Стереомир инженера Шухова

До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».

author pht

Автор текста:
Наталья Коряковская

20 Ноября 2019
mainImg
Шухов – самый известный российский инженер, это наш русский Гюстав Эйфель, которого знает весь мир. В своих изобретениях Шухов оказался на пороге принципиально новой системы понимания зданий – как пространственных «оболочек». Архитектура в них – это и есть сама конструкция. Шухова очень любят архитекторы, возможно, потому что его вклад в строительную технологию гарантировал новую степень свободы в обращении с пространством и формой. Правда, эту вторую, «архитектурную» идею его наследия восприняли только во второй половине XX века. В то время как современники в большей степени оценили его утилитарное значение. Легкие инновационные конструкции были достаточно просты в монтаже, не затратны в плане материала и способны перекрывать значительные по площади помещения.
Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Изобретения Шухова – плод своего времени, связанного с бурным развитием промышленности и следовавшей за ней инженерной мыслью. Именно на этой почве созрели и пригодились незаурядные способности Шухова. В то же время путь инженера от промышленных устройств для перегонки нефти к архитектуре железнодорожных вокзалов символично отразил эволюцию, или как написали кураторы (Елена Власова, Марк Акопян), «эмансипацию» конструкций, которые на рубеже веков совершили поистине качественный скачок. Системы становились легче и изящнее, а на Нижегородской ярмарке 1896 года впервые предстали в виде самодостаточных «оболочек» зданий.
  • zooming
    1 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    5 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    6 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    7 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    8 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    9 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    10 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    11 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

То, что было сделано на ярмарке инженерной конторой А.В. Бари, у которого Шухов работал вплоть до национализации компании в 1919 году, потрясало современников. Наверное, это было нечто сродни пакстоновскому Хрустальному дворцу в лондонском Гайд-парке из чугуна и стекла полувеком ранее. Похожие на цирковые шатры, Овальный павильон и Ротонда демонстрировали возможности висячих сетчатых стальных конструкций в покрытии помещений площадью более 1 000 м2. Собранные из прямых стержней, эти оболочки работали исключительно на растяжение.
  • zooming
    1 / 8
    В.Г. Шухов. Оболочки двоякой кривизны в перекрытиях корпусов Выксунского металлургического завода. 1897. Макет О.В. Бернова, 1989, НИИ Промстальконструкция, макетная мастерская. ГНИМА // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    В.Г. Шухов. Оболочки двоякой кривизны в перекрытиях корпусов Выксунского металлургического завода. 1897. Макет О.В. Бернова, 1989, НИИ Промстальконструкция, макетная мастерская. ГНИМА // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    5 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    6 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    7 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    8 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Гвоздем ярмарки стала водонапорная башня – гиперболоид. Разработанная Шуховым конструкция, метод ее расчета и монтажа делал гиперболоид универсальной системой для разных задач. Почти как в книге Рэма Колхаса «S, M, L, XL», нужно было только для каждого конкретного случая правильно подобрать параметры сооружения. Варьировались высота и диаметр основания, количество вертикальных элементов и угол их наклона. Делая, например, конструкцию с более выраженным сужением, можно было обеспечить повышенную пространственную устойчивость, но при этом меньшую несущую способность и наоборот. Таких гиперболоидов в итоге Шухов сделал достаточно много. Самый известный – башня на Шаболовке, самый высокий – маяк в Днепровском лимане, высотой 70 м.

Зал, где все шуховские башни собираются в некий пантеон, наверное, следует считать центральным: посередине красуется метафорическая модель шаболовской телебашни, вокруг которой – ее сестры и братья из разных регионов России. «Архитекторы Асс» именно для этого зала сделали выставочные конструкции белыми, что и придает ему определенную торжественность: это главная репрезентация наследия Шухова, которого большинство все-таки знает именно как создателя башни.
Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Благодаря «Архитекторам Асс» мы, тем не менее, начиная уже с первого зала, который встречает нас физическими опытами, демонстрирующими «природу» сетчатых оболочек, ни на секунду не забываем о том, что смотрим не только на Шухова-инженера, но и Шухова-архитектора. Следуя за исторической последовательностью событий его жизни, представленных огромным собранием архивных материалов, мы в итоге оказываемся в последнем зале – лицом к лицу с архитектурой. Именно здесь появляется прямая метафора конструкций как художественного творчества: центральное место тут занимает видео-арт американского инженера-новатора Конрада Ваксманна, у которого пространственная математическая сетка становится объектом искусства.

Полвека потребовалось на то, чтобы перевести шуховские изобретения в чисто архитектурную плоскость и оценить их значение для развития архитектурной профессии. В послевоенный период, когда понадобилось «делать большее меньшими средствами», новая архитектура «оболочек», заменяющих фасады, развивается в целое направление. У нее появляется ряд «фанатов» из числа мировых «звезд» – от Фрая Отто до Нормана Фостера. В 1964 году на базе Штутгартского университета основывается Институт легких конструкций, который по сей день – а сегодня его возглавляет профессор Вернер Зобек – развивает тему с подвесными конструкциями, придуманными Шуховым.
  • zooming
    1 / 8
    Модель конструкции кровли в Hamburgcity Überseequartier. Гамбург, 2013-2021. Пластик. 2019 Вернер Зобек Штудгарт // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    Модель конструкции кровли в Hamburgcity Überseequartier. Гамбург, 2013-2021. Пластик. 2019 Вернер Зобек Штудгарт // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Модель конструкции кровли в Hamburgcity Überseequartier. Гамбург, 2013-2021. Пластик. 2019 Вернер Зобек Штудгарт // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 8
    Модель купола в Миллениум-парк, Чикаго. 2003. Вернер Зобек, Штудгарт. Институт лёгких конструкций и концептуального проектирования. 2019 // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    5 / 8
    Модель сетчатого покрытия здания Института легких конструкций. 1993/1995, архив института // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    6 / 8
    Модель сетчатого покрытия здания Института легких конструкций. 1993/1995, архив института // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    7 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    8 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Самое интересное, что тема сетчатых оболочек до сих пор остается инновационной и даже футуристичной, ее потенциал далеко не исчерпан. В 1965-83 гг. гениальный Бакминстер Фуллер запатентовал свои геодезические купола-климатроны, которые выглядели энергосберегающим жильем для инопланетян. Но они и по сей день остались «великой фантазией». Современная технология открывает пути дальнейшего истончения, цифровизации стены, вплоть до появления медиа «ширмы». Этот путь 100 лет назад указал гениальный Шухов, путь абсолютно новой логики пространственного выражения. Выставка в Музее им. А.В. Щусева протягивает невидимый мостик, начинающийся на рубеже XIX-XX веков в тревожной предреволюционной атмосфере, хорошо переданной стереофотографиями самого Шухова, и заканчивающийся где-то в очень отдаленном будущем.

20 Ноября 2019

author pht

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments

Технологии и материалы

Формула здоровья от Baumit Klima
Серия экологически чистых, антибактериальных строительных материалов Baumit Klima на известковой основе формирует здоровый микроклимат в доме, регулирует температуру и влажность, гарантирует чистоту и свежесть воздуха.
Свет для самой яркой звезды
Свет учебным классам и лабораториям павильона «Школа» центра «Сириус» обеспечивают мансардные окна VELUX, одновременно защищая помещения от южного солнца и участвуя в формировании архитектурного облика.
Как ковалась победа: вклад Борского стекольного завода
В эту знаменательную дату, мы хотим вспомнить подвиги героев тыла и фронта, руками которых ковалась Великая Победа над фашистским режимом.
Одним из таких выдающихся предприятий был Горьковский механизированный стеклозавод имени М. Горького на Моховых горах, известный в наши дни как Борский стекольный завод, старейшее предприятие стекольной отрасли и один из производственных комплексов AGC Group.
Wienerberger Brick Award 2020: финал переносится на осень
Завершающий этап премии Brick Award от концерна Wienerberger из-за пандемии перенесли на осень. Но уже сформирован шорт-лист. Рассказываем подробнее о премии и показываем некоторые проекты-финалисты.
Ремесленные традиции
Для бизнес-центра «Депо №1» компания «Славдом» поставляла кирпич Wienerberger и системы крепления Baut. Замысел авторов, поддержанный качественным материалами и исполнением, воплотился в здание, достойное исторической среды Петербурга.
Броненосец из титан-цинка
Новая станция метро в Торонто по проекту британских архитекторов Grimshaw получила необычную кровлю, покрытую титан-цинком RHEINZINK.
Грани света
Параметрическое моделирование помогло апарт-отелю в комплексе Grani не затенять окружающие постройки, а окна Velux – обеспечить светом разнообразные внутренние пространства. Другая их заслуга: деликатное дополнение реконструированных исторических корпусов комплекса.
Тренды Delabie: бесконтактная ГИГИЕНА
Бесконтактные сантехнические приборы Delabie позволяют сократить риск заражения в разы даже в период эпидемии, а разработчики компании предлагают целый ряд инноваций, позволяющих предотвратить размножение бактерий как на поверхностях, так и внутри сантехнического оборудования.
ТЭЦ, спорт и зеленая крыша
Архитекторы BIG объединили в одном сооружении для Копенгагена экологичный мусоросжигательный завод, ТЭЦ, горнолыжный склон – и зеленую крышу системы ZinCo.
Стекло для городского калейдоскопа
Современные технологии и классические традиции, строгий и даже торжественный ритм: «Искра-Парк» словно бы переносит нас в 1930-е. С одной поправкой – на объемный, крупного рельефа и зеркального стекла фасад южного корпуса; он возвращает в наши дни.
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.

Сейчас на главной

Гранёный
Скульптурный металлический кожух превратил обычную коробку придорожного ТРЦ в нечто большее – в здание, которое привлекает взгляды само со себе, своей формой, работая гипер-рамой для рекламного медиа-экрана.
Свободный центр
105-метровая жилая башня на 20 квартир по проекту Heatherwick Studio в Сингапуре обошлась без традиционного сервисного ядра: вместо него на каждом этаже – обширная жилая зона, выходящая на фасады балконами-раковинами с тропической зеленью.
Зигзаг над полем
Школьный спортзал, также играющий роль общественного центра для швейцарской деревни Ле-Во, спроектирован лозаннским бюро Localarchitecture.
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Пресса: Архитектура простыла в музыке
Новая филармония, которую открыли в 2015 году в парижском районе Ла-Виллет,— среди самых заметных произведений современной архитектуры во Франции. Но здание в итоге поссорило его создателей. Пять лет спустя автор проекта Жан Нувель и заказчик, руководство филармонии, обмениваются судебными исками на сотни миллионов евро. Рассказывает корреспондент “Ъ” во Франции Алексей Тарханов.
Автор-реконструктор
Дэвиду Чипперфильду поручена реновация здания Центрального телеграфа в Москве: в связи с этим вспомним, почему этот знаменитый британский архитектор считается мастером по работе с наследием, а также о «сложных случаях» в его практике.
Электрические колонны
Новый дом на Кутузовском по-своему интерпретирует как классицистический контекст места, так и присущий проспекту премиальный статус. В то же время он смел: таких колонн – стеклянных, светящихся в ночи трубок, в Москве еще не было. Пластические высказывание получилось сильным и бескомпромиссным, буквально на грани между декоративностью «Украины» и хай-теком Сити.
Пресса: Ар-деко. К юбилею выставки 1925 года в Париже
28 апреля 1925-го в Париже состоялось открытие «Международной выставки декоративного искусства и художественной промышленности». Это событие сыграло ключевую роль в развитии стиля ар-деко, самого яркого художественного направления межвоенной эпохи. И хотя сам термин появился много позже, в 1960-е, именно выставка в Париже подарила стилю его имя.
Архи-события: 25–31 мая
Несколько онлайн-лекций, новый экспресс-курс в МАРШ, конференция о пригородах на «Стрелке» и мастерская с Никитой и Андреем Асадовыми от проекта «Живые города».
Крыша на вырост
Хозяева смогут расширить свои «1/3 дома» по проекту бюро Rever & Drage на западе Норвегии, если их семья увеличится, а пока используют кровлю-навес как парковку, банкетный зал, мастерскую.
Из «муравейника» в «город-сад»
МАРШ запускает он-лайн-интенсив, посвященный экологически устойчивому развитию территорий. Об актуальности темы для российских регионов рассказывает куратор курса и наблюдатель ООН Ангелина Давыдова.
Бетон и пальмы
Новый корпус фонда Nubuke в Аккре, столице Ганы, по проекту бюро nav_s baerbel mueller и Юргена Штромайера.
Градсовет удаленно 19.05.2020
Жилой комплекс пополам с гостиницей, еще два варианта станции метро «Парк победы» и поглощение «Политехнической» – на третьем дистанционном градсовете Петербурга.
Простота для Новой Риги
Проект автомойки с кафе и террасой с видом на дальний лес, и «ритейл-офис» мебельных компаний с длинной и причудливой красной скамейкой.
Зеленый лабиринт на фасаде
Стены и кровля офисно-торгового комплекса Kö-Bogen II по проекту Кристофа Ингенхофена в Дюссельдорфе покрыты 8 километрами живой изгороди: это самый большой зеленый фасад Европы.
Параллельный мир
В частном подмосковном доме Parallel House архитектор Роман Леонидов создал выразительную скульптурную композицию из абсолютно простых форм – параллелепипедов, чье столкновение превратилось в захватывающий спектакль.
Зеркало для неба
Офисное здание cube berlin по проекту бюро 3XN рядом с центральным берлинским вокзалом получило зеркальный фасад-аттракцион, позволивший одновременно устроить открытые террасы для отдыха сотрудников.
Волнорез
В Истринском городском округе Подмосковья тандем бюро «Четвертое измерение» и «АРС-СТ» спроектировал спортивный комплекс – монообъем в виде скошенного параллелепипеда с острым, как у корабля, «носом»
Пресса: Как помойка станет парком. Григорий Ревзин о городе...
Подтверждая закон Ломоносова «сколько чего у одного тела отнимется, столько присовокупится к другому», превращение города в парк, ставшее главным трендом сегодняшнего урбан-дизайна, дополняется обратным трендом — превращением парка в город.
Илья Уткин: «Мы учились у Пиранези и Палладио»
О трех кварталах вокруг Кремля – Кадашевской слободе, Царевом саде и ЖК на Софийской набережной; о понимании города и храма, о творческой оттепели и десятилетии бескультурья; о сокровищах дедушкиной библиотеки – рассказал победитель бумажных конкурсов, лауреат Венецианской биеннале, архитектор-неоклассик Илья Уткин.
Фасад по солнцу
UNStudio реконструировало здание Hanwha Group в Сеуле в соответствии с требованиями энергоэффективности и комфорта, причем работа сотрудников Hanwha не прервалась даже на день.
Дом отшельника
Тема нынешней «Древолюции» – актуальнее не придумаешь. Участники проектировали скромный и легко реализуемый дом для уединения и наслаждения природой. Показываем 19 вдохновляющих работ, отобранных жюри.
Лестница в небо
Проект гостиницы в поселке Янтарный – пример новой типологии рекреационного комплекса, новый формат, объединивший гостиничную, деловую и культурную функции. И все это под лозунгом максимального единения с природой.
Граждане против Цумтора
В Лос-Анджелесе активисты провели конкурс проектов реконструкции музея LACMA, среди участников – Coop Himmelb(l)au и Barkow Leibinger. Это альтернатива «официальному» плану Петера Цумтора, который предусматривает уменьшение общей площади и снос четырех существующих корпусов.
Мыс доброй надежды
Показываем все семь проектов, участвовавших в закрытом конкурсе на создание концепции штаб-квартиры компании «Газпром нефть», а также приводим мнения экспертов.
Картинки на карантине
Как российские архитектурные бюро реагируют на карантин? Размышления о будущем, графика, юмор, хорошие фотографии. Собираем пазл из контента Instagram.
Не только военные песни
Один из проектов нынешнего конкурса благоустройства малых городов созвучен празднику 9 мая: его главный элемент – реконструкция парка, в котором ежегодно проходит фестиваль в честь автора известных песен военной тематики.
Городская лагуна
Архитекторы MVRDV встроили в «руины» городского торгового центра на Тайване общественное пространство The Spring с водоемами, детскими площадками, эстрадой и зеленью.
Белоснежные цилиндры
Арт-центр и парк Tank Shanghai по проекту пекинского бюро OPEN Architecture в Шанхае – редкий пример приспособления под новую функцию резервуаров для авиационного топлива.
Голодный город
Реконструкция Торжковского рынка от бюро RHIZOME: прилавки с фермерскими продуктами, фуд-холл и музей в интерьерах модернистского здания.
Пустота как драма
В Дубае закончено строительство комплекса The Opus, задуманного Захой Хадид еще в 2007 году. Главное в здании – криволинейный проем высотой в 8 этажей.
Благотворительная архитектура
Бюро Martlet Architects, за которым стоит молодая российская пара, с помощью архитектуры участвует в решении проблем стран третьего мира. Показываем школу и две клиники, построенные на краю света за счет благотворительных фондов и силами волонтеров.
Эко-административный комплекс
Zaha Hadid Architects выиграли в Шанхае конкурс на проект штаб-квартиры государственной Группы энергосбережения и охраны окружающей среды Китая. Комплекс должен стать образцовым эко-проектом, учитывающим также и последствия пандемии.
Назад в космос
Парк покорителей космоса на месте приземления Юрия Гагарина по концепции West 8 Адриана Гёзе делает Центр урбанистики экономического факультета МГУ под руководством Сергея Капкова.
Полосатое решение
Об интерьерах ТЦ «Багратионовский» и немного об истории строительства одного из примеров смешанных общественно-торговых прострнаств нового типа, в последнее время популярных в Москве.
Что посмотреть на выходных
Для тех кто планирует на майских поотдыхать – вот, можно сделать и это с пользой. Только что завершившийся цикл лекций Анны Броновицкой, прогулки с гидами по гугл-панорамам, знакомство с любимыми книгами архитекторов и еще пара хороших вариантов.
Башня-знак
Самое высокое деревянное здание в мире, 18-этажная башня Mjøstårnet на юге Норвегии, одновременно привлекает внимание к своему городу – Брумунндалу – и служит знаком возможностей дерева как строительного материала.
Остоженка: первая виртуальная
Две виртуальные экскурсии, с десяток лекций, интервью и круглых столов – подводим итоги выставки, посвященной 30-летию бюро и знаковому проекту реконструкции московского центра – району Остоженки. Выставка прошла полностью в «карантинном» он-лайн формате. Постарались собрать всё вместе.