Погранзастава

Сергей Хачатуров об экспозиции павильона Украины на венецианской биеннале.

author pht

Автор текста:
Сергей Хачатуров

13 Ноября 2012
mainImg
Один из лейтмотивов XIII архитектурной биеннале в Венеции, которая продлится до 25 ноября сего года, – синтез искусств. Куратор Дэвид Чипперфильд предложил не воспринимать архитектуру изолированно, в отрыве от контекста. Предложил учитывать вовлеченность зодчества в реальный процесс жизни, в общение с различными социальными, политическими, экономическими сюжетами, с другими видами искусства.

Наиболее изощренно и изящно проблему общения зодчества с различными искусствами обыграли московские художники и архитекторы Александр Пономарев, Алексей Козырь, Илья Бабак и Сергей Шестаков в созданной ими экспозиции национального павильона Украины, расположившейся в венецианском Арсенале. Экспозиция под названием «Архитектура миражей» поддержана Joint Transportation Company, VIART-GROUP, и компания «Кирилл».

Тема «архитектура миражей» предполагает образ пограничья, нежного балансирования на грани – сна и яви, иллюзорного и реального. Эта тема дает отличный повод показать архитектуру в модальности неархитектурной – призраком и отсветом иных видов творчества: скульптуры, живописи, видеоарта. Условием синтеза всех этих искусств на выставке оказалось искусство Театра.

Сама экспозиция с тонкими легкими ширмами, экранами с медитативными картинками, погруженными в колбы с водой загадочными объектами, виртуозной графикой поверх географических карт ассоциировалась с неким мистериальным действом, смысл которого необходимо долго и не суетно разгадывать.

Девизом экспозиции павильона могут быть выбраны слова античного историка Филострата Младшего о том, что искусство это «способность невидимое делать видимым». Иначе говоря, речь идет о главной роли того, что называется воображением как в созидании образа, так и в его восприятии. Оно и только оно может обеспечить понимание мира в его художественном измерении.

Архитекторы и художники павильона предложили сделать два проекта из серии так называемых мобильных музеев: Персональный художественный музей и Музей современного искусства.

Образ музеев был вдохновлен пребыванием Александра Пономарева и Сергея Шестакова на украинской исследовательской станции «Вернадский» в Антарктиде. Там художники работали. Документация работы Сергея Шестакова представлена в одном торцевом зале выставки. В него надо входить, сняв обувь. Тебе предлагают лечь на подушки, в темноте смотреть в потолок. Но предварительно надеть стереоочки. Внезапно все преображается, на потолке начинают появляться световые картинки, и ты оказываешься в движении по какому-то ландшафту фантастической красоты. По брызгающим прямо в лицо искристым пузырькам осознаешь, что съемка подводная. А белая, словно живая и дышащая субстанция, которую ты огибаешь, к которой прикасаешься в своем движении, – ни что иное, как погруженные в толщу воды глыбы льда, айсберги. Это путешествие как раз о реальности ирреального, пограничье как таковом.
Верстовой столб на украинской исследовательской станции «Вернадский» в Антарктиде. Фото С. Шестакова
Кадр из фильма про подводную экспедицию во льдах Антарктиды

Во время экспедиции в Антарктиду и Шестакова, и Пономарева пленила красота самых романтических явлений природы – миражей, что возникали на прозрачном морском горизонте. Сейчас все понимают природу этого явления, зависимость от рационально объяснимых физических процессов. Однако в том-то и уникальность миражей, что при жесткой физической детерминированности «конструкции» образа (влияние встречи разных слоев атмосферы, разных температур, рефракции, преломления света и т.д.) сама природа дарит нам зрелище абсолютно метафизическое, не обусловленное никакими прагматическими объяснениями. Это действительно чистое искусство, сотканное натурой. Не зря же лучшие писатели вдохновлялись образами миражей, вводили их в свои сочинения.
Миражи на горизонте и вдохновленные ими рисунки Александра Пономарева

Собственно миражи стали темой красивых вихрей и скерцо графики Александра Пономарева. А архитектура музеев, им посвященных, запечатлена в хрупких, плавающих в воде макетах, и на экране отлично сделанного 3d-фильма.

Персональный музей это три связанных между собой плавающих мобильных куба, попеременно поднимающихся над водой и уходящих под нее. Фасады этих кубов сделаны из разных консистенций H2O: воды, пара и льда соответственно. Внутри кубов находятся выставочные залы.
Персональный художественный музей в Антарктике

Персональный художественный музей предполагается сделать в минималистском стиле и пустить в океан, чтобы он бороздил его воды с декабря по март. Сам образ этого плавающего музея может интерпретироваться в двух аспектах. Первый связан с любимой художником Пономаревым идеей субмобилей: спонтанно всплывающих и погружающихся в воду структур, дающих счастье наблюдать внезапные изменения природной среды. Эту идею художник реализовывал на протяжении многих лет. Можно вспомнить его знаменитые подводные лодки невесть как всплывающие в разных уголках мира, от Москвы до Парижа. Можно вспомнить и выставку «Память воды», которая проходила в парижском Музее науки и техники в 2002 году. Тогда сорок ныряющих внутри стеклянных колонн субмобилей создавали вполне архитектурную композицию, напоминающую парижский остров Сите. А нью-йоркский Манхэттен из песка погружался в воду и всплывал в хрустальных колоннах в проекте «Поверхностное натяжение» (галерея Cueto Project, Нью-Йорк, 2008).
Конструкция Персонального художественного музея в Антарктике

В случае с тремя кубами-залами Персонального музея зритель получает возможность лично испытать метаморфозы, происходящие с восприятием искусства, пребывающего в различных средах: в глубине океана, на поверхности, в объятиях льда, пара, воды, то есть опять-таки сложно понять тему «пограничье». Пребывая в постоянном движении природной среды зритель максимально концентрирует собственные творческие способности воображения. И искусство, выставленное в залах-кубах, воздействует на него с десятикратной силой.

Второй аспект интерпретации Персонального музея связан с темой собственно миража. Когда зрители будут видеть музей на горизонте, он представится им совершенным миражом. И, что самое интересное, соотнесенным с авангардной конструкцией. Судя по представленным документальным фотографиям, относительно тех миражей, что наблюдали Пономарев и Шестаков, на ум приходят проекты, рожденные в лаборатории русского авангарда, в мастерских Института художественной культуры (ИНХУКа) начала 1920-х годов. Именно тогда молодые мастера (Родченко, Стенберги, Медунецкий, Иогансон) создают пространственные построения в качестве выявления чистой инженерной формы.
Конструкция Персонального художественного музея в Антарктике

Тут важно помнить, что сами пространственные конструкции русских авангардистов (К. Медунецкого, братьев В. и Г. Стенбергов) работали как идеальные модули по «прощупыванию» сил природной гравитации. Тонкие пластиночки, реечки, диски создавали иллюзию самостроящегося трансформера. В вечной трансформации и при этом в своей точной инженерии (объект ни в коем случае не должен рассыпаться на части, ни визуально, ни физически) они предвосхитили опыты великих мастеров XX столетия, «мобили» Александра Колдера, к примеру. Одновременно и динамические, познаваемые в движении объекты авангардистов, и динамический образ Персонального музея свидетельствуют о своей причастности образу иллюзии. Это архитектура, берущая уроки игры воображения у самой природы.

Второй объект «Архитектуры миражей» это Музей современного искусства в Антарктиде.  Его образ также связан с русским авангардом, только с самыми радикальными, экспериментальными проектами. Вот как художник Пономарев рассказал о музее: «Музей имеет вид 100-метрового несамоходного судна и жилого модуля. На палубе смонтирована архитектурная конструкция: гостиница и выставочные залы. Когда судно прибывает на место, путем перераспределения балласта оно встает вертикально, как поплавок. Вверху оказываются гостиницы, под водой – музей. К судну причаливают пароходы, люди поселяются в гостинице, любуются проплывающими айсбергами... Потом садятся в камеру-ботискаф, опускаются вниз и оказываются в Музее современного искусства! Когда навигация кончается и лед приходит в полярные области, судно перетаскивают южнее».
Музей современного искусства в Антарктиде
Музей современного искусства в Антарктиде
Конструкция Музея современного искусства в Антарктиде

Если искать параллели такой архитектуре в великом авангардном прошлом, то на ум приходит один, самый фантастический образ – «Летающий город» Георгия Крутикова. Архитектор защитил его как диплом в 1928 году в школе Николая Ладовского во ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН. Проект «подвижной архитектуры» Крутикова предполагал создание при помощи атомной энергии вертикально висящих над землей зданий, собранных в подобие огромных цилиндров. Коммуникации между ними и землей, которая, по мысли архитектора, освобождалась для труда и отдыха, осуществлялась бы тоже с помощью «летающих батискафов» – кабин, способных передвигаться в воздухе, по земле, по воде и под водой. Причем кабина могла быть и жилой ячейкой. Между прочим, Георгия Крутикова сразу назвали «советским Жюль-Верном». С проектом Крутикова Музей современного искусства в Антарктиде сближают не только мощные технические задачи, но и сам факт признания силы и дерзости творческого воображения. В принципе, и Музей в Антарктиде, и «Летающий город» Крутикова это тоже на сегодняшний день чистая, бескорыстная форма общения с природой, миром. Чистой воды мираж!

Ну а как же искусство, которое оказывается буквально в воде и которое смотреть можно только из батискафа? Для его инсталлирования применяется система сложных модульных конструкций и непроницаемые для воды рамы-капсулы. Смотреть на произведения сквозь толщу воды кто-то сочтет чрезмерным. Однако авторов проекта этот визуальный радикализм совсем не пугает. Просто внутри разных природных сред рождается разное эмоциональное восприятие предмета искусства, его творческое осмысление. К тому же существуют художники, которые своим творчеством доказали вероятность и органичность подобного зрения. Уместно вспомнить, например, Билла Виолу, в видеоинсталляциях которого стихия воды играет просто архетипическую, сущностную, на библейском уровне роль. Во многих его произведениях мы созерцаем мир именно сквозь толщу водного потока. Так что встреча художника со своим зрителем в новом музее-поплавке еще как возможна!

Встреча же московских зрителей с экспозицией «Архитектура миражей» обещает состояться совсем скоро. Музей архитектуры имени А.В. Щусева планирует привезти выставку в своей зал «Флигель-Руина».


Поставщики, технологии

13 Ноября 2012

author pht

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Сергей Кузнецов: «Кураторские проекты – лучшее, что...
Архитектурные выставки, и фестиваль «Зодчество», в том числе, – это всегда поиск баланса между профессиональным дискурсом и популярной подачей. О специфике трансляции профессиональной информации для широкой аудитории мы говорим с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым
Пресса: О венецианском призе
На Венецианской архитектурной биеннале проект "Сколково" представляет Россию. "Золотого льва" биеннале получила Япония, а Россия получила вторую премию, разделив ее с США. Биеннале продлится до 25 ноября. О венецианском павильоне и Сколково — специальный корреспондент "Ъ" Григорий Ревзин, исполнявший в этом году обязанности комиссара павильона.
Пресса: Обобщение архитектуры
Common Ground, слайд-шоу Нормана Фостера, самодеятельное благоустройство в Америке и QR-коды Сколково на XIII Архитектурной биеннале в Венеции.
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Пресса: «У вас жесткий климат и невыносимое автомобильное...
Что такое человеческий масштаб в организации городской среды? Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни? На эти и другие градостроительные темы французский архитектор Жан Пистр размышляет в интервью «Газете.Ru».
Пресса: Города будущего на Архбиеннале в Венеции
Снаружи - классический особняк начала 20 века, построенный в 1914 году по проекту Алексея Щусева, а внутри - инновационный город будущего. Преобразование возможно только при помощи ай-пэда. Планшетники при входе получают все посетители российского павильона. На 13-ой Архитектурной биеннале в Венеции он был признан одним из лучших и отмечен специальным призом жюри.
Пресса: Сколково представляет Россию на венецианской выставке
На престижной Венецианской биеннале архитектуры Россию представляет команда из Сколкова, проектируемого города будущего. Елена Шипилова побеседовала с Григорием Ревзиным, членом градсовета Сколкова, о том, что Сколково планирует достичь на выставке.
Пресса: Своим путем на биеннале
На 13-й архитектурной биеннале в Венеции российскому павильону, пространство которого стало великолепной метафорой современной России, достался специальный приз жюри.
Пресса: Биеннале архитектуры. Что было на главном архитектурном...
Как искали «общие основания», почему в павильоне Америки оказался партизанский урбанизм, за что Израиль назвали «авианосцем» и заслужила ли Россия «специальное упоминание» жюри — корреспондент «Афиши» побывал на 13-й Биеннале архитектуры в Венеции.
Пресса: О происхождении понтов
Я думаю, что одним из главных бизнесов, которые существуют в России, является как раз бизнес по продаже идеалов. Идеалы у нас получается продавать лучше всего, потому что продавать их мы начали раньше, чем что-либо другое, и они не были в дефиците.
Пресса: Код в помощь. XIII Архитектурная биеннале
Развитие общественных пространств, новые взаимоотношения архитектора и общества, реабилитация неоклассики — мировая повестка дня, как можно судить по XIII Архитектурной биеннале.
Пресса: Дружба просит кирпича
Архитектурная биеннале в Венеции доказывает, что архитектура способна объединить людей, страны, эпохи
Пресса: Модельер Пьер Карден предлагает построить небоскреб...
Французский модельер итальянского происхождения Пьер Карден в рамках Венецианской архитектурной биеннале представил свой собственный архитектурный проект - "Дворец света" высотой 255 метров, который должен быть построен в непосредственной близости от Венеции, пишет в пятницу газета "Коммерсант".
Технологии и материалы
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Open Spaces
Проект Solo Houses, реализуемый в одном из живописных пригородных районов Испании – это двенадцать экспериментальных жилых домов, гармонично сосуществующих с природным окружением. Ярким дизайнерским акцентом некоторых из них становятся ванны Bette из глазурованной стали.
Пленение плетением
Самое известное применение перфорированной кирпичной стены, сквозь которую проникает солнечный свет, принадлежит швейцарскому архитектору Петеру Цумтору. Идею подхватили другие авторы. Новые тенденции в области кирпичной кладки и старые секреты красивых фасадов – в нашем обзоре.
Строительный материал от Адама
Представляем победителей премии в области кирпичной архитектуры Brick Award 20, учрежденной компанией Wienerberger. Ими стали шесть команд архитекторов из Польши, Руанды, Индии, Испании, Нидерландов и Мексики.
Креативный подход: Baumit CreativTop
Моделируемая штукатурка CreativTop – это насыщенные цвета, глубокие рельефные поверхности, интересные сочетания и комбинации текстур и огромные возможности дизайна.
Потолочные решения Knauf Armstrong для медицинских учреждений...
Линейка подвесных потолков серии Bioguard со специальным антибактериальным покрытием препятствует развитию всех видов возбудителей внутрибольничных инфекций и помогает поддерживать здоровый микроклимат для благополучия пациентов и персонала.
Сейчас на главной
Градсовет Петербурга 25.11.2020
Градсовет обсудил жилой квартал по проекту «Студии-44», интегрированный в историческую среду Бумагопрядильной фабрики, а также предложение по символическому восстановлению фабричных труб. Единодушную и высокую оценку работы сопровождали многочисленные сомнения относительно качества будущей жилой среды.
Власть – советам
На дискуссии «Создавая будущее: инструменты влияния на облик города» вопросы согласования проектов были рассмотрены в разных аспектах, от формального до эмоционального. Андрей Гнездилов и Александра Кузьмина заявили о необходимости вернуть понятие эскизной концепции в законодательное поле.
Лес и башни
Перед авторами проекта ЖК «В самом сердце Пушкино» стояла непростая задача: сохранить существующий на участке лесопарк, уместив на нем жилой комплекс достаточно высокой плотности. Так появились три башни на краю леса с развитыми общественными пространствами в стилобатах и элегантными «защипами» в венчающей части 18-этажных объемов.
Жить у воды
Рассказываем об итогах конкурса на проект ЖК «Кристальный» на берегу водохранилища в Воронеже и концепцию благоустройства прилегающей территории – Спортивной набережной.
И овцы сыты
Дом четы архитекторов, Каспера и Лесли Морк-Ульнес, в горах Норвегии использует традиционные методы строительства из дерева и служит также убежищем для овец.
ТПО «Резерв» в ретроспективе и перспективе
В новой книге ТПО «Резерв» издательства Tatlin собраны проекты за последние 20 лет. Один из авторов книги, Мария Ильевская, рассказала нам об основных вехах рассмотренного периода: от дома в проезде Загорского до ВТБ Арена Парка, и о презентации книги, состоявшейся 13 ноября на Зодчестве.
Шоу-рум в ландшафте
Павильон девелопера OCT представляет красоты пейзажа покупателям квартир в очередном «новом городе» на востоке Китая. Авторы проекта шоу-рума – шанхайское бюро Lacime Architects.
Бинокулярный взгляд на культуру
Музей Западной Австралии «Була Бардип» в Перте по проекту бюро Hassell и OMA предлагает экспозицию, одновременно учитывающую аборигенный и западный взгляд на историю и культуру.
Юлий Борисов: «Мы должны быть гибкими, но не терять...
Особенность развития архитектурной компании UNK project – в постоянном поэтапном росте и спланированном изменении структуры. Это тяжело, но эффективно. Юлий Борисов рассказал нам о недавней трансформации компании, о ее сформулированных ценностях и миссии, а также – о пользе ТРИЗ для конкурсной практики, личностном росте и сложностях роста бюро, параллелизме рационального расчета и иррационального творчества, упорстве и осознанности.
Театральный бастион
Бюро Nieto Sobejano выиграло конкурс на проект большого театрального центра на окраине Парижа: основой для него станут декорационные мастерские Шарля Гарнье конца XIX века.
Пресса: Игра на понижение, или в чем проблема нового «Нового...
Обсуждение на Архсовете Москвы второй итерации проекта бюро «Восток» для школы «Новый взгляд» в ЖК «Садовые кварталы» вышло ожидаемо резонансным. Оно подтвердило догадки, возникшие этим летом после победы в конкурсе первой итерации, и поставило ребром вопрос о том, по назначению ли российские заказчики используют такой эффективный инструмент повышения качества архитектуры, как архитектурные конкурсы.
Умер Сергей Бархин
Сегодня в возрасте 82 лет скончался Сергей Бархин, известный прежде всего как театральный художник, но также выпускник МАРХИ, участник «бумажных» конкурсов 1980-х, художник, поэт.
«Подделка под Скуратова»: Архсовет Москвы – 69
Архсовет Москвы отклонил новый проект школы в «Садовых кварталах», разработанный АБ Восток по следам конкурса, проведенного летом этого года. Сергей Чобан настоятельно предложил совету высказаться в пользу проведения нового конкурса. В составе репортажа публикуем выступление Сергея Чобана полностью.
Кирпич как связующее
Исторический комплекс почтамта – телеграфа – телефонной станции на юго-западе Берлина архитекторы GRAFT приспособили под офисы, магазины и рестораны, а также добавили два новых жилых корпуса.
Кирпич и фарфор
Музей Императорской печи в Цзиндэчжэне на юго-востоке Китая в прямом и переносном смысле построен вокруг тысячелетней традиции создания фарфора. Авторы проекта – пекинские архитекторы Studio Zhu-Pei.
Шкаф с культурой
Рассказываем о том, как районная библиотека в позднесоветском здании превратилась в актуальное общественное пространство и центр культурной жизни спального района.
Две школы: о лауреатах «Зодчества» 2020
Главную премию, Хрустальный Дедал, вручили школе Wunderpark Антона Нагавицына, премию Татлин за лучший проект получил кампус ИТМО «Студии 44» Никиты Явейна. Показываем и перечисляем все проекты и постройки, получившие золотые и серебряные знаки, а также дипломы фестиваля Зодчество.
Простор для творчества
Результат сотрудничества европейского заказчика и компании «Архиматика» – бизнес-центр со сложным фасадом, умными планировками и сертификатом BREEAM.
Градсовет удаленно 11.11.2020
На очередном дистанционном заседании Градсовет обсудил микрорайон рядом с Пулковской обсерваторией и жилой комплекс эконом-класса с видом на Неву.
Живее всех живых
В Гостином дворе открылся фестиваль «Зодчество» с темой «Вечность». Его куратор Эдуард Кубенский заполнил множеством смелых – и вообще разных – инсталляций пространство, освобожденное кризисным временем. Давая тем самым надежду на обновление и утверждая, надо думать, что фестиваль жив.
ATRIUM: «Один довольный заказчик должен приносить тебе...
Вера Бутко и Антон Надточий, известные 20 лет назад смелыми проектами интерьеров и частных домов, сейчас строят большие жилые районы в Москве, участвуют в конкурсах наравне с западными «звездами», активно работают со значительными проектами не только в России, но и на постсоветском пространстве. Мы поговорили с архитекторами об их творческом пути, его этапах и истории успеха.
Спит кирпич, и ему снится
Великая московская стена, ограждающая Москву по линии МКАДа, дом-звонница, башня-рудимент, имитация воды и вышивка кирпичом. Представляем проекты-победители первого всероссийского архитектурного Кирпичного конкурса, в которых традиционный материал приобретает новые выразительные качества и смелое концептуальное осмысление.
На три счета
Складной дом Brette складывается на шарнирах и укладывается на платформу грузовика. Он состоит их трех модулей, его разбирают за три часа, площадь при этом увеличивается в три раза. Дом изготовлен в Латвии и уже выдержал один переезд.
Парение свечей
Проект установки памятного знака журналистам, погибшим при исполнении профессионального долга – победившая в конкурсе работа скульптора Бориса Чёрствого, умершего в этом году, и архитекторов Алексея и Натальи Бавыкиных – не слишком типичный для современной Москвы, и поэтому актуальный и важный памятник.
Магнитные линии
Магазин на флагманском автозаправочном комплексе компании KLO строится сейчас в Киеве по проекту Dmytro Aranchii Architects.
Архсовет Москвы – 68
Архсовет, состоявшийся во вторник и отправивший на доработку проект ЖК «Слава» архитектурной компании DYER Филиппа Болла и MR Group, вызвал достаточно бурное обсуждение в сети. Рассказываем, кто и что сказал, подробнее.
Архитектурная среда и дизайн-2020
Дипломные работы выпускников кафедры «Архитектурная среда и дизайн» Института бизнеса и дизайна: двухдневный туристический маршрут, реновация биологической станции, восстановление реки и интерьер квартиры в Доме Наркомфина.
Изгибы среди деревьев
Корпус визуальных искусств в пенсильванском колледже по проекту Стивена Холла получил криволинейный план, чтобы сберечь 200-летние деревья вокруг.
«Панельный дом для богатых»
Лучшим небоскребом мира за 2018–2020 годы Немецкий музей архитектуры выбрал башни Norra tornen в Стокгольме по проекту OMA: сборный бетонный жилой комплекс, напоминающий своими модульными «кубиками» Habitat’67. Публикуем его и небоскребы-финалисты.
Конкурсный проект комбината газеты «Известия» Моисея...
Первая часть исследования «Иван Леонидов и архитектура позднего конструктивизма (1933–1945)» продолжает тему позднего творчества Леонидова в работах Петра Завадовского. В статье вводятся новые термины для архитектуры, ранее обобщенно зачислявшейся в «постконструктивизм», и начинается разговор о влиянии Леонидова на формально-стилистический язык поздних работ Моисея Гинзбурга и архитекторов его группы.
Открытая структура
В Екатеринбурге сдано в эксплуатацию здание штаб-квартиры Русской медной компании, ставшее первым реализованным в России проектом знаменитого британского архитектурного бюро Foster + Partners. Об этой во всех смыслах очень заметной постройке специально для Архи.ру рассказывает автор youtube-канала «Архиблог» Анна Мартовицкая.
Башни «Спутника»
Шесть башен в крупном жилом комплексе рядом с берегом Москвы-реки в самом начале Новорижского шоссе совмещают ответ на целый ряд маркетинговых пожеланий и рамок, предлагая простой ритм и лаконичную форму для домов, которые заказчик предпочел видеть «яркими».
Кружево и кортен
Мастерская LMN Architects построила в Эверетте на северо-западе США пешеходный мост, соединивший оторванные друг от друга городские районы. Сооружение, первоначально задуманное как часть канализационной системы, превратилось в популярное общественное пространство.
Рынок с открытым кодом
Рынок для городка Гаубулига в Гане по проекту студенческой лаборатории [applied] Foreign Affairs при Венском университете прикладных искусств получил американскую премию Architecture Masterprize в номинации «Открытие года».
Изба дель арте
Мы решили отобрать несколько объектов из шорт-листа премии АрхиWOOD и рассмотреть их поближе. Суздальский дом интересен тем, что делает своим сюжетом все еще актуальный вопрос современности: диалог старого и нового. Его можно понять как метафору современного туристического города, может быть, даже размышление о его судьбе.