«Молодым архитекторам нужно давать не советы, а возможности»

Московский архитектор Мария Крылова – об учебе по градостроительным программам в МАРХИ и в Дармштадтском техническом университете.

mainImg


Архи.ру:
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

Мария Крылова:
– Изначально учиться в МАРХИ было моей мечтой, а процесс подготовки к поступлению можно описывать в отдельной статье… На первом и втором курсе я училась у Натальи Сапрыкиной, а с третьего курса – поступила в группу Александра Малинова на факультет градостроительства. Мне нравится градостроительный масштаб и большое количество аналитической работы, которая предшествует проекту. В процессе учебы мне немного не хватало ощущения реальности проектов, которые мы делали, и я устроилась в архитектурное бюро: меня привлекала «настоящая» работа. Я закончила институт в 2013 году, защитив диплом с концепцией развития Домодедовского района на основе взаимодействия города и аэропорта.





– Как вам пришла в голову идея поехать учиться за границу, и чем был обоснован выбор страны, куда вы уехали – Германии?

– Я с первого курса знала, что поеду учиться за рубеж, чтобы получить дополнительное образование и расширить границы своих профессиональных знаний. Мой отец, преподававший в МГУ и в Стэнфордском университете, очень поддерживал эту идею. Сначала я планировала ехать во Францию, потому что мне очень нравится эта страна, но я встретила молодого человека, который уехал учиться в Германию. Я не могу сказать, что полюбила эту страну, но очень довольна качеством образования и просто удобством повседневной жизни там.

zooming
Мария Крылова
zooming
Центральный корпус Дармштадтского технического университета. Фото предоставлено Марией Крыловой



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– Очень трудоемка подготовка всех документов: сначала – для поступления на выбранную учебную программу, затем – для подачи на визу, а после этого – для продления визы в Германии.

Для поступления нужно было получить сертификат о знании языка, подготовить CV, мотивационное письмо, рекомендательные письма от преподавателей, сканы дипломов и даже зачетной книжки, а также свидетельство об окончании средней школы. Претендентов на программу выбирали, основываясь на их мотивации, образовании и опыте работы. Для подачи на визу часть документов нужно было перевести на немецкий и проставить апостиль. Помимо этого, необходимо было открыть счет в немецком банке и перевести минимальную сумму на год (в Германии это 8000 евро), заплатить за обучение. Документы на программу я отправила в конце ноября 2013 года, а визу в Германию мне выдали в конце сентября 2014: на все ушло около девяти месяцев.

Въездную студенческую визу в немецком посольстве в России выдают только на 3 месяца, а по приезде в Германию ее нужно продлевать. Чтобы это сделать, надо снять жилье, зарегистрироваться по месту жительства, оформить страховку, пройти регистрацию в институте и получить документы, подтверждающие учебу, а также взять выписку из банка о наличии средств на счете. После этого – записаться на прием в ведомство по делам иностранцев и с полным пакетом документов подать заявление на продление визы. В целом, процесс сбора и подачи документов в Германии не такой уж и сложный, но все равно поначалу все кажется запутанным, особенно из-за языкового барьера. Нужно отдать должное менеджерам моей учебной программы, которые отвечали на все вопросы, устраивали семинары, на которых можно было узнать все необходимое, и связывали нас с другими студентами, которые уже прошли этот путь.

zooming
Группа учебной программы Mundus Urbano. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– В Европе много людей говорит на нескольких языках, и это является нормой. Подразумевается, что английский знают все, поэтому в большей степени ценится знание местного языка и какого-то дополнительного в качестве бонуса. Это становится особенно важным на этапе поиска работы или даже стажировки (которая обязательна в рамках моей программы). В процессе обучения, конечно, английского достаточно, тем более что английских программ много. Я училась на английском, и мне нужно было предварительно сдать IELTS на оценку не ниже 6,5. По моим ощущениям, лучше знать язык на более высоком уровне, потому что даже с английским сначала было сложно концентрироваться на лекциях и вопринимать большой поток информации. На мой взгляд, самый большой прогресс дает общение с носителями языка и постоянное чтение литературы.

В Дармштадте, где я училась, остро стоит проблема с жильем. Сам город – совсем небольшой с населением в 145 тысяч человек, из которых 30 тысяч – это студенты. Средняя стоимость аренды комнаты составляет порядка 300 евро и выше из-за большого спроса, а все, что дешевле, приходится долго искать или снимать короткими промежутками у тех людей, которые на несколько месяцев уезжают на стажировку или по работе. Также сложность заключается в том, что, когда человек ищет комнату в квартире, то нужно прежде всего понравиться тем, кто там уже живет, а это значит, что по каждому возможному варианту жилья нужно встречаться и общаться с этими людьми, на что тоже уходит время. У меня шла интенсивная учеба с утра до вечера, и потому не было времени на поиски. Мне нужен был официальный арендный договор для продления визы, и я в итоге сняла комнату в только что отремонтированном доме через фирму, что получилось дороже, но проще.

Первый год я постоянно находилась в среде своих одногрупников – таких же, как я, иностранных студентов со всего мира. Название моей программы можно перевести как «Международные отношения в градостроительном развитии» (International Cooperation and Urban Development), и всех учащихся принципиально подбирали из разных стран (в моем потоке были Россия, Италия, Канада, Доминиканская республика, Индонезия, Китай, Турция, Мексика, Гватемала, Иордания, Черногория, Греция, Сирия, Эфиопия, Кения, Гана, Ямайка), поэтому мы были слегка обособленной от немецких студентов группой. Благодаря особенностям организации программы, мы постоянно находились вместе, работали в командах. Учеба больше всего помогала адаптироваться в стране, потому что все время нужно было что-то делать. Плюс ко всему на каждых выходных и в каникулы я ездила к мужу в Дюссельдорф (в трех часах езды от Дармштадта), что, естественно, помогало отдохнуть.

Вопреки своим собственным ожиданиям, в первый год я не почувствовала какой-то острой разницы менталитетов, наоборот, я пришла к выводу, что люди везде одинаковы. Я гораздо острее чувствовала разницу за пределами института, в обычной, повседневной жизни. Первое впечатление, когда переезжаешь – это то, что все вокруг другое. Не плохое или хорошее, а просто отличающееся от привычного. Еще по сравнению с Москвой чувствуется разница в темпе жизни.

zooming
Презентация проекта в группе учебной программы Mundus Urbano. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Какой была учеба в Дармштадте?

– Первый год у меня была интенсивная программа. С 9-ти утра до полудня проходили курсы по выбору, например, немецкий, экономика, европейское градостроительство; основные занятия – с 13 до 18 часов, а вечером нужно было готовить письменные задания и презентации, которые являлись итогом работы и проходили каждую пятницу. В перерывах между учебой проводились конференции, экскурсии, лекции приглашенных преподавателей, а также международные вечера, где студенты из разных стран собирались и делились опытом. Когда мы ездили на конференцию в Рим, я подумала, что нужно всех студентов-первокурсников в рамках «введения в профессию» возить в Италию, потому что эта страна – настоящее воплощение красоты.

Дармштадт можно назвать чем-то вроде академгородка, где университету принадлежит большое количество зданий и территорий по всему городу. Сам университет – технический, с хорошо развитыми факультетами физики, химии, IT, медицины и др. У него много спонсоров и сотрудничающих с ним потенциальных работодателей, чьи заводы и офисы расположены в относительной близости. Вуз привлекает своей инфраструктурой и постоянно расширяется, ремонтируется и оснащается современной техникой. За счет этого создаются по-настоящему классные условия для учебы. Одно из моих любимых мест – это библиотека: современное здание с просторными читальными залами и аудиториями.

Все лекции и семинары были разбиты на блоки по одной-две недели с разными преподавателями из разных стран (в моем потоке это были США, Индия, Австралия, страны Африки, Китай, Швейцария, Германия, Турция, Норвегия). Моя программа ориентирована на теоритические междисциплинарные знания. Мы изучали различные предметы, касающиеся градостроительного развития в целом и устройства городов: «Градостроительное планирование», «Глобализация», «Устойчивая архитектура», «Экономика в градостроительстве», «Маркетинг», «Сохранение культурного наследия», «Экология», «Безопасность в городах», «Партисипаторное проектирование» (проектирование, когда будущие жители непосредственно участвуют в процессе планировки), «Градостроительная инфраструктура», «Транспорт», «Организация реконструкции в экстремальных ситуациях», «Урбанизация и реорганизация трущоб», «Энергоэффективные технологии», «Статистика», «Проектное финансирование», «Политика и международное сотрудничество». Дополнительно у всех был свой набор курсов по выбору. По каждому блоку мы много читали, изучали информацию и готовили небольшой проект или письменную работу и презентацию.

zooming
Жилой комплекс «Лесная спираль» в Дармштадте по проекту Фриденсрайха Хундертвассера. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Чем отличалась учеба в TU Darmstadt от МАРХИ?

– Для меня было непривычным то, что много времени в процессе учебы отводилось на обсуждение. Каждый студент должен был делиться своими мыслями, идеями и отзывами на прочитанную статью, просмотренный фильм или лекцию. На мой взгляд, подходы к выполнению проектов в России и за границей принципиально разные. В МАРХИ всегда ставят высокую планку для достижения цели. Выполнение проектов часто дается тяжелыми усилиями, но это является показателем правильности приложения сил. В Европе большее внимание уделяется личному пространству и идейному содержанию проекта, в постановке проблемы практически никогда не ставиться сверхзадачи. Если выполнение проекта вызывает напряжение, то его нужно пересмотреть и оптимизировать процесс таким образом, чтобы получить запланированный результат без видимой потери качества. В МАРХИ этот навык вырабатывается самостоятельно (или же не вырабатывается), а в Европе этому пытаются научить. В МАРХИ архитектора воспитывают как самостоятельную личность, умеющую бороться за свой проект до конца. В Европе большее внимание уделяется самой организации процесса и взаимодействию между людьми. Побочным эффектом российского подхода является то, что человек может «сгорать», а проекты выполняются нестабильно. Побочным эффектом европейской системы является стирание границы между минимализмом и отсутствием идеи. Если говорить о работе, то у молодого архитектора в России есть шанс получить «карт бланш» на по-настоящему интересную работу. В Европе такая ситуация вряд ли возможна.

zooming
Центральная площадь Дармштадта. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Что дало вам образование в Германии, и что дало вам образование в МАРХИ?

– Я бы для себя еще отдельно выделила опыт работы как очень важный: он тоже многое дал. МАРХИ, мне кажется, дает больше, чем образование, он дает систему жизненных координат. Он формирует вкус, воспитывает характер и определенную устройчивость к стрессовым ситуациям, которые неизбежны в процессе учебы. С точки зрения прикладных знаний, понимания непосредственно процесса проектирования, мне гораздо больше дала работа над реальными проектами. Это было по-настоящему интересно, серьезно, ответственно. Я в большей степени училась делать проект не в институте, а на работе.

Образование за границей понравилось мне всем, в первую очередь, тем, что оно актуальное. Мы обсуждали современные проблемы, тенденции и возможные перспективы развития городов. Мне понравилась комплексность подхода. Мы рассматривали город как систему – с разных точек зрения, через разные дисциплины, в разных масштабах. И при этом все предметы так или иначе были связаны друг с другом, каждый новый блок добавлял знания и расширял представления о проблемах и взаимосвязях. Эта программа дала более комплексное, более широкое понимание глобальных процессов.

zooming
Дармштадт. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Порекомендовали ли бы вы Дармштадтский технический университет другим российским студентам?

– Я бы порекомендовала и сам университет, и программу, по которой я училась. Программа Mundus Urbano организована четырьмя европейскими вузами и подразумевает систему двойного диплома, когда первый год вся группа учится в одной стране, а на второй год все разлетаются по разным странам – в партнерские вузы – и получают второй диплом в той стране, которую взяли по выбору.

В соответствии с программой можно выбрать второй страной Францию, Италию или Испанию. Но, помимо этого, можно поехать по обмену от университета (а не от архитектурного факультета) практически в любую страну мира. Так, несколько человек из моей группы уехали в Корею и Индонезию. Можно также остаться в Германии (как сделала я) и на второй год самостоятельно выбрать набор учебных курсов, преподавателей и режим обучения. Второй год отдается под стажировку и написание диплома. В общем и целом, программа очень гибкая, и каждый студент может подстроить ее под себя.

Основной принцип программы – междисциплинарность. В соответствии с ним даже студентов стараются подбирать из разных областей (в моем потоке были архитекторы, градостроители, инженеры, географ, социолог и журналист). Много времени посвящено анализу существующих тенденций и особенностей развития городов – не только как планировочной структуры, но как системы взаимосвязей.

Программу можно считать в большей степени теоритической. Студентов выбирают среди тех, у кого уже есть основное образование и опыт работы. Это своего рода «thinking outside the box» – переосмысление привычных стереотипов, получение новых знаний и комплексная аналитика.

zooming
Фото предоставлено Марией Крыловой



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– У меня была сильная личная мотивация уехать – я уезжала к мужу, и это внесло коррективы в выбор страны и города обучения. Если бы я была независима, я бы все делала по-другому от начала и до конца. Я родилась и выросла в Москве, никогда не бежала отсюда с криками «пора валить» и не разделяю эту позицию. Мне кажется, что имеет смысл тратить свое время либо ради существенно лучших условий жизни, либо ради чего-то особенного, что важно для конкретного человека лично.

Я не хочу создать ложное впечатление о том, что за границей «трава зеленее». Человек, который уезжает, на мой взгляд, должен четко понимать, почему он это делает, и трезво оценивать свои возможности, в том числе и стрессоустойчивость. Какой бы прекрасной ни была другая страна, как минимум первый год уходит на адаптацию, на доучивание языка, на организационные хлопоты, на привыкание к чужой среде и т.д. С финансовой точки зрения, Германия, возможно, одна из самых благоприятных стран, тем более что на немецком языке здесь можно учиться бесплатно, но, тем не менее, надо учитывать, что рассчетных 8000 евро в год на полноценную жизнь в реальности не хватает. Остаться здесь на постоянное место жительство, если уже есть студенческая виза, не так сложно, но получить хорошую работу – сложно очень. Для работодателя иностранец – это дополнительные хлопоты с документами, и нужно обладать какими-то серьезными конкурентными преимуществами, чтобы претендовать на рабочее место. Поэтому, если человек не планирует оставаться, то я бы выбирала краткосрочные программы обучения, воркшопы и стажировки, которые повышают стоимость профессионала на российском рынке, но не отнимают столько времени, чтобы на момент возвращения этот рынок уже потерять.

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я недавно закончила практику в немецком ландшафтном бюро в Дюссельдорфе. В Германии популярна тема благоустройства, организации общественных пространств и улучшения качества городской среды, поэтому ландшафтных бюро много. Для меня все там оказалось новым, начиная с того, что я никогда раньше не работала в этой сфере, и заканчивая изучением очередной компьютерной программы.

Меня взяли на работу с тендерами, работа по которым здесь популярна и является одним из стабильных источников получения заказов для компании. Непривычным было то, что очень много времени отводилось на обсуждение проекта. В Москве я привыкла, что на стадию эскизирования и создание идеи уходит мало времени, а основная часть работы приходится на подготовку чертежей. Здесь большая часть времени отводилась на поиск идеи, аналитику, обсуждение, и даже не столько на поиск в эскизировании, сколько на создание нарратива, «легенды» проекта. По общему впечатлению, проекты в Германии в принципе разрабатываются максимально лаконично, не ставится задачи кардинального изменения ситуации или создания «мега-проектов». В тройке «Польза, Прочность, …» на последнее место, скорее, можно поставить «чистоту» решения или эстетику минимализма.

С начала учебы я начала вести свой блог http://www.archiview.info про архитектуру, города, куда езжу, обучение и все, что кажется мне интересным. В свободное время я стараюсь больше путешествовать, занимаюсь живописью и учу язык.

– Дайте один совет начинающему архитектору.

– Я думаю, что молодым архитекторам нужно давать не советы, а возможности.

Мария Крылова
Блог: http://www.archiview.info
Сайт: http://www.mia-project.com
Страница в сети Facebook: https://www.facebook.com/maria.krylova.39
 

28 Апреля 2016

Дом-диплом
Студенты-магистры Каталонского института прогрессивной архитектуры (IAAC) в качестве дипломной работы спроектировали и реализовали павильон из инженерного дерева для наблюдения за фауной в барселонском природном парке Кольсерола.
Внезапный вызов к доске
Королевский институт британских архитекторов (RIBA) представил программу развития «Путь вперед», предполагающий переаттестацию его членов каждые пять лет и изменения в программе сертифицированных им вузов в пользу технических дисциплин. Причины – итоги расследования катастрофического пожара в лондонской жилой башне Grenfell и «климатическая ЧС».
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Технологии и материалы
Амфитеатры, уличное искусство и единение с природой
В сентябре 2023 года в Воронеже завершилось строительство крупнейшей в России школы вместимостью 2860 человек. Проект был возведен в знак дружбы между Россией и Республикой Беларусь и получил название «Содружество». Чем уникально новое учебное заведение, рассказали архитекторы проектного института «Гипрокоммундортранс» и специалист компании КНАУФ, поставлявшей на объект свои отделочные материалы.
Быстрее на 30%: СОД Sarex как инструмент эффективного...
Руководители бюро «МС Архитектс» рассказывают о том, как и почему перешли на российскую среду общих данных, которая позволила наладить совместную работу с девелоперами и строительными подрядчиками. Внедрение Sarex привело к сокращению сроков проектирования на 30%, эффективному решению спорных вопросов и избавлению от проблем человеческого фактора.
Византийская кладка Херсонеса
В историко-археологическом парке Херсонес Таврический воссоздается исторический квартал. В нем разместятся туристические объекты, ремесленные мастерские, музейные пространства. Здания будут иметь аутентичные фасады, воспроизводящие древнюю византийскую кладку Херсонеса. Их выполняет компания «ОртОст-Фасад».
Алюминий в многоэтажном строительстве
Ключевым параметром в проектировании многоэтажных зданий является соотношение прочности и небольшого веса конструкций. Именно эти характеристики сделали алюминий самым популярным материалом при возведении небоскребов. Вместе с «АФК Лидер» – лидером рынка в производстве алюминиевых панелей и кассет – разбираемся в технических преимуществах материала для высотного строительства.
A BOOK – уникальная палитра потолочных решений
Рассказываем о потолочных решениях Knauf Ceiling Solutions из проектного каталога A BOOK, которые были реализованы преимущественно в России и могут послужить отправной точкой для новых дизайнерских идей в работе с потолком как гибким конструктором.
Городские швы и архитектурный фастфуд
Вышел очередной эпизод GMKTalks in the Show – ютуб-проекта о российском девелопменте. В «Архитительном выпуске» разбираются, кто главный: архитектор или застройщик, говорят о работе с историческим контекстом, формировании идентичности города или, наоборот, нарушении этой идентичности.
​Гибкий подход к стенам
Компания Orac, известная дизайнерским декором для стен и богатой коллекцией лепных элементов, представила новинки на выставке Mosbuild 2024.
BIM-модели конвекторов Techno для ArchiCAD
Специалисты Techno разработали линейки моделей конвекторов в версии ArchiCAD 2020, которые подойдут для работы архитекторам, дизайнерам и проектировщикам.
Art Vinyl Click: модульные ПВХ-покрытия от Tarkett
Art Vinyl Click – популярный продукт компании Tarkett, являющейся мировым лидером в производстве финишных напольных покрытий. Его отличают быстрота укладки, надежность в эксплуатации и множество вариантов текстур под натуральные материалы. Подробнее о возможностях Art Vinyl Click – в нашем материале.
Кирпичное ателье Faber Jar: российское производство с...
Уход европейских брендов поставил многие строительные объекты в затруднительное положение – задержка поставок и значительное удорожание. Заменить эксклюзивные клинкерные материалы и кирпич ручной формовки без потери в качестве получилось у кирпичного ателье Faber Jar. ГК «Керма» выпускает не только стандартные позиции лицевого кирпича, но и участвует в разработке сложных авторских проектов.
Systeme Electric: «Технологическое партнерство – объединяем...
В Москве прошел Инновационный Саммит 2024, организованный российской компанией «Систэм Электрик», производителем комплексных решений в области распределения электроэнергии и автоматизации. О компании и новейших продуктах, представленных в рамках форума – в нашем материале.
Новая версия ар-деко
Клубный дом «GloraX Premium Белорусская» строится в Беговом районе Москвы, в нескольких шагах от главной улицы города. В ближайшем доступе – множество зданий в духе сталинского ампира. Соседство с застройкой середины прошлого века определило фасадное решение: облицовка выполнена из бежевого лицевого кирпича завода «КС Керамик» из Кирово-Чепецка. Цвет и текстура материала разработаны индивидуально, с участием архитекторов и заказчика.
KERAMA MARAZZI презентовала коллекцию VENEZIA
Главным событием завершившейся выставки KERAMA MARAZZI EXPO стала презентация новой коллекции 2024 года. Это своеобразное признание в любви к несравненной Венеции, которая послужила вдохновением для новинок во всех ключевых направлениях ассортимента. Керамические материалы, решения для ванной комнаты, а также фирменные обои помогают создать интерьер мечты с венецианским настроением.
Российские модульные технологии для всесезонных...
Технопарк «Айра» представил проект крытых игровых комплексов на основе собственной разработки – универсальных модульных конструкций, которые позволяют сделать детские площадки комфортными в любой сезон. О том, как функционируют и из чего выполняются такие комплексы, рассказывает председатель совета директоров технопарка «Айра» Юрий Берестов.
Сейчас на главной
СПбГАСУ 2024: кафедра Градострительства
Представляем шесть работ бакалавров и магистров, подготовленных в мастерских Юлии Янковской и Михаила Виленского. В поле исследования – полицентричность и морской контур Петербурга, преобразование агломераций, а также стандартизация общественных пространств.
Hide and seek
Дом ID Moskovskiy, спроектированный Степаном Липгартом во дворах у Московского проспекта за Обводным каналом и завершенный недавно, во-первых, достаточно точно реализован, что существенно еще и потому, что это первый дом, в котором архитектор отвечал не только за фасады, но и за планировки, и смог лучше увязать их между собой. Но интересен он как пример «прорастания» новой архитектуры в городе: она опирается на лучшие образцы по соседству и становится улучшенной и развитой суммой идей, найденных в контексте.
Музейно-концертная функция
Завершена реконструкция домашней арены клуба Real Madrid CF, стадиона Сантьяго Бернабеу: теперь здесь проще проводить концерты и другие массовые мероприятия, а новый фасад согласован с пространством города.
Амфитеатр под луной
Подарок от бюро KIDZ к своему дню рождения – поп-ап павильон на территории кластера ЛенПолиграфМаш в Санкт-Петербурге. До конца лета здесь можно отдыхать в гамаке, возиться с мягким песком, наблюдать за огромным шаром с гелием и другими людьми.
Вибрация балконов
Школа в Шанхае по проекту австралийско-китайского бюро BAU рассчитана как на традиционную, так и на ориентированную на нужды конкретного ученика форму обучения.
Митьки в арбузе
В петербургском «Манеже» открылась выставка художников «Пушкинской-10» – не заметить ее невозможно благодаря яркому дизайну, которым занималась студия «Витрувий и сыновья». Тот случай, когда архитектура перетянула на себя одеяло и встала вровень с художественным высказыванием. Хотя казалось бы – подумаешь, контейнеры и горошек.
Архитектор в городе
Прошлись по современной Москве с проектом «Прогулки с архитектором» – от ЖК LUCKY до Можайского вала. Это долго и подробно, но интересно и познавательно. Рассказываем и показываем, гуляли 4 часа.
Ре:Креация – итоги конкурса, 2 часть
Во второй части рассказываем о самой многочисленной группе номинаций – «Объекты развлечений». В ней было представлено шесть номинаций: акватермальный и банный комплексы, многофункциональный центр, парк развлечений, рыбный рынок и этноархеологический парк.
Пресса: Город большого мифа и большой обиды
Иркутск: место победы почвеннической литературы над современной архитектурой. Иркутск — «великий город с областной судьбой», как сказал когда-то поэт Лев Озеров про Питер. И это высказывание, конечно, про трагедию, но еще и про обиду на судьбу. В ряду сибирских городов Иркутск впечатлил меня не тем, что он на порядок умней, сложней, глубже остальных — хотя это так,— а ощущением устойчивой вялотекущей неврастении.
Конкурс в Коммунарке: нюансы
Институт Генплана и группа «Самолет» провели семинар для будущих участников конкурса на концепцию района в АДЦ «Коммунарка». Выяснились некоторые детали, которые будут полезны будущим участникам. Рассказываем.
Переживание звука
Для музея звука Audeum в Сеуле Кэнго Кума создал архитектуру, которая обращается к природным мотивам и стимулирует все пять чувств человека.
Кредо уместности
Первая студия выпускного курса бакалавриата МАРШ, которую мы публикуем в этом году, размышляла территорией Ризоположенского монастыря в Суздале под грифом «уместность» и в рамках типологии ДК. После сноса в 1930-е годы позднего собора в монастыре осталось просторное «пустое место» и несколько руин. Показываем три работы – одна из них шагнула за стену монастыря.
Субурбию в центр
Архитектурная студия Grad предлагает адаптировать городскую жилую ячейку к типологии и комфорту индивидуального жилого дома. Наилучшая для этого технология, по мнению архитекторов, – модульная деревогибридная система.
ГУЗ-2024: большие идеи XX века
Публикуем выпускные работы бакалавров Государственного университета по землеустройству, выполненные на кафедре «Архитектура» под руководством Михаила Корси. Часть работ ориентирована на реального заказчика и в дальнейшем получит развитие и возможную реализацию. Обязательное условие этого года – подготовка макета.
Белый свод
Herzog & de Meuron превратили руину исторического дома в центре австрийского Брегенца в «стопку» функций: культурное пространство с баром, гостиница, квартира.
WAF 2024: полшага навстречу
Всемирный фестиваль архитектуры объявил шорт-листы всех номинаций. В списки попали два наших бюро с проектами для Саудовской Аравии и Португалии. Также в сербском проекте замечен российский фотограф& Коротко рассказываем обо всех.
Не снится нам берег Японский
Для того, чтобы исследовать возможности развития нового курорта на берегу Тихого океана, конкурс «РЕ:КРЕАЦИЯ» поделили на 15 (!) номинаций, от участников требовали не меньше 3 концепций, по одной в каждой номинации, и победителей тоже 15. Среди них и студенты, и известные молодые архитекторы. Показываем первые 4 номинации: отели и апартаменты разного класса.
Годы метро. Памяти Нины Алешиной
Сегодня, 17 июля, исполняется сто лет со дня рождения Нины Александровны Алешиной – пожалуй, ключевого архитектора московского метро второй половины XX века. За сорок лет она построила двадцать станций. Публикуем текст Александра Змеула, основанный на архивных материалах, в том числе рукописи самой Алешиной, с фотографиями Алексея Народицкого.
Мост без свойств
В Бордо открылся автомобильный и пешеходный мост по проекту OMA: половина его полотна – многофункциональное общественное пространство.
Три шоу
МАРШ опять показывает, как надо душевно и атмосферно обходиться с макетами и с материями: физическими от картона до металла – и смысловыми, от вопроса уместности в контексте до разнообразных ракурсов архитектурных философий.
Квеври наизнанку
Ресторан «Мараули» в Красноярске – еще одна попытка воссоздать атмосферу Грузии без использования стереотипных деталей. Архитекторы Archpoint прибегают к приему ракурса «изнутри», открывают кухню, используют тактильные материалы и иронию.
Городской лес
Парк «Прибрежный» в Набережных Челнах признан лучшим общественным местом Татарстана в 2023 году. Для огромного лесного массива бюро «Архитектурный десант» актуализировало старые и предложило новые функции – например, площадку для выгула собак и терренкуры, разработанные при участии кардиолога. Также у парка появился фирменный стиль.
Воспоминания о фотопленке
Филиал знаменитой шведской галереи Fotografiska открылся теперь и в Шанхае. Под выставочные пространства бюро AIM Architecture реконструировало старый склад, максимально сохранив жесткую, подлинную стилистику.
Рассвет и сумерки утопии
Осталось всего 3 дня, чтобы посмотреть выставку «Работать и жить» в центре «Зотов», и она этого достойна. В ней много материала из разных источников, куча разделов, показывающих мечты и реалии советской предвоенной утопии с разных сторон, а дизайн заставляет совершенно иначе взглянуть на «цвета конструктивизма».
Крыши как горы и воды
Общественно-административный комплекс по проекту LYCS Architecture в Цюйчжоу вдохновлен древними архитектурными трактатами и природными красотами.
Оркестровка в зеленых тонах
Технопарк имени Густава Листа – вишенка на торте крупного ЖК компании ПИК, реализуется по городской программе развития полицентризма. Проект представляет собой изысканную аранжировку целой суммы откликов на окружающий контекст и историю места – а именно, компрессорного завода «Борец» – в современном ключе. Рассказываем, зачем там усиленные этажи, что за зеленый цвет и откуда.
Терруарное строительство
Хранилище винодельни Шато Кантенак-Браун под Бордо получило землебитные стены, обеспечивающие необходимые температурные и влажностные условия для выдержки вина в чанах и бочках. Авторы проекта – Philippe Madec (apm) & associés.
Над античной бухтой
Архитектура культурно-развлекательного центра Геленждик Арена учитывает особенности склона, раскрывает панорамы, апеллирует к истории города и соседству современного аэропорта, словом, включает в себя столько смыслов, что сразу и не разберешься, хотя внешне многосоставность видна. Исследуем.
Архитектура в дизайне
Британка была, кажется, первой, кто в Москве вместо скучных планшетов стал превращать показ студенческих работ с настоящей выставкой, с дизайном и объектами. Одновременно выставка – и день открытых дверей, растянутый во времени. Рассказываем, показываем.