Черный дрозд приземляется

В Лондоне открылся летний павильон галереи «Серпентайн» по проекту Дзюньи Исигами. В этот раз проблем с ежегодной временной постройкой было больше обычного.

author pht

Автор текста:
Нина Фролова

19 Июня 2019
mainImg
Замысел Исигами – криволинейная сланцевая крыша на тонких белых опорах – в целом воплощен в жизнь. Среди исходных идей проекта – привычные понятия: кровля из сланца типична для многих регионов, для Британии в том числе, растворенность постройки в природном ландшафте, «естественность» ее форм – тоже не новость. Разве что мысль об одновременно тонкой и грубой, мощной кровле (в зависимости от точки зрения) выделяет этот проект для летней программы лондонской галереи «Серпентайн». Напомним: рядом с ее зданием (изначально – чайным павильоном 1930-х) в Кенсингтонском саду уже 20 лет каждый год строят павильон по проекту того или иного архитектора, никогда ничего не реализовавшего в Англии. По окончании сезона сооружение разбирают и продают с аукциона.
 
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Norbert Tukaj
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Norbert Tukaj

Программу отличает также и очень краткий срок, проходящий с момента заказа проекта архитектору до открытия павильона: около полугода. Авторы стремятся выразить себя (тем более что работа для «Серпентайн» – прекрасная реклама), но их постройки должны полностью соответствовать британским СНиПам: ведь днем они служат кафе, а по вечерам – для концертов, дискуссий и банкетов. Предоставляемый спонсорами бюджет велик, но все же не бесконечен. Поэтому в 2004 «гору» MVRDV реализовать вообще не удалось, и ее срочно заменили на постройку Алвару Сизы и Эдуарду Соуту де Моура. В 2007 признали неосуществимым предложение Фрая Отто, заменили его на Олафура Элиассона и основателя Snøhetta Хьетиля Торсена, однако не успевали достроить их вариант к назначенной дате и потому на две недели открыли «экстренный» павильон Захи Хадид (с полноценной постройки которой программа началась в 2000-м) и Патрика Шумахера.
 
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Iwan Baan

Правке реальностью подвергались многие как будто благополучно выстроенные павильоны, в том числе – соотечественников Исигами, SANAA (2009) и Со Фудзимото (2013). Фудзимото, кроме того, критиковали за использование интернов как бесплатной рабочей силы – обычную японскую практику, но острый вопрос для западного архитектурного сообщества. Исигами удалось повторить подвиг предшественника: скандал вокруг стажеров в его бюро наряду с невыносимыми условиями труда там оказался даже громче (мы подробно писали на эту тему здесь): в результате, галерея «Серпентайн» пообещала общественности, что над проектом для нее никто в Junya Ishigami + Associates бесплатно работать точно не будет.
 
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Iwan Baan

Проект в реальности оказался гораздо «материальней», чем обещал автор: кровля из сланца выглядит очень солидной, без тонких оптических иллюзий, опор в целях безопасности пришлось существенно добавить, по этой же причине вместо полностью свободного, «неограниченного» пространства в интерьере по настоянию инженеров AECOM появились стены из поликарбоната – иначе столы и стулья будут падать от ветра.
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Iwan Baan

Однако архитектор не унывает: он сменил набор метафор и теперь говорит об огромном черном дрозде, спустившемся на землю под лондонским дождем: кровля – это его крыло, сланцевые пластины – перья, опоры – струи воды.
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Iwan Baan

Есть еще одна проблема: в день обещанной презентации павильона попечительский совет галереи объявил об уходе со своего поста ее директора, Яны Пил. В 2016 она сменила знаменитую Джулию Пейтон-Джонс, придумавшую, помимо прочего, летнюю архитектурную программу; та ушла, чтобы заняться собственными проектами. Сейчас Пил уволилась, чтобы не втягивать «Серпентайн» в политический скандал: она и ее муж владеют фирмой-разработчиком компьютерных программ, которая, помимо прочего, поставляет «софт» для слежки за оппозиционерами руководствам Саудовской Аравии и Мексики (подробнее об этой истории – здесь и здесь). При этом Яна Пил как куратор много говорит о правах человека и свободе, и их воплощении в искусстве.
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © John Offenbach

Эта история, конечно, не украсила открытие павильона «Серпентайн», но вряд ли отразится на нем и на галерее. Гораздо важнее темы, которые поднял в связи с трудностями реализации проекта Исигами архитектурный критик The Guardian Оливер Уэйнрайт: не очень понятна постоянная спешка, почему нельзя начинать работу раньше (время бы помогло решить многие проблемы: это признают и архитектор, и подрядчик, и инженеры) или сделать программу не ежегодной, а двухгодичной? Также остается вопрос нарочитой нефункциональности павильонов, которые, как подчеркивает журналист, летом служат для развлечения спонсоров, а потом украшают имения коллекционеров. Почему бы сразу не ставить задачу четче и «социальней»: это могут быть классные комнаты для школ, укрытия от дождя и солнца для общественных пространств и подобные вполне утилитарные, но при этом архитектурно интересные сооружения, в начале своей «карьеры» прослужившие лето как кафе в лондонском парке.
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Norbert Tukaj
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Iwan Baan
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Norbert Tukaj
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © John Offenbach
Летний павильон галереи «Серпентайн» 2019
Фото © Taran Wilkhu


19 Июня 2019

author pht

Автор текста:

Нина Фролова
comments powered by HyperComments
Критическая масса прогресса
20-й по счету летний павильон лондонской галереи «Серпентайн» спроектируют молодые женщины-архитекторы из ЮАР – бюро Counterspace; их постройка будет посвящена социальным и экологическим темам.
Черный дрозд приземляется
В Лондоне открылся летний павильон галереи «Серпентайн» по проекту Дзюньи Исигами. В этот раз проблем с ежегодной временной постройкой было больше обычного.
Оптические иллюзии
Очередной летний павильон Галереи Серпентайн спроектирован мексиканкой Фридой Эскобедо; проницаемые стены, зеркальный потолок и водоем превращают сам павильон в серию абстрактных зрительных впечатлений, а также в своего рода часы.
Меридиан в парке
Проект очередного летнего павильона лондонской Галереи Серпентайн разработала архитектор Фрида Эскобедо из Мехико.
Игра с погодой
В Лондоне открылся очередной летний павильон Галереи Серпентайн: проект Дьебедо Франсис Кере предполагает сбор дождевой воды для полива Кенсингтонского сада.
Дерево для парка
Архитектор из Буркина-Фасо Дьебедо Франсис Кере представил проект 17-го по счету временного павильона для Галереи Серпентайн в Лондоне.
Летний сезон архитектуры
В Лондоне открылись летний павильон Галереи Серпентайн–2016 по проекту Бьярке Ингельса и четыре летних домика, среди авторов которых – Иона Фридман и Асиф Хан.
Пять павильонов
Представлены проекты пяти временных построек для лондонской Галереи Серпентайн: павильона бюро BIG и четырех «летних домиков».
Решетчатое облако
В Лондоне построен очередной летний павильон Галереи Серпентайн. Его архитектором в этом году стал Со Фудзимото.
Туманный павильон
Со Фудзимото построит очередной временный павильон лондонской галереи Серпентайн летом 2013.
Диалог искусств
Представлены два новых архитектурных проекта с художественным содержанием: бюро Рема Колхаса ОМА спроектировало институт перформанса для Марины Абрамович в штате Нью-Йорк, а «Херцог & де Мерон» вместе с Ай Вэйвэем — очередной летний павильон лондонской галереи Серпентайн.
Археология недавнего прошлого
Очередной летний павильон галереи «Серпентайн» в Кенсингтонском саду в Лондоне спроектирует мастерская «Херцог & де Мерон» совместно с художником Ай Вэйвэем.
Технологии и материалы
Тонкие и белые
Стальные ламели арены Match Point выполнены на высокотехнологичном производстве компании GRADAS.
Юбилей VitraHaus: 2010 – 2020
VitraHaus, который задумывался как шоу-рум для домашней коллекции Vitra, служит примером архитектурного разнообразия, отличающего кампус бренда в Вайле-на-Рейне. Эффектное здание, спроектированное архитектурным бюро из Базеля Herzog & de Meuron, одновременно является выставочной площадкой, экспериментальной лабораторией и флагманом швейцарского производителя мебели. По случаю десятой годовщины здания Vitra представляет совершенно новый интерьер VitraHaus, который объединяет в себе накопленный опыт, идеи и тенденции, которые определяли и продолжают задавать тон в индустрии дизайна с 2010-х по 2020-е годы.
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Фриланс у реки
Коворкинг по проекту бюро «Евгений Герасимов и партнеры» завершает ансамбль Аптекарской набережной и предлагает комфортное рабочее пространство с видом на Большую Невку. В числе прочего показываем рабочие эскизы, которые помогли найти броскую форму, соответствующую духу места.
ЯГТУ 2020: «Если бы горы могли говорить»
Выпускные работы кафедры Архитектуры Ярославского государственного технического университета: регенерация альплагерей Грузии и традиционной сванской деревни, Музей хрусталя, а также горное укрытие, созданное при помощи алгоритмического проектирования.
Цельная оболочка
На острове Хайнань, на берегу Южно-Китайского моря строится павильон-библиотека по проекту пекинского бюро MAD.
Квартальный подход
Квартал актуальная тема, и архитекторы бюро Кашириных трактуют частный дом, состоящий из нескольких объемов на небольшой территории, как квартал с внутренним двором. И даже сопоставляют свой дом – типологически загородный, – с городской застройкой в микромасштабе.
Ганзейский молл
Торговый центр для малого города, в котором главным «якорем» выступает не сетевой арендатор, а зеленая кровля и «пряничные» фасады.
По принципам каллиграфии
Художественная галерея в уезде Шуян посвящена традиционно развитому там искусству каллиграфии. Авторы проекта – Архитектурный проектно-исследовательский институт Чжэцзянского университета.
Дизайн вычитания
Новый флагманский магазин Uniqlo Tokyo по проекту Herzog & de Meuron – реконструкция торгового центра 1980-х, где из-под навесных потолков и декора извлечена его элегантная бетонная конструкция.
Архсовет Москвы-67
Проект реконструкции советского здания АТС в начале Нового Арбата под гостиницу – от ТПО «Резерв», и жилой комплекс на Шелепихинской набережной – от АБ «Остоженка», были поддержаны архсоветом Москвы 5 августа.
Градсовет удаленно 5.08.2020
Члены градсовета нашли голландский проект центра сказок Пушкина оскорбительным, а высотный жилой массив без лоджий и балконов – отвечающим запросам времени.
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.