таких конкурсов и принципов, на которых должна быть построена их организация.

Принятие «Закона об архитектурной деятельности» – ответственный шаг, который может определить лицо России на десятилетия вперед. Такой закон должен поддерживать принципы открытости, честной профессиональной конкуренции, а также содержать предельно конкретные формулировки, легко соотносимые с реальной практикой работы в сфере архитектуры.

Мы считаем необходимым отложить принятие закона и организовать его широкое профессиональное обсуждение лучшими специалистами в области архитектуры и права».

 
Сергей Чобан, архитектор, почетный член Российской академии художеств
Олег Шапиро, кандидат архитектуры, сооснователь бюро Wowhaus
Мария Элькина, архитектурный критик

Исходная версия письма

22 Августа 2020

Всё отклонить
Неделю назад завершился период обсуждения законопроекта об архитектурной деятельности. На портале нормативных актов опубликованы замечания и предложения к тексту закона и их статус. Ни одного предложения не было принято к рассмотрению. Ощущение такое, что их отвергли, не особенно вчитываясь.
Пользы не сулит, но выглядит безвредно
Мы попросили Марию Элькину, одного из авторов обнародованного в августе 2020 года письма с критикой законопроекта об архитектурной деятельности, прокомментировать новую критику текста закона, вынесенного на обсуждение 19 января. Вывод – законопроект безвреден, но архитектуру надо выводить из 44 и 223 ФЗ.
Илья Машков: «Нужен диалог между профессиональным...
Высказать замечания по тексту закона можно до 8 февраля на портале нормативных актов. В том числе имеет смысл озвучить необходимость возвращения в правовую сферу понятия эскизной концепции и уточнения по вопросам правки или искажения проекта после передачи исключительных прав.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Технологии и материалы
Optima – красота акустики
Акустические панели Armstrong Optima от Knauf Ceiling Solutions – эстетика, функциональность и широкие возможности использования.
Кирпичный модернизм
​Старший научный сотрудник Музея архитектуры им. А.В. Щусева, искусствовед Марк Акопян – о том, как тысячелетняя строительная история кирпича в XX веке обрела новое измерение благодаря модернизму. Публикуем тезисы выступления в рамках семинара «Городские кварталы», организованного компанией «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецким кирпичным заводом
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
История в кирпиче. В Музее архитектуры прошел семинар...
Компания «КИРИЛЛ» и Кирово-Чепецкий кирпичный завод в партнерстве с Музеем архитектуры им. А.В. Щусева провели семинар для архитекторов, представив самый широкий взгляд на материал, от истоков и философии работы с кирпичом в разные исторические эпохи до современных особенностей технологии и производства.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Сейчас на главной
Архсовет Москвы – 78
Совет поддержал проект 400-метровой офисной башни, которая дополнит Сити и станет продолжением моста Багратион. Экспертам понравилась ярусная композиция, «интерактивный» фасад и функциональная насыщенность.
Маршрут построен
При поддержке фонда DICTUM FACTUM вышел в свет путеводитель по новейшей архитектуре Санкт-Петербурга, составленный Анной Мартовицкой. Делимся впечатлениями о книге.
WAF Inside 2022: идти на свет
Премия WAF Inside отмечает интерьеры, способные менять общество. В этом году гран-при взял проект детской библиотеки в китайской деревушке – жюри оценило возрождение плотницких техник и объединяющий характер этой работы.
Критерии доступности
Организаторы конференции «Комфортный город», которая прошла на прошлой неделе в Москве, поделились с нами стенограммой мероприятия – публикуем.
«Иллюминаторы» в окружающий мир
Zaha Hadid Architects представили проект нового здания Научного центра в Сингапуре: музея, знакомящего детей и взрослых с основами точных и естественных наук, а также с принципами устойчивого развития.
WAF 2022: строить мосты
Всемирный фестиваль архитектуры подвел итоги. Выбор жюри указывает на важность взаимодействия людей друг с другом и опытом прошлого: победила реконструкция офисной башни, маршрут-мост и программа восстановления традиционного ландшафта. Рассказываем о проектах, взявших гран-при, а также приводим комментарии очевидцев, добравшихся до фестиваля.
Строители и первопроходцы
В рамках конкурса на лучшую идею памятника в честь 50-летия БАМа в Музее архитектуры прошла лекция Марка Акопяна, посвященная архитектурному и градостроительному наследию проекта. Публикуем тезисы выступления
Трапеза с видом
Для интерьера ресторана Da Vittorio в основании башни Allianz в Милане Андреа Маффеи выбрал стиль, который по его мнению больше всего подходит крупным современным мегаполисам и ориентирован на активную городскую молодежь.
Путь завода
На прошлой неделе в новом центре изучения конструктивизма «Зотов» открылась первая выставка: «1922. Конструктивизм. Начало». Идея создания центра принадлежит Сергею Чобану, а проект ближайших домов, приспособления здания хлебозавода к музейной функции, и дизайн его первой экспозиции архитектор разработал в соавторстве с коллегами по АБ СПИЧ. Мы решили, что такой комплексный проект надо рассматривать целиком – так получился лонгрид о конструктивизме на Пресне, консервации, новациях, многослойном подходе и надежде.
Храм спорта
В Ла-Пас началось строительство стадиона для футбольного клуба «Боливар», сильнейшего в Боливии. Авторы проекта – испанцы L35 Arquitectos.
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.