Погранзастава

Сергей Хачатуров об экспозиции павильона Украины на венецианской биеннале.

Сергей Хачатуров

Автор текста:
Сергей Хачатуров

mainImg
0 Один из лейтмотивов XIII архитектурной биеннале в Венеции, которая продлится до 25 ноября сего года, – синтез искусств. Куратор Дэвид Чипперфильд предложил не воспринимать архитектуру изолированно, в отрыве от контекста. Предложил учитывать вовлеченность зодчества в реальный процесс жизни, в общение с различными социальными, политическими, экономическими сюжетами, с другими видами искусства.

Наиболее изощренно и изящно проблему общения зодчества с различными искусствами обыграли московские художники и архитекторы Александр Пономарев, Алексей Козырь, Илья Бабак и Сергей Шестаков в созданной ими экспозиции национального павильона Украины, расположившейся в венецианском Арсенале. Экспозиция под названием «Архитектура миражей» поддержана Joint Transportation Company, VIART-GROUP, и компания «Кирилл».

Тема «архитектура миражей» предполагает образ пограничья, нежного балансирования на грани – сна и яви, иллюзорного и реального. Эта тема дает отличный повод показать архитектуру в модальности неархитектурной – призраком и отсветом иных видов творчества: скульптуры, живописи, видеоарта. Условием синтеза всех этих искусств на выставке оказалось искусство Театра.

Сама экспозиция с тонкими легкими ширмами, экранами с медитативными картинками, погруженными в колбы с водой загадочными объектами, виртуозной графикой поверх географических карт ассоциировалась с неким мистериальным действом, смысл которого необходимо долго и не суетно разгадывать.

Девизом экспозиции павильона могут быть выбраны слова античного историка Филострата Младшего о том, что искусство это «способность невидимое делать видимым». Иначе говоря, речь идет о главной роли того, что называется воображением как в созидании образа, так и в его восприятии. Оно и только оно может обеспечить понимание мира в его художественном измерении.

Архитекторы и художники павильона предложили сделать два проекта из серии так называемых мобильных музеев: Персональный художественный музей и Музей современного искусства.

Образ музеев был вдохновлен пребыванием Александра Пономарева и Сергея Шестакова на украинской исследовательской станции «Вернадский» в Антарктиде. Там художники работали. Документация работы Сергея Шестакова представлена в одном торцевом зале выставки. В него надо входить, сняв обувь. Тебе предлагают лечь на подушки, в темноте смотреть в потолок. Но предварительно надеть стереоочки. Внезапно все преображается, на потолке начинают появляться световые картинки, и ты оказываешься в движении по какому-то ландшафту фантастической красоты. По брызгающим прямо в лицо искристым пузырькам осознаешь, что съемка подводная. А белая, словно живая и дышащая субстанция, которую ты огибаешь, к которой прикасаешься в своем движении, – ни что иное, как погруженные в толщу воды глыбы льда, айсберги. Это путешествие как раз о реальности ирреального, пограничье как таковом.
Верстовой столб на украинской исследовательской станции «Вернадский» в Антарктиде. Фото С. Шестакова
Кадр из фильма про подводную экспедицию во льдах Антарктиды

Во время экспедиции в Антарктиду и Шестакова, и Пономарева пленила красота самых романтических явлений природы – миражей, что возникали на прозрачном морском горизонте. Сейчас все понимают природу этого явления, зависимость от рационально объяснимых физических процессов. Однако в том-то и уникальность миражей, что при жесткой физической детерминированности «конструкции» образа (влияние встречи разных слоев атмосферы, разных температур, рефракции, преломления света и т.д.) сама природа дарит нам зрелище абсолютно метафизическое, не обусловленное никакими прагматическими объяснениями. Это действительно чистое искусство, сотканное натурой. Не зря же лучшие писатели вдохновлялись образами миражей, вводили их в свои сочинения.
Миражи на горизонте и вдохновленные ими рисунки Александра Пономарева

Собственно миражи стали темой красивых вихрей и скерцо графики Александра Пономарева. А архитектура музеев, им посвященных, запечатлена в хрупких, плавающих в воде макетах, и на экране отлично сделанного 3d-фильма.

Персональный музей это три связанных между собой плавающих мобильных куба, попеременно поднимающихся над водой и уходящих под нее. Фасады этих кубов сделаны из разных консистенций H2O: воды, пара и льда соответственно. Внутри кубов находятся выставочные залы.
Персональный художественный музей в Антарктике

Персональный художественный музей предполагается сделать в минималистском стиле и пустить в океан, чтобы он бороздил его воды с декабря по март. Сам образ этого плавающего музея может интерпретироваться в двух аспектах. Первый связан с любимой художником Пономаревым идеей субмобилей: спонтанно всплывающих и погружающихся в воду структур, дающих счастье наблюдать внезапные изменения природной среды. Эту идею художник реализовывал на протяжении многих лет. Можно вспомнить его знаменитые подводные лодки невесть как всплывающие в разных уголках мира, от Москвы до Парижа. Можно вспомнить и выставку «Память воды», которая проходила в парижском Музее науки и техники в 2002 году. Тогда сорок ныряющих внутри стеклянных колонн субмобилей создавали вполне архитектурную композицию, напоминающую парижский остров Сите. А нью-йоркский Манхэттен из песка погружался в воду и всплывал в хрустальных колоннах в проекте «Поверхностное натяжение» (галерея Cueto Project, Нью-Йорк, 2008).
Конструкция Персонального художественного музея в Антарктике

В случае с тремя кубами-залами Персонального музея зритель получает возможность лично испытать метаморфозы, происходящие с восприятием искусства, пребывающего в различных средах: в глубине океана, на поверхности, в объятиях льда, пара, воды, то есть опять-таки сложно понять тему «пограничье». Пребывая в постоянном движении природной среды зритель максимально концентрирует собственные творческие способности воображения. И искусство, выставленное в залах-кубах, воздействует на него с десятикратной силой.

Второй аспект интерпретации Персонального музея связан с темой собственно миража. Когда зрители будут видеть музей на горизонте, он представится им совершенным миражом. И, что самое интересное, соотнесенным с авангардной конструкцией. Судя по представленным документальным фотографиям, относительно тех миражей, что наблюдали Пономарев и Шестаков, на ум приходят проекты, рожденные в лаборатории русского авангарда, в мастерских Института художественной культуры (ИНХУКа) начала 1920-х годов. Именно тогда молодые мастера (Родченко, Стенберги, Медунецкий, Иогансон) создают пространственные построения в качестве выявления чистой инженерной формы.
Конструкция Персонального художественного музея в Антарктике

Тут важно помнить, что сами пространственные конструкции русских авангардистов (К. Медунецкого, братьев В. и Г. Стенбергов) работали как идеальные модули по «прощупыванию» сил природной гравитации. Тонкие пластиночки, реечки, диски создавали иллюзию самостроящегося трансформера. В вечной трансформации и при этом в своей точной инженерии (объект ни в коем случае не должен рассыпаться на части, ни визуально, ни физически) они предвосхитили опыты великих мастеров XX столетия, «мобили» Александра Колдера, к примеру. Одновременно и динамические, познаваемые в движении объекты авангардистов, и динамический образ Персонального музея свидетельствуют о своей причастности образу иллюзии. Это архитектура, берущая уроки игры воображения у самой природы.

Второй объект «Архитектуры миражей» это Музей современного искусства в Антарктиде.  Его образ также связан с русским авангардом, только с самыми радикальными, экспериментальными проектами. Вот как художник Пономарев рассказал о музее: «Музей имеет вид 100-метрового несамоходного судна и жилого модуля. На палубе смонтирована архитектурная конструкция: гостиница и выставочные залы. Когда судно прибывает на место, путем перераспределения балласта оно встает вертикально, как поплавок. Вверху оказываются гостиницы, под водой – музей. К судну причаливают пароходы, люди поселяются в гостинице, любуются проплывающими айсбергами... Потом садятся в камеру-ботискаф, опускаются вниз и оказываются в Музее современного искусства! Когда навигация кончается и лед приходит в полярные области, судно перетаскивают южнее».
Музей современного искусства в Антарктиде
Музей современного искусства в Антарктиде
Конструкция Музея современного искусства в Антарктиде

Если искать параллели такой архитектуре в великом авангардном прошлом, то на ум приходит один, самый фантастический образ – «Летающий город» Георгия Крутикова. Архитектор защитил его как диплом в 1928 году в школе Николая Ладовского во ВХУТЕМАС-ВХУТЕИН. Проект «подвижной архитектуры» Крутикова предполагал создание при помощи атомной энергии вертикально висящих над землей зданий, собранных в подобие огромных цилиндров. Коммуникации между ними и землей, которая, по мысли архитектора, освобождалась для труда и отдыха, осуществлялась бы тоже с помощью «летающих батискафов» – кабин, способных передвигаться в воздухе, по земле, по воде и под водой. Причем кабина могла быть и жилой ячейкой. Между прочим, Георгия Крутикова сразу назвали «советским Жюль-Верном». С проектом Крутикова Музей современного искусства в Антарктиде сближают не только мощные технические задачи, но и сам факт признания силы и дерзости творческого воображения. В принципе, и Музей в Антарктиде, и «Летающий город» Крутикова это тоже на сегодняшний день чистая, бескорыстная форма общения с природой, миром. Чистой воды мираж!

Ну а как же искусство, которое оказывается буквально в воде и которое смотреть можно только из батискафа? Для его инсталлирования применяется система сложных модульных конструкций и непроницаемые для воды рамы-капсулы. Смотреть на произведения сквозь толщу воды кто-то сочтет чрезмерным. Однако авторов проекта этот визуальный радикализм совсем не пугает. Просто внутри разных природных сред рождается разное эмоциональное восприятие предмета искусства, его творческое осмысление. К тому же существуют художники, которые своим творчеством доказали вероятность и органичность подобного зрения. Уместно вспомнить, например, Билла Виолу, в видеоинсталляциях которого стихия воды играет просто архетипическую, сущностную, на библейском уровне роль. Во многих его произведениях мы созерцаем мир именно сквозь толщу водного потока. Так что встреча художника со своим зрителем в новом музее-поплавке еще как возможна!

Встреча же московских зрителей с экспозицией «Архитектура миражей» обещает состояться совсем скоро. Музей архитектуры имени А.В. Щусева планирует привезти выставку в своей зал «Флигель-Руина».

Поставщики, технологии

13 Ноября 2012

Сергей Хачатуров

Автор текста:

Сергей Хачатуров
Похожие статьи
«Животворна и органична здесь»
Рецензия петербургского архитектора Сергея Мишина на третью книгу «Гаража» об архитектуре модернизма – на сей раз ленинградского, – в большей степени стала рассуждением о специфике города-проекта, склонного к смелым жестам и чтению стихов. Который, в отличие от «города-мицелия», опровергает миф о разрушительности модернистской архитектуры для традиционной городской ткани.
К почти забытому юбилею
В Государственном музее архитектуры имени А.В. Щусева открылась выставка офортов архитектора-неоклассика Ивана Александровича Фомина, приуроченная к 150-летию со дня рождения мастера.
Город в потоке
Книги Института Генплана, выпущенные к 70-летию и к юбилейной выставке – самый удивительный трехтомник из всех, которые мне приходилось видеть: они совершенно разные, но собраны в одну коробку. Это, впрочем, объясняется спецификой каждого тома, разнообразием подходов к информации и сложностью самого материала: все же градостроительство наука многогранная, а здесь оно соседствует с искусством.
Архитектура взаимопонимания
В книге Феликса Новикова и Ольги Казаковой собран пласт малоизвестных построек 2 половины XX века, что позволяет выстроить новый визуальный ряд в рамках истории советской архитектуры от «классики» до постмодернизма. Но, как признают сами авторы, увы, пока не полностью.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Архитектура СССР: измерение общее и личное
Новая книга Феликса Новикова «Образы советской архитектуры» представляет собой подборку из 247 зданий, построенных в СССР, которые автор считает ключевыми. Коллекция сопровождается цитатами из текстов Новикова и других исследователей, а также очерками истории трех периодов советской архитектуры, написанными в жанре эссе и сочетающими объективность с воспоминаниями, личный взглядом и предположениями.
Труд как добродетель
Вышла книга Леонтия Бенуа «Заметки о труде и о современной производительности вообще». Основная часть книги – дневниковые записи знаменитого петербургского архитектора Серебряного века, в которых автор без оглядки на коллег и заказчиков критикует современный ему архитектурно-строительный процесс. Написано – ну прямо как если бы сегодня. Книга – первое издание серии «Библиотека Диогена», затеянной главным редактором журнала «Проект Балтия» Владимиром Фроловым.
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Живое дерево
Новая книга признанного специалиста по современной деревянной архитектуре России Николая Малинина, изданная музеем «Гараж», нетрадиционна по многим пареметрам, начиная с того, что не вписывается в правила жанровых определений. Как дышит автор – так и пишет. Но знает свой предмет нешуточно, так что книгу надо признать скорее приметой рождения нового жанра исследования, чем простым отступлением от норм.
Рем Колхас: взгляд в поля
Что Если Деревню Продолжат Благоустраивать Без Архитекторов? Владимир Белоголовский посетил открытие новой провокационной выставки Рема Колхаса “Countryside, The Future” в музее Гуггенхайма в Нью-Йорке.
Город сбывшейся мечты
Путеводитель Владимира Белоголовского по архитектуре Нью-Йорка последних 20 лет, изданный DOM Publishers, свидетельствует: реальный мегаполис начала XXI века ничуть не скромней фантастических проектов для него, которые так и остались на бумаге.
Черная точка
Выставка Александра Гегелло в музее архитектуры талантливо раскрывает творчество архитектора, который начал как ученик Фомина и закончил проектом мавзолея Сталина. В его работах переплетаются поиски метафизической формы, выучка неоклассика и лояльность мейнстриму.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Приключения цилиндра
Выставка в Комо, посвященная московскому клубу им. Зуева Ильи Голосова и его современнику – жилому дому «Новокомум» Джузеппе Терраньи, помещает Россию и Италию в международный контекст авангарда 1920-х. В сентябре ее покажут в Музее архитектуры им. А.В. Щусева.
Сквозняк из вечности
Книга Юрия Аввакумова «Бумажная архитектура. Антология», изданная Музеем современного искусства «Гараж» при поддержке фонда AVC Charity, – важный шаг на пути осмысления яркого культурного феномена. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Возвращение НЭР
Рецензия Ольги Казаковой, директора Института модернизма и старшего научного сотрудника НИИТИАГ, на книгу «НЭР. Город будущего».
Капля и Снежинка
Книга «Капля» об архитекторе Александре Павловой (1966-2013) выпущена издательством «МГНМ» бюро «Меганом» и построена как венок воспоминаний ее друзей, близких и коллег. Кураторы проекта – Александр Бродский и Юрий Григорян.
Икона vs картина
Куратор выставки «Русский путь. От Дионисия до Малевича» Аркадий Ипполитов смешал произведения разных веков, а экспозиционный дизайн Сергея Чобана и Агнии Стрелиговой помогает упорядочить сложное переплетение сюжетов и даже объединяет их свечением святости.
Все в Алма-Ату
Новую книгу из серии «Гаража» хочется назвать фундаментальным путеводителем: он глубок, разнообразен и написан легким стилем. А материал красив, не слишком изуродован и малоизвестен. Пожалуй, это точно must have.
Блеск и нищета городов
Знаменитый американский урбанист Ричард Флорида, автор концепции креативного класса, даст интервью и представит свою книгу «Новый кризис городов» на МУФ-2018. Публикуем рецензию и отрывок из книги.
Постмодернизм до постмодернизма
Книга Анны Вяземцевой «Искусство тоталитарной Италии» – первый на русском языке подробный исторический труд об итальянской архитектуре, градостроительстве, изобразительном искусстве межвоенных лет.
Архитектор строгих правил
В издательстве «Близнецы» вышла книга архитектора, театрального художника и издателя Татьяны Бархиной «Архитектор Григорий Бархин» к 140-летию мастера. Книга издана при поддержке «Гинзбург Архитектс». Публикуем рецензию и отрывок из воспоминаний Татьяны Бархиной.
Палладио между Набоковым и Борхесом
Рецензия на книгу Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий» и отрывки из двух глав: «Вилла Пойяна, или Новое доказательство бытия Божия» и «Вилла Бадоэр, или Первая заповедь искусства».
Сложности с основой основ
В издательстве Strelka Press вышла книга американского критика Пола Голдбергера «Зачем нужна архитектура». Автор стремился просветить широкую публику, но, как доказывает его труд, эта задача гораздо сложнее, чем может казаться.
Пролетая над городом
Для своей книги «АрхиДрон. Пятый фасад современной Москвы» (DOM, 2017) фотограф Денис Есаков снял с высоты птичьего полета самые известные московские здания.
Мастер фасадов
Монографическая выставка Дэвида Аджайе в московском музее современного искусства «Гараж» демонстрирует не только результат, но и процесс его архитектурной практики.
Сергей Кузнецов: «Кураторские проекты – лучшее, что...
Архитектурные выставки, и фестиваль «Зодчество», в том числе, – это всегда поиск баланса между профессиональным дискурсом и популярной подачей. О специфике трансляции профессиональной информации для широкой аудитории мы говорим с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым
Пресса: О венецианском призе
На Венецианской архитектурной биеннале проект "Сколково" представляет Россию. "Золотого льва" биеннале получила Япония, а Россия получила вторую премию, разделив ее с США. Биеннале продлится до 25 ноября. О венецианском павильоне и Сколково — специальный корреспондент "Ъ" Григорий Ревзин, исполнявший в этом году обязанности комиссара павильона.
Пресса: Обобщение архитектуры
Common Ground, слайд-шоу Нормана Фостера, самодеятельное благоустройство в Америке и QR-коды Сколково на XIII Архитектурной биеннале в Венеции.
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Пресса: «У вас жесткий климат и невыносимое автомобильное...
Что такое человеческий масштаб в организации городской среды? Может ли мегаполис в принципе быть комфортным для жизни? На эти и другие градостроительные темы французский архитектор Жан Пистр размышляет в интервью «Газете.Ru».
Пресса: Города будущего на Архбиеннале в Венеции
Снаружи - классический особняк начала 20 века, построенный в 1914 году по проекту Алексея Щусева, а внутри - инновационный город будущего. Преобразование возможно только при помощи ай-пэда. Планшетники при входе получают все посетители российского павильона. На 13-ой Архитектурной биеннале в Венеции он был признан одним из лучших и отмечен специальным призом жюри.
Пресса: Сколково представляет Россию на венецианской выставке
На престижной Венецианской биеннале архитектуры Россию представляет команда из Сколкова, проектируемого города будущего. Елена Шипилова побеседовала с Григорием Ревзиным, членом градсовета Сколкова, о том, что Сколково планирует достичь на выставке.
Пресса: Своим путем на биеннале
На 13-й архитектурной биеннале в Венеции российскому павильону, пространство которого стало великолепной метафорой современной России, достался специальный приз жюри.
Пресса: Биеннале архитектуры. Что было на главном архитектурном...
Как искали «общие основания», почему в павильоне Америки оказался партизанский урбанизм, за что Израиль назвали «авианосцем» и заслужила ли Россия «специальное упоминание» жюри — корреспондент «Афиши» побывал на 13-й Биеннале архитектуры в Венеции.
Пресса: О происхождении понтов
Я думаю, что одним из главных бизнесов, которые существуют в России, является как раз бизнес по продаже идеалов. Идеалы у нас получается продавать лучше всего, потому что продавать их мы начали раньше, чем что-либо другое, и они не были в дефиците.
Пресса: Код в помощь. XIII Архитектурная биеннале
Развитие общественных пространств, новые взаимоотношения архитектора и общества, реабилитация неоклассики — мировая повестка дня, как можно судить по XIII Архитектурной биеннале.
Пресса: Дружба просит кирпича
Архитектурная биеннале в Венеции доказывает, что архитектура способна объединить людей, страны, эпохи
Пресса: Модельер Пьер Карден предлагает построить небоскреб...
Французский модельер итальянского происхождения Пьер Карден в рамках Венецианской архитектурной биеннале представил свой собственный архитектурный проект - "Дворец света" высотой 255 метров, который должен быть построен в непосредственной близости от Венеции, пишет в пятницу газета "Коммерсант".
Технологии и материалы
Из чего сделан фасад дома-победителя «Золотого Трезини»?
Для реконструкции и нового строительства в исторической части Васильевского острова архитекторы бюро «Проксима» использовали кирпич Terca Stockholm концерна Wienerberger и фасадную плитку ZEITLOS от Stroeher. Материалы поставила компания «Славдом».
Delabie ставит на черный
Компания Delabie представляет линейку сантехнических изделий Black Spirit, выполненных в матовом черном покрытии. В нее вошли как раковины, смесители и унитазы, так и многочисленные аксессуары, позволяющие добиться эффекта total black.
Мода на плинфу
Коммерческий директор Кирово-Чепецкого кирпичного завода Данил Вараксин в рамках семинара «Городские кварталы» представил архитекторам российский кирпич ригельного формата
Строительный атом архитектуры
В рамках семинара «Городские кварталы» архитектор Роман Леонидов проследил историю кирпичного строительства от древнего Вавилона до наших дней.
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании Cladding Solutions.
Плитка BRAER: рассчет на века
Метод вибропрессования делает тротуарную плитку BRAER прочной, а технология ColorMix позволяет добиваться многообразия оттенков. При правильном монтаже изделие будет сохранять свои свойства десятки лет. Рассказываем о важных нюансах при укладке и эксплуатации.
Экология вне времени
Компания «Новые горизонты» разработала линейку игровых площадок, выполненных в природном стиле и из экологичных материалов, которые прослужат долгие годы.
Реставраторы провели работы в мемориальном комплексе...
В Беслане прошла выездная школа реставрации Союза реставраторов России. Ее участники выполнили восстановительные и консервационные работы на руинах школы №1. Проект состоялся при поддержке компании Baumit, специалистов в области реставрации исторических зданий.
МасТТех. Этапы большого пути
Алюминиевые архитектурные конструкции Masttech используют в своих проектах архитекторы ведущих бюро, таких как СПИЧ, ATRIUM, ТПО «Резерв». Не так давно специалисты компании разработали – по техническому заданию АБ Цимайло, Ляшенко и Партнеры – эксклюзивное решение оконно-витражного блока, который монтируется сразу на два этажа.
Шесть общественных комплексов, реализованных с применением...
Технологии КНАУФ АКВАПАНЕЛЬ® давно завоевали признание в отечественной строительной отрасли. Особенно в области общественных зданий, к которым предъявляются особые требования по безопасности, огнестойкости, вандалоустойчивости. При этом, технологии «сухого строительства» значительно сокращают монтажные работы.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Pipe Module: лаконичные световые линии
Новинка компании m³light – модульный светильник из ударопрочного полиэтилена. Из такого светильника можно составлять различные линии, подчеркивая архитектуру пространства
Быстро, но красиво
Ведущий производитель стеновых ограждающих конструкций группа компаний «ТехноСтиль» выпустила линейку модульных фасадов Urban, которые можно использовать в городской среде.
Быстрый монтаж, высокие технические показатели и новый уровень эстетики открывают больше возможностей для архитекторов.
Чувство плеча
Конструкция поручней DELABIE из серии Nylon Clean дает маломобильным людям больше легкости в передвижениях, а специальное покрытие обладает антибактериальными свойствами, которые сохраняются на протяжении всего срока эксплуатации.
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
Сейчас на главной
Три проекта для Подмосковья
Публикуем три из пяти проектов, представленных в рамках VI Форума проектировщиков Московской области в качестве образцовой работы с территориями и с проектной документацией. Надеемся чуть позже показать еще два, более масштабных.
Откопать счастье
Проект «Архитектура + Археология», курированный бюро KATARSIS, совершенно справедливо был отмечен гран-при Открытого города. Он гигантский, романтичный, интерактивный и, я бы так сказала, меланхолически-позитивный. Если МАРШ съедали город, то тут откапывали из песка и исследовали. А еще – авторы дали нам ооочень подробный отчет. Настоящие археологи.
Вопрос циркуляции
В Париже завершилась многолетняя реконструкция исторического комплекса Национальной библиотеки Франции: теперь там расположены научные институты и музейные залы. Авторы проекта – Atelier Gaudin Architectes.
Ось Савеловского
БЦ в окружении крупной городской развязки у Савеловского вокзала берет на себя роль пространственной оси – то есть оси вращения: закручивается спиралью, чередуя идеальное стекло этажей с глубокими уступами междуярусных перекрытий, в которые спрятаны изобретенные архитекторами форточки. Оно скульптурно и претендует на роль нового городского акцента несмотря на сравнительно небольшой – девятиэтажный – рост.
Пресса: Подменное настоящее
Иногда так любишь какое-нибудь прошлое, что как-то забываешь, когда живешь, сейчас или тогда, особенно если «сейчас» отличается от «тогда» достаточно резко. В случае, если настоящее не отличается от прошлого — и даже старательно не отличается, стремится с ним отождествиться,— любить и забываться сложнее.
Из созвездия Ворона
Cheng Chung Design (CCD) создало в интерьерах отеля W в городе Чанша модель Вселенной, предлагая постояльцам совершить космическое путешествие.
И в зной, и в стужу
Бюро Megabudka, известное разнообразными исследованиями творческих проблем, поделилось с нами статьей Артема Укропова, посвященной наработкам в области проектирования детских площадок в разных климатических условиях. Не то чтобы все изложенное в ней совершенно ново и неожиданно, но собрано вместе. Делимся.
Панъевропейский проект
Конкурс на проект реконструкции здания Европейского Парламента в Брюсселе выиграл консорциум Europarc из пяти континентальных мастерских.
Ода к ОАМ
В Петербурге начала работу VIII архитектурная биеннале. На дискуссии, где обсуждалось архитектурное просвещение, зал и председатель ОАМ попросили у редакции Архи.ру больше критики. Мы решили попробовать, и начать с самой выставки.
Убежище и пропитание, или съесть архитектуру
Самый вкусный, красивый и чувственный проект Открытого города – показываем третьим в нашей редакционной подборке. Каждый гастрономический сюжет сопровожден в нем внушительной, так сказать, арх-подготовкой, от референсов до аксонометрии. Так и хочется его съесть. Ну, его и съели.
Конечно можно
Рузанна Аветисян придумала для салона красоты в Казани интерьер, в котором посетитель чувствует себя как дома и погружается в приятные воспоминания о детстве и путешествиях. Уютное пространство в природной гамме дополняют фактурные детали: сухой борщевик, плетеные светильники или панно, сотканное из сорго.
Незаброшенная типография
Показываем три проекта урбанистического лагеря в Себеже, который был посвящен возрождению здания бывшей типографии. Победила команда под руководством Евгении Репиной и Сергея Малахова с проектом, который предлагает очень деликатные вкрапления в существующее здание.
Сценарии для Московской области
Мособлархитектура и АПМО провели VI Форум проектировщиков – главный ежегодный практикум для архитекторов Подмосковья, собрав ответы на наиболее насущные вопросы при подготовке проектной документации, а также представив новые подходы к территориям на примере лучших практик.
Имманентная бионика
Продолжаем публиковать проекты Открытого города, выбранные редакцией. Следующий посвящен программированию бионических форм, его курировало бюро «Чехарда». Формы – из российской природы, размещены на карте страны и доступны для изучения посредством смартфона.
Архитектура и анимация: ЧЕРЕЗ
Начинаем публиковать кураторские проекты Открытого города. Мы – редакция – выбрали пять проектов. Один из них мультфильм ЧЕРЕЗ, сделанный группой молодых архитекторов под кураторством dnk ag и режиссерским тьюторством. Получился вполне профессиональный фильм артхаусного свойства.
Петля в бору
Деликатное благоустройство соснового бора в спутнике Нижнего Новгорода не нарушает сложившийся природный ландшафт, но раскрывает красоту места и помогает посетителям насытиться впечатлениями.
Радости Монпарнаса
Архитекторы бюро MVRDV продолжают оттачивать приемы эффективной и экологически безопасной реконструкции объектов позднего модернизма. Им удалось вернуть Парижу целый квартал многофункциональной застройки Gaîté Montparnasse.
Ре-контейнер
Сообщество p.m. (personal message) дало вторую жизнь морскому контейнеру, в котором работает кофейня: авторы наладили инженерные системы, продумали эргономику и добавили яркие акценты. Барная стойка, например, сделана их переработанных пластиковых крышечек.
Инструкция не прилагается
Детская площадка, разработанная бюро UTRO, предлагает игру без заложенного взрослыми сценария: за счет ландшафта и абстрактных фигур дети могут наделять пространство какими угодно смыслами, развивая воображение.
Ослепляющий камуфляж
Электростанция на биотопливе Powerbarn по проекту Giovanni Vaccarini Architetti недалеко от Равенны – часть плана по превращению промзоны в центр производства «зеленой» энергии.