Павильон катальной горки

В Лондоне открылся очередной летний павильон Галереи Серпентайн.

mainImg
Творение Олафура Элиассона и Кьетиля Торсена («Снохетта»), уже получившее прозвище «Скандинавского павильона», единодушно признано критиками лучшим проектом из восьмилетней архитектурной программы галереи, или, по крайней мере, равным замечательной постройке Тойо Ито и Сесила Бэлмонда (ARUP) 2002 года. Также это и самое высокое сооружение из всех: при высоте в 15 м оно несколько подавляет основное здание галереи.
Павильон этого года выстроен из листов фанеры, укрепленных на стальной несущей конструкции. Насыщенный коричневый цвет постройки – результат обработки ее стен водоотталкивающим составом. Ее форма – слегка наклоненный конус, который опоясывает открытый пандус, успевающий сделать полный оборот, прежде чем довести посетителя до вершины сооружения. Там ему предлагается все же войти в павильон, и с маленького балкона посмотреть вниз, на просторный зал, составляющий его внутреннее пространство. Это затемненное помещение освещает овальное окно в вершине конуса, но, так как вся постройка слегка «сбита с оси», этот окулюс не производит впечатления взгляда «свыше», как в постройке, на которую осознанно ориентировались архитекторы – Пантеоне в Риме.
Чтобы оценить павильон Элиассона и Торсена, необходимо обойти его со всех сторон, подняться и спуститься по пандусу, войти и выйти из зала. К этому и стремились авторы – заставить человека по-новому взглянуть на восприятие им пространства; это здание необходимо не только увидеть, но и пережить остальными четырьмя чувствами, а также осознать в движении. Внешне постройка напоминает детский волчок или аттракцион «спиральную горку», популярный в Великобритании. Но корни его образного языка, разумеется, значительно глубже – достаточно вспомнить минарет в Самарре. Игру с органами восприятия, а, главное, с сознанием человека, продолжает программа мероприятий, которые будут проходить в павильоне до начала ноября. В этом году это не открытые дискуссии с участием художников, критиков, теоретиков искусства и архитектуры, но «серия публичных экспериментов» в сферах психологии и физиологии. Но нетрудно догадаться, что главный «эксперимент» этой программы – это сам павильон.
zooming
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007. Фото: Julian Osley via Wikimedia Commons. Лицензия CC-BY-SA-2.0
zooming
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007. Фотография (с) Luke Hayes
zooming
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007. Фото Luke Hayes
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007. Фото: Loz Pycock via flickr.com. Лицензия CC BY-SA 2.0
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007. Фотография © Luke Hayes
zooming
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007. Фото: David Hawgood via Wikimedia Commons. Лицензия CC BY-SA 2.0
zooming
Летний Павильон Галереи Серпентайн 2007
zooming
Олафур Элиассон и Кьетиль Торсен на открытии павильона

27 Августа 2007

Snøhetta: другие проекты
Грядут перемены
Проект бюро Snøhetta победил в международном конкурсе на реконструкцию территории у Центрального вокзала Хельсинки. Там создадут современную пешеходную зону и построят новый многофукциональный комплекс.
Стальные грани
В музее Ордрупгор в пригороде Копенгагена открылось для публики подземное крыло по проекту бюро Snøhetta: его перекрытия покрыты многогранным стальным «кожухом», который преломляет и отражает свет.
Штрихи современности
Открылся после реконструкции музей истории Парижа – Карнавале: в команде проекта архитекторы Snøhetta отвечали за новшества.
Традиции энергетики
В Порсгрунне на юге Норвегии по проекту архитекторов Snøhetta построено четвертое здание из их ресурсоэффективной серии Powerhouse: как и три предыдущих, оно произведет за время эксплуатации (минимум 60 лет) больше энергии, чем потратит, включая периоды строительства и демонтажа и даже процесс производства стройматериалов.
Сделали мостик
Парижская штаб-квартира медиа-группы Le Monde по проекту Snøhetta перекинута как мост над подземными платформами вокзала Аустерлиц.
Ближе к людям
Южнокорейский город Чхонджу планирует расчистить почти 3 га в историческом центре от существующих зданий XX века для строительства новой ратуши по проекту бюро Snøhetta, который победил в международном конкурсе.
Ландшафт как мемориал
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект президентской библиотеки Теодора Рузвельта рядом с национальным парком его имени в Северной Дакоте.
На краю ледника
В горах на западе Норвегии, у ледника Юстедал, заработала туристическая база Tungestølen по проекту архитекторов Snøhetta. Ее фасады обшиты деревом, обработанным по средневековому методу – как у ставкирки.
Передышка на Манхэттене
Перестройка вестибюля небоскреба-«шкафа» Сони-билдинг Филипа Джонсона на Манхэттене: бюро Snøhetta запретили трогать фасад, который теперь получил статус памятника, зато им удалось устроить внутри большой зимний сад.
Визит в вечную мерзлоту
Архитекторы Snøhetta представили проект посетительского центра The Arc при Всемирном хранилище семян и Мировом архиве на Шпицбергене.
Между городом и вузом
В Аделаиде на юге Австралии появилась первая постройка Snøhetta на этом континенте: университетский спорткомплекс с актовым залом и открытыми лестницами-трибунами.
Философский маршрут
Бюро Snøhetta оформило тропу в Австрийских Альпах над Инсбруком смотровыми площадками, местами для отдыха и цитатами Людвига Витгенштейна.
Движение по спирали
Бюро Snøhetta выиграло конкурс на проект Большого оперного театра в Шанхае, ключевого объекта как для нового мастер-плана города, так и для 13-й пятилетки КНР.
«Умный» город из дерева
Архитекторы Snøhetta и Heatherwick Studio разработали проект «умного» района на берегу озера Онтарио в Торонто с многоэтажной деревянной застройкой. Заказчик – Sidewalk Labs, «сестринская» компания Google’а, канадская штаб-квартира которого появится рядом.
Живая лаборатория
Snøhetta и Гарвардский университет превратили довоенный дом в Кембридже в энергоэффективный офис, способный адаптироваться к погодным условиям и смене времен года.
Библиотека как мост
Новое здание Центральной библиотеки по проекту бюро Snøhetta в Калгари перекинуто над путями легкого метро, соединяя два района города.
Солнце и планеты
Архитекторы Snøhetta спроектировали посетительский центр и планетарий для Солнечной обсерватории в Харестуа близ Осло.
Кольцо на воде
Бюро Snøhetta спроектировало на севере Норвегии отель Svart – первое в мире «активное» гостиничное здание за Северным полярным кругом.
Футуризм в розовом цвете
Snøhetta оформила очередное помещение для магазина натуральной косметики и парфюмерии Aesop. Место для седьмого совместного проекта норвежского бюро и австралийской марки нашлось в Лондоне.
Павильон – солнечные часы
Представлен публике проект летнего павильона-2024 галереи «Серпентайн» в Лондоне. В этот раз авторами стали южнокорейский архитектор Минсок Чо и его бюро Mass Studies.
За общим столом
В Лондоне открывается 22-й по счету летний павильон галереи «Серпентайн». В этот раз он посвящен еде – и всем остальным ресурсам.
«Черная часовня»
Представлен проект очередного временного павильона лондонской галереи «Серпентайн» – для лета 2022 года. Его автор – американский художник Тиастер Гейтс.
Место сбора
В Лондоне открылся 20-й летний павильон из архитектурной программы галереи «Серпентайн». Проект разработан йоханнесбургской мастерской Counterspace.
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Черный дрозд приземляется
В Лондоне открылся летний павильон галереи «Серпентайн» по проекту Дзюньи Исигами. В этот раз проблем с ежегодной временной постройкой было больше обычного.
Оптические иллюзии
Очередной летний павильон Галереи Серпентайн спроектирован мексиканкой Фридой Эскобедо; проницаемые стены, зеркальный потолок и водоем превращают сам павильон в серию абстрактных зрительных впечатлений, а также в своего рода часы.
Меридиан в парке
Проект очередного летнего павильона лондонской Галереи Серпентайн разработала архитектор Фрида Эскобедо из Мехико.
Игра с погодой
В Лондоне открылся очередной летний павильон Галереи Серпентайн: проект Дьебедо Франсис Кере предполагает сбор дождевой воды для полива Кенсингтонского сада.
Дерево для парка
Архитектор из Буркина-Фасо Дьебедо Франсис Кере представил проект 17-го по счету временного павильона для Галереи Серпентайн в Лондоне.
Летний сезон архитектуры
В Лондоне открылись летний павильон Галереи Серпентайн–2016 по проекту Бьярке Ингельса и четыре летних домика, среди авторов которых – Иона Фридман и Асиф Хан.
Пять павильонов
Представлены проекты пяти временных построек для лондонской Галереи Серпентайн: павильона бюро BIG и четырех «летних домиков».
Технологии и материалы
Навстречу ветрам
Glorax Premium Василеостровский – ключевой квартал в комплексе Golden City на намывных территориях Васильевского острова. Архитектурная значимость объекта, являющегося частью парадного морского фасада Петербурга, потребовала высокотехнологичных инженерных решений. Рассказываем о технологиях компании Unistem, которые помогли воплотить в жизнь этот сложный проект.
Вся правда о клинкерном кирпиче
​На российском рынке клинкерный кирпич – это синоним качества, надежности и долговечности. Но все ли, что мы называем клинкером, действительно им является? Беседуем с исполнительным директором компании «КИРИЛЛ» Дмитрием Самылиным о том, что собой представляет и для чего применятся этот самый популярный вид керамики.
Игры в домике
На примере крытых игровых комплексов от компании «Новые Горизонты» рассказываем, как создать пространство для подвижных игр и приключений внутри общественных зданий, а также трансформировать с его помощью устаревшие функциональные решения.
«Атмосферные» фасады для школы искусств в Калининграде
Рассказываем о необычных фасадах Балтийской Высшей школы музыкального и театрального искусства в Калининграде. Основной материал – покрытая «рыжей» патиной атмосферостойкая сталь Forcera производства компании «Северсталь».
Фасадные подсистемы Hilti для воплощения уникальных...
Как возникают новые продукты и что стимулирует рождение инженерных идей? Ответ на этот вопрос знают в компании Hilti. В обзоре недавних проектов, где участвовали ее инженеры, немало уникальных решений, которые уже стали или весьма вероятно станут новым стандартом в современном строительстве.
ГК «Интер-Росс»: ответ на запрос удобства и безопасности
ГК «Интер-Росс» является одной из старейших компаний в России, поставляющей системы защиты стен, профили для деформационных швов и раздвижные перегородки. Историю компании и актуальные вызовы мы обсудили с гендиректором ГК «Интер-Росс» Карнеем Марком Капо-Чичи.
Для защиты зданий и людей
В широкий ассортимент продукции компании «Интер-Росс» входят такие обязательные компоненты безопасного функционирования любого медицинского учреждения, как настенные отбойники, угловые накладки и специальные поручни. Рассказываем об особенностях применения этих элементов.
Стоимостной инжиниринг – современная концепция управления...
В современных реалиях ключевое значение для успешной реализации проектов в сфере строительства имеет применение эффективных инструментов для оценки капитальных вложений и управления затратами на протяжении проектного жизненного цикла. Решить эти задачи позволяет использование услуг по стоимостному инжинирингу.
Материал на века
Лиственница и робиния – деревья, наиболее подходящие для производства малых архитектурных форм и детских площадок. Рассказываем о свойствах, благодаря которым они заслужили популярность.
Приморская эклектика
На месте дореволюционной здравницы в сосновых лесах Приморского шоссе под Петербургом строится отель, в облике которого отражены черты исторической застройки окрестностей северной столицы эпохи модерна. Сложные фасады выполнялись с использованием решений компании Unistem.
Натуральное дерево против древесных декоров HPL пластика
Вопрос о выборе натурального дерева или HPL пластика «под дерево» регулярно поднимается при составлении спецификаций коммерческих и жилых интерьеров. Хотя натуральное дерево может быть красивым и универсальным материалом для дизайна интерьера, есть несколько потенциальных проблем, которые следует учитывать.
Максимально продуманное остекление: какими будут...
Глубина, зеркальность и прозрачность: подробный рассказ о том, какие виды стекла, и почему именно они, используются в строящихся и уже завершенных зданиях кампуса МГТУ, – от одного из авторов проекта Елены Мызниковой.
Кирпичная палитра для архитектора
Свыше 300 видов лицевого кирпича уникального дизайна – 15 разных форматов, 4 типа лицевой поверхности и десятки цветовых вариаций – это то, что сегодня предлагает один из лидеров в отечественном производстве облицовочного кирпича, Кирово-Чепецкий кирпичный завод КС Керамик, который недавно отметил свой пятнадцатый день рождения.
​Панорамы РЕХАУ
Мир таков, каким мы его видим. Это и метафора, и факт, определивший один из трендов современной архитектуры, а именно увеличение площади остекления здания за счет его непрозрачной части. Компания РЕХАУ отразила его в широкоформатных системах с узкими изящными профилями.
Топ-15 МАФов уходящего года
Какие малые архитектурные формы лучше всего продавались в 2023 году? А какие новинки заинтересовали потребителей?
Спойлер: в тренды попали как умные скамейки, так и консервативная классика. Рассказываем обо всех.
Сейчас на главной
Острог у реки
Бюро ASADOV разработало концепцию микрорайона для центра Кемерово. Суровому климату и монотонным будням архитекторы противопоставили квартальный тип застройки с башнями-доминантами, хорошую инсолированность, детализированные на уровне глаз человека фасады и событийное программирование.
Города Ленобласти: часть II
Продолжаем рассказ о проектах, реализованных при поддержке Центра компетенций Ленинградской области. В этом выпуске – новые общественные пространства для городов Луга и Коммунар, а также поселков Вознесенье, Сяськелево и Будогощь.
Барочный вихрь
В Шанхае открылся выставочный центр West Bund Orbit, спроектированный Томасом Хезервиком и бюро Wutopia Lab. Посетителей он буквально закружит в экспрессивном водовороте.
Сахарная вата
Новый ресторан петербургской сети «Забыли сахар» открылся в комплексе One Trinity Place. В интерьере Марат Мазур интерпретировал «фирменные» элементы в минималистичной манере: облако угадывается в скульптурном потолке из негорючего пенопласта, а рафинад – в мраморных кубиках пола.
Образ хранилища, метафора исследования
Смотрим сразу на выставку «Архитектура 1.0» и изданную к ней книгу A-Book. В них довольно много всякой свежести, особенно в тех случаях, когда привлечены грамотные кураторы и авторы. Но есть и «дыры», рыхлости и удивительности. Выставка местами очень приятная, но удивительно, что она думает о себе как об исследовании. Вот метафора исследования – в самый раз. Это как когда смотришь кино про археологов.
В сетке ромбов
В Выксе началось строительство здания корпоративного университета ОМК, спроектированного АБ «Остоженка». Самое интересное в проекте – то, как авторы погрузили его в контекст: «вычитав» в планировочной сетке Выксы диагональный мотив, подчинили ему и здание, и площадь, и сквер, и парк. По-настоящему виртуозная работа с градостроительным контекстом на разных уровнях восприятия – действительно, фирменная «фишка» архитекторов «Остоженки».
Связь поколений
Еще одна современная усадьба, спроектированная мастерской Романа Леонидова, располагается в Подмосковье и объединяет под одной крышей три поколения одной семьи. Чтобы уместиться на узком участке и никого не обделить личным пространством, архитекторы обратились к плану-зигзагу. Главный объем в структуре дома при этом акцентирован мезонинами с обратным скатом кровли и открытыми балками перекрытия.
Сады как вечность
Экспозиция «Вне времени» на фестивале A-HOUSE объединяет работы десяти бюро с опытом ландшафтного проектирования, которые размышляли о том, какие решения архитектора способны его пережить. Куратором выступило бюро GAFA, что само по себе обещает зрелищность и содержательность. Коротко рассказываем об участниках.
Розовый vs голубой
Витрина-жвачка весом в две тонны, ковролин на стенах и потолках, дерзкое сочетание цветов и фактур превратили магазин украшений в место для фотосессий, что несомненно повышает узнаваемость бренда. Автор «вирусного» проекта – Елена Локастова.
Образцовая ностальгия
Пятнадцать лет компания Wuyuan Village Culture Media Company занимается возрождением горной деревни Хуанлин в китайской провинции Цзянси. За эти годы когда-то умирающее поселение превратилось в главную туристическую достопримечательность региона.
IPI Award 2023: итоги
Главным общественным интерьером года стал туристско-информационный центр «Калужский край», спроектированный CITIZENSTUDIO. Среди победителей и лауреатов много региональных проектов, но ни одного петербургского. Ближайший конкурент Москвы по числу оцененных жюри заявок – Нижний Новгород.
Пресса: Набросок города. Владивосток: освоение пейзажа зоной
С градостроительной точки зрения самое примечательное в этом городе — это его план. Я не знаю больше такого большого города без прямых улиц. Так может выглядеть план средневекового испанского или шотландского борго, но не современный крупный город
Птица земная и небесная
В Музее архитектуры новая выставка об архитекторе-реставраторе Алексее Хамцове. Он известен своими панорамами ансамблей с птичьего полета. Но и модернизм научился рисовать – почти так, как и XVII век. Был членом партии, консервировал руины Сталинграда и Брестской крепости как памятники ВОВ. Идеальный советский реставратор.
Города Ленобласти: часть I
Центр компетенций Ленинградской области за несколько лет существования успел помочь сотням городов и поселений улучшить среду, повысть качество жизни, привлечь туристов и инвестиции. Мы попросили центр выбрать наиболее важные проекты и рассказать о них. В первой подборке – Ивангород, Новая Ладога, Шлиссельбург и Павлово.
Три измерения города
Начали рассматривать проект Сергея Скуратова, ЖК Depo в Минске на площади Победы, и увлеклись. В нем, как минимум, несколько измерений: историческое – в какой-то момент девелопер отказался от дальнейшего участия SSA, но концепция утверждена и реализация продолжается, в основном, согласно предложенным идеям. Пространственно-градостроительное – архитекторы и спорят с городом, и подыгрывают ему, вычитывают нюансы, находят оси. И тактильное – у построенных домов тоже есть свои любопытные особенности. Так что и у текста две части: о том, что сделано, и о том, что придумано.
В центре – полукруг
Бюро Atelier Delalande Tabourin реконструировало здание правительства региона Центр–Долина Луары в Орлеане. Главным мотивом проекта стали заданные планировкой зала заседаний полукруг и круг.
Башни в детинце
Жилой комплекс в Уфе, построенный по проекту PRSPKT.Architects, объединяет два масштаба: башни маркируют возвышенность и въезд в город, а малоэтажные корпуса соотнесены с контекстом и историей места, которое когда-то было обнесено крепостными стенами.
Золотое кольцо
Показываем работы трех финалистов конкурса на эскизный проект нового международного аэропорта Ярославля. Концепцию победителя планируют реализовать к 2027 году.
Энергия [пост]модернизма
В Аптекарском приказе Музея архитектуры открылась выставка Владимира Кубасова. Она состоит, по большей части, из новых поступлений – архива, переданного в музей дочерью архитектора Мариной, но, с другой стороны, рисунки Кубасова собраны по проектам и неплохо раскрывают его творческий путь, который, как подчеркивают кураторы, прямо стыкуется с современной архитектурой, так как работал архитектор всю жизнь до последнего вздоха, почти 50 лет.
Кристаллы и минералы
Архитектор Дмитрий Серегин, успевший поработать в Coop Himmelb(l)au MAD Architects , предлагает новый подход к реабилитационной архитектуре. С помощью нейросети он стирает грань между архитектурой и природой, усиливая целительное воздействие последней на человека.
Модернизация – 3
Третья книга НИИТИАГ о модернизации городской среды: что там можно, что нельзя, и как оно исторически происходит. В этом году: готика, Тамбов, Петербург, Енисейск, Казанская губерния, Нижний, Кавминводы, равно как и проблематика реновации и устойчивости.
Там русский дух
Второй проект, реализованный бюро Megabudka на территории парка «Кудыкина гора» – гостиничный комплекс. В нем архитекторы продолжили поиски идентичности, но изменили направление: в сторону белокаменных церквей, уюта избы, уездного быта и космизма. Не обошлось и без драмы.