Авторы проекта «Курортоград»: «Мы хотим романтизировать советскую архитектуру»

15 ноября в Нижнем Новгороде откроется передвижная выставка, посвященная наследию советской курортной архитектуры Евпатории. Юлия Квасок побеседовала с авторами экспозиции.

Беседовала:
Юлия Квасок

11 Ноября 2013
mainImg
0 Советский человек закалялся не только в пламени боев и свете коммунистической доктрины, он исцелялся во всесоюзных здравницах. В фокусе внимания современных исследователей – Евпатория, Китеж советской курортологии, город санаториев и пионерлагерей с песчаными пляжами, теплым морем и целебным озером. Сегодня советские санатории, все эти «Чайки» и «Таврии», «Северные» и «Алмазные», посвященные героям войны и космоса, утратили былой статус: из одних варварски «выжимают» сезонную прибыль, другие пустуют в приватных резервациях и стремительно ветшают. Курортная «Атлантида» уходит в песок, память о ней постепенно «обнуляется».

У проекта «Курортград» три автора: архитектор Алексей Комов, куратор проекта «Арх Евп», посвященного архитектуре советских санаториев Евпатории; искусствовед Николай Васильев и художник Андрей Ягубский, автор электронного альманаха «Чифан». Они  решили собрать утраченные элементы идеального города, зафиксировать уходящие, прояснить задуманные. Сделали «срез» и убедились: изучение и восстановление советской курортной Евпатории способно вернуть городу не только инфраструктуру, но и статус самостоятельного культурного бренда с собственными маршрутами, экспозициями, и даже фестивальными площадками. По убеждению авторов, это не менее, а может быть и более важно, чем завершенное недавно восстановление караимского Малого Иерусалима в историческом центре Евпатории.

Передвижная выставка «Курортоград: Евпатория. Советская традиция в архитектурном наследии» – первая ласточка проекта. Беседуем с Алексеем Комовым и Николаем Васильевым: о выставке, о современном состоянии и о ценности памятников советской архитектуры курортной Евпатории.
Железнодорожный вокзал в Евпатории. Архитектор: Алексей Душкин. 1953 г. Фото Алексея Комова.
zooming
Алексей Комов, Николай Васильев и Андрей Ягубский.


Юлия Квасок:
– «Курортоград» – фантастическое слово. Что означает оно для вас? И что означает словосочетание «советская традиция»?

Николай Васильев
: «Курортоград» – это концепция моногорода, но не научного или производственного или, к примеру, жилого города-спутника, но города для восстановления сил. Она могла проявиться только в условиях крупного централизованного планирования – или же стихийно вырасти, как вырастают туристские зоны в приморских странах. В отечественной традиции, в первую очередь, советской, это означало технократический подход, подход к массовому запросу, к индустрии – конвейер стартовал с путевок, распределяемых профсоюзами и другими организациями. Дальше – путь на вокзал, откуда отдыхающие централизованно попадали в здравницы со своим, особым ритмом – море, грязи и другие процедуры, культурные и познавательный досуг. Дети отдельно – в своем детском мире. Все это, от вокзалов до здравниц, оформлялось лучшими советскими архитекторами, дизайнерами, художниками, изучалось специальными научными дисциплинами. При этом никакой статики – разные концепции «здорового отдыха трудящихся», а с ними и архитектурные стили сменяли друг друга в 1930-е, 1950-е, 1970-е годы.

Алексей Комов: По Курортограду можно изучать историю советской архитектуры: тут вам и грязелечебница «Мойнаки», и «евпаторийский ампир» Жолтовского и Турчанинова (мало кому известный сегодня), и крымский романтический модернизм шестидесятых, и мегалиты восьмидесятых… Здесь обновлялся организм всего Союза – от Калининграда до Сахалина. Поэтому «эпоха перестройки» для города – как падение с орбиты космического корабля. Целый ряд интереснейших проектов так и остались стоять недостроенными, будто подбитая техника в «войне миров»…

Архитектура древняя и дореволюционная давно и детально изучена, ей посвящено множество книг и путеводителей. А рядом – огромный, уникальный, неизученный пласт, который сегодня находится либо в запустении, либо используется сугубо утилитарно, ради сезонной выгоды. Особенно это заметно на фоне долгожданного восстановления «Малого Иерусалима» в Старом городе. На наших глазах прерывается не сколько «советская», но вообще архитектурная городская традиция. Об этом мы и заявляем!
zooming
Евпатория. Биоклиматическая станция на набережной. Реконструкция первоначального внешнего вида.
zooming
Евпатория. Биоклиматическая станция на набережной. Современное состояние. Архитектор: Борис Белозерский, 1932 г. Фото Алексея Комова.


– Почему вы начали именно с Евпатории? В чем ее особая архитектурная ценность по сравнению с другими крымскими здравницами?

Н.В.: Городов-курортов конечно много, есть еще и Кисловодск, и Гурзуф. Как и они, Евпатория получила первые импульсы на рубеже XIX-XX веков, но в советское время именно она стала своеобразным полигоном для создания идеального, модельного курортограда. Этому способствовала сама пространственная структура города – равнинного участка, зажатого между целебным озером и быстро прогреваемым морем.

Каждый большой этап строительства здравниц ложился в дореволюционную сетку улиц, очень удачно разбитую, и каждый такой временной и стилистический слой был своеобразной попыткой заново осмыслить и найти, «проявить» в Евпатории идеальный город. Как есть Малый Иерусалим караимов внутри татарского Гезлёва в Евпатории, так и тут есть свой Иерусалим – рай советского курортника – не «дикаря», но члена коллектива – профсоюза или пионерского отряда. Вместе это дает уникальный срез почти всей отечественной архитектуры XX века.

А.К.: Евпатория безумно разнообразна, и в этом разнообразии заложен «генетический код» традиции и трансформации. Здесь очень самобытная, очень яркая архитектура – каждая эпоха, каждый стиль, каждый дом настолько впечатляют! Такого вы не найдете ни в аристократичной Ялте, ни в патриархальном Гурзуфе. Кого-то лечат грязевые процедуры и солнечные ванны с массажем, а меня – здешняя архитектура, контекст. Я здесь – как рыба в воде, я чувствую эти корни, может быть, поэтому так привязан ко многим уголкам. С нетерпением жду, когда после реставрации «Малого Иерусалима», дойдет очередь и до евпаторийского модерна. А там… 
Евпатория. Санаторий имени 40-летия Октября, архитектор: В. Турчанинов, 1957 г. Фотография Николая Васильева.


– Дойдет и до Курортограда. Круг архитекторов всероссийской здравницы не мог обойтись без легендарных зодчих. Кто они?

Н.В.: Жолтовский, Душкин, Турчанинов – это только имена звезд сталинской эпохи, позже модернистская архитектура стала более анонимной и ещё ждет своих исследователей.

А.К.: Борис Белозерский – первый крымский советский архитектор, родоначальник и преданный адепт советской традиции крымской архитектуры, руководитель Симферопольского Гипрогора. Эта ключевая фигура в истории крымского градостроительства не должна оставаться в тени, нужно, чтобы о нем знали за пределами полуострова. 
Евпатория. Санаторий им. XX съезда КПСС (ныне «Таврида»), архитекторы: И.Жолтовский, Ю.Юдин, 1956 г. Фотография Андрея Ягубского.


– В каком состоянии находятся сегодня здания? Может ли выставочный проект в какой-то мере повлиять на их судьбу?

Н.В.: Последние десятилетия здравницы захлестнула волна стихийного турбизнеса. Какие-то работают еще по старой схеме под покровительством крупных корпораций, какие-то заброшены и разрушаются, какие-то так и не были достроены. Материалы выставки – это своеобразная археология архитектуры как материальных следов другой цивилизации. Мы не строим особых иллюзий относительно возможности сохранить столь большой объем собственно построек, но нам важно их зафиксировать и показать ценность этих зданий, не только отдельных – но всего комплекса, всей городской ткани Курортограда. 
zooming
Евпатория. Санаторий им. XX съезда КПСС (ныне «Таврида»), архитекторы: И.Жолтовский, Ю.Юдин, 1956 г. Архивное фото.


– Расскажите о концепции выставки. Что войдет в экспозицию? В каком формате будет представлен материал и где?

Н.В.: Основной массив материала – современные фотографии, сделанные в последние годы Андреем Ягубским и мной в наших поездках с Алексеем Комовым. Подкрепляем, или, скорее, приправляем, кое-какой архитектурной графикой, чудом уцелевшей в пертурбациях последних десятилетий. Ну и ещё будет что-то о курортной жизни вообще, хотя эта выставка всё-таки про архитектуру, а не антропологию советской жизни, что само по себе может быть интересным развитием, конечно.

В определенной степени мы хотим романтизировать советскую архитектуру, подобно тому, как была романтизирована архитектура античности в живописи, фотографии, литературе двести лет назад.
zooming
Евпатория. Санаторий им. XX съезда КПСС (сейчас «Таврида»). Фото Алексея Комова.


– Каков предполагаемый (или желаемый) маршрут передвижной выставки? О чем хочется говорить с местными архитекторами и простыми посетителями в этих неслучайных местах?

Н.В.: Маршрут, желаемый и предполагаемый, – города с сильной архитектурной общественностью и культурной жизнью: старт в Нижнем Новгороде – финиш в Крыму, а по пути столицы и просто крупные города – Новосибирск, Харьков, возможно Петербург и Минск. Хочется побудить их фиксировать уходящую архитектуру XX века. Поговорить о том как её вообще понимать и воспринимать – не в смысле картинок «ужасной» или наоборот «прекрасной» советской жизни, но в смысле еще не до конца оцененного явления в художественной, экономической и социальной жизни. 
zooming
Евпатория. Санаторий «Октябрь», архитектор: В.Турчанинов, 1955 г. Фото Алексея Комова, 2012 г.


– Художники – визионеры. Архитекторы – визионеры в кубе. Можете угадать, что ждет советскую архитектурную традицию? Грядет ли «перестройка наоборот»?

Н.В.: Уверен, что забвение традицию уже не ждет. Но ждут утраты сотен и тысяч зданий – даже не от работы парового катка современного стройкомплекса, но от небрежения и непонимания. Да, мелкоимперские амбиции могут помочь сохранить здания сталинской эпохи, они уже наработали свой определенный миф. Сложнее с общественными зданиями и массовым жильём.

А.К.: Как было бы здорово приезжать в Евпаторию и ходить на экскурсии по великолепным романтическим функционалам – «Чайка», «Смена», «Октябрь»! Я хотел бы помочь, в первую очередь, жителям Евпатории заново открыть для себя город и по возможности сохранить его. Наша аудитория, в конечном счете – неравнодушная крымская молодежь. Мы хотим взглянуть на Курортоград их удивленными и пытливыми глазами!
Новый городской общественный центр Евпатории, архитекторы А.Е.Логинов и др. (проект 1980-х, строительство остановлено в 1991). Архивное изображение предоставлено авторами выставки.
zooming
Единственное реализованное здание проекта городского общественного центра. Высотная гостиница «Евпатория». Фотография Николая Васильева.


– У готовящейся выставки несколько направлений развития. Можно продолжать разговор о других крымских здравницах, заполняя советскую «курортную карту». Можно начинять советской историей и культурологией имеющийся архитектурный каркас. Можно развивать проект как артхаусный, используя ландшафт как художественный полигон, ориентируясь на евпаторийский гений места. Какие планы?

Н.В.: Во-первых, прокатить выставку, чтобы она обросла мнениями коллег-профессионалов,
и чтобы в запасниках и кубышках нашлись дополнительные исторические и архитектурные материалы. Опыт показывает, что нужен первый шаг, иначе интереснейшие вещи, которые у кого-то где-то есть, пропадут в забвении.
Во-вторых, осваивать дальше Крым и Кавказ.
zooming
Евпатория. Деталь солнцезащиты заброшенного корпуса санатория «Чайка» им. Валентины Терешковой, построенного в конце 1960-х. Фотография Андрея Ягубского.


– Известно, что модный сегодня территориальный брендинг часто прихрамывает на обе ноги. С одной стороны, его отдают на откуп местным жителям, чьи потребности и привычки довольно консервативны. С другой стороны тему то и дело оккупирует бизнес и арт-сообщество, ориентированное на эгоистические мотивы и заемные образцы. Еще сложнее Курортограду: о его стены ежегодно бьются волны сезонных туристов, побуждая к сиюминутной реакции – от дешевых ларьков и аттракционов до вечного косметического ремонта. Думается, именно архитектор может сказать веское слово об идентичности места и перспективах его развития. Что бы вы сказали о Евпатории?

Н.В.: Архитектор может лишь предложить некое видение будущего, идеального города. А воплощать придется всем. В случае Евпатории чрезвычайно интересных будущих предлагалось несколько и нам остается только предъявить их осколки, а что из них сложат в результате – не в нашей власти. Но материал мы предоставить обязаны.

А.К.: Выставка о прошлом, настоящем и будущем Курортограда станет основой «банка данных» архитектурного путеводителя по этому периоду зодчества крымского города. На основе послевоенного генплана мы создадим виртуальный Курортоград, на котором покажем и то, что было построено и находится под угрозой утраты, и то, что сохранилось лишь в чертежах. А остальное пусть додумывают молодые архитекторы в традициях «бумажной архитектуры».

Есть также идея развивать в рамках евпаторийской биеннале современного искусства формат «Арх Евп». Именно архитектура поможет разработать универсальную концепцию развития города, создать новую ткань, которая послужит буксиром иных возможностей. Это можно сделать за счет «малых форм» – подвижной скульптуры, инсталляций-аттракционов, интересных видовых площадок. Насколько долговечны будут такие конструкции – не суть важно, а важно пробудить интерес жителей к родному городу, научить их гордиться чудесным прошлым. Нужно продолжить традицию высокой архитектуры, не мумифицируя наследие, а протягивая ниточку в будущее. Курортоград – великолепный аккорд евпаторийской симфонии, и мы хотим, чтобы он стал трамплином для крымского культурного ренессанса.
zooming
Дворец культуры в Детском медицинском центре-санатории «Чайка» им. Валентины Терешковой. пос. Заозерное, 1980-е. Фотография Андрея Ягубского, 2012 г.

zooming
Евпатория. Проект водолечебницы на 110 ванн с плавательным бассейном, архитекторы Н.Степанов, М.Голод, А.Загниборода, Киевский филиал Гипроздрава, 1980 г.
zooming
Архивное фото предоставлено авторами выставки.

11 Ноября 2013

Беседовала:

Юлия Квасок
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Михаил Филиппов: «В ордерной системе проявляется...
Реализовав свою градостроительную методику в построенном в Сочи Горки-городе, крупных градостроительных проектах в Тюмени и в Сыктывкаре, известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов занялся оформлением своей методики в учебник. Некоторые постулаты своей теории архитектор изложил в интервью для archi.ru.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Татьяна Гук: «Документ, определяющий развитие города,...
Разговор с директором Института Генплана Москвы: о трендах, определяющих будущее, о 70-летней истории института, который в этом году отмечает юбилей, об электронных расчетах в области градпланирования и зарубежном опыте в этой сфере, а также о работе Института в других городах и об идеальном документе для городского развития – гибком и стратегическом.
Феликс Новиков: «Я никогда не предлагал заказчику...
Большое и очень увлекательное интервью с Феликсом Новиковым. О репрессированных родителях, погибшем брате, о переходе от классики к модернизму, об авторстве и соавторстве, о том, как обойти ограничения. По видео связи в Zoom, Hью-Йорк – Рочестер, штат Нью-Йорк, 16-17 Августа, 2021.
Авторский надзор: мытьем да катаньем
Разговор на АрхПароходе 2021 со Стасом Горшуновым: о том, как ему удается добиваться качественной реализации проектов, какие проблемы приходится решать, когда жертвовать гонораром, а когда идти на компромиссы.
ADM 2006–2021
В новой книге-портфолио ADM architects, посвященной 15-летию бюро, 37 проектов, все реализованные или строящиеся. Публикуем интервью с главой бюро Андреем Романовым и сообщаем, что теперь книгу можно купить на ozon.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
Сергей Чобан: «Я считаю очень важным сохранение города...
Задуманный нами разговор с Сергеем Чобаном о высотном строительстве превратился, процентов на 70, в рассуждение о способах регенерации исторического города и о роли городской ткани как самой объективной летописи. А в отношении башен, визуально проявляющих социальные контрасты и создающих много мусора, если их сносить, – о регламентации. Разговор проходил за день до объявления о проекте «Лахта-2», так что данная новость здесь не комментируется.
Энди Сноу: «Моя цель – соединить в архитектуре рациональное...
Английский архитектор Энди Сноу стал главным архитектором проектной компании GENPRO. Постройки Энди Сноу в Великобритании, выполненные в составе известных бюро, отмечены международными наградами. В России архитектор принимал участие в проектировании БЦ «Фабрика Станиславского», ЖК iLove и БЦ AFI2B на 2-й Брестской. Энди Сноу сравнил строительную ситуацию в России и Великобритании и поделился своим видением архитектурных перспектив России.
Бюро Никола-Ленивец: «Мы не решаем проблемы, а раскрываем...
Иван Полисский и Юлия Бычкова, управляющие партнеры Бюро Никола-Ленивец – о том, какие проблемы решает социокультурное проектирование, как развивать территории с помощью искусства и почему нельзя в каждом регионе создать свой Никола-Ленивец.
Сергей Скуратов: «Небоскреб это баланс технологий,...
В марте две башни Capital towers достроили до 300-метровой отметки. Говорим с автором самых эффектных небоскребов Москвы: о высотах и пропорциях, технологиях и экономике, лаконизме и красоте супертонких домов, и о самом смелом предложении недавних лет – башне в честь Ле Корбюзье над Центросоюзом.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Двадцатый год, нелегкий: что говорят архитекторы
Тридцать архитекторов – о прошедшем 2020 годе, перипетиях, плюсах и минусах «удаленки», новых проектах, постройках и других профессиональных событиях, выставках и результатах конкурсов. Также говорим о перспективах закона об архитектурной деятельности.
Григориос Гавалидис: «Запрос на качественную архитектуру...
Бюро, которое очень быстро, за 5-6 лет, выросло от 3 до 50 архитекторов и теперь работает с крупными ЖК и значительными мастер-планами «городов-спутников» Подмосковья. Основано греком из города Салоники. Григориос Гавалидис считает скучной работу с частными домами на островах, говорит по-русски как москвич и мечтает сделать московскую городскую среду комфортной, разнообразной и безопасной – как в Греции.
Владимир Григорьев: «Панельная застройка везде одинакова,...
В Санкт-Петербурге стартовал открытый конкурс «Ресурс периферии», участникам которого предлагается разработать концепцию повышения качества среды жилых кварталов 1970-1990-х годов. Выясняем подробности у главного архитектора города.
Андрей Асадов: «На концептуальном этапе надо сразу...
Исследуем главный витраж саратовского аэропорта «Гагарин», составленный из стеклопакетов, наклоненных под углом и образующих «воронку» над входом. Обсуждаем особенности витражных конструкций, а также поиск технологии, которая позволит реализовать красивое архитектурное решение, не пожертвовав надежностью и стоимостью объекта.
Виталий Лутц: «Работа над ЗИЛом была очень интересна...
Недавно Архсовет в неформальном режиме обсудил мастер-план территории ЗИЛ-Юг, разработанный на основе ППТ Института Генплана, утвержденного в 2016 году. Об истории и особенностях проектов 2011-2017 рассказывает их непосредственный участник и руководитель.
Архитектор в девелопменте
Девелоперские компании берут в команду архитекторов, а порой создают целые архитектурные подразделения внутри своей структуры: о роли, значении, возможностях архитектора в сфере девелопмента Архи.ру и Институт «Стрелка», изучающий эту непростую тему в течение года, поговорили с архитекторами, которые работают в девелопменте, и другими специалистами.
Новый опыт: истории четырех бюро
Беседуем с архитекторами, которые долгое время были заняты в сфере дизайна интерьеров, индивидуального жилого строительства и инсталляций, но недавно реализовали свой первый крупный объект: Faber Group с вокзалом в Иваново, Павел Стефанов и Ольга Яковлева с крематорием в Воронеже, Архатака с ТЦ Галерея SM в Петербурге и Хора с реконструкцией Национальной библиотеки Татарстана.
Пресса: Организаторы «Курортограда» о шедеврах Евпатории,...
Что объединяет Евпаторию и Нижний Новгород? На сегодняшний день — это «Курортоград», уникальный выставочный проект об архитектуре, истории и сегодняшнем состоянии бывшей всесоюзной здравницы. Всего пять дней назад состоялось его открытие, а инициаторы проекта уже нашли время, чтобы ответить на вопросы КАП.
Технологии и материалы
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Испытание пространством и временем
Цифровая эпоха приучает к быстрым переменам. То, что еще вчера находилось в авангарде технологического прогресса, сегодня может безнадежно устареть. Множество продуктов создается под сиюминутные потребности, потому, что завтрашний день открывает новые горизонты возможностей. И в этом смысле архитектура остается неким символом здорового консерватизма
Тенденции в освещении жилых комплексов
Современные тенденции в строительстве жилых комплексов таковы, что застройщик использует качественный свет для освещения мест общего пользования даже на объектах эконом класса и среднего ценового сегмента. Это необходимо, чтобы у покупателя возникло желание купить квартиру именно в данном ЖК. Каким образом реализовать эту задумку, мы разберем в этой статье.
Ясное небо от AkzoNobel
Рассказываем про ключевой цвет Dulux 2022 – им назван воздушный и нежный светло-голубой оттенок «Ясное небо» (14BB 55/113), призванный стать «глотком свежего воздуха», символом перемен и свободы.
Rehau для особенных архитектурных решений
Самые популярные на европейском рынке пластиковые окна – это не только шумоизоляция и теплосбережение, но и стильный дизайн с богатой палитрой оттенков, разнообразием фактур и индивидуальными решениями.
Гуляют все!
Как сделать уличную площадку интересной для разных категорий горожан, знает компания Lappset: мини-футбол и паркур для подростков, эффективные тренировки для взрослых и развитие координации движений для пожилых.
Корабль на берегу города
Образ двух глядящихся друг в друга озер; или космического паруса, наводящего тень и освещающего одновременно; или корабля, соединяющего город и бухту; все это – здание Центра культуры и конгрессов в Люцерне. А материальность этому метафорическому плаванию обеспечивают серебристые сверхлегкие сотовые панели ALUCORE ®.
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
Сейчас на главной
Помпиду наизнанку
Ренцо Пьяно и ГЭС-2 уже сравнивали с Аристотелем Фиораванти и Успенским собором. И правда, она тоже поражает высотой и светлостию, но в конечном счете оказывается самой богатой коллекцией узнаваемых мотивов стартового шедевра Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, Центра Жоржа Помпиду в Париже. Мотивы вплавлены в сетку шуховских конструкций, покрашенных в белый цвет, и выстраивают диалог между 1910, 1971 и 2021 годом, построенный на не лишенных плакатности отсылок к главному шедевру. Базиликальное пространство бывшей электростанции десакрализуется практически как сам музей согласно концепции Терезы Мавики.
В поисках устойчивости
На прошлой неделе стали известны итоги Всемирного фестиваля архитектуры WAF-2021. Главные призы получили проекты, которые вносят выдающийся вклад в устойчивое развитие городов, фокусируясь на чистой энергии, повторном использовании и биоразнообразии. Рассказываем о работах, взявших гран-при, и победителях основных номинаций.
«Открытый город»: Мечты о городе
Следующий проект воркшопа «Открытого города» создан под руководством Kleinewelt Architekten. В основу проектов положены фоны византийской и древнерусской живописи, однако их формы применены к более чем современной типологии.
Игра в архетипы
Бюро ОСА предложило Нур-Султану жилой комплекс, в котором брутальные башни соседствуют с высокоплотной квартальной застройкой. Рассказываем, как концепция встраивается в череду мега-проектов новой столицы Казахстана.
Первый шаг
Бюро OMA завершило первую из четырех фаз реконструкции легендарного универмага KaDeWe в Берлине. Центром обновленного пространства стала отделанная темным деревом «воронка» атриума с веером эскалаторов.
Нечто особенное
В ожидании главных итогов Всемирного фестиваля архитектуры, рассказываем о победителях в специальных номинациях, которые демонстрируют самые разные аспекты архитектурного процесса: от инженерных решений или использования цвета до эффектной подачи.
Архсовет Москвы–71
Высотный – 105 м в верхних отметках – многофункциональный комплекс «ТПУ «Парк Победы», расположенный на границе между «сталинской» и «парковой» Москвой, был доброжелательно принят архитектурным советом Москвы, но все же получил такое количество замечаний и комментариев, что проект было решено отложить и доработать, придерживаясь, однако, выбранного направления поисков.
Праздник, который всегда с тобой
Двор в петербургских Никольских рядах снова открывается на зимний сезон. Рассказываем, как архитекторам из бюро KATARSIS удалось создать круглогодичную атмосферу праздника: катальная горка, посвящение Хаяо Миядзаки, трдельники и виды на Коломну.
Рядом с Лидвалем и Нобелем
Жилой комплекс по проекту мастерской Анатолия Столярчука в Нейшлотском переулке: аккуратная смена масштаба, дань памяти места, финские дополнения к функциональной типологии – в частности, сауны в квартирах, и планы получения сертификата BREEAM.
И вонзил в него нож
Лидер Coop Himmelb(l)au Вольф Д. Прикс представил три проекта, которые он реализует сейчас в России: комплекс в Крыму в Севастополе – который, как оказалось, можно строить, минуя санкции, потому что это объект культуры; «СКА Арену» на месте разрушенного модернистского здания СКК в Петербурге – его на презентации символизировал разрезаемый архитектором торт – и музыкально-театральный комплекс в Кемерове.
Самый «зеленый»
West Mall на Большой Очаковской улице станет первым в России торговым центром, построенным по международным экологическим стандартам с применением зеленых технологий. Заказчик проекта, компания «Гарант-Инвест», планирует сертифицировать его по стандартам BREEAM и LEED.
Серебряная хижина
Интровертный дом от SA lab со ставнями и рассчитанном алгоритмами окном в кровле дает возможность для уединения и созерцательного отдыха.
Альпийские луга на крышах
Бюро Benthem Crouwel выиграло конкурс на проект многофункционального комплекса в Праге: на кровлях планируется воспроизвести флору горных массивов Чехии.
Отель на понтонах
Инициативный проект Антона Кочуркина и Аллы Чубаровой представляет собой модульный отель на понтонных – или бетонных – платформах. Группы модулей могут складываться в любые рисунки.
«Открытый город»: Археология будущего
Начинаем публиковать проекты воркшопов «Открытого города» 2021 – фестиваля архитектурного образования, который ежегодно проводит Москомархитектура. Первый проект – Археология будущего, курировали Даниил Никишин, Михаил Бейлин / Citizenstudio.
Третья ипостась Билярска
Проект-победитель конкурса Малых городов: культурно-рекреационный кластер, деликатно вписанный в ландшафт заповедника, который расширяет пространство паломнического центра «Святой ключ» неподалеку от древней столицы Волжской Булгарии.
«Маленькие миры»
Жилой комплекс в Кортрейке для молодых пациентов с ранней деменцией и пожилых людей, переживших инсульт или же страдающих соматоформными расстройствами, воплощает собой концепцию «невидимой заботы». Авторы проекта – Studio Jan Vermeulen совместно с Tom Thys Architecten.
Непрерывность путей
Квартал 5B по проекту бюро Raum в Нанте соединяет офисы и мастерские железнодорожной компании, городской паркинг и доступное жилье.
Растворение с углублением
Обнародован проект реконструкции Шестигранника Жолтовского для Музея современного искусства «Гараж». Его авторы – знаменитое японское бюро SANAA, известное крайней тонкостью решений и интересом к современному искусству. Проект предполагает появление под павильоном подземного пространства с большим безопорным выставочным залом и хранением, а также максимально возможную проницаемость верхней части здания.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Парковый узел
Проект «Супер-парка Яуза» предлагает связать несколько известных парков на северо-востоке Москвы велопешеходным и беговым маршрутом, улучшив проницаемость этой части города и, кроме того, соединив части двух крупных туристических маршрутов Москвы и Подмосковья. Это своего рода проект-шарнир.
Город-впечатление
Проект-победитель конкурса Малых городов для Мосальска предполагает создание цепочки разнообразных пространств, которые привлекут туристов и сделают досуг горожан более насыщенным.
Ритмическое соответствие
Дом первой очереди проекта Ленинский, 38 – светлая пластина, вытянутая в глубине участка параллельно проспекту – можно рассматривать как пример баланса контекстуальной уместности и пластической, также как и фактурной, детализации, организованной сложным, но достаточно строгим ритмом.
Стереоскопичность и непрагматичность
Экспозиционный дизайн, реализованный Сергеем Чобаном и Александрой Шейнер для выставки, которая справедливо претендует на роль главного художественного события года, активно реагирует на ее содержание и даже интерпретирует его, буквально вылепливая в залах ГТГ «пространство Врубеля». Разбираемся, как оно выстроено и почему.
Дом среди холмов
Вилла на юге Португалии по проекту бюро Promontorio и Жуана Краву – архетипическое огражденное пространство среди ландшафта.
Спасение Саут-стрит глазами Дениз Скотт Браун
Любое радикальное вмешательство в городскую ткань всегда вызывает споры. Джереми Эрик Тененбаум – директор по маркетингу компании VSBA Architects & Planners, писатель, художник, преподаватель, а также куратор выставки Дениз Скотт Браун «Wayward Eye» на Венецианской биеннале – об истории масштабного проекта реконструкции Филадельфии, социальной ответственности архитектора, балансе интересов и праве жителей на свое место в городе.