Иньяки Абалос: «Мы не приемлем грустных лиц в нашем офисе»

Испанский архитектор Иньяки Абалос, профессор Гарвардской школы дизайна – об отношениях архитектуры и урбанизации, о дефиците новых идей и различии профессионального образования в Европе и США.

mainImg
Иньяки Абалос (Iñaki Ábalos) – сооснователь мадридских бюро Abalos & Herreros (1984–2006) и Abalos+Sentkiewicz (с 2006). В 2013–2016 он руководил архитектурным отделением Гарвардской школы дизайна.

Иньяки Абалос Васкес. Фото © Fernando Andres Puerto. Предоставлено Abalos+Sentkiewicz Arquitectos



Архи.ру:
– В вашей исследовательской деятельности и в ряде ваших проектов – острова искусств Иу в китайской провинции Чжэцзян, парков Сан-Антонио в Медельине и Филиппа VI в Логроньо – вы обращались к вопросу урбанизации. Какова взаимосвязь между урбанизацией и архитектурой?


Иньяки Абалос:
– Урбанизация – удивительно сложный феномен и ключевой вызов в развитии человечества на протяжении ХХ и XXI веков. Архитектура значима, но она имеет весьма ограниченное влияние на процесс урбанизации, трансформацию идеи города и использования общественного пространства. Произошло усложнение социальной и политической системы, возникло новое отношение ко времени и масштабу, все это требует новых подходов в архитектуре.

Парк Филиппа VI в Логроньо. 2013 © José Hevia
Парк Сан-Антонио в Медельине © Ábalos+Sentkiewicz Arquitectos
Остров искусств Иу © Ábalos+Sentkiewicz Arquitectos



– На IV Международном архитектурном конгрессе в Памплоне вы говорили, что архитекторам стоит переключиться с создания «иконических» форм на функциональность. В чем она заключается?

– Если мы обратимся к опыту двух прошлых десятилетий, обнаружим, что архитекторы постепенно перешли от создания проектов, направленных на увековечение собственного имени, от зданий-автопортретов, от своего рода нарциссизма в архитектуре, к созданию «натюрмортов», к вписыванию проектов в среду, к функциональности. В проектах нашей мастерской мы уделяем равное внимание объекту и среде, соединяем органическое и неорганическое, природное и искусственное, в результате получаем нечто более сложное, более пригодное к использованию.

В книге «Эссе о термодинамике, архитектуре и красоте» мы говорим о том, что архитекторам необходимо стремиться к достижению «усовершенствованной пассивности» (sophisticated passiveness) построек за счет выстраивания определенного соотношения между их массой, объемом, площадью поверхностей, системой вентиляции и климатическими особенностями среды, где они будут возведены.

Здание Фонда Антони Тапиеса в Барселоне. 2010 © José Hevia
Музей современного искусства Чжухай-Хуафа в Чжухае © Ábalos+Sentkiewicz Arquitectos
Вокзал скоростных поездов в Логроньо. 2012 © José Hevia



– Вы проектируете здания разного профиля – музеи (музей современного искусства в Чжухае, Фонд Антони Тапиеса в Барселоне), вокзалы (железнодорожная станция в Логроньо), торговые центры (в Чжухае и Шанхае), офисные здания (комплекс «Лолита» в Мадриде) и т.д. Есть ли у вас любимый тип проектов?

– По большому счету, нет. Меня удивляет, что многие архитекторы избегают проектирования коммерческих зданий. Мне это кажется нелепым. Неважно, каково назначение строящегося объекта – торговый центр, частный дом или больница. Совершенно нормально, что кто-то хочет заработать, используя наш проект. Архитектура одновременно является бизнесом и предоставлением услуги. В процессе строительства и эксплуатации здания кто-то должен зарабатывать – включая архитекторов, между прочим. По-моему, прекрасно, если заказчик из частного сектора, обычно это положительно сказывается на гонораре.

Рената Сенткевич. Фото © Fernando Andres Puerto. Предоставлено Abalos+Sentkiewicz Arquitectos



– Вы работаете с вашим партнером по архитектурному бюро, Ренатой Сенткевич, с 1999 года. В чем секрет ваших успешных партнерских отношений?

– Рената – лучший проектировщик из всех, кого я встречал, а, надо сказать, я встречал тысячи проектировщиков. Она педантична, серьезна, увлечена, разделяет мои взгляды на архитектуру и имеет характер, отличный от моего. Мы дополняем друг друга. Ежедневные дискуссии между нами могут проходит довольно жестко, но они конструктивны, мы сразу чувствуем, когда один из нас предлагает стоящую идею.

Рената была моей студенткой, писала диплом под моим руководством. Мы быстро поняли, что разговариваем на одном языке. После этого мы работали вместе в Ábalos+Herreros, где команда начала делиться на тех, кто работал со мной и Ренатой, и тех, кто работал с Хуаном Эрреросом. Со временем мы решили открыть собственное бюро, это был закономерный шаг.

– Вы выросли в Сан-Себастьяне, Рената – в Кракове. Как влияют ваши корни – Страна басков, Испания и Польша – на вашу совместную работу?

– Наше происхождение сближает нас, в нем много сходства. Иногда мне кажется, что между Испанией и Польшей больше общего, чем между Испанией и Францией. Обе страны испытали тяжесть авторитарного режима – в одном случае – франкистский, в другом – коммунистический. Я не вижу разницы между ними, в обоих случаях была своего рода военная диктатура. В обеих странах – по 40 миллионов жителей и сильное влияние католицизма. Это не значит, что мы очень религиозны, но мы получили схожее религиозное образование. Наконец, в обеих странах существует культура труда, баски и поляки крайне трудолюбивы.

Офисный комплекс «Лолита» в Мадриде © José Hevia
Офисный комплекс «Лолита» в Мадриде © José Hevia
Торговый центр «Лунфэн» в Шанхае © Ábalos+Sentkiewicz Arquitectos



В вашем бюро – три офиса: в Мадриде, Кембридже (штат Массачусетс) и Шанхае. Насколько ваши проекты в разных частях света отличаются друг от друга?

– Я знаю много архитекторов, которые при работе в Азии используют восточные метафоры, подчеркивая культурные различия между Востоком и Западом. У меня нет желания прибегать к таким средствам. Я воспринимаю позицию и мировосприятие моих клиентов в Азии, но я не хочу лгать, я хочу быть честным, эти метафоры далеки от меня. Наше бюро остается верным себе в любых контекстах. Мы убеждены, что надо вести себя системно в развитых и развивающихся странах. Проекты, которые мы осуществляем в Европе и Азии, следуют единым принципам.

– В чем заключаются эти принципы? Благодаря чему работы всех трех офисов узнаваемы как проекты Ábalos+Sentkiewicz?

– Во всех трех офисах проекты осуществляются под руководством партнеров – Ренаты Сенткевич и моим. Любой проект начинается с диалога между нами, результат этого общения поступает в нашу студию, к нашим коллегам-экспертам, заказчикам и всем остальным заинтересованным лицам. Наши офисы устроены довольно иерархично. Каждый имеет возможность высказаться, но мы ориентированы на получение реакции на первоначальную идею и ее критику, а не выдвижение новых идей. Мы прислушиваемся ко всем нашим сотрудникам, но в разной степени и не одновременно, а последовательно и методично. Мы всегда заинтересованы в совершенствовании наших идей и в расширении числа их сторонников.

Другая общая черта – у нас замечательные сотрудники, которые разделяют нашу страсть к архитектуре. Это привилегия, которую мы получили благодаря связи с ведущими мировыми вузами (среди них – Высшая техническая школа архитектуры в Мадриде, гарвардская Высшая школа дизайна, Колумбийский, Корнелльский и Принстонский университеты – прим. Е.М.). Для нас важна атмосфера в коллективе. Когда у нас появляются новые сотрудники, мы просим их быть естественными и прямо говорить о своих пожеланиях и проблемах. Мы не приемлем грустных лиц в офисе, всем сотрудникам должно быть хорошо. Если кто-то испытывает дискомфорт или страдает от нехватки внимания, нужно сказать об этом. 99% проблем – решаемы.

– Предполагаю, у вас в бюро – интернациональная команда. Расскажите, кто работает в ваших офисах?

– Наши офисы очень небольшие. В Кембридже у нас всего четверо сотрудников, в Мадриде – десять – двенадцать, несколько из них – из Латинской Америки, остальные – испанцы. В Шанхае в основном работают наши бывшие студенты, те, кто стажировался в кембриджском филиале, они знают наши достоинства и недостатки. Зачастую это выпускники шанхайского университета Тунзцы, одной из ведущих школ архитектуры и инженерного дела в Китае.

– Вы преподаете, проводите исследования и проектируете. Какой род деятельности вы считаете первостепенным для себя?

– Рената ответила бы на этот вопрос иначе, поскольку она не разделяет одно из моих увлечений – написание текстов. Рената – полька, но, будучи во втором классе школы, она переехала в Италию, а затем в Испанию. На сегодня она прожила в Испании больше, чем в Польше, в ней уже больше испанского, чем во мне. Но для изложения мыслей в академической форме этого недостаточно. Когда человек начинает жизнь на новом языке, как это случилось у Ренаты, он часто не чувствует уверенности, необходимой для написания научных текстов.

Я всегда писал и продолжаю этим заниматься. Это зарядка для мозгов. Я пишу о том, о чем мечтаю, а не о том, что знаю, поэтому мои тексты – экспериментальные наброски, эссе, а не научные статьи. Я тестирую свои идеи в научной сфере. Это дешевле, чем на практике (смеется). Студентам всегда интересно работать с тем, что еще неизведанно и непредсказуемо. После тестирования идей в учебном процессе я предлагаю их в мастерской, мы включаем их в проекты. Получается, все три занятия – исследования, преподавание и практика – переплетены.

– В каких конкурсах вы обычно участвуете?

– Мы выбираем архитектурные конкурсы, которые поощряют экспериментальный подход, реалистичные конкурсы кажутся нам менее важными. Обычно мы проигрываем в архитектурных конкурсах, поэтому мы повторяемся, используем одни и те же идеи по четыре-пять раз до тех пор, пока однажды не выиграем.

– Новые идеи редко получают признание с первого раза.

– Верно, но у архитекторов часто особое отношение к проектам, где они впервые выражают новую идею. Хотя совсем необязательно, что в первый раз проект получится самым выигрышным. Когда мы делаем второй конкурсный проект с той же идеей, мы собираем замечания к первому варианту и стараемся их учесть. Мы боремся за наши идеи, в конце концов, их не так много. Ни один архитектор не может разбрасываться идеями. Если в год у архитектора появляются одна-две идеи, это настоящая роскошь.

– Как вы пришли к руководству архитектурным отделением Школы дизайна в Гарварде? (Абалос заведовал этим отделением в 2013–2016 годах – прим. Архи.ру)

– Меня пригласил декан Школы дизайна Мохсен Мостафави. Нашему сотрудничеству уже много лет. Когда Мохсен стал руководителем лондонской школы Архитектурной Ассоциации, я был первым, кого он позвал в качестве приглашенного профессора. Позже Мохсен много переезжал, наконец перебрался в Штаты – сначала в Корнелльский университет, затем в Гарвард, где и возглавил Школу дизайна. Со временем я был приглашен туда заведовать отделением архитектуры. Несколько лет я сомневался, но когда в Испании начался экономический кризис, мне ничего не оставалось, как переехать. В Испании просто не стало работы, которая могла бы сравниться с такой должностью в Гарварде. Я принял это предложение и до сих пор очень рад своему решению.

– В чем сходство и в чем различие традиций в архитектурном образовании Европы и Америки?

– Главное сходство – талантливые студенты. Это неудивительно для Гарварда, где, бесспорно, самая лучшая Школа дизайна в мире. Высшая техническая школа архитектуры в Мадриде – государственная, она не так состоятельна, как другие европейские архитектурные вузы, например, факультет архитектуры Федеральной высшей технической школы в Цюрихе, но ее студенты не менее талантливы.

Главное различие университетских программ по архитектуре на двух континентах – в разных подходах к программе. В Испании сильна традиция политехнического образования, в США обучение архитектуре имеет гибридную форму с большим акцентом на искусство. В Гарварде сильно влияние немецкой школы архитектуры, которое пришло из Чикаго (очевидно, имеется в виду Иллинойский институт технологии, где в 1938–1958 архитектурное отделение возглавлял Людвиг Мис ван дер Роэ – прим. Архи.ру), и собственно из Германии, с немецкими профессорами, перебравшимися в Гарвард, спасаясь от нацистов.

Для меня было очевидно, что мой долг заключался в усилении политехнического компонента программы Гарварда. Отсутствие политехнической подготовки делало образование архитекторов банальным. А времена, они меняются, как сказал бы Боб Дилан. Больше не было денег, которые можно тратить на банальность. Студенты были восприимчивы к моим нововведениям, в какой-то степени они ждали их. У них появилось больше уровней для анализа материалов, эксплуатации зданий, социальной составляющей архитектуры.

– Как вы выстраиваете общение со своими студентами?

– Я учитываю особенности каждого этапа студенческой жизни. Первокурсники еще слепы; работая с второкурсниками, ты знаешь больше, чем твои студенты, но разница уже не так велика. С третьекурсниками мы общаемся на равных.

– Как вы поняли, что хотите заниматься архитектурой?

– Не сразу. Я хотел быть писателем. В конце концов, мы становимся теми, кем хотим. Я не ожидал, что у меня будет возможность написать столько книг (смеется). В моей семье все говорили, что я очень хорошо рисую. Это правда, рисование, пожалуй – то, что получается у меня лучше всего. При поступлении в университет я сомневался в выборе специальности. Семья посоветовала пойти на архитектурный факультет. Я согласился, думал, что если это не мое, то через год сменю направление. С начала учебы и по сей день я пребываю в состоянии влюбленности в свою профессию, в рисование и конструирование пространства.

Профессия архитектора удивительно захватывающая, но при этом она ужасна с экономической точки зрения, с точки зрения отдачи от вложенных усилий и затраченного времени. Архитектором может стать только человек, который страстно любит эту профессию.

26 Сентября 2016

Беседовала:

Екатерина Михайлова
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Москомархитектура: итоги года. Часть I
Шесть коротких интервью: с Никитой Токаревым, Кириллом Теслером, Сергеем Георгиевским, Николаем Переслегиным, Филиппом Якубчуком и основателями бюро ARCHSLON Татьяной Осецкой и Александром Саловым.
Амир Идиатулин: «Главное – объект должен быть тебе...
IND architects стали ньюсмейкерами завершающегося года: выиграли два иностранных конкурса, поучаствовали в трех международных консорциумах, завершили реконструкцию здания первого детского хосписа в Москве для фонда Нюты Федермессер. Основатель и руководитель бюро Амир Идиатулин – об основных принципах работы: самым важным архитекторы считают увлеченность темой, стремятся к универсальности, с жюри и заказчиками не заигрывают, стоимость работы рассчитывают по человеко-часам.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Константин Акатов: «Обновленная территория – увлекательное...
Интервью с победителем международного конкурса на мастер-план долины реки Степной Зай в Альметьевске, руководителем проекта, заместителем генерального директора «Обермайер Консульт» Константином Акатовым.
Сергей Труханов: «Главное – найти решение, как реализовать...
Как изменятся наши рабочие пространства? Можно ли подготовить свои офисы к подобным ситуациям в будущем? Что для современных офисов актуально в целом? Как работать с международными компаниями и какую архитектурную типологию нам всем еще только предстоит для себя открыть?
Технологии и материалы
Кирпич Terca из Эстонии – доступная европейская эстетика
Эстонский кирпич соединяет в себе местные традиции и высокотехнологичное производство мирового уровня под маркой Wienerberger. Технические преимущества облицовочного кирпича Terca особенно ценны в нашем северном климате – благодаря им фасады не потеряют своих эстетических качеств, а постройки будут долговечными.
Прочные основы декора. Методы Hilti для крепления стеклофибробетона
Методы HILTI позволяют украшать фасад сложными объемными формами, в том числе карнизами, капителями, кронштейнами и узорными панелями из стеклофибробетона, отлично имитируя массивные элементы из натурального камня и штукатурки при сравнительно меньшем весе и стоимости.
Дайте ванной право быть главной!
Mix&Match – простой и понятный инструмент для создания «журнального» дизайна ванной комнаты. Воспользуйтесь концепцией от Cersanit с десятками комбинаций плитки и керамогранита разного формата, цвета и фактуры для трендовых интерьеров в разных стилях. Идеально подобранные миксы гармонично дополнят вашу идею и помогут сократить время на создание проекта.
Современная архитектура управления освещением
В понимании большинства людей управлять освещением – это включать, выключать свет и менять яркость светильников с помощью настенных выключателей или дистанционных пультов. Но управление освещением гораздо глубже и масштабнее, чем вы могли себе представить.
Чистота по-австрийски
Самоочищающаяся штукатурка на силиконовой основе Baumit StarTop – новое поколение штукатурок, сохраняющих фасады чистыми.
Кто самый зеленый
14 небоскребов из разных частей света, которые достраиваются или планируются к реализации: уже не такие высокие, но непременно энергоэффективные и поражающие воображение.
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Башня превращается
Совместно с нашими партнерами, компанией «АЛЮТЕХ», начинаем серию обзоров актуальных тенденций высотного строительства. В первой подборке – 11 реализованных высоток со всего мира, демонстрирующих завидную приспособляемость к характерной для нашего времени быстрой смене жизненных стандартов и ценностей.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Сейчас на главной
«Место для всех»
Победителем международного конкурса на разработку концепции Приморской набережной в Сочи стал консорциум во главе с UNStudio.
Пресса: "Непостижимое решение". ЮНЕСКО отобрало у Ливерпуля...
ЮНЕСКО решило исключить Ливерпуль из своего Списка всемирного наследия, поскольку городские власти ведут активное строительство в районе доков и порта - архитектурного ансамбля, которое агентство ООН считало важнейшим памятником. В Ливерпуле такое решение называют "непостижимым" и надеются на его пересмотр.
Главный манифест конструктивизма
В Strelka Press выпущена основополагающая для отечественного авангарда книга Моисея Гинзбурга «Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры» (1924): это совместный издательский проект Института «Стрелка» и Музея «Гараж». Публикуем главу «Конструкция и форма в архитектуре. Конструктивизм».
На берегу очень тихой реки
Проект благоустройства территории ЖК NOW в Нагатинской пойме выходит за рамки своих задач и напоминает скорее современный парк: с видовыми точками, набережной, разнообразными по настроению пространствами и продуманными сценариями «от 0 до 80».
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Стилисты села
Дизайн-код как способ привести небольшое поселение в порядок к юбилею или крупному событию: борьба с визуальным мусором, поиск духа места и унификация городских элементов.
Диалоги об образовании и карьере
Империалистический заказ и равнодушие к форме, необходимость доучить бывших студентов за свои деньги и скука формального обучения – дискуссия об архитектурном образовании на недавнем Архпароходе, как и многие разговоры на эту тему, местами была отмечена грустью, но не безнадежна и по-своему интересна. Публикуем выдержки из разговора, собранные одним из участников, архитектором и преподавателем Евгенией Репиной.
Плавная консоль
У здания банка в окрестностях ливанского города Сура нет привычных ограждений, а еще Domaine Public Architects удалось добавить в проект небольшую площадь.
Туман над Янцзы
В сети обсуждают новую ленд-арт-инсталляцию Григория Орехова Crossroads, «пешеходную зебру» проложенную художником по воде Москвы-реки 7 июля недалеко от Николиной горы. Рассматриваем несколько недавних работ Орехова – от «перекрестка» 2021 года на реке до «перекрестка» 2020 года в зеркалах «Черного куба», созданного в честь Казимира Малевича в Немчиновке.
Неоконюшня
На территории ВДНХ появится новый конноспортивный манеж: его авторы обращаются к традиционной для типологии форме и материалам, трактуя их как современный парковый павильон.
Еще один конструктор
В Мангейме началось строительство жилого комплекса по проекту MVRDV и производителя сборных домов Traumhaus. Он должен дать будущим обитателям максимум разнообразия и кастомизации по доступной цене, что в свою очередь позволит создать там живое сообщество соседей.
Градсовет Петербурга 15.07.2021
Архитекторы предложили обновить торговый центр в петербургском Купчино, вдохновляясь снежными пиками Балканских гор. Эксперты отнеслись к идее прохладно.
Галька на берегу
Проект аэропорта в Геленджике от АБ «Цимайло, Ляшенко и Партнеры» стал единственным российским победителем премии Architizer A+Awards 2021 года.
Стратегия преображения
Публикуем 8 проектов реконструкции построек послевоенного модернизма, реализованных за последние 15 лет Tchoban Voss Architekten и показанных в галерее AEDES на недавней выставке Re-Use. Попутно размышляя о продемонстрированных подходах к сохранению того, что закон сохранять не требует.
Ажурные узоры
Манчестерский Еврейский музей приобрел после реконструкции по проекту Citizens Design Bureau новый корпус с орнаментом на фасаде: он напоминает о культуре сефардов.
Дворцовый переворот
Еще один ДК, который возвращает к жизни команда «Идентичность в типовом», на этот раз – в Ельце. Согласно программе, универсальные решения встречаются с локальными особенностями, благодаря чему появляется новая точка притяжения.
В ритме квартальной застройки
На прошедшей неделе состоялась презентация жилого комплекса «ТЫ И Я» на северо-востоке Москвы. По ряду параметров он превышает заявленный формат комфорт-класса, и, с другой стороны, полностью соответствует популярной в Москве парадигме квартальной застройки, добавляя некоторые нюансы – новый вид общественных пространств для жильцов и квартиры с высокими потолками в первых этажах.
Игра в кубе
В Minecraft создана виртуальная копия двух зданий Дарвиновского музея: модернистского и постмодернистского, типично-«лужковского». Можно гулять как снаружи, так и по залам.
Зигзаг фасада
Офисное здание в Майнце защищает новый район на Рейне от шума порта. Авторы проекта – MVRDV и morePlatz.
Стальная живопись
Панели из нержавеющей стали на «Башне» Фрэнка Гери в арт-центре LUMA в Арле задуманы как мазки кисти Ван Гога.
Возгонка авангарда
В Москве завершено строительство Tatlin apartments на Бакунинской улице. Дом включает в себя фрагмент отреставрированной АТС конца 1920-х годов, заставляя это спокойное, в сущности, здание с технической функцией стать более футуристичным, чем оно было задумано когда-то.