English version

Стереомир инженера Шухова

До 19 января в Музее архитектуры проходит выставка-ретроспектива наследия выдающегося инженера Владимира Шухова – симбиоз огромной исследовательской работы и красивой художественной метафоры, придуманной «Архитекторами Асс».

Наталья Коряковская

Автор текста:
Наталья Коряковская

20 Ноября 2019
mainImg
Шухов – самый известный российский инженер, это наш русский Гюстав Эйфель, которого знает весь мир. В своих изобретениях Шухов оказался на пороге принципиально новой системы понимания зданий – как пространственных «оболочек». Архитектура в них – это и есть сама конструкция. Шухова очень любят архитекторы, возможно, потому что его вклад в строительную технологию гарантировал новую степень свободы в обращении с пространством и формой. Правда, эту вторую, «архитектурную» идею его наследия восприняли только во второй половине XX века. В то время как современники в большей степени оценили его утилитарное значение. Легкие инновационные конструкции были достаточно просты в монтаже, не затратны в плане материала и способны перекрывать значительные по площади помещения.
Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Изобретения Шухова – плод своего времени, связанного с бурным развитием промышленности и следовавшей за ней инженерной мыслью. Именно на этой почве созрели и пригодились незаурядные способности Шухова. В то же время путь инженера от промышленных устройств для перегонки нефти к архитектуре железнодорожных вокзалов символично отразил эволюцию, или как написали кураторы (Елена Власова, Марк Акопян), «эмансипацию» конструкций, которые на рубеже веков совершили поистине качественный скачок. Системы становились легче и изящнее, а на Нижегородской ярмарке 1896 года впервые предстали в виде самодостаточных «оболочек» зданий.
  • zooming
    1 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    5 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    6 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    7 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    8 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    9 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    10 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    11 / 11
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

То, что было сделано на ярмарке инженерной конторой А.В. Бари, у которого Шухов работал вплоть до национализации компании в 1919 году, потрясало современников. Наверное, это было нечто сродни пакстоновскому Хрустальному дворцу в лондонском Гайд-парке из чугуна и стекла полувеком ранее. Похожие на цирковые шатры, Овальный павильон и Ротонда демонстрировали возможности висячих сетчатых стальных конструкций в покрытии помещений площадью более 1 000 м2. Собранные из прямых стержней, эти оболочки работали исключительно на растяжение.
  • zooming
    1 / 8
    В.Г. Шухов. Оболочки двоякой кривизны в перекрытиях корпусов Выксунского металлургического завода. 1897. Макет О.В. Бернова, 1989, НИИ Промстальконструкция, макетная мастерская. ГНИМА // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    В.Г. Шухов. Оболочки двоякой кривизны в перекрытиях корпусов Выксунского металлургического завода. 1897. Макет О.В. Бернова, 1989, НИИ Промстальконструкция, макетная мастерская. ГНИМА // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    5 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    6 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    7 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    8 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Гвоздем ярмарки стала водонапорная башня – гиперболоид. Разработанная Шуховым конструкция, метод ее расчета и монтажа делал гиперболоид универсальной системой для разных задач. Почти как в книге Рэма Колхаса «S, M, L, XL», нужно было только для каждого конкретного случая правильно подобрать параметры сооружения. Варьировались высота и диаметр основания, количество вертикальных элементов и угол их наклона. Делая, например, конструкцию с более выраженным сужением, можно было обеспечить повышенную пространственную устойчивость, но при этом меньшую несущую способность и наоборот. Таких гиперболоидов в итоге Шухов сделал достаточно много. Самый известный – башня на Шаболовке, самый высокий – маяк в Днепровском лимане, высотой 70 м.

Зал, где все шуховские башни собираются в некий пантеон, наверное, следует считать центральным: посередине красуется метафорическая модель шаболовской телебашни, вокруг которой – ее сестры и братья из разных регионов России. «Архитекторы Асс» именно для этого зала сделали выставочные конструкции белыми, что и придает ему определенную торжественность: это главная репрезентация наследия Шухова, которого большинство все-таки знает именно как создателя башни.
Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Благодаря «Архитекторам Асс» мы, тем не менее, начиная уже с первого зала, который встречает нас физическими опытами, демонстрирующими «природу» сетчатых оболочек, ни на секунду не забываем о том, что смотрим не только на Шухова-инженера, но и Шухова-архитектора. Следуя за исторической последовательностью событий его жизни, представленных огромным собранием архивных материалов, мы в итоге оказываемся в последнем зале – лицом к лицу с архитектурой. Именно здесь появляется прямая метафора конструкций как художественного творчества: центральное место тут занимает видео-арт американского инженера-новатора Конрада Ваксманна, у которого пространственная математическая сетка становится объектом искусства.

Полвека потребовалось на то, чтобы перевести шуховские изобретения в чисто архитектурную плоскость и оценить их значение для развития архитектурной профессии. В послевоенный период, когда понадобилось «делать большее меньшими средствами», новая архитектура «оболочек», заменяющих фасады, развивается в целое направление. У нее появляется ряд «фанатов» из числа мировых «звезд» – от Фрая Отто до Нормана Фостера. В 1964 году на базе Штутгартского университета основывается Институт легких конструкций, который по сей день – а сегодня его возглавляет профессор Вернер Зобек – развивает тему с подвесными конструкциями, придуманными Шуховым.
  • zooming
    1 / 8
    Модель конструкции кровли в Hamburgcity Überseequartier. Гамбург, 2013-2021. Пластик. 2019 Вернер Зобек Штудгарт // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    2 / 8
    Модель конструкции кровли в Hamburgcity Überseequartier. Гамбург, 2013-2021. Пластик. 2019 Вернер Зобек Штудгарт // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    3 / 8
    Модель конструкции кровли в Hamburgcity Überseequartier. Гамбург, 2013-2021. Пластик. 2019 Вернер Зобек Штудгарт // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    4 / 8
    Модель купола в Миллениум-парк, Чикаго. 2003. Вернер Зобек, Штудгарт. Институт лёгких конструкций и концептуального проектирования. 2019 // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    5 / 8
    Модель сетчатого покрытия здания Института легких конструкций. 1993/1995, архив института // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    6 / 8
    Модель сетчатого покрытия здания Института легких конструкций. 1993/1995, архив института // Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    7 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру
  • zooming
    8 / 8
    Выставка «Шухов. Формула архитектуры». 2019, музей архитектуры, Москва
    Фотография: Ю.Тарабарина, Архи.ру

Самое интересное, что тема сетчатых оболочек до сих пор остается инновационной и даже футуристичной, ее потенциал далеко не исчерпан. В 1965-83 гг. гениальный Бакминстер Фуллер запатентовал свои геодезические купола-климатроны, которые выглядели энергосберегающим жильем для инопланетян. Но они и по сей день остались «великой фантазией». Современная технология открывает пути дальнейшего истончения, цифровизации стены, вплоть до появления медиа «ширмы». Этот путь 100 лет назад указал гениальный Шухов, путь абсолютно новой логики пространственного выражения. Выставка в Музее им. А.В. Щусева протягивает невидимый мостик, начинающийся на рубеже XIX-XX веков в тревожной предреволюционной атмосфере, хорошо переданной стереофотографиями самого Шухова, и заканчивающийся где-то в очень отдаленном будущем.

20 Ноября 2019

Наталья Коряковская

Автор текста:

Наталья Коряковская
comments powered by HyperComments
Похожие статьи
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.