Точки схода: Александр Бродский в Берлине

В Музее архитектурного рисунка Сергея Чобана открылась выставка избранных графических работ Александра Бродского.

Автор текста:
Анна Кирикова

mainImg
В особом представлении, даже европейской публике, архитектор и художник не нуждается. Он – один из самых известных за рубежом российских архитекторов. В 2006 году его работы представляли Россию на Венецианской биеннале, а сейчас хранятся в коллекциях ряда важнейших музеев мира: Немецкого музея архитектуры (Франкфурт), Музея современного искусства MOMA (Нью-Йорк), Музея архитектуры им. А.В. Щусева. В Европе Бродский известен, в первую очередь, своими «бумажными» проектами: многочисленными концепциями, созданными совместно с Ильей Уткиным для японских архитектурных конкурсов. «Сольные» работы Бродского – инсталляции в пограничье между архитектурой и современным искусством, а также ряд реализованных объектов малых форм – интерьеры, рестораны, концептуальные павильоны, также известны на западе.

Отобранные к показу работы охватывают период последних тридцати лет и дают представление о разнообразных техниках, в которых работает архитектор. В зале первого выставочного этажа музея – работы Бродского в более традиционных из них. Это карандашный рисунок, офорт, шелкография. Этажом выше – созданные специально для данной выставки новые работы: глиняная «графика» и рисунки тушью на рубероиде.
На выставке. Фотография © Michaela Schöpke, 2015
На выставке. Фотография © Michaela Schöpke, 2015
На выставке. Фотография © Michaela Schöpke, 2015
На выставке. Фотография © Michaela Schöpke, 2015

Несмотря на разнообразие техник, вся экспозиция смотрится как единое высказывание, призванное познакомить посетителей с основными темами и мотивами творчества архитектора. В центре поэтики Бродского условные, фантасмагоричные миры, преподнесенные, если говорить с определенной степенью условности, в стилистике классической архитектурной подачи: фасад, разрез, перспектива, общий вид. В фокусе художника композиции вне времени, точнее – после времен, следы, оставленные людьми и историей.

В камерных залах, или, как предпочитают называть их сами сотрудники музея, «кабинетах» нижнего этажа – работы 1980-х – начала 2000-х годов. Здесь Бродский – продолжатель пиранезианства с его монументальностью и фантасмагоричностью, правда, его взгляд – это всегда взгляд постмодерниста с характерной иронией, наслоением смыслов и открытостью разнообразным трактовкам. Одна из тем – единство хаоса и классической красоты, постмодернистской энтропии и ренессансной образности. Ее выражение – и в хаотических фрактальных перспективах с внедрением архитектурных первоэлементов – пирамид, и в появлении качалки-маятника под фрактальной же классической композицией, и индустриальный хаос, вписанный в пространство купола в продольном разрезе, установленного на фундамент рядом с промышленной трубой. Ренессансная эстетика и мотив венецианского карнавала звучит и в портретах-аллегориях некоего условного персонажа. На одном из них, словно давая подсказку зрителям, Бродский называет его – это архитектор. Остальные портреты-аллегории напоминают и о героях средневековых мистерий и о «карнавализованной» атмосфере комедии Дель-арте, и являются, в числе прочего, парафразом знаменитых аллегорий первоэлементов Джузеппе Арчимбольдо, которого сюрреалисты считали одним из своих предшественников. У Бродского вместо природных первоэлементов – архитектурные (идеальный город, который держит в руках архитектор, Вавилонская башня, водруженная на головы персонажей), а эстетика сюрреализма – один из ключей для погружения в его миры.
zooming
Архитектор. 1984. Офорт © Александр Бродский
zooming
Без названия. 1993. Офорт © Александр Бродский

Той же эстетикой проникнуты и индустриальные пейзажи Бродского. Эти работы – погружение в интроспективный мир подсознательного, в котором логические связи оборваны (или, точнее, кажутся оборванными), а героем становится мир, из которого человек удален. Та же постоянная тема, с которой Бродский работает: человек тут был и оставил следы.

Большинство экспонатов оставлены «Без названия». Зритель тем самым оказывается лишен текстовых подсказок, столь принятых в современном искусстве. Конечно, идеальный зритель Бродского – подкованный в истории и визуальном искусстве эрудит, способный считать слои заданных смыслов, уловить постмодернистскую иронию художника, тогда как менее искушенный зритель может испытать легкое чувство дискомфорта, оказавшись заброшенным в мир вне привычных причинно-следственных связей. Два типа зрителя – два типа прочтения, причем интерпретации не-идеального зрителя могут оказаться куда более эмоциональными и ведущими в более свободный поток ассоциаций.

Одно из наиболее близких к книжной иллюстрации произведений на выставке, «Место всеобщего процветания» (1998) – это и прямой привет изображениям Пантеона Пиранези, пропущенным сквозь метафорическое подсознательное автора, и аллюзия на торжественно-возвышенные обозначения объектов городской инфраструктуры, принятые в СССР в 1960-х: библиотека – «Храм знаний», а, к примеру, кинотеатр – «Храм зрелищ». Здесь Бродский использует прием «реализованной метафоры». Перед нами действительно Храм, причем прообраз всех Храмов, но условный чемоданчик на рисунке выдает условного советского гражданина, представленного в облике мифического существа с хвостом собаки, зашедшего в «Храм всеобщего благоденствия» выпить кружку пива.
zooming
Дворец Всеобщего Благоденствия. 1998. Шелкография © Александр Бродский
zooming
Точки схода. 1997. Офорт © Александр Бродский
zooming
Ландшафт. 1995. Офорт © Александр Бродский
zooming
Без названия. 1995. Офорт © Александр Бродский

В том же пространстве представлены и карандашные наброски условных архитектурных фасадов и ряда объектов. В них также легко угадывается эстетика сюрреализма, а один из наиболее загадочных изображенных объектов, возможно, своеобразный парафраз самого цитируемого произведения Рене Магритта.

Выставка организована таким образом, что карандашные наброски оказываются эскизами к арт-объектам Бродского, представленными этажом выше. Это работы 2014 года, большинство из которых было создано специально для экспозиции в музее Чобана. Выполненные в уникальной авторской технике «глиняной графики» фасады отсылают и к монументализму сталинского ампира, и к недосягаемому в рамках человеческой логики кафкианскому Замку. Здесь же и продолжение основной темы Бродского – следы, оставленные временем. Ключом к интерпретации этих произведений, да и, собственно, ключом к выставке в целом становятся два объекта, выполненные черной тушью на строительном рубероиде и напоминающие карту и аксонометрическую модель условного археологического участка. Испещренные трещинами глиняные фасады таким образом не что иное как глиняные артефакты прошлых времен. Не обошлось и без иронии в духе постмодернизма: строительный рубероид – популярный материал в советском дачном строительстве.
zooming
Без названия. 2012. Рисунок на бумаге из серии Sketches / Наброски © Александр Бродский
zooming
Без названия. 2012. Рисунок на бумаге из серии Sketches / Наброски © Александр Бродский
zooming
Без названия. 2012. Рисунок на бумаге из серии Sketches / Наброски © Александр Бродский
zooming
Без названия. 2014. Необожженная глина © Александр Бродский
zooming
Без названия. 2014. Необожженная глина © Александр Бродский

В связи с этим интересно вспомнить и реализованные проекты Бродского-архитектора. Они не представлены на выставке, однако все они точно также подчинены идее концентрации на следах, оставленных предшественниками. Будь то Павильон для водочных церемоний, построенный для фестиваля Арт-Клязьма, «Ротонда» в Никола-Ленивце или подмосковный ресторан на воде «Причал 95*», все они построены с использованием конструкций других, когда-то существовавших объектов: оконных рам, дверей, досок.

Примечательно, выставка Александра Бродского в Берлине совпала по времени с идущей в музее Мартин-Гроппиус-Бау другой выставкой архитектурного рисунка: «ВХУТЕМАС – русская лаборатория современности» (действует до 6 апреля), представляющей рисунки-утопии студентов ВХУТЕМАСа 1920-х. Советские проекты-утопии 1920-х и «бумажные» проекты 1980-х – два основных феномена «бумажного» проектирования XX века родом из России. В условиях стремительно разрастающегося экономического кризиса и монополии крупных архитектурных мастерских на проектирование почти всех наиболее значимых объектов, неизбежен новой виток проектирования «в стол». Возможно, архитектурные рисунки и концептуальные проекты второй половины 2010-х смогут однажды стать основой будущих экспозиций музея.

Выставка открыта до 5 июня 2015 года. 
На открытии выставки. Фотография © Michaela Schöpke, 2015


19 Марта 2015

Автор текста:

Анна Кирикова
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Выйти в цвет
Рассказываем, как с помощью краски из новой линейки DULUX «Легко обновить» самостоятельно и за один день покрасить двери или окна.
Проектируя устойчивое будущее
Глава «Сен-Гобен» в России, Украине и странах СНГ, Антуан Пейрюд выступил на Дне инноваций в архитектуре и строительстве с докладом о подходах компании к устойчивому развитию. В интервью Archi.ru Антуан Пейрюд рассказал о роли инновационных материалов в иконических зданиях Фрэнка Гери, Жана Нувеля, Кенго Кумы и других известных архитекторов. Также состоялась презентация звукоизоляционных систем «Сен-Гобен» и общение специалистов BIM с архитекторами по поводу трансфера данных по строительным материалам и решениям.
«Сен-Гобен» приглашает студентов спроектировать...
Компания «Сен-Гобен» объявила о старте шестнадцатого по счету архитектурного конкурса «Мультикомфорт». Студентам архвузов предлагается разработать концепцию «устойчивого» развития территории бывшего завода в пригороде Парижа, Сен-Дени.
Теплоизоляция ПЕНОПЛЭКС® для подземного строительства
Освоение подземного пространства – общемировой тренд, в мегаполисах под землей растут целые города. По версии книги рекордов Гиннесса, крупнейший подземный торговый комплекс в мире – Path в Торонто. Для его создания проложено более 30 км тоннелей.
Камин как аттрактор, или чем привлечь покупателя элитной...
Вода и огонь – две удивительные природные субстанции – влекущие, завораживающие, приковывающие взгляд. В человеческом жилище они давно завоевали свое место, и, если вода выполняет сугубо техническую функцию, огонь в камине вместе с теплом дарит визуальное наслаждение.
Размером с 30 футбольных полей
«Зеленый квартал» – энергоэффективный, инновационный и самый дорогой градостроительный проект Казахстана, разработкой которого занималась международная команда: британское архитектурное бюро Aedas, американская инженерная компания AECOM и строительный холдинг из Казахстана BI Group.
Японские технологии на родине дымковской игрушки
В Кирове появился новый 15-этажный жилой дом, спроектированный московским архитектором Алексеем Ивановым. Для отделки фасада использовались японские панели KMEW, предназначенные специально для высотного строительства.

Сейчас на главной

Дальше... дальше... дальше... В поиске нового поколения
Конкурс OPEN! на участие в национальном павильоне Джардини рассчитан на молодых архитекторов с максимально свежим взглядом на вещи, а его рамки так широки, что их почти не видно. Нужны смелые люди, которые совпадут с мировоззрением куратора Ипполито Лапарелли. Награда – работа в Венеции, дедлайн 31 января.
«Остров единорогов»
В Чэнду на западе Китая почти готов выставочный и конференц-центр Start-Up – первое здание на спроектированном Zaha Hadid Architects «Острове единорогов» для компаний-стартапов в сфере цифровых технологий.
Стирая границы
IND architects и китайское бюро DA! победили в конкурсе на проект музея в провинции Сычуань. Архитекторам удалось сделать музей частью ландшафта, а природу – полноправной участницей экспозиции.
Бетон и цвет
Школа с музыкальным уклоном имени Сервете Мачи в центре Тираны по проекту албанского бюро Studioarch4.
Фантастический роман
Рассматриваем выставку «Время Москвы-реки» в Музее Москвы, – креативную попытку актуализировать концепцию развития прибрежных пространств, победившую в конкурсе 2014 года и манифестировать вновь основанное общество Друзья Москвы-реки.
Все это – далеко не только форма
Российские архитекторы DNK ag участвовали в симпозиуме по естественному свету и устойчивому развитию, который компания Velux провела в Париже. Говорим с Натальей Сидоровой и Даниилом Лоренцем о затронутых на конференции исследованиях в области медицины, строительных технологий и здоровой среды.
Сахарные кристаллы
Бюро ODA превратило историческое здание сахарорафинадного завода на берегу Ист-ривер в Нью-Йорке в офисный комплекс с эффектным кристаллическим фасадом вместо утраченного.
Татами и роботы
Бюро BIG спроектировало для Toyota «город будущего» у подножия Фудзиямы: с почти нулевым углеродным следом, прогрессивной транспортной схемой, разными видами роботов, зданиями из дерева и модулем по размеру татами.
Тема треугольника
Бюро Lemay благоустроило парк Экспо 1967 года в Монреале – самой успешной Всемирной выставки XX века, сохраненной в наши дни как рекреационная зона.
Дерево среди стекла
Архитекторы Sheppard Robson придали «человеческое измерение» площади в новом деловом районе Манчестера с помощью деревянного павильона с озелененными фасадами и кровлей.
Линия отягощенного порыва
Жилой комплекс «Ренессанс» архитектора Степана Липгарта продолжает линию исторического центра Санкт-Петербурга и переосмысляет ленинградское ар деко и неоклассику 1930-50-х применительно к цивилизационным вызовам нашего века.
Декор без птичьих гнезд
Керамические ажурные фасады входа ТПУ в Пальма-де-Мальорка по проекту Joan Miquel Seguí Arquitectura точно рассчитаны так, что голубям в их отверстиях угнездиться не получится.
Кадашёвский опыт
У проекта ЖК «Меценат», занявшего квартал рядом с церковью Воскресения в Кадашах – длинная и сложная история, с протестами, победами и надеждами. Теперь он реализован: сохранены виды, масштаб и несколько исторических построек. Можно изучить, что получилось. Автор – Илья Уткин.
Градсовет 25.12.2019
На повестке в Петербурге: планировка для маленького городка и смелая гостиница, спроектированная под влиянием иностранцев.
Пресса: Диалоги о вечных ценностях: Степан Липгарт и Алексей...
В ноябре 2019 года в Калугу приехал архитектор Степан Липгарт — через месяц после торжественного открытия спроектированной им швейной фабрики Мануфактуры Bosco. Открывая цикл «ГЛАВАРХитектура», Липгарт прочитал на «Точке кипения» лекцию о профессиональном призвании и источниках вдохновения, о роли заказчика и о системе ценностей и убеждений, которая позволяет гордиться результатами своего труда. Главный архитектор Калуги Алексей Комов специально для Калугахауса поговорил со Степаном о вечном — и о том, как приспособить это вечное к жизни в нашем городе.
Зона комфорта
Рассматриваем интерьер общественного пространства «Мой социальный центр» – первый пример такого рода, реализованный в рамках новой программы московской мэрии по проекту бюро Хора.
Для испытаний на прочность
В Сколково открылось здание штаб-квартиры компании ТМК, выпускающей стальные трубы для нефтегазовой промышленности. Она совмещена с испытательным полигоном и исследовательскими лабораториями.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Оригами из лиственницы
Тренировочная байдарочная база в Августове на северо-востоке Польши по проекту бюро INOONI и PSBA получила фасады из сибирской лиственницы.
Как спасти мир, участвуя в архитектурном конкурсе
Международный конкурс LafargeHolcim Awards ставит в качестве главной цели поощрение идей и проектов в области устойчивого развития. Призовой фонд конкурса $ 2 000 000. Рассматриваем проекты победителей предыдущего цикла 2017-2018 годов по пяти критериям.
Террасы Хрустального мыса
Концепция музейно-образовательного и мемориального комплекса в Севастополе, предложенная Никитой Явейном, избегает прямолинейных акцентов и пафоса, интерпретируя историю места и специфику ландшафта, соединяя общественное пространство обитаемой лестницы и амфитеатров с монументальным монументом.
Десять часов роста
В кантоне Берн открылся новый кампус Swatch – Omega по проекту Сигэру Бана: объем древесины, использованный для каркаса трех зданий, «вырастет» в швейцарских лесах всего за 10 часов.
Евгений Подгорнов: «Проектировать надо так, чтобы...
Руководитель петербургского бюро Intercolumnium рассказывает, почему в портфолио компании есть работы от хай-тека до историзма, рассуждает о высотных доминантах и о заказчиках как источниках драйва, необходимого городу.
Новая ячейка
Жилой квартал на территории IT-парка: компания Архиматика сочетает инновационные технологии с человечным масштабом и уютной средой.
Градсовет 18.12.2019
Вторая и, по всей видимости, успешная попытка согласовать жилой дом, выходящий окнами на Троицкий собор и Фонтанку.
В преддверии театра
На Земляном валу справа от въезда в туннель под Таганской площадью, перед Театром на Таганке и рядом с торцом ЖК «Шоколад», достраивается здание 8-этажной гостиницы Novotel по проекту бюро «Гран» Павла Андреева.
Энергия студента
Показываем работы финалистов студенческого конкурса «АРХПроект», а также рассказываем о том, как организаторы попытались выйти за рамки сухой процедуры: с помощью менторов, лектория и выставки с вечеринкой в «Севкабель порту».
Кино на плоту
Летний кинотеатр от архитектурного бюро «А4» как универсальное общественное пространство и вариация на тему паркового павильона.
Перемена мест слагаемых
Используя приемы и материалы типового дачного строительства, Spirin architects находят свой убедительный архитектурный ответ на вызов предельно ограниченного бюджета.
Заседание в бассейне
Новый корпус штаб-квартиры adidas по проекту бюро COBE включает переговорные и актовый зал в виде разных типов спортивных сооружений, включая бассейн.
Метод сращивания
Вариант современного контекстуализма – фактурная и орнаментальная архитектура, сдержанно-классичная, но явным образом не принадлежащая ни к одному стилю. T+T architects использовали этот современный подход для деликатной работы в историческом центре Екатеринбурга.