Пансионат «Дружба»

Пансионат «Дружба» в Курпатах близ Ялты по проекту Игоря Василевского, его конструктивные особенности и использование при проектировании САПР – в развернутой публикации исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.

Автор текста:
Константин Антипин

mainImg

Мастерская:

ЗАО «Курортпроект»

Проект:

Пансионат «Дружба»
Ялта, поселок городского типа Курпаты, Алупинское шоссе, 12

Авторский коллектив:
Игорь Василевский, Ю. Стефанчук, В. Дивнов, Л. Кеслер, инженеры Нодар Канчели, Б. Гурьевич, Е. Владимиров, Е. Рузяков, Е. Ким, В. Мальц, В. Гансгорье, Е. Федорова

1980 – 1985
Благодарим издательство ТАТЛИН за помощь в подготовке публикации.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин


Ялта, поселок городского типа Курпаты, Алупинское шоссе, 12

Авторский коллектив («Курортпроект»): архитекторы Игорь Василевский, Ю. Стефанчук, В. Дивнов, Л. Кеслер, инженеры Нодар Канчели, Б. Гурьевич, Е. Владимиров, Е. Рузяков, Е. Ким, В. Мальц, В. Гансгорье, Е. Федорова.
Проектирование: 1978–1980
Строительство: 1980–1985
Строительный объем: 54 230 м3
Площадь: 11 500 м2
400 номеров

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Курортная архитектура всегда была территорией свободы для советских архитекторов. Санатории выполняли функцию «рая на земле» – места, куда стремились попасть все трудящиеся. Поэтому даже в эпоху борьбы с излишествами ведомства не скупились на постройку дворцов отдыха для своих работников, и курортное строительство позволяло архитекторам значительно отклоняться от общей линии. Так, в 1980 руководители профсоюзов СССР и Чехословакии приняли решение о совместном строительстве пансионата «Дружба» в Крыму для трудящихся двух стран. Чехам хотелось, чтобы пансионат был расположен в месте, где прошла их романтическая юность – на Золотом пляже. Но в те годы побережье уже было застроено, оставался лишь узкий кусок территории с 40-градусным уклоном между дорогой и морем…

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Площадка для строительства оказалось очень неудачной. Помимо оползней, здесь обнаружился тектонический разлом и 8-балльная сейсмическая активность. Но после достижения договоренностей в верхах архитекторов «Курортпроекта» лишь уведомили о выборе места и дали указание приступать к разработке проекта. Строить обычным способом здесь, конечно же, было нельзя. Архитектор Игорь Василевский и инженер Нодар Канчели решили использовать систему, в которой здание минимально касается скошенного рельефа.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Вот как Василевский описывает выбор пути: «Нужно было выбрать наиболее устойчивую систему. Ею оказался «табурет» на трех ногах, где все опоры равномерно нагружены. Это и было положено в основу сооружения. Все, что есть в объекте – перекрытия, поперечные, продольные стены, – все включено в работу. Конструктивное решение, где нет несущих и несомых элементов, – гениально».[i]

Таким образом, вся нагрузка от здания – кольцеобразного моноблока – собиралась и передавалась скале с помощью трех башенных опор с диаметром 9 метров и толщиной стен от 80 до 20 см, соединенных распорками на уровне фундамента и жилой части. Площадь опоры на грунт при этом минимальна.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



По сути, у архитектора есть два пути взаимодействия постройки с окружающей природой. Первый – сомасштабное окружению, зелени и человеку включение объекта в ландшафт. Второй – попытка физически сохранить естественную среду, оторвав объект от поверхности земли (в данном случае – сохранив склон с растительностью). Второй вариант характерен для сооружений в местах со сложными геологическими условиями и рельефом. Отсюда такая необычная форма «Дружбы», напоминающая летающую тарелку.

Конструкция средней, пятиэтажной части решена в виде кольцевой сотовой несущей системы, включающей все элементы в конструктивную работу. Диаметр двухчастного кольца, состоящего из 400 жилых номеров, – 76 метров. Оно не стоит на опорах, а, касаясь, как бы скользит по ним, создавая иллюзию парения. Его несущие элементы – диски перекрытий толщиной 15 сантиметров, а также радиальные и кольцевые стены толщиной 15 и 30 сантиметров соответственно.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН



Приемно-вестибюльная группа с основным входом размещена на уровне экcплуатируемой кровли спального блока. На открытой террасе – зона рекреации, компенсирующая отсутствие прогулочной зоны. Также в верхней части здания находится трехчастный консольный ресторан. Игорь Василевский так описывал проникновение в здание: «При 56-метровом перепаде от верхней подъездной дороги до пляжа другого подъезда и подхода нет. Войти в объект можно только через крышу, что и было сделано. Вы выходите из прикрытого остекленного перехода на верхнюю террасу с захватывающим раскрытием на морской горизонт…»[ii]

Гостиничные номера вынесены на внешний кольцевой контур с раскрытием на море. Благодаря зубчатой форме почти из каждого номера открывается кусочек моря и при этом не видно соседей.

Основа объекта – атриум-кристалл, где сосредоточены общественные помещения: киноконцертный зал с фойе, кафе, танцевальные площадки, бильярдная. Все это опирается на «каплю» морской воды – чашу бассейна, касательно подвешенную к трем опорам. Его можно увидеть сквозь стеклянный треугольник в полу. А сам этот треугольник – светомузыкальный фонтан. Солнечный свет в атриум попадает через стеклянный купол в крыше. Так как в первую очередь это пространство было создано для отдыха в вечернее время, то немаловажную роль играет и электрический свет, поступающий из необычных светильников.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Все помещения пансионата делятся на два типа: ориентированные вовне и днем освещенные солнцем (жилые номера, бассейн, столовая, вестибюль) и работающие в вечернее время (культурно-массовые и другие общественные помещения).

Между жилым кольцом и остекленным атриумом находятся открытые дворы, подчеркивающие выразительную многочастную композицию. Обилие света и стекла «раздвигает» пространство.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Революционно и экологично в масштабе всего сооружения решена проблема кондиционирования, отопления и горячего водоснабжения. Для этих целей используется тепловая энергия моря. Работает такой тепловой насос подобно холодильникам у нас дома: отнимает тепло у «холодных продуктов» (Черного моря) и передает его в помещения. Cистема не загрязняет окружающую среду вредными выбросами, как котельные: сохраняется баланс с природой. Она была создана совместно со специалистами «ВНИПИэнергопром».

В других здравницах морская вода проточных бассейнов требует много тепла (25–30% от всего объема потребления), а после использования сбрасывается назад в море. Учет этого факта, а также требований по охране окружающей среды позволил создать теплонасосную станцию, которая обеспечила пансионат необходимым теплом, утилизировала тепло сбрасываемых вод и вписалась в окружающий ландшафт.

Коническая оболочка чаши бассейна диаметром 25 метров соединена с плоским диском покрытия стальной фермой. Ее нижний пояс совмещен с контуром оболочки. Система подвешена к несущим опорам в нижней части здания за три верхних узла фермы.

Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН




Инженер проекта Нодар Канчели так описывал работу над «Дружбой» и обстановку вокруг нее: «Несколько десятков лет назад в СССР в связи с резким увеличением капитального строительства начало бурно развиваться сборное домостроение. Быстро возросла производительность труда, возникла мощная строительная база. Однако этот процесс имел и отрицательные стороны: инерция индустрии сборного железобетона наложила серьезные ограничения при проектировании; единая конструкция оказалась разрезанной на куски, что резко ухудшило ее работу, а обратный процесс объединения на стройке сложен и трудоемок.
Сейчас же во всем мире бурно развиваются методы индустриального монолитного домостроения. Они не требуют мощной индустрии сборного железобетона, позволяют выполнять почти все прихоти проектировщика, общие трудозатраты сокращаются и, что самое главное, могут быть созданы единые пространственные конструкции, максимально использующие возможности материала и формы для восприятия внешних усилий. Исчезает дискретность сооружения, вышележащие конструкции перестают быть балластом для нижележащих, и они начинают работать совместно.
Существующие в настоящее время мощные компьютеры позволяют рассчитывать сложные пространственные системы, что ранее было принципиально невозможно. Такой объект, как «Дружба», мог возникнуть только при использовании компьютера. Я не отрицаю достоинств традиционных сборных систем и рациональности их применения, однако дальнейшее резкое уменьшение материалоемкости я вижу не в «вылизывании» известных плоскостных систем, а в создании новых пространственных конструкций, вовлекающихв совместную работу практически все элементы сооружения».[iii]

За 30 прошедших после открытия «Дружбы» лет здание не подвергалось каким-либо воздействиям со стороны человека, отчасти потому, что нет стен, которые можно перенести или перестроить: все они конструктивно включены в работу.

[i] Игорь Василевский. М., ТАТЛИН, 2016.
[ii] Там же.
[iii] Н. Канчели. Пансионат «Дружба» // Архитектура СССР. №3 (1986). – С. 38–43.
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин


Мастерская:

ЗАО «Курортпроект»

Проект:

Пансионат «Дружба»
Ялта, поселок городского типа Курпаты, Алупинское шоссе, 12

Авторский коллектив:
Игорь Василевский, Ю. Стефанчук, В. Дивнов, Л. Кеслер, инженеры Нодар Канчели, Б. Гурьевич, Е. Владимиров, Е. Рузяков, Е. Ким, В. Мальц, В. Гансгорье, Е. Федорова

1980 – 1985

29 Августа 2017

Автор текста:

Константин Антипин
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Советский модернизм

Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Прения о шаре
История о взаимодействии авторов и профессиональной этике: с хорошим концом на примере Даниловского рынка и с плохим – на примере Перовского. В переписке Феликса Новикова и Александры Чечеткиной, с экскурсами в 1980-е.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Тотальный театр
Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»
«Ничего не надо сносить!»
В конце лета на организованной DOM publishers дискуссии фотографы и исследователи Денис Есаков и Наталья Меликова, архитектурный критик Лара Копылова и историк архитектуры Анна Гусева обсудили проблему применения понятия «памятник» к зданиям XX века и их сохранение. Публикуем текст их беседы.
Музей Ленина в Горках
Музей В.И. Ленина в Горках по проекту Леонида Павлова в контексте «ленинианы» его автора: публикация исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.
Пансионат «Дружба»
Пансионат «Дружба» в Курпатах близ Ялты по проекту Игоря Василевского, его конструктивные особенности и использование при проектировании САПР – в развернутой публикации исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.

Технологии и материалы

Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.
Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.

Сейчас на главной

СКК: сохранять, крушить, копировать?
Мы поговорили с петербургскими архитекторами о ситуации вокруг обрушенного СКК – здания, купол которого по чистоте формы и инженерного замысла сравнивают с римским Пантеоном, только выполненным в металле. Что, однако, не помогло ему получить статус памятника и защиту от сноса.
Лучи знаний
Школа в Подмосковье, архитектуру которой определяет учебная программа, природное окружение, а также желание использовать только честные материалы.
Кружево из углепластика
Три портала по проекту Асифа Хана для Экспо-2020 в Дубае при высоте в 21 метр сооружены из нитей сверхлегкого углепластика и не требуют дополнительной несущей конструкции.
Арктический вуз
Новое крыло Арктического колледжа на острове Баффинова Земля на севере Канады. Авторы проекта – Teeple Architects из Торонто.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Парки Татарстана, часть I: лучшие городские
Цветущий бульвар вместо парковки, авторские МАФы, экологические решения, равно как и ностальгические фонтаны и площадки для фотосессий новобрачных – в первой части путеводителя по паркам Татарстана, посвященной новым городским пространствам.
Сокольники: ковер из кирпича
Архитекторы бюро Megabudka опубликовали свой проект Сокольнической площади в деталях и с объяснениями всех мотивов. Рассматриваем проект и призываем голосовать за него в «Активном гражданине». Очень хочется, чтобы победила архитектурная версия.
Три январские неудачи Бьярке Ингельса
Основатель BIG подвергся критике из-за деловой встречи с бразильским президентом, известным своими крайне правыми взглядами и отрицанием экологических проблем Амазонии, лишился поста главного архитектора в WeWork и был отстранен от участия в проектировании небоскреба для нью-йоркского ВТЦ.
Кирпичные шестигранники
Башни Hoxton Press по проекту Karakusevic Carson и Дэвида Чипперфильда на границе лондонского Сити – коммерческое жилье, «субсидирующее» реновацию социального жилого массива рядом.
Одновременное развитие экономики и кино
В бывшем здании центрального рынка Монтевидео уругвайское бюро LAPS Arquitectos разместило штаб-квартиру Латиноамериканского банка развития CAF, национальную синематеку, легендарный бар и общественное пространство.
Москва 2050: деревянные высотки и летающий транспорт
Более 40 студентов представили видение Москвы будущего в недавно открывшейся галерее Шухов Лаб и на Биеннале архитектуры и урбанизма в Шэньчжэне. Рассказываем об итогах воркшопа «Москва 2050» и показываем работы участников.
Рестораны вместо лучших реставраторов страны?
Минкульт выдал ЦНРПМ предписание переехать до 1 марта. Не исключено, что после разорительного переезда научной реставрации в стране не останется. Говорим со специалистами, публикуем письмо сотрудников министру культуры.
Глэм-карьер
Благоустройство подмосковного озера от бюро Ai-architects: эко-школа, глэмпинг и всесезонные развлечения.
Красный зиккурат
Многоквартирный дом Cascade Villa в Алмере по проекту бюро CROSS Architecture снаружи – кирпичный, а во внутреннем дворе – обшит деревом.
Арт-депо
Офисное здание на набережной Обводного канала в Санкт-Петербурге по проекту архитектора Артема Никифорова – это тонкая вариация на тему кирпичной промышленной архитектуры XIX и ХХ века с рядом художественных изобретений, хорошим строительным и ремесленным качеством.
Будущее не дремлет
Выставка Европейского культурного центра в ГНИМА это коллекция современных пространств разной степени общественности. Подборка довольно случайная, но интересная, а в последнем зале пугают потопом, античным форумом, зиккуратами и вигвамами.
«Единорог в лесу»
Почему, в отличие от произведений известных художников и автографов писателей, дом, спроектированный Ф.Л. Райтом или Тадао Андо, выгодно продать очень сложно? В нем неудобно жить или недвижимость от знаменитых архитекторов переоценена?
Арки, ворота, окна, проемы, пустоты, дырки
В архитектуре АБ «Остоженка», особенно в крупных комплексах, значительную роль играют арки, организующие пространство и массу: часто большие, многоэтажные. В публикуемой статье Александр Скокан размышляет о роли и смысле масштабных цезур, проемов и арок.
Розовый слон
В Лос-Анджелесе построен флагманский магазин одежды The Webster по проекту Дэвида Аджайе. Для внешней и внутренней отделки британский архитектор использовал окрашенный бетон.
Архи-события: 3–9 февраля
«Кто хочет стать миллионером» для архитекторов и дизайнеров, новый интенсив в МАРШ и экскурсия с плаванием от «Москвы глазами инженера».
Пресса: Великое переселение
В последнюю неделю января 2020-го в стране активно обсуждают реновацию устаревшего жилья — вернее, возможность запуска подобных программ в российских регионах. В одном из первых своих интервью на посту вице-премьера Марат Хуснуллин отметил, что реновацию можно запустить в городах-миллионниках.
Умер Андрей Меерсон
Признанный мастер советского модернизма, автор «Лебедя» и самого красивого московского дома «на ножках» на Беговой, но и автор неоднозначного стилизаторского Ритц Карлтон на Тверской – тоже.
Неиссякаемый источник
VIP-зоны аэропорта – настоящее раздолье для цвета, пластики, образности и творческой фантазии архитекторов. Рассматриваем четыре бизнес-зала и один VIP-терминал ростовского аэропорта «Платов»: все они так или иначе осмысляют контекст: южное солнце, волны речной воды, восход над степным горизонтом и золото сарматов.
Кольцо на озере Сайсары
Здание филармонии и театра якутского эпоса на священном озере вписано в эпический круг и включает три объема, уподобленных традиционному жилищу. Кровля уподоблена аласу – якутской деревне вокруг озера. При столь интенсивной смысловой насыщенности проект сохраняет стереометрическую абстрактность и легкость формы, оперируя прозрачностью, многослойностью и отражениями.
Вертикальные татами
Фасады офисного здания Torre Patria-Hipódromo по проекту Карлоса Ферратера и его бюро OAB в Гвадалахаре на западе Мексики подчинены модульной конструктивной сетке, которая упорядочивает и окружающее пространство нового района.
Умер Александр Ларин
Автор академического хореографического училища на 2-й Фрунзенской и знаменитой аптеки в Орехово-Борисово, нескольких нетиповых детских садов типового времени, учитель и коллега многих известных сегодняшних архитекторов.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Век бетона
23 января исполнилось 100 лет Готфриду Бёму, первому немецкому лауреату Притцкеровской премии и создателю церквей и ратуш, напоминающих скульптуры из бетона. Он каждый день бывает в бюро и наставляет сыновей-архитекторов.
Архитектура эфемерности
На проспекте Вернадского поблизости от станции метро появилась высотная доминанта, давшая новое звучание округе: бизнес-центр «Академик» по проекту UNK project раскрыл в форме архитектуры смыслы местных топонимов.
Центр мега-выставок
Новый международный выставочный центр по проекту Valode & Pistre в «близнеце» Гонконга мегаполисе Шэньчжэнь может считаться крупнейшим в мире.
Театрально-музыкальный круг
Масштабный и амбициозный проект главного театрально-концертного комплекса Подмосковья, победитель конкурса, объединяет три зала, двор – общественную площадь, консерваторское училище, гостиницы. Он обещает стать заметным центром фестивалей классической музыки для всей страны.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.