Неясное будущее: «латентный город» и «возможная Гренландия»

На 13-й архитектурной биеннале в Венеции сразу несколько национальных павильонов истрактовали ее девиз «общее основание» как тему развития территорий, причем совсем не в оптимистическом ключе.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

24 Сентября 2012
mainImg
Франция, Люксембург и Бельгия пытались работать с имеющейся ситуацией: дефицитом свободного пространства, моральным и физическим старением инфраструктуры, пока неясными последствиями миграции, изменения климата, истощения ресурсов. Дания же представила в своем павильоне «Возможную Гренландию» – свою приобретающую все большую автономию территорию, находящуюся в непростой ситуации, несмотря на наличие нефти и свободного пространства…

zooming
Проект AIR+PORT (аэропорт в порту Нуука). Бюро Tegnestuen Nuuk и BIG. Предоставлено павильоном Дании
zooming
Павильон Франции. Фото Нины Фроловой
Куратор павильона Франции, архитектор и урбанист Ив Лион назвал свою выставку «Большие и вместе» (Grands & Ensembles): это парафраз термина «большие ансамбли», которым во Франции называют крупные жилые массивы. После Второй мировой жилья такого типа появилось там больше, чем в любой другой западноевропейской стране: порой сдавалось по 500 000 квартир в год. Теперь же эти спальные районы стали сосредоточием серьезных социальных проблем, решение которым найти непросто.

«Восточный Хребет»: от Ольне-су-Буа до Марн-ла-Валле © Ateliers Lion associés / source IGN
Ив Льон занялся «восточным хребтом» из семи крупных пригородов Парижа. После реализации плана «Большого Парижа» они окажутся объединены линией экспресса, и тогда возникнет город, которого нет на картах, но где живут 300 – 400 тыс. человек. Льон провел комплексное исследование его территории.

zooming
Павильон Франции © 11h45
zooming
Клиши-су-Буа © Ateliers Lion associés / photo Eric Lion
Там находятся пресловутые «большие ансамбли» с жителями со всего света и типовые пригороды с коттеджами и таунхаусами. Низкий уровень занятости в «ансамблях», оторванность их друг от друга, от окружения и от соседствующих с ними крупных образований (например, научного и образовательного центра «Ситэ Декарт» и аэропорта Шарля де Голля) делает эту зону одновременно полной контрастов и очень однообразной. Ив Льон предложил превратить этот «латентный город» в настоящий с помощью созданий новых связей между частями «восточного хребта», инфраструктуры культурных учреждений, «городских ферм» на зачастую обширных свободных территориях. Однако ни он, ни его коллеги, включая Жана-Луи Коэна, не уверены в успехе: эти пригороды считаются проблемными уже 30 лет, и будет неплохо, если ситуация изменится к лучшему хотя бы в следующие 30 лет.

zooming
Ольне-су-Буа © Ateliers Lion associés / photo Eric Lion
zooming
Клиши-су-Буа © Ateliers Lion associés / photo Eric Lion
Кураторы из Бельгии и Люксембурга отмечают: их территории постепенно превращаются в бесконечный город без явного центра, как в итальянской области Венето или же в земле Северный Рейн – Вестфалия. Это явно «неустойчивый» путь развития, слишком зависимый от не восполняемых ресурсов.

zooming
Павильон Бельгии. Фото Нины Фроловой
В бельгийском павильоне, на посвященной Фландрии выставке «Амбиция территории» предлагается заменить нынешний образ жизни и производства полностью интегрированным и дополняющим друг друга в европейском масштабе, «пространственным метаболизмом», заменив полезные ископаемые «организационным» потенциалом.

zooming
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой
zooming
Павильон Люксембурга. Фото Нины Фроловой
В павильоне Люксембурга «Пост-Сити» также рассматривают превращение страны в один большой город, хотя и в более «визионерском» ключе. Кураторы пытаются управлять этим процессом, создавая «городские коридоры» между центром и окраинами страны.

Башни в полях. Предоставлено павильоном Люксембурга
Лесная «агора». Предоставлено павильоном Люксембурга
Эти коридоры заняты то башнями для офисов агрофирм среди сельхозугодий, то перевернутыми пирамидами посреди бывших промзон – углублениями в земле, служащими общественным пространством или для сбора дождевой воды. Но самым оригинальным вариантом «принципиально новой застройки» стала лесная «агора» для демонстрантов, где природное окружение должно успокаивать протестующих, предотвращая возможные вспышки насилия.

zooming
«Возможная Гренландия». Проект AIR+PORT (аэропорт в порту Нуука). Бюро Tegnestuen Nuuk и BIG. Фото Camera Photo Venezia
На фоне этих фантазий «Возможная Гренландия» в датском павильоне кажется чем-то бесконечно суровым и серьезным. Гренландия в 2009 добилась от Дании, которую она рассматривает как державу-колонизатора, значительной автономии, но продолжает стремиться к независимости. При этом самый большой остров в мире страдает от недостатка средств, несмотря на наличие полезных ископаемых, которые, впрочем, надо добывать с большой осторожностью, чтобы не навредить окружающей среде, а также несмотря на свою популярность у туристов (хотя их потоками еще надо научиться управлять: по прибытии круизного лайнера население гренландского города может в одночасье увеличиться вдвое).

zooming
Павильон Дании. Фрагмент древнейшей осадочной породы на Земле - железная руда из месторождения близ Нуука. Фото Нины Фроловой
Также существует проблема миграции: молодежь уезжает учиться в вузы на материк и больше не возвращается, на ее место приезжают иммигранты, которых сейчас более 6 тыс. при населении острова в 56 тыс., причем занятость среди них достигает почти 100%, а среди коренных жителей – всего около 40%. Поэтому под угрозой оказываются национальная культура, научный и предпринимательский потенциал. Вымирают маленькие поселения, жители переселяются в города, при этом наблюдается серьезный дефицит жилья: очередь на его получение может составлять пять лет. Также необходимо обновлять порты и строить новые аэропорты: в связи с потеплением климата и истощением природных ресурсов в привычных местах их добычи Арктика привлекает все большее внимание остального мира.

zooming
Типовой дом для Гренландии. Clement Carlsen, QarsoqTegnestue и Tegnestuen Vandkunsten. Фото Нины Фроловой
Хотя решать эти проблемы позвали архитекторов, куратором павильона выступил геолог с мировым именем, уроженец Гренландии Миник Росинг (Minik Rosing). Ему помогало копенгагенское бюро NORD, а отдельными проектами занимались BIG (новый аэропорт в порту города Нуук), Vandkunsten (новая типология дома, где в общую оболочку помещены хорошо изолированные «ящики» – спальня, кухня, ванная, а свободное пространство, не обогреваемое до комнатной температуры, используется как мастерская, теплица и т. д.), мастерская Хеннинга Ларсена (серия культурных и общественных центров для города Илулиссат как мера по сохранению национальной культуры и социальных связей).

Рынок в гавани Илулиссата. KITAA Arkitekter, David Garcia Studio, Henning Larsen Architects. Предоставлено павильоном Дании
Но все эти вопросы очень масштабны, требуют человеческих и материальных ресурсов, пока же Гренландия не может похвастаться ни тем, ни другим: ее доход невелик, а среди гренландских эскимосов, составляющих 90% населения, высок уровень не только безработицы, но и самоубийств и потребления алкоголя. Эти печальные статистические данные, приведенные в сопровождающем выставку каталоге, подчеркивают правоту Олафура Элиассона, предложившего гренландцам в первую очередь избавиться от комплекса жертвы. Об этом исландский художник сказал в завершающем каталог интервью, где его попросили – как представителя нации, только в 1944 получившей независимость от той же колониальной державы, Дании – посоветовать Гренландии стратегию развития.
 

24 Сентября 2012

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments

Статьи по теме: XIII Архитектурная биеннале в Венеции

След русского авангарда
Этой осенью вклад России в культурную жизнь Венеции не исчерпывался национальным павильоном на 13-й биеннале архитектуры. В городе были показаны две выставки, организованные университетом Ка’ Фоскари и МГХПА им. С.Г. Строганова: «Профессор Родченко. Фотографии из ВХУТЕМАСа» и «Артефакты. Франциско Инфантэ и Нонна Горюнова».
Архитектурное вторсырье
На 13-й Венецианской биеннале актуальной оказалась тема реконструкции «новой» архитектуры: ей посвятили выставки в своих павильонах немцы и эстонцы.
Made in Italy: эко-социализм, легкая промышленность, архитектура
Экспозиция итальянского павильона на XIII биеннале архитектуры в Венеции напоминает о том, какую роль сыграла архитектура для экономики малых предприятий, а малые предприятия — для страны, и предлагает возможные перспективы их совместного развития.
Награда за идею
На XIII архитектурной биеннале в Венеции вручены знаменитые «Золотые львы» – призы лучшим участникам. Премию получил и павильон России.
Ковчег неутомимый. Биеннале Чипперфильда, часть первая
В среду для посетителей откроется венецианская биеннале архитектуры. Сейчас ее показывают журналистам в рамках традиционного предпросмотра, и мы начинаем наши заметки о биеннале – с рассказа в трех частях о центральной экспозиции куратора Дэвида Чипперфильда.
Общеархитектурные ценности. Биеннале Чипперфильда,...
По традиции, часть экспозиции Венецианской архитектурной биеннале размещена в Центральном павильоне сада Джардини. В отличие от выставок в Арсенале, здесь представлены более конкретные и «прикладные» проекты.
Утопии прошлого и взгляд в будущее
Дэвид Чипперфильд в Венеции, здание «Ллойдс» среди шедевров архитектуры, Фрэнк Гери на «Грэмми», и многое другое в нашем последнем в 2011 году обзоре зарубежной прессы.

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.