Поговорим о дереве: грани реставрации и современности

Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.

Юлия Тарабарина

Автор текста:
Юлия Тарабарина

mainImg
0 Вручение 12 по счету премии АрхиWOOD прошло в ресторане Дом 12 в Мансуровском переулке, – в месте, где однажды, в 2017 году, премию уже вручали.  

 
Гран-при

Дача архитектора Г. П. Гольца

Архитектор Тапани Мустонен, при участии бюро Александра Бродского
Дача архитектора Г. П. Гольца. Реставрация. Архитектор Тапани Мустонен, при участии бюро Александра Бродского
Фотография © Владислав Ефимов

Реставрация загородного дома архитектора Гольца, о котором журнал AD вот в этой статье Олега Антонова пишет как о том, кто «в свое время считался надеждой советской архитектуры», «настоящем “бумажнике”» и «невостребованном классике в стране, где классика была главным стилем», – стала главным сюжетом премии АрхиWOOD 2021 года и заслуженным, пятым по счету в истории премии, гран-при.

По словам неизменного куратора премии и ведущего церемонии Николая Малинина, гран-при необязательная номинация и возникает только тогда, когда «все члены жюри вдруг хором, в унисон, ахают». 
  • zooming
    Дача архитектора Г. П. Гольца. Реставрация. Архитектор Тапани Мустонен, при участии бюро Александра Бродского
    Фотография © Владислав Ефимов
  • zooming
    Дача архитектора Г. П. Гольца. Реставрация. Архитектор Тапани Мустонен, при участии бюро Александра Бродского
    Фотография © Владислав Ефимов

Так вот, ахнули – дом не просто построен архитектором и сценографом Георгием Гольцем для своей семьи, не только принадлежал его дочери, известному книжному иллюстратору и автору фресок в музыкальном театре Натальи Сац Нике Гольц до ее смерти в 2012 году, но и отреставрирован, в том числе и согласно ее желанию, очень бережно.

Награду получала Елена Ольшанская, актриса, сценарист и основатель проекта «Белый город». Она владеет домом с 2013 года и все это время так или иначе занимается его реставрацией, начиная с поиска авторов проекта. По ее словам, поначалу архитекторы предлагали «разобрать и раскатать» дом по бревнышку, увезти и собрать заново, обшив заодно бревна на фасадах досками: «архитектор попался упрямый и доказывал, что Гольц планировал зашить фасады досками, но просто не успел», – рассказала Елена Ольшанская. 
Елена Ольшанская, заказчица и вдохновитель реставрации дома Г.П. Гольца
Фотография: Архи.ру

Затем Наталья Душкина посоветовала обратиться к Тапани Мустонену, финскому архитектору-реставратору, который какое время работал в бюро Алвара Аалто, а потом больше 20 лет реставрировал библиотеку Аалто в Выборге. Мустонен, взявшись за реставрацию дома, предложил очень деликатный подход – даже все замазки делались по рецептам, употреблявшимся в период его строительства и бытования: «в этом доме нет ни одного прямого угла, но мы его любим таким, какой он есть», – сказал архитектор, осмотрев дом. Интерьерами занималось бюро Александра Бродского, там, в частности, отреставрирован камин, спроектированный самим Гольцем.  
Дача архитектора Г. П. Гольца. Реставрация. Архитектор Тапани Мустонен, при участии бюро Александра Бродского
Фотография © Владислав Ефимов

Дом, однако, утеплили для того, чтобы в нем было жить зимой; одну из террас застеклили, чтобы разместить там сантехнические функции. 

По словам Елены Ольшанской, в одной из комнат она решила сделать музей Ники Гольц и уже начала собирать ее графику и книги с ее иллюстрациями. Кроме того дом Гольца уже стал своего рода музеем деревянной архитектуры: Николай Белоусов водит туда экскурсии своих студентов и показывает им узлы деревянных конструкций.

Словом, гран-при АрхиWOODа 2021 года – трогательная, долгая и интересная сохранения и реставрации дома, который, определенно, имеет некоторое музейное значение в контексте истории советской архитектуры. Для премии современной деревянной архитектуры, которая не хочет, однако разрывать связь со своим наследием и историческими корнями, такой дом и история его реставрации может быть своего рода символом. Интересно, что это не первый гран-при, полученный проектом реставрации, предыдущим был Осташевский терем XIX века, восстановленный в Чухломском районе. А предыдущий гран-при, 2020 года, можно было бы назвать контрастным – год назад он достался мосту группы Катарсис, сожженному на масленицу в Никола-Ленивце. 

 

Загородный дом

Выбор жюри
Дача архитектора
Архитектор: Рустам Керимов, конструктор: Александр Мотков
Дача архитектора. Архитектор: Рустам Керимов, конструктор: Александр Мотков
Фотография © Илья Столяров (ТВ-проект «Дачный ответ»)

Главную, после гран-при, премию АрхиWOODа получил Рустам Керимов за его собственный дачный дом, построенный в кооперации с телевизионной передачей «Дачный ответ». Вручая приз, Анна Щетинина подчеркнула, что жюри выбирало дом по принципу креативности, что в нем «много разных приемов», но самым интересным стала лестница-амфитеатр, ведущая на крышу. Автор в свою очередь объяснил, что лестницу хотела видеть в доме его жена, но поскольку дом одноэтажный, другой вариант был невозможен. И правда, какой дом без собственной легенды. 
Выбор народа
Siberian Retreat House
A61 architects. Гульнара Морозова, Дмитрий Морозов, Данил Девяшин
Siberian Retreat House. A61 architects. Гульнара Морозова, Дмитрий Морозов, Данил Девяшин
Фотография © Илья Иванов

Алексей Розенберг, вручая приз, признался, что он сам скептически относится к выбору народа, однако именно этот объект можно отнести «к категории этической» и признать знаковым: «потому что если сегодня много народу голосует за такую архитектуру, которую отличает легкость, простота, в какой-то степени минимализм, и, самое главное, самодостаточность. С точки зрения массового признания очень хороший объект».

Другие проекты шорт-листа в номинации Загородный дом:
D.O.M.+ ARCH.625 Nasedkin Sergey, 
Roma House Buro511
архитекторы: Артур Кариев, Ксения Кариева; конструктор: Алексей Князев (Norvex)
black house in the village BELYAEV, Федор Беляев
DomBro DomBro
Белый дом. Парящий над горой ISAEV architects Кирилл Исаев
Дом Игоря Маркина Архитектурная мастерская Белоусова Николай Белоусов, Владимир Белоусов, Ринат Гильмутдинов
Дом на Истре Le Atelier Антон Архипов, Сергей Колчин, Наталья Сенюгина
Жилой дом на Николиной горе Carton Group Алексей Любимкин, Антон Любимкин, Екатерина Любимкина, Владимир Беляков
Черный дом Мастерская Кашанин-А. Алексей Кашанин, Анна Кашанина

 

Общественные сооружения

В этой, второй по значению, номинации то ли внезапно, то ли предсказуемо победили два сооружения одинакового назначения – не кафе и не рестораны, символы комфортной среды, – а фанерные скейт-парки: места для занятий экстремальным спортом. Один в Казани, один в Краснодаре. Они впечатлили и жюри, и, по-видимому, народ своей оригинальной формой и подходом к конструкциям. 
Выбор жюри
«Эйр-парк Фанерное море» в крытом экстрим-парке УРАМ, Казань
Legato Sports Architecture. Мария Зельтен (Ларина)
Эйр-парк «Фанерное море» в крытом экстрим-парке УРАМ, Казань. Legato Sports Architecture. Мария Зельтен (Ларина)
Фотография © Даниил Шведов

Николай Малинин: «Представьте себе большой ангар, в котором сделан целый город, деревянный ландшафт, очень разный и сложный, который при этом функционален и предназначен для того, чтобы там молодые люди делали вот эти страшные движения». 
Егор Егорычев вручает приз за Эйр-парк Фанерное море в Казани
Фотография: Архи.ру
Выбор народа
Bowl Alvar Aalto
XSA Ramps, Alvar Aalto. Константин Таранов, Виктор Кваша
Bowl Alvar Aalto. XSA Ramps, Alvar Aalto. Константин Таранов, Виктор Кваша
Фотография © Александр Бивол

Проект-победитель по мнению народа вдохновлен Алваром Аалто, которого авторы даже вписали в авторский коллектив. Вручая премию Александр Ремизов подчеркнул, что скейт-парк напомнил ему Метрополь Парасол в Юргена Майера Севилье, и в целом – такие объекты интересны с конструктивной точки зрения, поэтому «очень жаль, что пока в архивуде нет номинации конструкции в архитектуре, потому что конструкции в дереве очень интересны». И напомнил о международной премии Archineering. 
Комплекс Metropol Parasol
© David Franck

По словам главы команды разработчиков Константина Таранова, объект создан для «его команды» скейтбордистов и вдохновлен как бассейном Алвара Аалто 1930-х годов в форме человеческой почки, так и историей появления скейтбординга в США после засухи 1973 года. Тогда бассейны, созданные под влиянием конструкции Аалто, стали выкапывать, переносить из задних дворов американских домов, и использовать для тренировок серферов, лишившихся из-за засухи волн на морском побережье.  Авторы нашли в выборгской библиотеке чертежи Аалто и воспользовались ими для конструирования собственного пула-«почки».
zooming
Александр Ремизов вручает приз Константину Таранову и Виктору Кваше
Фотография: Архи.ру

Получая приз, Константин Таранов также посвятил конструкцию своему кумиру Сергею Галицкому. 

Другие проекты шорт-листа в номинации Общественное сооружение:
Стадион «Енисей» ООО «Большепролет» Алексей Крицин (Нижний Новгород)
Смотровая площадка с видом на скалы «Усьвинские столбы» Ad Hoc Architecture Станислав Субботин,  Дарья Кириллова
ZILAIR IS THE MOST Руслан Тетерин, Мурат Богданов, Алексей Поздняков, 
Екатерина Соколова, Марина Байдерина
Арт-отель курорта «Конаково Ривер Клаб» METAHOUSE Марк Каганский, 
Екатерина Арефьева

 

Дизайн городской среды

Выбор жюри 
Общественное пространство в Никольских рядах
KATARSIS ab Пётр Советников, Вера Степанская
Общественное пространство в Никольских рядах. KATARSIS ab
Фотография © Григорий Соколинский

При вручении приза жюри было сказано немало теплых слов в адрес петербургского бюро KATARSIS Петра Советникова и Веры Степанской, – в прошлом году, напомним, они получили гран-при за сожженный на Масленицу мост. Причем хвалили авторов как Анна Щетинина, выручавшая награду, так и главный редактор журнала Проект Россия Юлия Шишалова, которая вышла получать премию за петербужцев. 
zooming
Юлия Шишалова получает премию за KATARSIS ab
Фотография: Архи.ру
zooming
Анна Щетинина вручает приз KATARSIS ab
Фотография: Архи.ру

По словам Анны Щетининой, проект городской среды – самое сложное, что может быть, а питерский проект интересен тем, что это была территория «брошенная и не очень красивая, а стала не брошенная и очень красивая».

У проекта есть летний и зимний вариант использования: зимой горка, летом амфитеатр с изобилием зелени.
Общественное пространство в Никольских рядах. KATARSIS ab
Фотография © Григорий Соколинский
Выбор народа
Сквер в микрорайоне Северный
Главархитектура Калуги Алексей Комов, Мария Покорная, Михаил Белозеров
Сквер в микрорайоне Северный. Главархитектура Калуги. Алексей Комов, Мария Покорная, Михаил Белозеров
Фотография © Даниил Арбатский, Юрий Бучарский, Анна Лысенко

Приз народа достался главному архитектору Калуги Алексею Комову. По его словам, сквер расположен в дальнем не очень ухоженном районе города и действительно порадовал людей, которые там живут: «Они рады не программам, они рады тому, что у них появилось это пространство. Мы много смотрим на Татарстан, на другие богатые регионы, смотрим на малые города, которые получают гранты... А вот просто русский народ, который хочет жить <...> никогда мы практически этого не касаемся. <...> Это спроектировали местные, молодые калужские архитекторы, не студенты за похлебку супа, а молодые калужские архитекторы. Бюджетники. Они делают красиво, правильно. Поэтому, друзья мои, любите свою страну», – резюмировал Алексей Комов. 
zooming
Алексей Комов получает премию за сквер в районе Северный
Фотография: Архи.ру
Александр Ремизов вручает премию Алексею Комову
Фотография: Архи.ру


Другие проекты шорт-листа в номинации Дизайн городской среды:
Территория релакса и активации диалога с природой – правобережная набережная Енисея АДМ (Архитектура Дизайн Методология)
Алексей Мякота (автор); Лидия Грибакина (соавтор); при участии: Елена Елизарова, Марина Туровинина
Прогулочный мост для ЖК «Румянцево Парк» Alpbau AFA Landscapes
Резиденции  волжских городов Архитектурное бюро Храмова Дмитрий Храмов, Мария Храмова, Армен Арутюнов, Алексей Есин, Михаил Мятежин, Елена Загороднева
Павильон в Саду имени Н.Э. Баумана Народный архитектор Антон Ладыгин, Дмитрий Селивохин, Алексей Курков, Екатерина Макарова, Мария Нугаманов
Зимняя горка в сквере «Юбилейный» MAAN, Kidwill Юрий Ковалев, Надежда Теслер, Анастасия Зозуля
Архитектурный навес для парка Ingrad Alpbau бюро Citio

 

Малый объект

Выбор жюри
Баня и гостевой домик в Кавголово 
Архитектурное бюро​ ХВОЯ
Баня и гостевой домик в Кавголово. Архитектурное бюро​ ХВОЯ
Фотография © Григорий Соколинский

Второе молодое и знаменитое петербургское бюро – ХВОЯ (с ударением на последнем слоге, на чем авторы не перестают настаивать, а общественность обсуждать) жюри наградило за очень элегантный банный комплекс, совершенно не похожий на «типичную» баню. 
Выбор народа
Домик на сваях в сосновом лесу
Наталья Амирова, Дмитрий Целищев, Елена Макарова, Ирина Мамай
  • zooming
    Домик на сваях в сосновом лесу. Наталья Амирова, Дмитрий Целищев, Елена Макарова, Ирина Мамай
    Фотография © Кристина Мережко
  • zooming
    Домик на сваях в сосновом лесу. Наталья Амирова, Дмитрий Целищев, Елена Макарова, Ирина Мамай
    Фотография © Кристина Мережко

Достаточно парадоксальный проект: как будто фрагменты чеховский дачи перенесли в асимметричные «скворечники» игровых домиков, хорош для номинации «выбор народа», поскольку забавен снаружи и обаятелен с точки зрения уюта внутри. На мой вопрос, почему именно на ножках, авторы ответили, что так ближе к кронам и вообще они любят трудности, а заодно объявили залу, что работают с новыми проектами и ищут архитектора в свою команду. 

Другие объекты в шорт-листе номинации Малый объект:
Сарай Alexander Erman Architecture & Interior Design Саша Эрман
Садовый домик Snegiri Architects Никита Капитуров
Микродом-баня Архитектор Рустам Керимов, конструктор Александр Мотков
Дом-Антресоль Алексей Лука
Летний флигель Архитектурная мастерская Алексея Козыря Алексей Козырь, Илья Бабак

 
Реставрация

Сложная номинация, которая появилась в составе премии не сразу, но время от времени, как и в этом году (смотри выше) становится основой для гран-при. Экспертный совет не стал ничего отбирать и оставил в шорт-листе все 4 поданных на премию объекта, жюри наградило два проекта, один гран-при, другой в номинации, и народ выбрал третий. В шорт-листе остался всего лишь один объект.
Выбор жюри 
Мельница/толчея/столбовка
«Нагель» Антон Мальцев, Антон Мякише
Мельница / толчея / столбовка. Реставрация: «Нагель». Антон Мальцев, Антон Мякишев
Фотография © Антон Мальцев

По словам члена жюри архитектора Олега Попова, объекты очень разные, как типологически, так и технически, так что жюри очень долго обсуждало свой выбор.
Олег Попов вручает премию Антону Мальцеву
Фотография: Архи.ру

Выбрали мельницу-толчею, то есть такую, в которой не делали муку, а только дробили льняное семя на масло, восстановленную Антоном Мальцевым в музее Щелоковский хутор Нижегородской области. 

Как рассказал архитектор, который, в слову сказать, не впервые получает призы АрхиWOODа, таких мельниц было две – одну перевезли в музей, сохранили и отреставрировали, а вторая осталась на месте и уже утрачена. Что может служить аргументом в пользу перевоза памятников деревянной архитектуры в музеи – действия, в других отношениях спорного, поскольку постройки выпадают из контекста. Но в контексте они, как мы видим из примера, приведенного Мальцевым (и таких примеров немало) попросту исчезают. 
zooming
Антон Мальцев, автор реставрации мельницы-толчеи в музее Щелоковский хутор Нижегородской области
Фотография: Архи.ру
Выбор народа
Усадьба Тимохово-Салазкино
Palmira Group
Усадьба Тимохово-Салазкино. Palmira Group
Фотография © Palmira Group

Поскольку мне традиционно предлагают вручать приз за реставрацию, а как члену экспертного совета – народный, это наводит на мысли об отличии народных симпатий по отношению к реставрации, от профессиональных. Или отличиях реставрации «музейной», коим представителем, определенно, можно считать приведенную выше мельницу, и – реставрации, условно говоря, для прогулок населения. Первая сохраняет подлинные элементы, выделяет новые вкрапления, в случае талантливых авторов художественно обыгрывает их различие того и другого, подчеркивает патину и особенности старых частей как ценность. Вторая восстанавливает нам памятник на определенную эпоху, позволяя оценить его целостно, «как был», и погрузиться, в общем-то, в атмосферу. Между этими двумя полюсами есть достаточно много нюансов.

Усадьба Тимохово, тихо разрушавшаяся недалеко от МКАДа в Видном, восстановлена группой Пальмира, владельцем отеля, и проектной компанией GENPRO. Как подчеркнули на вручении представители Пальмиры Групп, все исторические постройки имели статус ОКН регионального значения, поэтому были реставрированы, а не реконструированы. Как написано, в частности, здесь, «восстановление происходило по всем стандартам реставрации исторических памятников <...> опираясь на архивные документы и фото». Сравнить, что было, и что стало, можно в публикации Вадима Разумова. По словам главного инженера проекта Веры Кабановой, к моменту реставрации усадьба сохраняла много подлинных частей. 

Сейчас она выглядит целой, но очень «новой». Возможно, наше сознание устроено так, что крашеный кирпич мы воспринимаем как исторический, а с крашеными досками все сложнее. Что затягивает нас в дискуссию о том, с какого момента восстановленное здание начинает казаться макетом, и, что особенно существенно при реставрации дерева – что делать с подгнивающими бревнами и досками, а особенно такой тонкой вещью, как дранка под штукатурку. Сохранять ли каждое едва целое бревно в составе сруба? Доску? Или показать людям, как ансамбль выглядел в целом? Ответа, строго говоря, нет, хотя я бы сохранила или воссоздала штукатурку фасадов деревянного главного дома – велика вероятность, что она существовала изначально в сочетании с деревянными рамами окон (что неплохо различимо на одной из фотографий 2014 года здесь). 

*** 

Таким образом – еще раз – опыт восстановления дачи архитектора Гольца, нынешний гран-при, и впрямь можно назвать близким к совершенству: там сохранено максимум подлинных фактур и элементов, и в то же время жилая функция осталась прежней, не говоря уже о некоем музейном флере, сопровождающем проект, воспоминаниях о Георгии Гольце, не последнем человеке в истории советской архитектуры, о запланированном музее его дочери Ники.

Так что любая реставрация – прежде всего факт культуры и отношения общества к предмету. И кажется, что выбор АрхиWOODа 2021 показал нам три разных примера такого отношения. 

Единственный оставшийся в шорт-листе объект номинации Реставрация:
Флигель усадьбы Масленниковых-Петуховых 
Вишневский и Компания / Степан Вишневский

Но вернемся к современным номинациям, а то один уважаемый архитектурный критик уже высказал мне удивление относительно того, что премия, вроде бы, призвана показывать путь развития – правильные примеры – по-настоящему современной деревянной архитектуры, устремленной, так сказать, в будущее. А премия дала гран-при дали за реставрацию, да еще и дачного дома с нотками любимой Гольцем классики. Мне же кажется, что идея сбрасывать наследие с парохода современности несколько устарела, что – будем объективны – все же не может быть поводом дать ему, наследию, себя поглотить.  


Дерево в отделке

Номинация, как в очередной раз признался Николай Малинин, двойственная и премия все никак не может придумать ей правильное определение: может показаться, что дерево в отделке это деревянные финтифлюшки типа пропильных наличников, а на самом деле тут имеется в виду другое – здания, конструктив которых не деревянный, но дерево между тем играет значительную роль в создании образа. 
Выбор жюри
Barn House
nefa architects. Дмитрий Овчаров
Barn House. Дмитрий Овчаров, nefa architects
Фотография © Илья Иванов

Дом построен в Подмосковье, но облицован досками столетней давности, привезенными с Севера России. Согласно авторскому описанию, данное решение – «гротеск в стремлении слиться с природой местности, но в реальности это имело нужный эффект...». Внутри в напольном камине использован шамотный кирпич, еще более старый, чем доски снаружи, 150-летней давности. 

Надо признать, дом оказался одним из редких объектов, который был представлен на премию с планами, которые показывают нам, в частности, винтовую лестницу в центре объема, соединяющую  два этажа. Получая премию, Дмитрий Овчаров в ответ на вопрос Николая Малинина признался, что «заказчик с домом скорее мучается». 
Дмитрий Овчаров, nefa architects
Фотография: Архи.ру


Относительно планов и архитектурной графики надо сделать небольшую ремарку. Кажется, в этом 2021 году и экспертный совет, и жюри особенно громко жаловались на то, что в большинстве представленных объектов нет планов. Кое-кто даже намекал, что жюри следовало бы осмотреть объекты в натуре, посетив их; интересно, как это сделать в Тюмени или на Камчатке. Надо признать, что нежелание публиковать планы – тенденция нашего времени. Не один раз мне приходилось сталкиваться с тем, что архитекторы не предоставляют графику, ссылаясь то на заказчика, который запретил, то на BIM, после которого долго и дорого чистить 2D чертежи... Впрочем к проектированию дачных домов BIM пока не очень относится. Но надо сказать еще следующее: как выяснилось в процессе, кое-кто из участников загружал на сайт премии планы, а они впоследствии не отобразились, и авторы получили упреки экспертов незаслуженно. Что-то со всем этим надо делать, и с желанием архитекторов показывать планы своих домов, и с системой загрузки, судя по всему.   
Выбор народа
Отель «Точка на карте. Приозерск»
Rhizome АО «НСБ»
Отель «Точка на карте», Rhizome АО «НСБ»
Фотография © АО «НСБ»

Представляя проект, главред «Архитектурного вестника» Дмитрий Фесенко вспомнил о столике для выпивания в Петербурге, сделанном теми же авторами – бюро Rhizome, также, некоторое время назад, отмеченном на АрхиWOODе.
Отель «Точка на карте», Rhizome АО «НСБ»
Фотография © АО «НСБ»

Отель уже был в прошлом году представлен на премии в виде входной группы, но теперь он доделан и получил премию, так сказать, целиком: домики, выстроившиеся в цепочку среди сосен, и общественная зона. Архитектура всех объемов очень лаконична: доски и стекло. Каждый домик имеет отдельный вход. 
zooming
Дмитрий Фесенко, главный редактор «Архитектурного вестника», вручает премию бюро Rhizome
Фотография: Архи.ру


Другие объекты шорт-листа в номинации Дерево в отделке:
Смотровая «Маяк»  АБ “MOST” Лилия Гиззятова, Карина Давлетьянова, Альфия Шафикова
Красная башня Мастерская Кашанин-А Алексей Кашанин, Анна Кашанина
Входная группа лесопарка «Дубрава» Творческая группа при мэрии города Казани Дарья Толовёнкова, Рузаль Фархуллин, Анастасия Развалова, Амир  Файзрахманов, Елизавета Строкина, Дарья Семко, Аделя Вахитова, Лейсан Минаева, Виталий Пантелеев
Беседка в парке X.Y.Z., архитектурная мастерская Светлана Головина
The Cabin Delo Design Арсений Бродач, Анастасия Гуляева

 
Интерьер

В 2021 году номинация Интерьер, традиционно подсобная и собирающая, в основном, интерьеры загородных домов и квартир, оказалась немногочисленной, но с очень контрастным набором сюжетов. Как прокомментировал состав номинации Николай Малинин: «вы понимаете, библиотека, потом музей, потом интерьер бани. Конечно, выбирать между этими объектами очень сложно».
Выбор жюри
Инфоцентр «Коммунарка»
NOYD collab Игорь Апарин
Инфоцентр «Коммунарка», NOYD Collab Игорь Апарин
Фотография © Серафима Тельканова

Инфоцентр – мини-музей расстрельного полигона «Спецобъект НКВД СССР Коммунарка» / дача Ягоды, создан по инициативе Фонда Памяти и Государственного музея истории ГУЛАГа. В нем собрана как общая информация о терроре, так и конкретная о полигоне и ведущихся на нем археологических работах. Согласно описанию, крашеная серой краской вагонка была переложена внутренней стороной вверх и покрыта серой морилкой, а простенки между окнами разобраны, чтобы создать длинное окно. В общем-то очевидно, что жюри не могло не отметить такой серьезный проект, ответивший на сложную задачу трагического музея строгим и лаконичным решением. 
Инфоцентр «Коммунарка», NOYD Collab Игорь Апарин
Фотография © Серафима Тельканова
Выбор народа
Библиотека для Классической гимназии
Архитектурное бюро 11. Анна Дельгядо, Александра Янкевич, Николай Конашенок, Александр Ломаев
Библиотека для Классической гимназии. Архитектурное бюро 11. Анна Дельгядо, Александра Янкевич, Николай Конашенок, Александр Ломаев
Фотография © Дмитрий Цыренщиков, Михаил Гринев

Николай Малинин, комментируя номинантов, признался в любви к книгам как предметам материального мира – было очевидно, что куратор рад вручить награду библиотеке. Интерьер библиотеки сконструирован для школы №610 в Санкт-Петербурге, причем дети активно участвовали в обсуждении, предложили столики на колесах и скамейки в окнах, кроме того, один из авторов проекта – выпускница той же школы, консультировалась со своими бывшими одноклассниками.  

«...если убрать из этой фотографии все книжки, то возможно, этот проект будет очень и очень простым. Сказать, что это плохое качество, нельзя, потому что как только появляется мусор, который должен наполнять все это, то и фотография получается высокохудожественная, как из большого кино», – сказал Алексей Розенберг, вручая премию.

Единственный объект,
оставшийся в шорт-листе номинации Интерьер:

Интерьер бани в «Лесном» Архитектурная мастерская
Антона Литовского / Антон Литовский

 

Предметный дизайн

Выбор жюри / выбор народа
Flexy
Daria Volkova Design Дарья Волкова
Стул Flexy. Дарья Волкова
Фотография © Дмитрий Цыренщиков

Единственная номинация, в которой мнение жюри на народа совпало. И жюри, и куратор назвали объект неожиданно элегантным в нашем российском контексте, который, по правилам Александра Ермолаева, должен быть сермяжным и кряжистым, а вовсе не таким вот красивым, тяготеющим к интернационализму. Но тенденции, судя по совпавшему выбору, меняются: не все же проектировать стул для лешего, можно и вот такое, легкое и изящное. 
zooming
Дарья Волкова, автор стула Flexy
Фотография: Архи.ру

Другие объекты шорт-листа в номинации Предметный дизайн:
Мебель для комнаты юноши Архитектурное бюро «ДИА» Дмитрий Быков, Евгения Фурменкова. Исполнение: Фаргат Галлимулин, Игорь Селивёрстов
Буханочка Дарья Литвак
19341 Console Fly Massive Millworks Макарий Щербаков
 

 
Арт-объект

Вручая премию, Владимир Кузьмин много говорил о девушках. На Байкале, при холодном ветре, команды, состоявшие почти только из представительниц слабого, а, может быть, сильного? – предположил архитектор, пола построили замечательные объекты – такие, как «Взлетающая рыба», или «Двумах», шевелящий «крыльями» при любом проходе по доскам под ними. Так или иначе, приз жюри получил «Омут» из Древолюции, а приз зрительских симпатий – байкальская «рыба».
Выбор жюри
Омут
Полина Минина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин, Настя Минина,  Полина Шевчук
Омут. Полина Минина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин, Настя Минина, Полина Шевчук
Фотография © Полина Шевчук, Настя Минина, Дмитрий Мухин, Настасья Иванова, Полина Минина

Объект, исполненный в рамках фестиваля Древолюция, и получивший по решению его жюри высшую награду. Он состоит из обычного пирса, который продолжается досками под водой, когда кто-то по ним идет, кажется, что он идет по воде. В конце пути – пень для, скажем так, чтобы избежать слова «медитация», то ли отдыха, то размышлений: "Садишься на пень. Может и закуриваешь. Может погружаешься в мысли. Может сидишь один в темноте под звёздами и над звёздами под ногами. А может просто ныряешь в холодную воду. Ныряешь в омут с головой". Как надо нырять, авторы показали на Древолюции. 
Авторы объекта «Омут», Древолюция 2021
Фотография: Архи.ру
Выбор народа
Взлетающая рыба
Анастасия Мина (руководитель группы  студентов Института бизнеса и дизайна), Анастасия Павлова, София Гнитеева, София Левчук, София Горячева, Екатерина Родичева, Таисия Лысенкова (студенты)
Взлетающая рыба. Анастасия Мина, Анастасия Павлова, София Гнитеева, София Левчук, София Горячева, Екатерина Родичева, Таисия Лысенкова
Фотография © Даниил Васильев

Скульптура «Взлетающая рыба» построена в рамках фестиваля АрхБухта, прошедшего в марте 2021 года. Каркасом головы и хвоста служат 2 кабельные катушки, а облицовка и обрешетка изготовлены из досок от сгоревшего рыбзавода на территории арт-резиденции «Порт Ольхон».
Авторы объекта «Взлетающая рыба»
Фотография: Архи.ру


Другие объекты шорт-листа в номинации Арт-объект:
Диафрагма Команда «КЛЕТКА» Антон Тендитный, Юлия Самарина, Виталия Григоренко, Вероника Брацихина
Двумах Валентина Синчурина, Алина Шевелёва, Виктория Анриянова, Мария Золотухина, Мария Рубанникова, Дарья Соколова


Премия имени Олега Паниткова 2021

Дом Игоря Маркина
Архитектурная мастерская Белоусова
Николай Белоусов, Владимир Белоусов,  Ринат Гильмутдинов

 
Специальный приз от компании HONKA

Siberian Retreat House
A61architects Гульнара Морозова, Дмитрий Морозов, Данил Девяшин

***

Жюри премии АрхиWOOD 2021 года:
Анна Щетинина, основатель творческого агентства TERRA
Борис Левянт, генеральный директор ABD architects
Лиза Фонская, архитектор
Егор Егорычев, инженер-архитектор
Нина Фролова, шеф-редактор Архи.ру
Николай Калошин, архитектор, дизайнер
Олег Попов, руководитель архитектурного бюро «Попов и Архитекторы»
 

27 Сентября 2021

Юлия Тарабарина

Автор текста:

Юлия Тарабарина
comments powered by HyperComments
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Дерево живет и регулярно побеждает
Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Арт-трансформер
Art Barn, архив, хранилище работ и рисовальная студия британского скульптора Питера Рэндалла-Пейджа в холмах Девона, способен менять форму в зависимости от текущих нужд, а также сам себя обеспечивает электричеством. Автор проекта – Томас Рэндалл-Пейдж.
Серебро дерева
Спроектированный Níall McLaughlin Architects деревянный посетительский центр со смотровой башней у замка Даремского епископа напоминает о средневековых постройках у его стен.
Избушка в горах
Клубный павильон PokoPoko по проекту Klein Dytham architecture при отеле на острове Хонсю напоминает сказочный домик.
Семь часовен
Семь деревянных часовен в долине Дуная на юго-западе Германии по проекту семи архитекторов, включая Джона Поусона, Фолькера Штааба и Кристофа Мэклера.
Технологии и материалы
Каменная речка
Компания Zabor Modern представляет технологию ограждения без столбов и фундамента, которая позволяет экономить на монтаже и добиваться высоких эстетических решений.
«ОРТОСТ-ФАСАД»: мы знаем фасады от «А» до «Я»
Компания «ОРТОСТ-ФАСАД» завершила выполнение работ по проектированию, изготовлению и монтажу уникальной подсистемы и фасадных панелей с интегрированным клинкерным кирпичом на ЖК «Садовые кварталы».
Тектоника, фактура, надежность: за что мы любим кирпичные...
У многих вещей есть свой канонический образ, так кирпич обычно ассоциируется с однотонной кладкой терракотового цвета. Однако новый, третий по счету, выпуск каталога облицовочного кирпича Terca полностью разрушает стереотипы. Представленные в нем образцы настолько многочисленно-разнообразны, что для путешествия по страницам каталога читателю потребуется свой Вергилий. Отчасти выполняя его функцию, расскажем о трёх, по нашему мнению, самых интересных и привлекательных видах кирпича из этого каталога.
COR-TEN® как подлинность
Материал с высокой эстетической емкостью обещает быть вечным, но только в том случае, если произведен по правильной технологии. Рассказываем об особенностях оригинальной стали COR-TEN® и рассматриваем российские объекты, на которых она уже применена.
Хорошо забытое старое
Что можно почерпнуть из дореволюционных книг современному заказчику и производителю кирпича? Рассказывает директор компании «Кирилл» Дмитрий Самылин.
BTicino: сделано в Италии
Компания BTicino, итальянский бренд Группы Legrand, пересмотрела подход к электрике дома и сделала из розеток и выключателей функциональные произведения искусства.
Элегантность, неподвластная времени
Резиденция «Вишневый сад» на территории киноконцерна «Мосфильм», с вишневым садом во дворе и парком вокруг – это чистый этюд из стекла, камня и клинкерного кирпича. Архитектура простых объемов открыта в природу, а клинкер придает ансамблю вневременность.
Топовые BIM-модели Cersanit для интерьера ванной под ключ
BIM-технологии позволяют проектировщикам не только создавать 3D картинку, но и разрабатывать целую базу данных, где будет храниться вся информация об объекте с детальными характеристиками. Виртуальная копия здания хранит всю информацию об изменениях на каждом этапе, помогает поддерживать высокую производительность работы, сокращает время на пересчёт, позволяет детально проработать параметры и размеры блоков.
Золото на голубом – новое прочтение
В постиндустриальном районе Милана завершается строительство делового кластера The Sign. Комплекс станет функциональной и визуальной доминантой района – в нем разместятся множество деловых и общественных зон, а его сияющие золотыми фрагментами фасады будут привлекать внимание издалека. Золото на фасаде – панели ALUCOBOND® naturAL Gold от компании 3A Composites.
Многоликий габион
У габионов Zabor Modern, помимо эффектного внешнего вида, есть неочевидное преимущество: этот тип ограждения не требует фундаментных работ, благодаря чему устанавливать его можно даже там, где другой забор не пройдет по нормам. Кроме того, конструкция подходит и для ландшафтных решений.
Delabie идет в школу
Рассказываем о дизайнерских и инженерных разработках компании Delabie, которые могут быть полезны при обустройстве санузлов в детских учреждениях: блокировка кипятка, снижение расхода воды, самоочищение и многое другое.
Клинкерная брусчатка Penter: универсальное решение для...
Природная естественность – вот главная характеристика эстетических качеств клинкерной брусчатки Penter. Действительно, она изготавливается из глины без добавления искусственных красителей, а потому всегда органично смотрится в любом ландшафте. В сочетании с лаконичной традиционной формой это позволяют применять ее для самого широкого спектра средовых разработок – от классицизирующих до новаторских.
Сейчас на главной
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Сколько стоил дом на Моховой?
Дмитрий Хмельницкий рассматривает дом Жолтовского на Моховой, сравнительно оценивая его запредельную для советских нормативов 1930-х годов стоимость, и делая одновременно предположения относительно внутренней структуры и ведомственной принадлежности дома.
Культ цикличности
На плато Гиза в рамках биеннале современного искусства в Египте 2021 реализована инсталляция Александра Пономарева Уроборос.
Удар крученым
Тотан Кузембаев спроектировал дом из CLT-панелей в Пирогово. Он называется СЛАЙС. Предполагается, что проект стандартизированный и будет тиражироваться.
Урбанизированное междуречье
Проект-победитель конкурса Малых городов для Сызрани от творческой мастерской ТМ продолжает развитие кремлевской набережной, раскрывает живописные панорамы и способствует очищению рек.
Ажурный XX-конструктив
Во дворе Музея архитектуры на Воздвиженке установлена инсталляция группы DNK ag. Она приурочена к 20-летнему юбилею бюро, и впервые была показана на Арх Москве. Предполагается, что объект простоит во дворе музея один год и послужит началом для новой традиции – регулярно обновляемого выставочного проекта «Современная архитектура во дворе МУАРа».
Энергетика эксприматики
Павильон, реализованный по проекту Сергея Чобана на всемирной ЭКСПО 2020 в Дубае, – яркое и цельное архитектурное высказывание, образность которого восходит к авангардным графическим экспериментам Якова Чернихова, но допускает множество трактовок. Павильон похож и на купольный храм, и на кружащуюся «Планету Россия», и на голову матрешки. Тем более что внутри, в ядре экспозиции – мозг. Внимательно рассматриваем и трактовки, и нюансы реализации.
Ответ домашнему офису
Новое здание фармацевтического концерна Roche по проекту бюро Christ & Gantenbein предлагает сотрудникам альтернативу цифровой среде и работе на дому.
Город, дружелюбный к детям
Вместе с организаторами и кураторами фестиваля «Детская Платформа», который прошел в Нальчике, разбираемся, как привить детям чувство причастности к городу, какие практики позволят вовлечь их в городские процессы и почему важно учить детей работать с материалами.
Линия сердца
Проект-победитель конкурса Малых городов помогает связать скверы и парки Можги, сделать транзитные территории более безопасными и насытить центр города новыми сценариями и объектами – например, многофункциональным центром «Гаражи»
Белее белого
Публикуем последние четыре работы, вошедшие в короткий список конкурса на жилую застройку поселка Соловецкий: DNK.ag, .ket, «План Б» и АБ «Белое».
Ток и торф
Проект-победитель конкурса Малых городов от бюро SOTA: спокойный парк вокруг Стахановского озера в подмосковном Электрогорске
Толерантная эстетика терраформирования
Всемирная выставка – гигантское мероприятие, ему сложно дать какое-то одно определение и охватить одним взглядом. Тем более – такая амбициозная и претендующая на рекорды, которая, несмотря на превратности пандемии, открыта сейчас в Дубае. Не претендуя на универсальность, делаем попытку рассмотреть экспо 2020, где за эффектными крыльями «звездных» архитекторов и восторгом от исследований Космоса проступают приметы эстетической толерантности девелоперского проекта.
Ольга Большанина, Herzog & de Meuron: «Бадаевский позволил...
Партнер архитектурного бюро Herzog & de Meuron, главный архитектор проекта жилого комплекса «Бадаевский» Ольга Большанина ответила на наши вопросы о критике проекта, о том, почему бюро заинтересовала работа с Бадаевским заводом и почему после реализации комплекс будет таким же эффектным, как и показан на рендерах.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Городок в табакерке
Новый образовательный корпус Школы сотрудничества на Таганке, спроектированный и реализованный АБ ASADOV – компактный, но насыщенный функциями и впечатлениями объем. Он легко объединяет классы, театр, столовую, спортзал и двусветный атриум с открытой библиотекой и выходом на террасу – практически все, что ожидаешь увидеть в современной школе.
Две стихии
Еще один проект-победитель конкурса Малых городов от Аб «Вещь!», на этот раз для солнечного Ахтубинска: благоустройство, вдохновленное стихиями воды и воздуха, а также фотогеничный памятник досаждающей мошке.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
180 человек одних партнеров
Крупнейшим акционером Foster + Partners стала частная канадская инвестиционная фирма. Финансовое вливание позволит архитектурному бюро развиваться дальше, в том числе расширять число партнеров и обеспечивать их преемственность.
Северный Версаль
На берегу величественной реки Вычегды, в живописном месте, в шести километрах от центра столицы Республики Коми Сыктывкара известный архитектор-неоклассик Михаил Филиппов спроектировал город Югыд-Чой в традиционной эстетике, ориентированной на центр Санкт-Петербурга. Заказчик Елена Соболева, глава ООО «Фонд жилищного строительства г. Сыктывкара», видит свою миссию в том, чтобы Югыд-Чой стал визитной карточкой республики.
Променад на тракте
Проект-победитель конкурса Малых городов для Клина: длинный променад с точками притяжения, смотровыми площадками и всесезонно активными пространствами.
Школа особого режима
Престижная Амстердамская британская школа заняла бывший комплекс тюрьмы конца XIX века. Авторы проекта реконструкции – Atelier PRO.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.