Пансионат «Дружба»

Пансионат «Дружба» в Курпатах близ Ялты по проекту Игоря Василевского, его конструктивные особенности и использование при проектировании САПР – в развернутой публикации исследователя архитектуры и фотографа Константина Антипина.

Автор текста:
Константин Антипин

mainImg

Мастерская:

ЗАО «Курортпроект»

Проект:

Пансионат «Дружба»
Ялта, поселок городского типа Курпаты, Алупинское шоссе, 12

Авторский коллектив:
Игорь Василевский, Ю. Стефанчук, В. Дивнов, Л. Кеслер, инженеры Нодар Канчели, Б. Гурьевич, Е. Владимиров, Е. Рузяков, Е. Ким, В. Мальц, В. Гансгорье, Е. Федорова

1980 – 1985
Благодарим издательство ТАТЛИН за помощь в подготовке публикации.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин


Ялта, поселок городского типа Курпаты, Алупинское шоссе, 12

Авторский коллектив («Курортпроект»): архитекторы Игорь Василевский, Ю. Стефанчук, В. Дивнов, Л. Кеслер, инженеры Нодар Канчели, Б. Гурьевич, Е. Владимиров, Е. Рузяков, Е. Ким, В. Мальц, В. Гансгорье, Е. Федорова.
Проектирование: 1978–1980
Строительство: 1980–1985
Строительный объем: 54 230 м3
Площадь: 11 500 м2
400 номеров

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Курортная архитектура всегда была территорией свободы для советских архитекторов. Санатории выполняли функцию «рая на земле» – места, куда стремились попасть все трудящиеся. Поэтому даже в эпоху борьбы с излишествами ведомства не скупились на постройку дворцов отдыха для своих работников, и курортное строительство позволяло архитекторам значительно отклоняться от общей линии. Так, в 1980 руководители профсоюзов СССР и Чехословакии приняли решение о совместном строительстве пансионата «Дружба» в Крыму для трудящихся двух стран. Чехам хотелось, чтобы пансионат был расположен в месте, где прошла их романтическая юность – на Золотом пляже. Но в те годы побережье уже было застроено, оставался лишь узкий кусок территории с 40-градусным уклоном между дорогой и морем…

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Площадка для строительства оказалось очень неудачной. Помимо оползней, здесь обнаружился тектонический разлом и 8-балльная сейсмическая активность. Но после достижения договоренностей в верхах архитекторов «Курортпроекта» лишь уведомили о выборе места и дали указание приступать к разработке проекта. Строить обычным способом здесь, конечно же, было нельзя. Архитектор Игорь Василевский и инженер Нодар Канчели решили использовать систему, в которой здание минимально касается скошенного рельефа.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Вот как Василевский описывает выбор пути: «Нужно было выбрать наиболее устойчивую систему. Ею оказался «табурет» на трех ногах, где все опоры равномерно нагружены. Это и было положено в основу сооружения. Все, что есть в объекте – перекрытия, поперечные, продольные стены, – все включено в работу. Конструктивное решение, где нет несущих и несомых элементов, – гениально».[i]

Таким образом, вся нагрузка от здания – кольцеобразного моноблока – собиралась и передавалась скале с помощью трех башенных опор с диаметром 9 метров и толщиной стен от 80 до 20 см, соединенных распорками на уровне фундамента и жилой части. Площадь опоры на грунт при этом минимальна.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



По сути, у архитектора есть два пути взаимодействия постройки с окружающей природой. Первый – сомасштабное окружению, зелени и человеку включение объекта в ландшафт. Второй – попытка физически сохранить естественную среду, оторвав объект от поверхности земли (в данном случае – сохранив склон с растительностью). Второй вариант характерен для сооружений в местах со сложными геологическими условиями и рельефом. Отсюда такая необычная форма «Дружбы», напоминающая летающую тарелку.

Конструкция средней, пятиэтажной части решена в виде кольцевой сотовой несущей системы, включающей все элементы в конструктивную работу. Диаметр двухчастного кольца, состоящего из 400 жилых номеров, – 76 метров. Оно не стоит на опорах, а, касаясь, как бы скользит по ним, создавая иллюзию парения. Его несущие элементы – диски перекрытий толщиной 15 сантиметров, а также радиальные и кольцевые стены толщиной 15 и 30 сантиметров соответственно.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН



Приемно-вестибюльная группа с основным входом размещена на уровне экcплуатируемой кровли спального блока. На открытой террасе – зона рекреации, компенсирующая отсутствие прогулочной зоны. Также в верхней части здания находится трехчастный консольный ресторан. Игорь Василевский так описывал проникновение в здание: «При 56-метровом перепаде от верхней подъездной дороги до пляжа другого подъезда и подхода нет. Войти в объект можно только через крышу, что и было сделано. Вы выходите из прикрытого остекленного перехода на верхнюю террасу с захватывающим раскрытием на морской горизонт…»[ii]

Гостиничные номера вынесены на внешний кольцевой контур с раскрытием на море. Благодаря зубчатой форме почти из каждого номера открывается кусочек моря и при этом не видно соседей.

Основа объекта – атриум-кристалл, где сосредоточены общественные помещения: киноконцертный зал с фойе, кафе, танцевальные площадки, бильярдная. Все это опирается на «каплю» морской воды – чашу бассейна, касательно подвешенную к трем опорам. Его можно увидеть сквозь стеклянный треугольник в полу. А сам этот треугольник – светомузыкальный фонтан. Солнечный свет в атриум попадает через стеклянный купол в крыше. Так как в первую очередь это пространство было создано для отдыха в вечернее время, то немаловажную роль играет и электрический свет, поступающий из необычных светильников.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Все помещения пансионата делятся на два типа: ориентированные вовне и днем освещенные солнцем (жилые номера, бассейн, столовая, вестибюль) и работающие в вечернее время (культурно-массовые и другие общественные помещения).

Между жилым кольцом и остекленным атриумом находятся открытые дворы, подчеркивающие выразительную многочастную композицию. Обилие света и стекла «раздвигает» пространство.

Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин



Революционно и экологично в масштабе всего сооружения решена проблема кондиционирования, отопления и горячего водоснабжения. Для этих целей используется тепловая энергия моря. Работает такой тепловой насос подобно холодильникам у нас дома: отнимает тепло у «холодных продуктов» (Черного моря) и передает его в помещения. Cистема не загрязняет окружающую среду вредными выбросами, как котельные: сохраняется баланс с природой. Она была создана совместно со специалистами «ВНИПИэнергопром».

В других здравницах морская вода проточных бассейнов требует много тепла (25–30% от всего объема потребления), а после использования сбрасывается назад в море. Учет этого факта, а также требований по охране окружающей среды позволил создать теплонасосную станцию, которая обеспечила пансионат необходимым теплом, утилизировала тепло сбрасываемых вод и вписалась в окружающий ландшафт.

Коническая оболочка чаши бассейна диаметром 25 метров соединена с плоским диском покрытия стальной фермой. Ее нижний пояс совмещен с контуром оболочки. Система подвешена к несущим опорам в нижней части здания за три верхних узла фермы.

Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН




Инженер проекта Нодар Канчели так описывал работу над «Дружбой» и обстановку вокруг нее: «Несколько десятков лет назад в СССР в связи с резким увеличением капитального строительства начало бурно развиваться сборное домостроение. Быстро возросла производительность труда, возникла мощная строительная база. Однако этот процесс имел и отрицательные стороны: инерция индустрии сборного железобетона наложила серьезные ограничения при проектировании; единая конструкция оказалась разрезанной на куски, что резко ухудшило ее работу, а обратный процесс объединения на стройке сложен и трудоемок.
Сейчас же во всем мире бурно развиваются методы индустриального монолитного домостроения. Они не требуют мощной индустрии сборного железобетона, позволяют выполнять почти все прихоти проектировщика, общие трудозатраты сокращаются и, что самое главное, могут быть созданы единые пространственные конструкции, максимально использующие возможности материала и формы для восприятия внешних усилий. Исчезает дискретность сооружения, вышележащие конструкции перестают быть балластом для нижележащих, и они начинают работать совместно.
Существующие в настоящее время мощные компьютеры позволяют рассчитывать сложные пространственные системы, что ранее было принципиально невозможно. Такой объект, как «Дружба», мог возникнуть только при использовании компьютера. Я не отрицаю достоинств традиционных сборных систем и рациональности их применения, однако дальнейшее резкое уменьшение материалоемкости я вижу не в «вылизывании» известных плоскостных систем, а в создании новых пространственных конструкций, вовлекающихв совместную работу практически все элементы сооружения».[iii]

За 30 прошедших после открытия «Дружбы» лет здание не подвергалось каким-либо воздействиям со стороны человека, отчасти потому, что нет стен, которые можно перенести или перестроить: все они конструктивно включены в работу.

[i] Игорь Василевский. М., ТАТЛИН, 2016.
[ii] Там же.
[iii] Н. Канчели. Пансионат «Дружба» // Архитектура СССР. №3 (1986). – С. 38–43.
Пансионат «Дружба». Изображение предоставлено издательством ТАТЛИН
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин
Пансионат «Дружба». Фото © Константин Антипин


Мастерская:

ЗАО «Курортпроект»

Проект:

Пансионат «Дружба»
Ялта, поселок городского типа Курпаты, Алупинское шоссе, 12

Авторский коллектив:
Игорь Василевский, Ю. Стефанчук, В. Дивнов, Л. Кеслер, инженеры Нодар Канчели, Б. Гурьевич, Е. Владимиров, Е. Рузяков, Е. Ким, В. Мальц, В. Гансгорье, Е. Федорова

1980 – 1985

29 Августа 2017

Автор текста:

Константин Антипин
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: Советский модернизм

Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
«Вопрос не в профессиональной этике, а в месте этой...
Реконструкция зданий модернизма – болезненный вопрос, в том числе потому, что она нередко происходит на глазах их изначальных авторов, опечаленных и возмущенных некорректным подходом к своим творениям. Высказаться на эту сложную тему мы попросили архитекторов и историков архитектуры.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Прения о шаре
История о взаимодействии авторов и профессиональной этике: с хорошим концом на примере Даниловского рынка и с плохим – на примере Перовского. В переписке Феликса Новикова и Александры Чечеткиной, с экскурсами в 1980-е.
ГТГ: ОМА
Бюро OMA представило проект реконструкции здания Третьяковской галереи на Крымском валу.
Тотальный театр
Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.
Высотные фантазии
Публикуем проекты победителей и финалистов очередного конкурса eVolo Skyscraper Competition: уже в 15-й раз участники поражают наше воображение невероятными проектами небоскребов.