Дерево живет и регулярно побеждает

Невзирая на вирусы и прочих короедов современная русская деревянная архитектура демонстрирует чудеса выживаемости. Определен шорт-лист премии АРХИWOOD – 12-й по счету. Куратор премии Николай Малинин представляет финалистов.

Николай Малинин

Автор текста:
Николай Малинин

15 Сентября 2021
mainImg
0 В прошлом году, когда все мероприятия премии АРХИWOOD – и заседание жюри, и церемония награждения – проходили в онлайн-режиме, казалось, что и сама архитектура скоро растворится в цифровом небытии. Или что, по крайней мере, на второй год пандемии объектов станет раз в 10 меньше… Но нет, деревянная архитектура бодро пережила все эти напасти и даже количество заявок лишь немного не добрало до рекордного: 189 против 207 в прошлом году.

Но еще больше, чем количество, радует качество представленных объектов – особенно в номинации «Загородный дом», из которой в финал вышло целых 11 домов. В основном каркасные (но есть один рубленый); как правило, очень небольшие; черные и белые (первых больше); в основном – односкатные (а двускатные – все равно несимметричные); чаще всего двухэтажные (но много и одноэтажных); с панорамным остеклением или хотя бы с огромными окнами; и везде – очень интересные, всегда по-разному решенные террасы. Не только в Московской области, но также в Саратовской, Смоленской и Тюменской; как для себя (дача Рустама Керимова), так и для знаменитых заказчиков (дом коллекционера Игоря Маркина), не только от мэтров (Николай Белоусов, Сергей Колчин, Сергей Наседкин), но и от новичков премии: Кирилла Исаева, Федора Беляева, Алексея и Анны Кашаниных.

Впрочем, увидеть за всем этим какие-то «тренды» – дело безнадежное. В лонг-листе было много объектов, апеллирующих к стилю barn (и даже так называвшихся), но в финал никто из них не вышел. Хотя сама по себе тема простоты и даже брутальности звучит часто. Но и с некоторым кокетством: так, Black house Федора Беляева угольно-черный снаружи (тут хороша еще врубленная в стену лавка), но внутри все светлое, а в гостиную свет льется и через крышу. Полки же здесь словно бы «вдавлены» в стену, подсвечены и доходят до конька – что весьма эффектно. Похожий прием использует Николай Белоусов в даче Игоря Маркина: пространство гостиной окружают ниши, в которых полки чередуются с большущими окнами с широкими подоконниками. Тут все еще концептуальнее: ниши – это несущие колодцы, сложенные из двух рядов клееного бруса. Соединяется в углах брус редким в России приемом «тирольский замок», а вместо привычных деревянных балок использованы стальные затяжки. Все это превращает гостиную в «гимн свету» – а это фирменная тема Белоусова, который раз за разом доказывает, что и в рубленом доме может быть светло и современно. Полностью застеклен и фасад гостиной, обращенный на воду, что делает уже и фасад дома очень необычным.
 
Дом Игоря Маркина. Архитекторы Николай Белоусов, Владимир Белоусов, Ринат Гильмутдинов (Архитектурная мастерская Белоусова)
Фотография © Алексей Народицкий

Еще более радикален по внешнему облику собственный дом Рустама Керимова. Тут уже нет никаких двускатных крыш, это дом-стена – черная и тщательно проработанная. Ритм фасаду задает вертикальный брус, а оттеняет его громадное панорамное окно. Крыша же – обитаемая, а ведет на нее широкая лестница, под углом примыкающая к дому, и сама по себе тоже становящаяся общественным пространством. Окружают дачу широкие палубы террасы, а в одном месте на нее спускается цепь водостока. Непростой процесс строительства (включая мучительное обжигание дерева) Керимов тщательно видеодокументировал – и это не столько хвастовство, сколько честный отчет о собственных сомнениях и экспериментах (а еще очень увлекательное и полезное кино; ссылку можно найти в описании объекта).
 
Дача архитектора. Архитектор Рустам Керимов, конструктор Александр Мотков
Фотография © Илья Столяров (ТВ-проект «Дачный ответ»)

Дерзкой белой вороной в своем окружении выглядит и «Черный дом» в Хвалынске (Алексей и Анна Кашанины). Тут, впрочем, чернота оттенена рыжей фанерой, а в общем облике сооружения можно уловить дух европейского модернизма: цельность объема, эффектный взлет крыши, длинные панорамные окна. Все это, естественно, обусловлено рельефом и наличием вида на Волгу, куда и обращена терраса второго этажа. Красив компактный план дома, где большинство комнат имеет квадратные пропорции, а применение совмещенной кровли позволило дать помещениям разную высоту – от 2,6 до 4,2 метра.

Если это здание прочно стоит на земле, то «Белый дом» Кирилла Исаева в Свердловской области парит над горой, оторванный стальным каркасом – и за счет этого (а также белого цвета) становится немного похож на студенческий макет. Но это полноценный дом с тремя террасами, каждая из которых немного прикрыта для уюта боковыми стенками, но обязательно имеет свой вид на пруд. И совсем в иной ситуации, в тесноте Никольской горы ставят свой домик архитекторы Carton Group, что заставляет его вытягиваться в длину, а также в высоту – и обретать весьма неожиданные пропорции. Квадратный фасад гостиной полностью остеклен, сама же она вывешена над участком – и этот острый ход делает объект необычайно выразительным.

Чрезвычайно красив и фасад Siberian Retreat House в Тюмени (A61architects). Несимметричный двускат, разнобой окон, белый планкен в отделке – казалось бы, ничего сверхоригинального (как, например, у Керимова), но все это очень точно собрано и спропорционировано. А главной фишкой дома становится терраса, вырезанная в плоском фасаде и позволяющая находиться на природе в любую погоду. Не менее элегантен Roma House от Buro511: здесь тоже, как и в тюменском доме, нет вокруг роскошных видов, но зато есть старые сосны, с которыми так хорошо рифмуется фасад дома, набранный из очень высоких реек. Строгий и благородный параллелепипед здания (практически Мис ван дер Роэ) вдруг взрывается огромным кубом гостиной – впуская природу в дом. Отдельное удовольствие – история создания объекта, которую Артур Кариев излагает, как и Керимов, честно, но уже словами: когда б вы знали, из какого ора…
 
Siberian Retreat House. Архитекторы Гульнара Морозова, Дмитрий Морозов, Данил Девяшин (A61architects)
Фотография © Илья Иванов

Ну и, конечно, особняком стоит Дом на Истре бюро Le Atelier. Сергей Колчин уже два раза побеждал в главной номинации премии (чем больше никто похвастаться не может), и этот дом – не просто заявка на победу, но и логичное развитие той фирменной скульптурности, которая свойственна его стилю. Эта скульптурность – конечно, не просто так, она всегда – реакция на контекст, но при этом не механическая, а художественная. Так и тут: «Черный объем, врезающийся в светлый, служит механизмом для вмещения вида, который ломает форму». Дом падает вниз по рельефу, внешние стены развернуты по отношению к внутренним на 22 градуса, они выламываются из общего объема, открывая виды на окрестности и скрывая интерьеры от соседей. Как и в колчинском «Доме Кино», главная гостиная с главными видами не на высоте, а наоборот, в самом низу дома (на полтора метра ниже входа), что делает проход по нему настоящим приключением (еще и комнаты выстреливают вбок по диагонали), а мощная ферма перекрытия неожиданно становится антресолью и необычным декоративным элементом.
Дом на Истре. Архитекторы Антон Архипов, Сергей Колчин, Наталья Сенюгина (Le Atelier)
Фотография © Илья Иванов
 
Как всегда, много споров на заседании Экспертного совета вызвала номинация «Малый объект»: где та граница, после которой «загородный дом» превращается в «малый объект» (30 кв. м, 50?) и правильно ли вообще сравнивать жилье с беседками и банями? В результате в шорт-лист вышло всего 7 объектов, хотя в лонг-листе была 31 заявка! Среди финалистов – работы тех, кто уже становился победителем АРХИWOODа (Никиты Капитурова, Алексея Луки, Саши Эрмана, бюро «ХВОЯ») – и, конечно, как и в случае Колчина, они узнаваемы, поскольку развивают собственные темы. А баня Рустама Керимова – так и вовсе родная сестра главного дома, описанного выше. Что никак не мешает ей быть яркой и задорной, и не только в смысле острой формы: она была собрана всего за три дня за счет использования СИП-панелей нового типа FIXPAN. Поэтому она еще и «пассивный дом» с точки зрения энергопотребления, ну а уж о разнообразных радостях парения и говорить не приходится.

Баня/гостевой дом бюро «ХВОЯ» стилистически близка их знаменитому дому в Рощино: такой же вытянутый черный объем со светлым подбоем, вырезанная в теле дома терраса, обшивка вертикальной доской… Планировка же – не такая затейливая, как там, скорее, традиционно финская, но на то оно и баня, на то оно и Кавголово. И очень поэтичная зимняя съемка Григория Соколинского. Сарай Саши Эрмана в объективе Ильи Иванова тоже превратился в памятник архитектуры, хотя и в нем нет ничего сверхъестественного: та же вертикальная серая доска, поставленная частоколом и поликарбонат. При этом размер постройки обусловлен именно размерами поликарбоната, одним листом которого здание облицовано со всех сторон.  А внутри – мастерская и склад заготовок для мастерства. Все очень просто и тем не менее – важная вещь в смысле типологии: да, сарай, но и сарай должен быть прекрасен!

Восхитительно живописен Дом-антресоль Алексея Луки, продолжающий тему коллажа, которую автор заявил в своей «Стайке» 2019 года (взяв ее у жителей Сатки – и им же ее вернув в художественно-осмысленном виде). Но теперь это уже не просто авангардно отделанный сарайчик, а еще и симпатичный интерьер – очень компактный, но при этом двухуровневый. Что перебрасывает мостик к наркомфиновским ячейкам, а его рукотворная мебель и отделка (практически все это сделано из старых предметов) – уже к позднесоветскому дачному творчеству. Но это не просто ворох традиций, а очень умная и внятная программа, которой Алексей придал еще и вид манифеста: «Если в ХХ веке художник остраняет утилитарный объект, освящая его своим художественным жестом, то в ХХI веке задача заключается в том, чтобы лишить произведение искусства его элитарного флера и сделать доступным для человека, который отныне не обязан испытывать перед ним пиетет, а может просто жить с ним – или в нем, как в случае Дома-антресоли».
 
Дом-Антресоль в Никола-Ленивце. Архитектор Алексей Лука
Фотография © Алексей Ключников

Но пребывание в таком нагруженном смыслами доме требует все же некоторого самоотречения. И в этом смысле более щадящим вариантом оказывается Домик на сваях в Тульской области (бюро «Зеленая Тропа»): маленький, беленький, простенький. Почти никакой архитектуры (да еще мебель резная и обои в цветочек), но, когда все это поднято на сваи (да еще сделано в таком почти кукольном масштабе), а лестница так соблазнительно превращается в террасу, то все это вызывает острое желание жить именно там. То есть, это почти универсальный образец типологии, провоцирующий, правда, как и прошлогодние модульные дома, введение в премию новой номинации – «микродом».
 
Домик на сваях в Тульской области. Архитекторы Наталья Амирова, Дмитрий Целищев, Елена Макарова, Ирина Мамай («Зеленая Тропа»)
Фотография © Кристина Мережко

Еще более важным для широких народных масс образцом решения проблемы житья является пристройка к старому деревенскому дому в Остафьево (Алексей Козырь и Илья Бабак). Это всего два элемента: веранда и терраса, которые плотно и очень аккуратно пригнаны к существующей постройке. И это, конечно, просто гениальный пример того, как можно сохранить милое, любимое, намоленное (каковым для каждого является старый семейный дом или дача), просто добавив к нему новые, необходимые современному человеку функции. Примеров таких решений до слез мало, чаще граждане валят старое и ваяют на его месте что-то чудовищно новое. Те же редкие примеры, которые есть (прошлогодний победитель – реконструкция дачи Евгении Микулиной или знаменитый собственный дом Юрия Григоряна), подразумевают довольно серьезную, кропотливую и дорогостоящую работу. Конечно, и эта пристройка – отнюдь не трехкопеечное решение (одни гигантские окна веранды чего стоят), но как подход, как идея – это очень мудро и перспективно.
Летний флигель в Остафьево. Архитекторы Алексей Козырь, Илья Бабак (Архитектурная мастерская Алексея Козыря)
Фотография © Алексей Народицкий
 
Примыкает к этой теме объект из другой номинации («Реставрация») – дача архитектора Георгия Гольца (великолепная работа финского мастера Тапани Мустонена в кооперации с бюро Александра Бродского). Этот довоенный дом в стародачном поселке НИЛ хорошо известен (в нем долгие годы жила дочь зодчего – художник Ника Гольц), но также хорошо было известно и его бедственное состояние. Но всем нам очень повезло: дачу приобрела Елена Ольшанская, основатель проекта «Белый город», и сделала всё очень точно и с любовью. И хотя этот объект кажется здесь фаворитом, эксперты обнаружили так много ценного в других объектах, поданных на премию, что приняли беспрецедентное решение и пропустили в финал все 4 заявленных объекта.
Дача архитектора Г. П. Гольца в поселке НИЛ. Архитектор Тапани Мустонен (Бюро Александра Бродского)
Фотография © Владислав Ефимов

Самой же сложной для Экспертного совета стала номинация «Дерево в отделке», где собрались работы самых разных функций и масштабов. Здесь и мини-отель, и модульный дом, и спасательная станция, и беседка, и маяк: везде использованы не деревянные конструкции, но дерево благородно их дополняет и как бы «прописывает» эти объекты в природном окружении. Явным фаворитом в этой номинации выглядит Barn House Дмитрия Овчарова – загородный дом, чей фасад набран из состаренных досок разного цвета (и такого хода в истории премии еще не встречалось).
 
Barn House Архитектор Дмитрий Овчаров (nefa architects)
Фотография © Илья Иванов

Совсем мало объектов оказалось в шорт-листе номинации «Интерьер» (всего три), но здесь есть очень сильная работа Игоря Апарина – инфоцентр «Коммунарка»: музей расстрельного полигона, очень маленький и очень печальный, адекватно сделанный из вагонки, покрытой серой морилкой. Поспорит с ним библиотека гимназии в Петербурге (Архитектурное бюро 11), где из книжных полок почти все: стены, потолок, ротонда.
 
Инфоцентр «Коммунарка». Архитектор Игорь Апарин (NOYD collab)
Фотография © Серафима Тельканова

8 объектов прошли в финал в номинации «Дизайн городской среды». Дерево продолжает завоевывать общественные пространства наших городов (в этом году на карте премии впервые появились Ставрополь, Ульяновск, Уфа, Елабуга), и при кажущемся привычном наборе элементов (лавочки, беседки, качели) здесь всегда находится место эксперименту. Такова, например, многосоставная, тщательно продуманная и очень красивая набережная Енисея в Красноярске (бюро АДМ Алексея Мякоты). Или, наоборот, довольно простая, но остроумная затея Марии и Дмитрия Храмовых: резиденции волжских городов на набережной Самары, в крышах которых были пропилены карты этих городов, ложившиеся на асфальт эффектными тенями. Или павильон в московском Саду Баумана («Народный архитектор»), вызвавший определенное неудовольствие у местных жителей, но при этом являющийся весьма оригинальной архитектурой: овальной формы крышу несут широкие, поставленные перпендикулярно линии абриса, пилоны.
 
Резиденции волжских городов в Самаре. Архитекторы Дмитрий Храмов, Мария Храмова, Армен Арутюнов, Алексей Есин, Михаил Мятежин, Елена Загороднева (Архитектурное бюро Храмова)
Фотография © Екатерина Ананьева, Армен Арутюнов, Константин Африкантов

Еще одна сильная работа – двор Никольских рядов в Петербурге (бюро KATARSIS). В прошлом году бюро стало обладателем Гран-при АРХИWOOD за Сожженный мост в Никола-Ленивце, но выставляло на премию и первый объект в Никольских рядах – преостроумную Вращающуюся арку. Теперь арка дополнена эстрадой, ярмарочной улицей и катальной горкой (которая летом превращается в амфитеатр). Самое же интересное, что все это находится внутри исторического комплекса: «Ансамбль внутри ансамбля. – пишут авторы. – Композиция новой застройки следует принципам памятника классицизма: строгость осевых построений, симметрия. При этом сами объекты временной застройки, будучи абсолютно современными внешне, в своей внутренней логике находятся в диалоге с элементами исторического ансамбля. Объекты разные стилистически. За счет этого достигается характерный для традиционных зимних ярмарок в России эклектизм. Визуальное единство возникает за счет использования дерева как главного материала».
Общественное пространство в Никольских рядах, Санкт-Петербург. Архитекторы Пётр Советников, Вера Степанская (KATARSIS ab)
Фотография © Григорий Соколинский
 
В номинации «Общественное сооружение» за премию поспорят сразу два крытых скейт-парка – в Краснодаре и Казани, а также стадион «Енисей» в Красноярске, возведенный из клееных арок компанией «Большепролет», и имеющий действительно самый большой в России пролет длиной 100 метров (конструктор Алексей Крицин). В разы меньше, дешевле и рукотворнее мост в селе Зилаир (Башкортостан) – но ничуть не менее прекрасен. Мост меняет свое направление по ходу движения, а смотровая площадка с видом на Усьвинские столбы и вовсе извивается в пространстве что твоя Заха Хадид (Ad Hoc Architecture).
 
ZILAIR IS THE MOST в селе Зилаир (Башкортостан). Архитекторы Руслан Тетерин, Мурат Богданов, Алексей Поздняков, Екатерина Соколова, Марина Байдерина
Фотография © Глеб Поздняков

Почти привычно выглядит пул финалистов в номинации «Арт-объект»: здесь две работы с острова Ольхон на Байкале (кинетическая скульптура «Двумах» и не кинетическая, но все равно «Взлетающая рыба»), и два объекта с фестиваля «Древолюция», прошедшего в этом году под Коломной. Первый это «Диафрагма», отменно придуманная беседка для медитации. Второй – еще более концептуальный «Омут»: невидимый мостик, перекинутый с причала к отдельно стоящему в озере пню; мистический опыт хождения по воде. «Если принять страх, остаться и пройти по нему ногами, то найдется красота. Отражения, блики, прохлада, брызги из детства, облака и звезды».
 
Арт-объект «Омут» в деревне Новое. Архитекторы Полина Минина, Настасья Иванова, Дмитрий Мухин, Настя Минина, Полина Шевчук (падап)
Фотография © Дмитрий Мухин

 И еще 4 объекта – в шорт-листе номинации «Предметный дизайн»: весьма оригинальная Console Макария Щербакова, зигзаг кресла Flexy Дарьи Волковой, выверенный набор мебели для одной конкретной комнаты от бюро «ДИА» и «Буханочка»: не такой простой, как кажется, комодик Дарьи Литвак.

В общем, жюри премии предстоит, как всегда, тяжелая работа. В него в этом году вошли: Борис Левянт, генеральный директор ABD architects; Анна Щетинина, основатель творческого агентства TERRA; Олег Попов, руководитель архитектурного бюро «Попов и Архитекторы»; Лиза Фонская, архитектор, куратор проекта Woodfocus; Николай Калошин, архитектор, дизайнер (проектная группа «Поле-Дизайн»), победитель премии АРХИWOOD; Нина Фролова, шеф-редактор Архи.Ру; Егор Егорычев, инженер-архитектор (мастерская Diagonal), победитель премии АРХИWOOD.

Народное голосование уже стартовало и продлится до 22 сентября – так что торопитесь отдать ваш голос! Сделать это, как всегда, можно на сайте премии:
https://premiya.arhiwood.com/prize/vote

Генеральным спонсором и организатором премии по-прежнему – уже 12-й год подряд! – является компания РОССА РАКЕННЕ СПб (HONKA), а подведение итогов премии состоится 24 сентября.
 
 

15 Сентября 2021

Николай Малинин

Автор текста:

Николай Малинин
comments powered by HyperComments
Эконом-вилла
Доступный, просторный и эстетичный каркасный дом от бюро ISAEV architects предназначен для отдыха от города и созерцания природы.
Черный лес
Небольшое помещение инфоцентра от бюро NOYD не просто знакомит посетителя с историей бывшего расстрельного полигона, но и вызывает глубокий эмоциональный отклик.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
По образцу шапито
Культурный центр по проекту K architectures рядом с городом Безье на юге Франции заключен в трех напоминающих цирковые шатры павильонах.
Береговые перископы
Архитекторы из Сантьяго-де-Чили Фелипе Кроксатто и Николас Опасо построили два крошечных домика для отдыха с видом на океанский прибой, скалистый остров, колонию морских львов и яркие крылья кайтов.
Таежными тропами
Благоустройство живописного, но труднодоступного маршрута в пермском заповеднике Басеги призвано помочь туристам во время восхождения как физически, предоставляя места для отдыха и обогрева, так и духовно, открывая самые красивые места без ущерба для экосистемы.
Черный лес
Небольшое помещение инфоцентра от бюро NOYD не просто знакомит посетителя с историей бывшего расстрельного полигона, но и вызывает глубокий эмоциональный отклик.
Тундра на крыше
Комплекс Living Landscape по проекту бюро Jakob+MacFarlane задуман как самое большое деревянное сооружение Исландии и «инструмент» для регенерации ее экосистем.
Минус дает плюс
«Углеродно негативный» культурный центр в Шеллефтео на севере Швеции построен из местного дерева, включая 20-этажный гостиничный корпус. Авторы проекта – бюро White.
Пространство на вырост
Столовая для детского сада в японском городе Фукуяма по проекту бюро UID должна будить воображение малышей, а также подходить для их родителей и воспитателей.
Вход в горы
Смотровая площадка в Пермском природном парке привлекает внимание к природным достопримечательностям края и готовит путешественников к восхождению на скальный массив.
Сарай, огород и очаг
Ищем национальную идею российской архитектуры среди проектов финалистов конкурса на разработку многоквартирного жилья для поселка Соловецкий. В первом выпуске: Мастерская деревянной архитектуры Евгения Макаренко + NORMA, Александр Бродский и бюро Katarsis.
На крутом берегу
После вручения премии АрхиWOOD 2021 начинаем вспоминать о победителях прошлого года и проектах шорт-листа этого года. Жизнь показывает, что один из основных трендов – черный или серый цвет фасадов.
Дача от архитектора
Дом.рф подводит промежуточные итоги конкурса на лучшие типовые проекты с использованием деревянных конструкций. Публикуем некоторые из проектов-победителей первой номинации конкурса, благодаря которой уже в следующем году любой желающий сможет построить загородный дом по проекту от мастерской Тотана Кузембаева и десятка других талантливых бюро.
Поговорим о дереве: грани реставрации и современности
Гран-при, второй раз за историю премии АрхиWOOD, дали за реставрацию. Среди общественных пространств победили два фанерных скейт-парка – с их гибкой формой сложно спорить другим сооружениям; победитель номинации интерьеры – музей расстрельного полигона в Коммунарке. Вашему вниманию рассказ о проектах-победителях и репортаж с церемонии награждения.
Длинный дом
Общественный центр по проекту бюро smartvoll должен вернуть оживление в сердце австрийской деревни Гросвайкердорф.
Домики в кронах
Свайные гостевые домики по проекту бюро aoe обеспечивают постояльцам близость к природе и уединение.
Дерево с удостоверением
Объявлены финалисты премии за постройки из сертифицированной древесины WAF 2021. Среди них: самое крупное CLT-здание в США, микро-библиотека в Индонезии, офисный комплекс в Сиднее и киоск в Гонконге.
Проект для неопределенного будущего
Образовательный центр для детей с «органическим» садом и огородом в Мехико задуман как экономически самодостаточный и не просто ресурсоэффективный, а почти автономный. Кроме того, его можно разобрать и использовать все материалы повторно. Авторы проекта – бюро VERTEBRAL.
Технологии и материалы
Wienerberger поздравляет с наступившим Новом Годом и подводит...
керамика Porotherm в 2021г – спрос превысил предложение!
новая керамическая плитка Terca Slips,
новый онлайн-курс «Школа проектировщиков»,
керамика Wienerberger – для Open Village,
канал Porotherm на Youtube,
работаем дальше для вас и – к новым победам на рынке!
Инновационная сантехника. Новинки подвесных монолитных...
Последняя революция в сантехнике произошла недавно, когда оборудование для ванных комнат приобрело монолитную форму. Следуя мировым трендам, специалисты Cersanit создали новые модели подвесных унитазов CREA SQUARE и CITY OVAL. Спрятали крепления и колено под корпус, добились ещё большей эстетики, гигиеничности и простоты в уходе. Что ещё нужно знать дизайнеру о новинках?
Красный кирпич от брутализма до постмодернизма
Вместе с компанией BRAER вспоминаем яркие примеры применения кирпича в архитектуре брутализма – направления, которому оказалось под силу освежить восприятие и оживить эмоции. Его недавний опыт доказывает, что самый простой красный кирпич актуален.
Может быть даже – более чем.
3D-узоры из кирпича
Объемная кладка – один из способов переосмыслить традиционный кирпич и сделать здание современным и контекстуальным одновременно. Разбираемся, что такое 3D-кладка и как ее возможно реализовать.
«Донские зори» – 7 лет на рынке!
Гроссмейстерские показатели российского производителя:
93 вида кирпича ручной формовки, годовой объем – 15 400 000 штук,
морозостойкость и прочность – выше европейских аналогов,
прекрасная логистика и – уже – складская программа!
А также: кирпичи-лидеры продаж и эксклюзив для особых проектов
Знак качества
Регулярно в мире проходят тысячи архитектурных конкурсов, но не более десятка являются авторитетными площадками демонстрации или проводниками новых идей. В их числе – A+Awards, которую присуждает архитектурный портал Architizer. Среди лауреатов Девятой премии – сразу два проекта, в которых используются фиброцементные панели EQUITONE.
Андрей Кузьменков, Digital Guru: «С общественным мнением...
Агентство Digital Guru занимается управлением репутацией и исследованиями пользовательских мнений в социальных медиа – так называемым social listening, а также геоаналитическими исследованиями. О том, как эти методы могут использоваться архитекторами и застройщиками на стадии подготовки и планирования общественно значимых проектов, мы поговорили с директором Digital Guru – Андреем Кузьменковым.
Клинкер Hagemeister – ведущая партия в проекте
Для строительства ЖК «Ривер парк», спроектированного архитектурным бюро ADM, использовалась клинкерная плитка Hagemeister в специально созданных для этого комплекса сортировках и миксах – эксклюзивных и неповторяющихся ни в одном другом проекте.
Коллекция светодиодного искусства
Выбрать идеальный светильник под определенный интерьер легко! Главное, влюбиться в светильник с первого взгляда и представить его в интерьере своей гостиной, кухни, спальни или офиса.
Потолки-фрагменты – ключ к адаптивным пространствам
Они позволяют ощутить проницаемость поверхности и высоту пространства, сохраняя звукоизолирующие свойства, и гибко зонировать помещение, что сейчас особенно актуально. Потолки-фрагменты Armstrong от Knauf Ceiling Solutions – адаптивное и современное решение.
Игра света расширяет пространство
Даже самые маленькие помещения обретают очарование, когда в них появляются мансардные окна VELUX и образуются пересекающиеся световые потоки. Хижины выходного дня в Австрии, Италии, Швеции и Дании, равно как и модульный Скаут-хаус в Казани красноречиво подтверждают этот закон.
Кирпич плюc: с чем дружит кладка
С какими материалами стоит сочетать кирпич, чтобы превратить здание в архитектурное событие? Отвечаем на вопрос, рассматривая знаковые дома, построенные в Петербурге при участии компании «Славдом».
Графика трехмерного фасада
В предместье немецкого Саарбрюкена, на ведущей в город автостраде появился новый объект ─ столь примечательный, что его невозможно не заметить. Масштабная постройка торгового центра MÖBEL MARTIN сохраняет характерные для больших моллов лаконичные модернистские формы, однако его фасады получили необычную объемную пластическую разработку. Пространственная оболочка фасада создана посредством алюминиевых композитных панелей ALUCOBOND® A2.
«Фирма «КИРИЛЛ»:
25 лет для самых красивых домов
В ноябре 2021 года одному из ведущих поставщиков облицовочного кирпича на российском рынке «Фирме «КИРИЛЛ» исполнилось 25 лет. Архи.ру восстанавливает хронологию последней четверти века, связанную с использованием этого материала в строительстве и архитектуре.
Как укладка металлических бордюров влияет на дизайн...
Любой дизайн можно испортить неаккуратной работой, особенно если в отделке помещения участвует металлический бордюр. Он способен внести в интерьер утончённость, а может закапризничать в неумелых руках и подчеркнуть кривизну укладки отделочного материала. Как правильно устанавливать металлические бордюры, чтобы дизайнеру было проще контролировать исполнителя и не пришлось краснеть перед заказчиком?
Больше воздуха
Cтеклянные навесы и павильоны Solarlux расширяют пространство загородного дома, позволяя наслаждаться ландшафтом в любое время года и суток.
Сейчас на главной
Москва зеленая и тихая
Разрабатывая концепцию малоэтажной застройки в Новой Москве, бюро GAFA попыталось сформулировать новую для России типологию загородного жилья: с разноформатными домами, развитой инфраструктурой и привлекательными сценариями повседневной жизни.
Большая волна в Гаосюне
В Тайване открылся центр поп-музыки стоимостью более 100 млн евро. Автор проекта испанский архитектор Мануэль Монтесерин Лаос эксплуатирует морские мотивы и сотовую структуру детской мозаики.
Промежуточная типология
В норвежском Ульвике по проекту мастерской Rever & Drage построили гостевой дом-«сарай». Этим минималистичным коттеджем архитекторы попытались выразить свою признательность «архитектуре проселочных дорог».
Арктический код
Опубликован дизайн-код арктических поселений – комплекс стандартов и сводов правил, регулирующих внешний облик городской среды в Арктике. Он доступен как в виде книги, так и в сети.
Архсовет Москвы – 73
Архсовет поддержал проект здания ресторанного комплекса на Тверском бульваре рядом с бывшей Некрасовской библиотекой, высоко оценив архитектурное решение, но рекомендовав расширить тротуары и, если это будет возможно, добавить открытых галерей со стороны улиц. Отдельно обсудили рекламные конструкции, которые Сергей Чобан предложил резко ограничить.
Балтийский эскапизм
Успевший стать знаменитым спа-комплекс в Янтарном расширяется – рядом появятся гостевые домики, придуманные в коллаборации с норвежцем Рейульфом Рамстадом.
Русско-советский Палладио. Мифы и реальность
Публикуем рецензию на книгу Ильи Печенкина и Ольги Шурыгиной «Иван Жолтовский. Жизнь и творчество» , а также сокращенную главу «Лиловый кардинал. И.В. Жолтовский и борьба течений в советской архитектуре», любезно предоставленную авторами и «Издательским домом Руденцовых».
Мечта мальчика Кая
Архитекторы бюро Zone of Utopia и Mathieu Forest Architecte вспомнили детскую игру и сложили культурно-выставочный центр в китайском Синьсяне из девяти полностью стеклянных «замороженных» кубов.
Буян и суд
Новость об отмене парка Тучков буян уже неделю занимает умы петербуржцев. В отсутствие каких-либо серьезных подробностей, мы поговорили о ситуации с архитекторами парка и судебного квартала: Никитой Явейном и Евгением Герасимовым.
Надежда на историю будущего
В конце декабря была презентована научно обоснованная 3D и AR модель палат Ван дер Гульстов, известных как «дом Анны Монс», последнего, если не считать дворца Лефорта, сохранившегося каменного дома Немецкой слободы конца XVII века. Рассказываем о модели, судьбе и значении дома, также как и о надеждах открыть его для обозрения и отреставрировать.
Градсовет Петербурга 14.01.2022
На днях состоялся первый после смены председателя КГА и главного архитектора Петербурга градостроительный совет. На нем рассматривались: доработанный вариант реконструкции «Фрунзенской», жилой комлпекс на месте «Ленэкспо» и очередная LEGENDA Евгения Герасимова. Также были представлены новые лица в составе совета.
Возможность полета
Проект аэропорта, разработанный АБ ASADOV для Тобольска и победивший в архитектурном конкурсе, не был реализован. Однако он интересен как пример работы со зданием аэропорта очень небольшого масштаба, где целью становится оптимальная организация пространства и инфраструктуры без потери образной составляющей.
Умер Рикардо Бофилл
Безусловная звезда современной архитектуры, автор, сменивший несколько направлений и тем самым примиривший в своем творчестве постмодернизм, национальные мотивы, неоклассику и интернациональный стиль, умер в возрасте 82 лет от последствий ковида в больнице Барселоны.
Поднимаясь над окружением
Бюро А4 придумало новую типологию благоустройства – городской балкон. Небольшая смотровая площадка позволяет по-новому взглянуть на привычные городские панорамы. Первые три балкона появились на московских набережных напротив Кремля и Зарядья.
Длина волны
ЖК «Тургенева 13» в Пушкино, встраиваясь в масштаб окружающей застройки, отличается от нее ритмичной строгостью парной композиции, легкой волной фасада и колористикой, в которой можно разглядеть два образа: один летний, другой зимний, – оба «прорастают» из особенностей места.
Зеленая ДНК лыжника
Супертехнологичный жилой комплекс «Тао Чжу Инь Юань», построенный Vincent Callebaut Architectures в Тайбэе, не просто безопасен для экологии планеты, он поглощает углекислый газ и борется с глобальным потеплением.
Приятный вид
Небольшая смотровая площадка в Красноярске стала новой точкой притяжения: панорамы города, Енисея и тайги дополнили минималистичные дорожки, амфитеатр и удобная парковка.
Стряхнуть пыль
Реконструкция доходного дома в Краснодаре от бюро ARD: творческое переосмысление не только сохранило обаяние старой постройки, но и позволило ей уверенно занять свое место на улице современного города.
Зеркало супрематиста
Рассматриваем парк Малевича на Рублевке: проект, осуществленный в 2020 году, и реальность через год после открытия. Общий вердикт – метафизическая основа пополнилась цветом, также как и непосредственно-нарративными элементами. То есть он развивается как сам Малевич, от абстракции к фигуративности. Впрочем, парк по-прежнему свеж.
Ближе к лету
Две центральные набережные Сочи, обновленные по проекту архитекторов ab2.0, меняют образ курорта, переключая фокус с торговых точек и кафе на любование морем и небом.
Ракушка у моря
Проектируя дворец спорта, который определит развитие всей северной части Дербента, бюро ASADOV обращается к архитектурному наследию Дагестана, местным материалам и древним пластам истории.
Год 2021: что говорят архитекторы
Вот и наш новый опрос по итогам 2021 года. Ответили 35 архитекторов, включая главных архитекторов Москвы и области. Обсуждают, в основном, ГЭС-2: все в восторге, хотя критические замечания тоже есть. И еще почему-то много обсуждают минимализм, нужен и полезен, или наоборот, вреден и скоро закончится. Всем хорошего 2022 года!
Новогодние небоскребы
Карен Сапричян поздравляет всех с Новым годом серией небоскребов в виде букв. Автор давно разрабатывает эту тему и имеет в запасе календари разных лет. Последняя подборка – башни для города NEOM, запланированного в Саудовской Аравии.
Вечерний свет
Часовня закатов на острове Хайнань по проекту шанхайского бюро UDG предназначена для влюбленных; она способна вращаться вокруг своей оси, чтобы в любой сезон открываться лучам заходящего солнца.