Погранзастава

Сергей Хачатуров об экспозиции павильона Украины на венецианской биеннале.

Сергей Хачатуров

Автор текста:
Сергей Хачатуров

mainImg
Один из лейтмотивов XIII архитектурной биеннале в Венеции, которая продлится до 25 ноября сего года, – синтез искусств. Куратор Дэвид Чипперфильд предложил не воспринимать архитектуру изолированно, в отрыве от контекста. Предложил учитывать вовлеченность зодчества в реальный процесс жизни, в общение с различными социальными, политическими, экономическими сюжетами, с другими видами искусства.

Наиболее изощренно и изящно проблему общения зодчества с различными искусствами обыграли московские художники и архитекторы Александр Пономарев, Алексей Козырь, Илья Бабак и Сергей Шестаков в созданной ими экспозиции национального павильона Украины, расположившейся в венецианском Арсенале. Экспозиция под названием «Архитектура миражей» поддержана Joint Transportation Company, VIART-GROUP, и компания «Кирилл».

Тема «архитектура миражей» предполагает образ пограничья, нежного балансирования на грани – сна и яви, иллюзорного и реального. Эта тема дает отличный повод показать архитектуру в модальности неархитектурной – призраком и отсветом иных видов творчества: скульптуры, живописи, видеоарта. Условием синтеза всех этих искусств на выставке оказалось искусство Театра.

Сама экспозиция с тонкими легкими ширмами, экранами с медитативными картинками, погруженными в колбы с водой загадочными объектами, виртуозной графикой поверх географических карт ассоциировалась с неким мистериальным действом, смысл которого необходимо долго и не суетно разгадывать.

Девизом экспозиции павильона могут быть выбраны слова античного историка Филострата Младшего о том, что искусство это «способность невидимое делать видимым». Иначе говоря, речь идет о главной роли того, что называется воображением как в созидании образа, так и в его восприятии. Оно и только оно может обеспечить понимание мира в его художественном измерении.

Архитекторы и художники павильона предложили сделать два проекта из серии так называемых мобильных музеев: Персональный художественный музей и Музей современного искусства.

Образ музеев был вдохновлен пребыванием Александра Пономарева и Сергея Шестакова на украинской исследовательской станции «Вернадский» в Антарктиде. Там художники работали. Документация работы Сергея Шестакова представлена в одном торцевом зале выставки. В него надо входить, сняв обувь. Тебе предлагают лечь на подушки, в темноте смотреть в потолок. Но предварительно надеть стереоочки. Внезапно все преображается, на потолке начинают появляться световые картинки, и ты оказываешься в движении по какому-то ландшафту фантастической красоты. По брызгающим прямо в лицо искристым пузырькам осознаешь, что съемка подводная. А белая, словно живая и дышащая субстанция, которую ты огибаешь, к которой прикасаешься в своем движении, – ни что иное, как погруженные в толщу воды глыбы льда, айсберги. Это путешествие как раз о реальности ирреального, пограничье как таковом.
Верстовой столб на украинской исследовательской станции «Вернадский» в Антарктиде. Фото С. Шестакова
Кадр из фильма про подводную экспедицию во льдах Антарктиды

Во время экспедиции в Антарктиду и Шестакова, и Пономарева пленила красота самых романтических явлений природы – миражей, что возникали на прозрачном морском горизонте. Сейчас все понимают природу этого явления, зависимость от рационально объяснимых физических процессов. Однако в том-то и уникальность миражей, что при жесткой физической детерминированности «конструкции» образа (влияние встречи разных слоев атмосферы, разных температур, рефракции, преломления света и т.д.) сама природа дарит нам зрелище абсолютно метафизическое, не обусловленное никакими прагматическими объяснениями. Это действительно чистое искусство, сотканное натурой. Не зря же лучшие писатели вдохновлялись образами миражей, вводили их в свои сочинения.
Миражи на горизонте и вдохновленные ими рисунки Александра Пономарева

Собственно миражи стали темой красивых вихрей и скерцо графики Александра Пономарева. А архитектура музеев, им посвященных, запечатлена в хрупких, плавающих в воде макетах, и на экране отлично сделанного 3d-фильма.

Персональный музей это три связанных между собой плавающих мобильных куба, попеременно поднимающихся над водой и уходящих под нее. Фасады этих кубов сделаны из разных консистенций H2O: воды, пара и льда соответственно. Внутри кубов находятся выставочные залы.
Персональный художественный музей в Антарктике

Персональный художественный музей предполагается сделать в минималистском стиле и пустить в океан, чтобы он бороздил его воды с декабря по март. Сам образ этого плавающего музея может интерпретироваться в двух аспектах. Первый связан с любимой художником Пономаревым идеей субмобилей: спонтанно всплывающих и погружающихся в воду структур, дающих счастье наблюдать внезапные изменения природной среды. Эту идею художник реализовывал на протяжении многих лет. Можно вспомнить его знаменитые подводные лодки невесть как всплывающие в разных уголках мира, от Москвы до Парижа. Можно вспомнить и выставку «Память воды», которая проходила в парижском Музее науки и техники в 2002 году. Тогда сорок ныряющих внутри стеклянных колонн субмобилей создавали вполне архитектурную композицию, напоминающую парижский остров Сите. А нью-йоркский Манхэттен из песка погружался в воду и всплывал в хрустальных колоннах в проекте «Поверхностное натяжение» (галерея Cueto Project, Нью-Йорк, 2008).
Конструкция Персонального художественного музея в Антарктике

В случае с тремя кубами-залами Персонального музея зритель получает возможность лично испытать метаморфозы, происходящие с восприятием искусства, пребывающего в различных средах: в глубине океана, на поверхности, в объятиях льда, пара, воды, то есть опять-таки сложно понять тему «пограничье». Пребывая в постоянном движении природной среды зритель максимально концентрирует собственные творческие способности воображения. И искусство, выставленное в залах-кубах, воздействует на него с десятикратной силой.

Второй аспект интерпретации Персонального музея связан с темой собственно миража. Когда зрители будут видеть музей на горизонте, он представится им совершенным миражом. И, что самое интересное, соотнесенным с авангардной конструкцией. Судя по представленным документальным фотографиям, относительно тех миражей, что наблюдали Пономарев и Шестаков, на ум приходят проекты, рожденные в лаборатории русского авангарда, в мастерских Института художественной культуры (ИНХУКа) начала 1920-х годов. Именно тогда молодые мастера (Родченко, Стенберги, Медунецкий, Иогансон) создают пространственные построения в качестве выявления чистой инженерной формы.
Конструкция Персонального художественного музея в Антарктике

Тут важно помнить, что сами пространственные конструкции русских авангардистов (К. Медунецкого, братьев В. и Г. Стенбергов) работали как идеальные модули по «прощупыванию» сил природной гравитации. Тонкие пластиночки, реечки, диски создавали иллюзию самостроящегося трансформера. В вечной трансформации и при этом в своей точной инженерии (объект ни в коем случае не должен рассыпаться на части, ни визуально, ни физически) они предвосхитили опыты великих мастеров XX столетия, «мобили» Александра Колдера, к примеру. Одновременно и динамические, познаваемые в движении объекты авангардистов, и динамический образ Персонального музея свидетельствуют о своей причастности образу иллюзии. Это архитектура, берущая уроки игры воображения у самой природы.

Второй объект «Архитектуры миражей» это Музей современного искусства в Антарктиде.  Его образ также связан с русским авангардом, только с самыми радикальными, экспериментальными проектами. Вот как художник Пономарев рассказал о музее: «Музей имеет вид 100-метрового несамоходного судна и жилого модуля. На палубе смонтирована архитектурная конструкция: гостиница и выставочные залы. Когда судно прибывает на место, путем перераспределения балласта оно встает вертикально, как поплавок. Вверху оказываются гостиницы, под водой – музей. К судну причаливают пароходы, люди поселяются в гостинице, любуются проплывающими айсбергами... Потом садятся в камеру-ботискаф, опускаются вниз и оказываются в Музее современного искусства! Когда навигация кончается и лед приходит в полярные области, судно перетаскивают южнее».
Музей современного искусства в Антарктиде
Музей современного искусства в Антарктиде
Конструкция Музея современного искусства в Антарктиде

Если искать параллели такой архитектуре в великом авангардном прошлом, то на ум приходит один, самый фантастический образ – «Летающий город» Георгия Крутикова. Архитектор защитил его как диплом в 1928 году в школе Николая Ладовского во ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН. Проект «подвижной архитектуры» Крутикова предполагал создание при помощи атомной энергии вертикально висящих над землей зданий, собранных в подобие огромных цилиндров. Коммуникации между ними и землей, которая, по мысли архитектора, освобождалась для труда и отдыха, осуществлялась бы тоже с помощью «летающих батискафов» – кабин, способных передвигаться в воздухе, по земле, по воде и под водой. Причем кабина могла быть и жилой ячейкой. Между прочим, Георгия Крутикова сразу назвали «советским Жюль-Верном». С проектом Крутикова Музей современного искусства в Антарктиде сближают не только мощные технические задачи, но и сам факт признания силы и дерзости творческого воображения. В принципе, и Музей в Антарктиде, и «Летающий город» Крутикова это тоже на сегодняшний день чистая, бескорыстная форма общения с природой, миром. Чистой воды мираж!

Ну а как же искусство, которое оказывается буквально в воде и которое смотреть можно только из батискафа? Для его инсталлирования применяется система сложных модульных конструкций и непроницаемые для воды рамы-капсулы. Смотреть на произведения сквозь толщу воды кто-то сочтет чрезмерным. Однако авторов проекта этот визуальный радикализм совсем не пугает. Просто внутри разных природных сред рождается разное эмоциональное восприятие предмета искусства, его творческое осмысление. К тому же существуют художники, которые своим творчеством доказали вероятность и органичность подобного зрения. Уместно вспомнить, например, Билла Виолу, в видеоинсталляциях которого стихия воды играет просто архетипическую, сущностную, на библейском уровне роль. Во многих его произведениях мы созерцаем мир именно сквозь толщу водного потока. Так что встреча художника со своим зрителем в новом музее-поплавке еще как возможна!

Встреча же московских зрителей с экспозицией «Архитектура миражей» обещает состояться совсем скоро. Музей архитектуры имени А.В. Щусева планирует привезти выставку в своей зал «Флигель-Руина».

Поставщики, технологии

13 Ноября 2012

Сергей Хачатуров

Автор текста:

Сергей Хачатуров
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Италия – на благо общества
Павильон Италии на Венецианской биеннале архитектуры традиционно привлекает интерес как экспозиция страны-организатора знаменитой выставки. В этом году его курирует бюро TAMassociati, известное своими социальными проектами в Африке и на родине.
Архитектура, встроенная в жизнь
Португальский павильон на Венецианской биеннале располагается в доме по проекту Алваро Сизы и рассказывает об этом социальном жилом комплексе, а также о трех других – в Порту, Берлине и Гааге. А еще этот павильон побудил венецианские власти завершить начатый ими 30 лет назад проект.
Листья травы
О книге Валерия Нефедова «Как вернуть город людям», посвященной ландшафтному урбанизму и проблеме качества городской среды.
Сергей Кузнецов: «Кураторские проекты – лучшее, что...
Архитектурные выставки, и фестиваль «Зодчество», в том числе, – это всегда поиск баланса между профессиональным дискурсом и популярной подачей. О специфике трансляции профессиональной информации для широкой аудитории мы говорим с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым
Пресса: О венецианском призе
На Венецианской архитектурной биеннале проект "Сколково" представляет Россию. "Золотого льва" биеннале получила Япония, а Россия получила вторую премию, разделив ее с США. Биеннале продлится до 25 ноября. О венецианском павильоне и Сколково — специальный корреспондент "Ъ" Григорий Ревзин, исполнявший в этом году обязанности комиссара павильона.
Пресса: Обобщение архитектуры
Common Ground, слайд-шоу Нормана Фостера, самодеятельное благоустройство в Америке и QR-коды Сколково на XIII Архитектурной биеннале в Венеции.
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Пресса: «У вас жесткий климат и невыносимое автомобильное...
Что такое человеческий масштаб в организации городской среды? Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни? На эти и другие градостроительные темы французский архитектор Жан Пистр размышляет в интервью «Газете.Ru».
Пресса: Города будущего на Архбиеннале в Венеции
Снаружи - классический особняк начала 20 века, построенный в 1914 году по проекту Алексея Щусева, а внутри - инновационный город будущего. Преобразование возможно только при помощи ай-пэда. Планшетники при входе получают все посетители российского павильона. На 13-ой Архитектурной биеннале в Венеции он был признан одним из лучших и отмечен специальным призом жюри.
Пресса: Сколково представляет Россию на венецианской выставке
На престижной Венецианской биеннале архитектуры Россию представляет команда из Сколкова, проектируемого города будущего. Елена Шипилова побеседовала с Григорием Ревзиным, членом градсовета Сколкова, о том, что Сколково планирует достичь на выставке.
Пресса: Своим путем на биеннале
На 13-й архитектурной биеннале в Венеции российскому павильону, пространство которого стало великолепной метафорой современной России, достался специальный приз жюри.
Пресса: Биеннале архитектуры. Что было на главном архитектурном...
Как искали «общие основания», почему в павильоне Америки оказался партизанский урбанизм, за что Израиль назвали «авианосцем» и заслужила ли Россия «специальное упоминание» жюри — корреспондент «Афиши» побывал на 13-й Биеннале архитектуры в Венеции.
Пресса: О происхождении понтов
Я думаю, что одним из главных бизнесов, которые существуют в России, является как раз бизнес по продаже идеалов. Идеалы у нас получается продавать лучше всего, потому что продавать их мы начали раньше, чем что-либо другое, и они не были в дефиците.
Пресса: Код в помощь. XIII Архитектурная биеннале
Развитие общественных пространств, новые взаимоотношения архитектора и общества, реабилитация неоклассики — мировая повестка дня, как можно судить по XIII Архитектурной биеннале.
Пресса: Дружба просит кирпича
Архитектурная биеннале в Венеции доказывает, что архитектура способна объединить людей, страны, эпохи
Пресса: Модельер Пьер Карден предлагает построить небоскреб...
Французский модельер итальянского происхождения Пьер Карден в рамках Венецианской архитектурной биеннале представил свой собственный архитектурный проект - "Дворец света" высотой 255 метров, который должен быть построен в непосредственной близости от Венеции, пишет в пятницу газета "Коммерсант".
Технологии и материалы
Energy Ice – стекло, прозрачное как лед
Energy Ice – новое мультифункциональное стекло, отличающееся максимальным светопропусканием. Попробуем разобраться, в чем преимущество новинки от компании AGC
Стать прозрачнее
Zabor modern предлагает ограждения европейского типа: из тонких металлических профилей, функциональные, эстетичные и в достаточной степени открытые.
Прочность без границ
Инновационный фибробетон Ductal®, превосходящий по прочности и долговечности большинство строительных материалов, позволяет создавать как тончайшие кружевные узоры перфорированных фасадов, так и бархатистые идеальные поверхности большеформатной облицовки.
Обновление коллекции декоров ALUCOBOND® Design
Коллекция декоров ALUCOBOND® Design от компании 3A Composites пополнилась несколькими новыми образцами – все они находятся в русле тренда на натуральность и отвечают самым актуальным тенденциям в дизайне.
Любовь к геометрии
Французское сантехническое оборудование DELABIE для крупных общественных сооружений выбирают выдающиеся архитекторы Жан Нувель, Норман Фостер, SANAA, Руди Ричотти и другие. Представляем новую модель бесконтактных смесителей TEMPOMATIC 4, сочетающих безопасность, мега-экологичность и стильный дизайн.
Урбан-домик на дереве
Современное игровое пространство Halo Cubic от финского производителя Lappset: множество сценариев игры и безупречный дизайн, способный украсить современный жилой комплекс любого класса.
Естественность и сила кирпича ручной работы
Датский ригельный кирпич ручной работы Petersen Kolumba на фасадах частного дома в Иркутске по проекту Станислава Гаврилова напоминает о мощи древнеримской архитектуры и прекрасно справляется с сибирскими морозами. Мы расспросили автора проекта об этом доме и работе с кирпичом Kolumba.
Handmade для кинотеатра «Москва»
Коммерческий директор компании Ледрус Максим Беляев рассказывает о том, в чем состоит специфика работы со светом по индивидуальному дизайн-проекту и как можно переквалифицироваться из поставщика в подрядчика с функциями ведущего консультанта, проектировщика оригинальных решений и производителя в одном лице.
Блестящие перспективы
Lucido – архитектурно ориентированная компания, ставящая во главу угла эстетику и технологичность. Предлагая все виды итальянской керамической плитки и мозаики, Lucido специализируется на керамограните больших форматов. Рассказываем о воссоздании мраморных слэбов, а также об экспериментах с большим форматом звезд мировой архитектуры Кенго Кумы и Даниэля Либескинда.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Сейчас на главной
Советы проектировщику: как выбрать плоттер в 2021 году
Совместно с компанией HP, лидером рынка широкоформатной печати, рассматриваем тенденции, новые программные и технические решения и формулируем современные рекомендации архитекторам и проектировщикам, которым требуется выбрать плоттер.
Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре
«Есть ли места на Олимпе? Сексизм и «звездность» в архитектуре» Дениз Скотт Браун – это результат личного исследования вопросов авторства, иерархической и гендерной структуры профессии архитектора. Написанная в 1975 году, статья увидела свет лишь в 1989, когда был издан сборник "Architecture: a place for women". С разрешения автора мы публикуем статью, впервые переведенную на русский язык.
Смена масштабов
AMO, исследовательское подразделение бюро OMA, разработало декорации для показа ювелирной коллекции Bvlgari в миланской Галерее Виктора Эммануила II.
Кирпич и свет
«Комната тишины» по проекту бюро gmp в новом аэропорту Берлин-Бранденбург тех же авторов – попытка создать пространство не только для представителей всех религий, но и для неверующих.
Сотворение мира
К 60-летию первого полета человека в космос в Калуге открыли вторую очередь Государственного музея истории космонавтики, спроектированную воронежским архитектором Василием Исаевым. Музей космонавтики-2, деликатно вписанный в высокий берег реки Оки, дополнил ансамбль с легендарным памятником архитектуры 1960-х авторства Бориса Бархина, могилой Циолковского в парке и ракетой «Восток» на музейной площади. Основоположник космонавтики Циолковский, мифологический покровитель Калуги, стал главным героем новой музейной экспозиции, парящим в невесомости, как Бог-Отец в картинах Тинторетто.
Пресса: «Важно сохранять здания разных периодов». Суперзвезда...
У Сергея Чобана необычный профессиональный путь: в девяностые годы он добился признания на Западе и только потом стал востребованным в России. И сейчас его гонорары чуть не дотягивают до уровня мировых легенд вроде Нормана Фостера.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Грильяж новейшего времени
Офис продаж ЖК «Переделкино ближнее» компании «Абсолют Недвижимость» стал единственным российским победителем французской дизайнерской премии DNA. Особенности строения – треугольный план, рельефная сетка квадратов на фасадах и амфитеатр внутри.
Цифровой «валун»
В Эйндховене в аренду сдан дом, напечатанный на 3D-принтере: это первое по-настоящему обитаемое «печатное» строение Европы.
Этюды о стекле
Жилой комплекс недалеко от Павелецкого вокзала как символ стремительного преображения района: композиция с разновысотными башнями, изобретательная проработка витражей и зеленая долина во дворе.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Сила цвета
Три московских выставки, где важную роль в дизайне экспозиции играет цвет: в Новой Третьяковке, Музее русского импрессионизма и «Царицыно».
Умер Готфрид Бём
Притцкеровский лауреат Готфрид Бём, автор экспрессивных бетонных церквей, скончался на 102-м году жизни.
Эстакада в акварели
К 100-летнему юбилею Владимира Васильковского мастерская Евгения Герасимова вспоминает Ушаковскую развязку, в работе над которой принимал участие художник-архитектор. Показываем акварели и эскизы, в том числе предварительные и не вошедшие в финальный проект, и говорим о важности рисунка.
Идейная составляющая
Попытка систематизации идей, представленных в Арх Каталоге недавно завершившейся выставки Арх Москва: критика, констатация, обоснование, отказ, – все в основном лиричное, традиции «бумажной архитектуры», пожалуй, живы.
Летать в облаках
Ресторан в Хибинах как новая достопримечательность: высота 820 над уровнем моря, панорамные виды, эффект левитации и остроумные инженерные решения.
Видео-разговор об архитектурной атмосфере
В первые дни января 2021 года Елизавета Эбнер запустила @archmosphere.press – проект об архитектуре в Instagram, где она и другие архитекторы рассказывают в видео не длинней 1 минуты об 1 здании в своем городе, в том числе о своих собственных проектах. Мы поговорили с Елизаветой о ее замысле и о достоинствах видео для рассказа об архитектуре.
21+1: гид по архитектурной биеннале в Венеции
В этом году архитектурная биеннале «переехала» в виртуальное пространство: так, 20 национальных экспозиций из 61 представлено в онлайн-формате. Цифровые двойники включают в себя видеоэкскурсии по павильонам, интервью с авторами и записи с церемонии открытия. Публикуем подборку национальных проектов, а также один авторский – от партнера OMA Рейнира де Графа.
Награды Арх Москвы: 2021
В субботу вечером Арх Москва вручила свои дипломы. В этом году – рекордное количество специальных номинаций, а значит, много дипломов досталось проектам с содержательной составляющей.
Вулкан Дефанса
В парижском деловом районе Дефанс достраивается башня HEKLA по проекту Жана Нувеля. От соседей ее отличает силуэт и фасадная сетка из солнцерезов.
Керамические тома
Ажурный фасад новой библиотеки по проекту Dietrich | Untertrifaller в австрийском Дорнбирне покрыт полками с книгами – но не бумажными, а из керамики.
Идеями лучимся / Delirious Moscow
В Гостином дворе открылась 26 по счету Арх Москва. Ее тема – идеи, главный гость – Москва, повсеместно встречаются небоскребы и разговоры о высокоплотной застройке. На выставке присутствует самая высокая башня и самая длинная линейная экспозиция в ее истории. Здесь можно посмотреть на все проекты конкурса «Облик реновации», пока еще не опубликованные.