«Молодым архитекторам нужно давать не советы, а возможности»

Московский архитектор Мария Крылова – об учебе по градостроительным программам в МАРХИ и в Дармштадтском техническом университете.

mainImg


Архи.ру:
– Расскажите о вашей учебе в МАРХИ.

Мария Крылова:
– Изначально учиться в МАРХИ было моей мечтой, а процесс подготовки к поступлению можно описывать в отдельной статье… На первом и втором курсе я училась у Натальи Сапрыкиной, а с третьего курса – поступила в группу Александра Малинова на факультет градостроительства. Мне нравится градостроительный масштаб и большое количество аналитической работы, которая предшествует проекту. В процессе учебы мне немного не хватало ощущения реальности проектов, которые мы делали, и я устроилась в архитектурное бюро: меня привлекала «настоящая» работа. Я закончила институт в 2013 году, защитив диплом с концепцией развития Домодедовского района на основе взаимодействия города и аэропорта.





– Как вам пришла в голову идея поехать учиться за границу, и чем был обоснован выбор страны, куда вы уехали – Германии?

– Я с первого курса знала, что поеду учиться за рубеж, чтобы получить дополнительное образование и расширить границы своих профессиональных знаний. Мой отец, преподававший в МГУ и в Стэнфордском университете, очень поддерживал эту идею. Сначала я планировала ехать во Францию, потому что мне очень нравится эта страна, но я встретила молодого человека, который уехал учиться в Германию. Я не могу сказать, что полюбила эту страну, но очень довольна качеством образования и просто удобством повседневной жизни там.

zooming
Мария Крылова
zooming
Центральный корпус Дармштадтского технического университета. Фото предоставлено Марией Крыловой



– С какими сложностями вы столкнулись при оформлении документов на выезд?

– Очень трудоемка подготовка всех документов: сначала – для поступления на выбранную учебную программу, затем – для подачи на визу, а после этого – для продления визы в Германии.

Для поступления нужно было получить сертификат о знании языка, подготовить CV, мотивационное письмо, рекомендательные письма от преподавателей, сканы дипломов и даже зачетной книжки, а также свидетельство об окончании средней школы. Претендентов на программу выбирали, основываясь на их мотивации, образовании и опыте работы. Для подачи на визу часть документов нужно было перевести на немецкий и проставить апостиль. Помимо этого, необходимо было открыть счет в немецком банке и перевести минимальную сумму на год (в Германии это 8000 евро), заплатить за обучение. Документы на программу я отправила в конце ноября 2013 года, а визу в Германию мне выдали в конце сентября 2014: на все ушло около девяти месяцев.

Въездную студенческую визу в немецком посольстве в России выдают только на 3 месяца, а по приезде в Германию ее нужно продлевать. Чтобы это сделать, надо снять жилье, зарегистрироваться по месту жительства, оформить страховку, пройти регистрацию в институте и получить документы, подтверждающие учебу, а также взять выписку из банка о наличии средств на счете. После этого – записаться на прием в ведомство по делам иностранцев и с полным пакетом документов подать заявление на продление визы. В целом, процесс сбора и подачи документов в Германии не такой уж и сложный, но все равно поначалу все кажется запутанным, особенно из-за языкового барьера. Нужно отдать должное менеджерам моей учебной программы, которые отвечали на все вопросы, устраивали семинары, на которых можно было узнать все необходимое, и связывали нас с другими студентами, которые уже прошли этот путь.

zooming
Группа учебной программы Mundus Urbano. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Как проходил процесс адаптации в новой стране?

– В Европе много людей говорит на нескольких языках, и это является нормой. Подразумевается, что английский знают все, поэтому в большей степени ценится знание местного языка и какого-то дополнительного в качестве бонуса. Это становится особенно важным на этапе поиска работы или даже стажировки (которая обязательна в рамках моей программы). В процессе обучения, конечно, английского достаточно, тем более что английских программ много. Я училась на английском, и мне нужно было предварительно сдать IELTS на оценку не ниже 6,5. По моим ощущениям, лучше знать язык на более высоком уровне, потому что даже с английским сначала было сложно концентрироваться на лекциях и вопринимать большой поток информации. На мой взгляд, самый большой прогресс дает общение с носителями языка и постоянное чтение литературы.

В Дармштадте, где я училась, остро стоит проблема с жильем. Сам город – совсем небольшой с населением в 145 тысяч человек, из которых 30 тысяч – это студенты. Средняя стоимость аренды комнаты составляет порядка 300 евро и выше из-за большого спроса, а все, что дешевле, приходится долго искать или снимать короткими промежутками у тех людей, которые на несколько месяцев уезжают на стажировку или по работе. Также сложность заключается в том, что, когда человек ищет комнату в квартире, то нужно прежде всего понравиться тем, кто там уже живет, а это значит, что по каждому возможному варианту жилья нужно встречаться и общаться с этими людьми, на что тоже уходит время. У меня шла интенсивная учеба с утра до вечера, и потому не было времени на поиски. Мне нужен был официальный арендный договор для продления визы, и я в итоге сняла комнату в только что отремонтированном доме через фирму, что получилось дороже, но проще.

Первый год я постоянно находилась в среде своих одногрупников – таких же, как я, иностранных студентов со всего мира. Название моей программы можно перевести как «Международные отношения в градостроительном развитии» (International Cooperation and Urban Development), и всех учащихся принципиально подбирали из разных стран (в моем потоке были Россия, Италия, Канада, Доминиканская республика, Индонезия, Китай, Турция, Мексика, Гватемала, Иордания, Черногория, Греция, Сирия, Эфиопия, Кения, Гана, Ямайка), поэтому мы были слегка обособленной от немецких студентов группой. Благодаря особенностям организации программы, мы постоянно находились вместе, работали в командах. Учеба больше всего помогала адаптироваться в стране, потому что все время нужно было что-то делать. Плюс ко всему на каждых выходных и в каникулы я ездила к мужу в Дюссельдорф (в трех часах езды от Дармштадта), что, естественно, помогало отдохнуть.

Вопреки своим собственным ожиданиям, в первый год я не почувствовала какой-то острой разницы менталитетов, наоборот, я пришла к выводу, что люди везде одинаковы. Я гораздо острее чувствовала разницу за пределами института, в обычной, повседневной жизни. Первое впечатление, когда переезжаешь – это то, что все вокруг другое. Не плохое или хорошее, а просто отличающееся от привычного. Еще по сравнению с Москвой чувствуется разница в темпе жизни.

zooming
Презентация проекта в группе учебной программы Mundus Urbano. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Какой была учеба в Дармштадте?

– Первый год у меня была интенсивная программа. С 9-ти утра до полудня проходили курсы по выбору, например, немецкий, экономика, европейское градостроительство; основные занятия – с 13 до 18 часов, а вечером нужно было готовить письменные задания и презентации, которые являлись итогом работы и проходили каждую пятницу. В перерывах между учебой проводились конференции, экскурсии, лекции приглашенных преподавателей, а также международные вечера, где студенты из разных стран собирались и делились опытом. Когда мы ездили на конференцию в Рим, я подумала, что нужно всех студентов-первокурсников в рамках «введения в профессию» возить в Италию, потому что эта страна – настоящее воплощение красоты.

Дармштадт можно назвать чем-то вроде академгородка, где университету принадлежит большое количество зданий и территорий по всему городу. Сам университет – технический, с хорошо развитыми факультетами физики, химии, IT, медицины и др. У него много спонсоров и сотрудничающих с ним потенциальных работодателей, чьи заводы и офисы расположены в относительной близости. Вуз привлекает своей инфраструктурой и постоянно расширяется, ремонтируется и оснащается современной техникой. За счет этого создаются по-настоящему классные условия для учебы. Одно из моих любимых мест – это библиотека: современное здание с просторными читальными залами и аудиториями.

Все лекции и семинары были разбиты на блоки по одной-две недели с разными преподавателями из разных стран (в моем потоке это были США, Индия, Австралия, страны Африки, Китай, Швейцария, Германия, Турция, Норвегия). Моя программа ориентирована на теоритические междисциплинарные знания. Мы изучали различные предметы, касающиеся градостроительного развития в целом и устройства городов: «Градостроительное планирование», «Глобализация», «Устойчивая архитектура», «Экономика в градостроительстве», «Маркетинг», «Сохранение культурного наследия», «Экология», «Безопасность в городах», «Партисипаторное проектирование» (проектирование, когда будущие жители непосредственно участвуют в процессе планировки), «Градостроительная инфраструктура», «Транспорт», «Организация реконструкции в экстремальных ситуациях», «Урбанизация и реорганизация трущоб», «Энергоэффективные технологии», «Статистика», «Проектное финансирование», «Политика и международное сотрудничество». Дополнительно у всех был свой набор курсов по выбору. По каждому блоку мы много читали, изучали информацию и готовили небольшой проект или письменную работу и презентацию.

zooming
Жилой комплекс «Лесная спираль» в Дармштадте по проекту Фриденсрайха Хундертвассера. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Чем отличалась учеба в TU Darmstadt от МАРХИ?

– Для меня было непривычным то, что много времени в процессе учебы отводилось на обсуждение. Каждый студент должен был делиться своими мыслями, идеями и отзывами на прочитанную статью, просмотренный фильм или лекцию. На мой взгляд, подходы к выполнению проектов в России и за границей принципиально разные. В МАРХИ всегда ставят высокую планку для достижения цели. Выполнение проектов часто дается тяжелыми усилиями, но это является показателем правильности приложения сил. В Европе большее внимание уделяется личному пространству и идейному содержанию проекта, в постановке проблемы практически никогда не ставиться сверхзадачи. Если выполнение проекта вызывает напряжение, то его нужно пересмотреть и оптимизировать процесс таким образом, чтобы получить запланированный результат без видимой потери качества. В МАРХИ этот навык вырабатывается самостоятельно (или же не вырабатывается), а в Европе этому пытаются научить. В МАРХИ архитектора воспитывают как самостоятельную личность, умеющую бороться за свой проект до конца. В Европе большее внимание уделяется самой организации процесса и взаимодействию между людьми. Побочным эффектом российского подхода является то, что человек может «сгорать», а проекты выполняются нестабильно. Побочным эффектом европейской системы является стирание границы между минимализмом и отсутствием идеи. Если говорить о работе, то у молодого архитектора в России есть шанс получить «карт бланш» на по-настоящему интересную работу. В Европе такая ситуация вряд ли возможна.

zooming
Центральная площадь Дармштадта. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Что дало вам образование в Германии, и что дало вам образование в МАРХИ?

– Я бы для себя еще отдельно выделила опыт работы как очень важный: он тоже многое дал. МАРХИ, мне кажется, дает больше, чем образование, он дает систему жизненных координат. Он формирует вкус, воспитывает характер и определенную устройчивость к стрессовым ситуациям, которые неизбежны в процессе учебы. С точки зрения прикладных знаний, понимания непосредственно процесса проектирования, мне гораздо больше дала работа над реальными проектами. Это было по-настоящему интересно, серьезно, ответственно. Я в большей степени училась делать проект не в институте, а на работе.

Образование за границей понравилось мне всем, в первую очередь, тем, что оно актуальное. Мы обсуждали современные проблемы, тенденции и возможные перспективы развития городов. Мне понравилась комплексность подхода. Мы рассматривали город как систему – с разных точек зрения, через разные дисциплины, в разных масштабах. И при этом все предметы так или иначе были связаны друг с другом, каждый новый блок добавлял знания и расширял представления о проблемах и взаимосвязях. Эта программа дала более комплексное, более широкое понимание глобальных процессов.

zooming
Дармштадт. Фото предоставлено Марией Крыловой



– Порекомендовали ли бы вы Дармштадтский технический университет другим российским студентам?

– Я бы порекомендовала и сам университет, и программу, по которой я училась. Программа Mundus Urbano организована четырьмя европейскими вузами и подразумевает систему двойного диплома, когда первый год вся группа учится в одной стране, а на второй год все разлетаются по разным странам – в партнерские вузы – и получают второй диплом в той стране, которую взяли по выбору.

В соответствии с программой можно выбрать второй страной Францию, Италию или Испанию. Но, помимо этого, можно поехать по обмену от университета (а не от архитектурного факультета) практически в любую страну мира. Так, несколько человек из моей группы уехали в Корею и Индонезию. Можно также остаться в Германии (как сделала я) и на второй год самостоятельно выбрать набор учебных курсов, преподавателей и режим обучения. Второй год отдается под стажировку и написание диплома. В общем и целом, программа очень гибкая, и каждый студент может подстроить ее под себя.

Основной принцип программы – междисциплинарность. В соответствии с ним даже студентов стараются подбирать из разных областей (в моем потоке были архитекторы, градостроители, инженеры, географ, социолог и журналист). Много времени посвящено анализу существующих тенденций и особенностей развития городов – не только как планировочной структуры, но как системы взаимосвязей.

Программу можно считать в большей степени теоритической. Студентов выбирают среди тех, у кого уже есть основное образование и опыт работы. Это своего рода «thinking outside the box» – переосмысление привычных стереотипов, получение новых знаний и комплексная аналитика.

zooming
Фото предоставлено Марией Крыловой



– Если бы можно было вернуться в прошлое, то как бы вы организовали свой процесс обучения архитектуре?

– У меня была сильная личная мотивация уехать – я уезжала к мужу, и это внесло коррективы в выбор страны и города обучения. Если бы я была независима, я бы все делала по-другому от начала и до конца. Я родилась и выросла в Москве, никогда не бежала отсюда с криками «пора валить» и не разделяю эту позицию. Мне кажется, что имеет смысл тратить свое время либо ради существенно лучших условий жизни, либо ради чего-то особенного, что важно для конкретного человека лично.

Я не хочу создать ложное впечатление о том, что за границей «трава зеленее». Человек, который уезжает, на мой взгляд, должен четко понимать, почему он это делает, и трезво оценивать свои возможности, в том числе и стрессоустойчивость. Какой бы прекрасной ни была другая страна, как минимум первый год уходит на адаптацию, на доучивание языка, на организационные хлопоты, на привыкание к чужой среде и т.д. С финансовой точки зрения, Германия, возможно, одна из самых благоприятных стран, тем более что на немецком языке здесь можно учиться бесплатно, но, тем не менее, надо учитывать, что рассчетных 8000 евро в год на полноценную жизнь в реальности не хватает. Остаться здесь на постоянное место жительство, если уже есть студенческая виза, не так сложно, но получить хорошую работу – сложно очень. Для работодателя иностранец – это дополнительные хлопоты с документами, и нужно обладать какими-то серьезными конкурентными преимуществами, чтобы претендовать на рабочее место. Поэтому, если человек не планирует оставаться, то я бы выбирала краткосрочные программы обучения, воркшопы и стажировки, которые повышают стоимость профессионала на российском рынке, но не отнимают столько времени, чтобы на момент возвращения этот рынок уже потерять.

– Чем вы занимаетесь сейчас?

– Я недавно закончила практику в немецком ландшафтном бюро в Дюссельдорфе. В Германии популярна тема благоустройства, организации общественных пространств и улучшения качества городской среды, поэтому ландшафтных бюро много. Для меня все там оказалось новым, начиная с того, что я никогда раньше не работала в этой сфере, и заканчивая изучением очередной компьютерной программы.

Меня взяли на работу с тендерами, работа по которым здесь популярна и является одним из стабильных источников получения заказов для компании. Непривычным было то, что очень много времени отводилось на обсуждение проекта. В Москве я привыкла, что на стадию эскизирования и создание идеи уходит мало времени, а основная часть работы приходится на подготовку чертежей. Здесь большая часть времени отводилась на поиск идеи, аналитику, обсуждение, и даже не столько на поиск в эскизировании, сколько на создание нарратива, «легенды» проекта. По общему впечатлению, проекты в Германии в принципе разрабатываются максимально лаконично, не ставится задачи кардинального изменения ситуации или создания «мега-проектов». В тройке «Польза, Прочность, …» на последнее место, скорее, можно поставить «чистоту» решения или эстетику минимализма.

С начала учебы я начала вести свой блог http://www.archiview.info про архитектуру, города, куда езжу, обучение и все, что кажется мне интересным. В свободное время я стараюсь больше путешествовать, занимаюсь живописью и учу язык.

– Дайте один совет начинающему архитектору.

– Я думаю, что молодым архитекторам нужно давать не советы, а возможности.

Мария Крылова
Блог: http://www.archiview.info
Сайт: http://www.mia-project.com
Страница в сети Facebook: https://www.facebook.com/maria.krylova.39
 

0

28 Апреля 2016

Беседовала:

Елизавета Клепанова
comments powered by HyperComments

Статьи по темам: Архитектурное образование, Архитектурное образование за рубежом: личный опыт

МАРХИ-2019: 10 проектов на тему «Школа»
Школа для детей с инвалидностью, воспитательная колония для малолетних преступников, интернат для детей-сирот – студенты МАРХИ создают новый образ современного образования.
Образовательный заплыв в центре города
Прошедшим летом Плавучий университет в Берлине по проекту коллектива raumlaborberlin стал площадкой для дискуссий и экспериментов на тему городов, переживающих бурную трансформацию. Этот необычный кампус – в фотографиях Дениса Есакова.
Пресса: Мэр Иркутска Дмитрий Бердников: «Зимний градостроительный...
Опыт Международного Байкальского зимнего градостроительного университета (МБЗГУ) может быть полезен и интересен школьникам, планирующим выбрать профессию архитектора и остаться работать в Приангарье. Об этом на заключительной презентации проектов XIX-й сессии воркшопа 1 марта сообщил мэр Иркутска Дмитрий Бердников, пригласивший старшеклассников в ИРНИТУ.
Пресса: Интервью руководителей студии "Свое пространство"...
Молодые и успешные архитекторы, партнеры архитектурного бюро FAS(t) Ксения Харитонова и Александр Рябский станут преподавателями и руководителями проектной студии в МА1 во втором семестре. Накануне старта занятий они рассказали нам о деятельности бюро, о том, зачем им преподавать, и чем они хотят поделиться со студентами.
Пресса: Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями...
Архитекторы, партнеры архитектурной студии FAS(t) Александр Рябский и Ксения Харитонова станут руководителями одной из студий в МА1 во втором семестре 2017-2018 учебного года. Они убеждены: «Архитектура – это всегда проекция нашего внутреннего мира». Участникам студии предлагается поработать над «Своим пространством».
Пресса: Портландия: как становятся инженерами в самом странном...
По просьбе Strelka Magazine студентка Портлендского государственного университета Полина Поликахина рассказала об особенностях инженерного образования в Америке, соревновании по строительству мостов и стиле жизни в крупнейшем городе штата Орегон.
Пресса: Александр Острогорский: «Cлово «критик» — ловушка»
В последние дни декабря, в самый разгар «ёлок» у меня возникло желание поговорить с коллегами о том, как они прочувствовали пульсации семнадцатого года в своей профдеятельности, что стало главной движущей силой и задало направление для следующих лет. Одним из таких людей оказался Александр Острогорский. Разговор состоялся в самый разгар просмотров студийных работ; из темы «А что стало для Вас главным в этом году» он стремительно улетел в тему архитектурной критики. Впрочем, мы не стали менять этот неожиданный ракурс, — он нам обоим показался крайне любопытным. Выкладываю здесь краткий конспект.
Итоги 2017
Рассматриваем события прошедшего года: как главные, обещающие много суеты в будущем, так и просто интересные.

Технологии и материалы

Паттерн золотой волны
Потолочные детали и настенные панно, выполненные из алюминия Sevalcon, превращаются в орнамент и оттеняют вереницу национальных узоров в интерьерах Центра художественной гимнастики, формируя переклички с основной иконической формой фасада здания.
Condair – партнёр архитекторов
Награждать архитекторов деловыми профессиональными поездками мы решили на постоянной основе. Это даст возможность архитекторам совершенствоваться, получать новые знания и посмотреть на мир с позиции людей, создающих качественный воздух в архитектурных пространствах.
Life Challenge 2020: проекты российских архитекторов борются...
Стартовал международный конкурс Baumit на лучшие европейские фасады Life Challenge 2020, в котором принимают участие более 300 работ из 25 стран. Раз в два года профессиональное жюри выбирает самый яркий и неповторимый проект. В этом году за престижную премию будут бороться российские архитекторы. С февраля по апрель также проходит открытое голосование за лучшее оформление здания.
ArchYouth-2020: объявлены победители III сезона
Каждый из победителей детально разобрался в тонкостях остекления своего проекта, правильно рассчитал формулы стеклопакетов, подобрал стёкла и профильные системы.
Английский кирпич в московских Кадашах
Кирпич IBSTOCK Bristol Brown A0628A, привезенный компанией «Кирилл» прямо из Великобритании для фасадов ЖК «Монополист» в Кадашах, стал для комплекса, нового, но вписанного в контекст и расположенного рядом с известнейшим шедевром конца XVII века, основой для сдержанно-историчной и в то же время современной образности.
Измеряй и фиксируй
Лазерный сканер Leica BLK360 – самый компактный из существующих, но в то же время достаточно мощный: за короткое время с его помощью можно провести высокоточные обмеры и создать 3D-модель объекта. Как прибор, который легко помещается в рюкзак или сумку, ускоряет процесс проектирования, снижает риски и помогает экономить – в нашем материале.

Сейчас на главной

Дюны, кварц и атом
Проект-победитель конкурса Малых городов для Соснового Бора: благоустройство парка и пляжа, вдохновленное северным ландшафтом, зеркалами и ядерной энергетикой.
Стеклянный ларец
Пражские архитекторы OV-A спроектировали штаб-квартиру производителя дизайнерского богемского стекла Lasvit в Нови-Боре: главную роль там играет корпус с фасадами из специально изобретенной стеклянной плитки.
Пресса: Как мир перенесет прививку от изоляционизма
«Мне странно теперь представить себе,— пишет Илья Эренбург в начале 1960-х, вспоминая 1914-й,— что можно было отправиться в другую страну, не заполнив анкеты, не проводя недели в ожидании — впустят или не впустят; но слово "виза" я услышал впервые во время войны; прежде не спрашивали даже паспорта».
Красный акцент
Коммерческое здание Stellar по проекту Sanjay Puri Architects в новом районе Ахмадабада привлекает внимание офисным «пентхаусом» из красного металла.
Течение линий
Пять домов квартала «Свобода» ЖК «Символ» – пример комплексной работы архитекторов над целостным фрагментом города, который стал воплощением того подхода к архитектуре, который в Москве ранее не встречался: все подчинено пластическому потоку – своего рода течению, подчеркнутому энергичным рисунком фасадов сродни «суперграфике».
Каркас по донцу
Проект-победитель конкурса Малых городов для Городца: комплексная программа обновления общественных пространств с углубленным анализом истории и культурных кодов места.
Зеркальная иллюзия на работе
Атриум офисного здания в центре Сеула превращен архитекторами OBBA в визуальный аттракцион, чтобы спасти сотрудников от рутины. При этом эффективность использования площадей достигает максимума, разрешенного СНиПами.
Город у большой воды
Концепция масштабной застройки на краю Воронежа, над водой водохранилища-«моря», использует прибрежный перепад высот для организации сложносоставного общественного пространства и уделяет много внимания силуэту и распределению масс, определяющих вид на будущий комплекс с другого берега реки.
Пол Флауэрс: «Инвестиции в архитекторов – это инвестиции...
Поговорили с вице-президентом по дизайну корпорации LIXIL, в состав которой с 2014 года входит GROHE, о новой премии WAF Water Research Prize, о микро- и макротрендах и о том, почему архитекторы и производители вместе смогут сделать для этого мира больше, чем по отдельности.
Паломничество в страну ар-деко
В ЖК «Маленькая Франция» на 20-й линии Васильевского острова Степан Липгарт собеседует с автором Нового Эрмитажа, мастерами Серебряного века и советского ар-деко на интересные профессиональные темы: дом с курдонером в историческом Петербурге, баланс стены и витража в архитектонике фасада. Перед вами результаты этой виртуальной беседы.
Дом в порту
Жилой комплекс на Двинской улице – первый случай современной архитектуры на Гутуевском острове. Бюро «А.Лен» подробно исследует контекст и создает ориентир для дальнейших преобразований района.
Дюжина видео-каналов в спину карантинному времени
Все вокруг советуют, как провести период изоляции с пользой. Мы собрали для вас YouTube-каналы, которые помогут не только скоротать время, но и узнать что-то новое, полезное – 12 об архитектуре, и еще несколько просто интересных. И БГ, если кто не видел.
Вместо плаца – парк
Архитекторы ChartierDalix приспособили исторические казармы Лурсин для юридического факультета университета Париж I: главную роль там играет созданный на месте плаца парк.
Взлетная полоса
Проект-победитель конкурса Малых городов для Гатчины: линейный парк в большом микрорайоне и возвращение памяти о первом военном аэродроме России.
Градсовет удалённо / 25.03.2020
Градсовет впервые за историю своего существования работал дистанционно: обсуждали «готичный» бизнес-центр и эскиз жилого комплекса на севере города. Мы попытались подготовить удаленный же репортаж и заодно расспросить петербургских архитекторов о работе он-лайн.
Жилье с поддержкой
Комплекс MLK1101 в Лос-Анджелесе по проекту Lorcan O’Herlihy Architects – это жилье для бездомных ветеранов вооруженных сил, «хронических» бездомных и семей без места жительства.
Баланс уплотнения
Мастерская Анатолия Столярчука проектирует дом, который вынужденно доминирует над окружающей застройкой, но стремится привести сложившуюся среду к гармонии и развитию.
Сечение «Армады»
Клубный дом в историческом центре Екатеринбурга превращает разновысотность в основу образа: скос его силуэта созвучен скатным кровлям старых зданий, но он же становится ярким и современным пластическим акцентом.
Умер Майкл Соркин
Скончался американский архитектор, урбанист и публицист Майкл Соркин – второй, после Витторио Греготти, крупный архитектурный деятель, ставший жертвой коронавируса.
Александра Черткова: «Для нас принципиально важно...
В преддверии выставки «Город: детали», которая должна была открыться сегодня на ВДНХ, а теперь перенеслась на неопределенный срок, архитектор и партнер бюро «Дружба» Александра Черткова рассказала об основных принципах создания комфортного пространства для детей, ключевых трендах в проектировании детских площадок, а также о том, как москвичи принимают участие в городском развитии.
Очевидные неочевидности на улицах Нью-Йорка
Публикуем 7 главок из новой книги Strelka Press «Код города. 100 наблюдений, которые помогут понять город» Анне Миколайт и Морица Пюркхауэра – собрания замеченных авторами закономерностей, которые пригодятся при проектировании городской среды.
Каменная мозаика
Универмаг Galleria по проекту бюро OMA в южнокорейском Квангё получил «мозаичный» фасад из 12 000 гранитных и 2500 стеклянных треугольников.
Салют Кикоину!
Проект-победитель конкурса Малых городов для Новоуральска прославляет знаменитого физика, а также превращает бульвар на окраине в одно из главных общественных пространств.
WAF: «Оскар», но архитектурный
Говорим с авторами трех проектов, собравших награды WAF: редевелопента Бадаевского завода – Herzog & de Meuron, ЖК «Комфорт Таун» – Архиматика, и Парка будущих поколений в Якутске – ATRIUM.
Лестница без конца
Берлинское бюро Barkow Leibinger создало декорации для постановки оперы «Фиделио» Людвига ван Бетховена в венском Театре ан дер Вин. Режиссер – Кристоф Вальц, дважды лауреат «Оскара» за роли в фильмах Квентина Тарантино.
Пресса: Выживет ли урбанистика в России
Урбанистика сегодня в России — синоним воровства. Если человек посадил дерево или построил дом, то понятно зачем. Чтобы стибрить, вот зачем. Отсюда вопрос об урбанизме в России будущего — по крайней мере, если мы исходим из надежды, что дальше должно быть как-то лучше,— решается однозначно: его не будет <...>
Мрамор среди домн
Библиотека Люксембургского университета на территории бывшего сталелитейного завода – это перестроенное мастерской Valentiny Hvp Architects хранилище для руды.
Ключевое слово: «телеработа»
Архитекторы, профильные СМИ и вузы по всему миру реагируют на ситуацию пандемии, пытаясь обезопасить сотрудников и студентов, сохранив учебный и рабочий процесс. Говорим с руководителями нескольких московских бюро об их планах удаленной работы, а также рассказываем, как реагируют на эпидемию архитекторы мира.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
«Дом бездомных»
Католический приют для социально незащищенных людей в деревне на юго-востоке Польши построен по проекту бюро xystudio с бережным отношением к окружающей среде.
Драгоценное пространство
Evotion design и T+T architects сообщили о завершении интерьера штаб-квартиры Сбербанка на Кутузовском проспекте. В центре атриума здесь парит переговорная-«Диамант», и все похоже на шкатулку с драгоценностями, в том числе высокотехнологичными.
Берег Дона
Проект из числа победителей конкурса Малых городов посвящен благоустройству берега реки Дон в промышленой части городка Данков, небольшого, но экономически успешного.
Реконструкция с чувством
Перед стартом курса МАРШ Re(New), слушатели которого будут работать со зданиями Хлопкопрядильной фабрики, куратор Дарья Минеева рассуждает о смысле и путях реконструкции.
Живописное жилье
В новом нью-йоркском комплексе Denizen Bushwick – 900 квартир, из которых 20% доступных, а высокую плотность смягчает монументальное искусство, озеленение и разнообразная инфраструктура. Авторы проекта – бюро ODA.
Верста на соляных берегах
Пешеходный маршрут с уклоном в туризм и исторические реконструкции, но не без спорта: проект-победитель конкурса Малых городов для Соликамска.
Большая маленькая победа
В небольшой по масштабу школе в Домодедове бюро ASADOV_ мастерски справилось с ограничениями в виде скромного бюджета и жестких лимитов площади, спроектировав светлые классы, гуманные рекреации и даже многосветный атриум с амфитеатром, ставший центром школьной жизни.
Чандигарх: фрагменты модернистской утопии
Публикуем фотографии и эссе Роберто Конте об архитектуре Чандигарха – от прославленного Капитолия Ле Корбюзье до менее известных жилых домов, кинотеатров, вузовских корпусов авторства его соратников и последователей.
Здание как Интернет
В культурно-общественном центре Forum Groningen по проекту NL Architects на севере Нидерландов можно бродить и находить информацию по всем областям знаний так же свободно, как во Всемирной сети.