English version

Волны в степи

«Платов» – один из первых новых аэропортов России. Он до предела функционален, поскольку учитывает развитие технологий и возможное расширение, но в то же время наделен универсальным образом и наполнен уютными деталями.

Алёна Кузнецова

Автор текста:
Алёна Кузнецова

06 Декабря 2019
mainImg
Мастерская:
Twelve architects http://www.twelvearchitects.com/
Assmann Beraten+Planen https://www.assmann.info/
Проект:
Аэропорт «Платов»
Россия, Ростов-на-Дону

Авторский коллектив:
Генеральный проектировщик, стадия «проект»: Assmann Beraten+Planen (Германия)
Разработка мастер-плана: Lufthansa Consulting company
Архитектурная концепция, ландшафт, благоустройство, дизайн фасадов и интерьеров
общественных зон, стадия «рабочая документация»: Twelve Architects & Masterplanners
Рабочее проектирование технических зон: R1

Архитекторы:
руководитель группы: М. Кортрайт
руководитель проекта: А. Битус
ГАП: В. Васильев
Р. Беард, Н. Виас, Ю. Мосунова,
Е. Рудик, Д. Финк, И. Худяков

Интерьеры зон повышенного комфорта и priority pass: VOX Architects; Nefa architects.

Здание VIP-терминала (отдельностоящее): Nefa architects, Дмитрий Овчаров, Елена Мерцалова; Мария Насонова, Дмитрий Триденов, Сергей Курепин.
 

2013 / 2017

Заказчик: компания «Аэропорты Регионов»,
компания «Ростоваэроинвест»

Строители: Limak-Marashstroy (Турция)
Компaния:
представительство компании SEVALCON  на Архи.ру
Аэропорт, названный по фамилии атамана Донского казачьего войска, строили к Чемпионату мира по футболу 2018 года в «чистом поле», в 30 км от Ростова-на-Дону. Проект во многом уникальный: начиная с того факта, что это первый аэропорт в новейшей истории России, не реконструированный, а построенный с нуля, заканчивая тем, что руководителей проекта из иностранного бюро почти два года жил на стройке, присматривая за должным исполнением работ. Сегодня «Платов» способен принимать до пяти миллионов пассажиров в год, заложенные в нем архитектурные решения позволяют расширяться, а яркий образ и дальнейшее развитие инфраструктуры наделяют потенциалом к превращению в многофункциональный «аэрополис».
Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
© Twelve Architects

Конкурс на проект объявили в 2013 году, до этого компания Lufthansa помогла выбрать подходящий участок, учитывая розу ветров и перспективное строительство второй взлетно-посадочной полосы. На первом этапе участвовало 27 бюро, затем отобрали 11 проектов, в итоге победило предложение Twelve Architects & Masterplanners. Руководитель проекта Алекс Битус рассказывает, что выиграть помогла в некотором смысле дерзость: по техзаданию кровля должна была быть плоской, что сводило всю борьбу до конкурса на лучший фасад. Бюро решило обойти это условие, обосновало подход, подсчитало, что удорожания не будет. В результате оказалось, что остальные участники следовали поставленной задаче, а проект Twelve Architects на их фоне выгодно отличался.

Архитекторы рассматривали будущий аэропорт как «мост в небо», связывающий города и страны. Из этой идеи родились параболические арки на кровле, три из которых приподнимаются и выдвигаются на площадь перед терминалом, обозначая основные входы и зоны: прилета, международных и внутренних вылетов. Арки оказались емким образом, не удивительно, что впоследствии появились и другие интерпретации: жителям в них видятся скорее волны Дона или степные холмы.
Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
© Twelve Architects

Основное тело аэропорта – простой прямоугольник с галереей и посадочными «рукавами» вдоль летного поля. Сложности и динамики ему придает именно изогнутая кровля из вальцованного алюминия. Примерно посередине здания, там, где выдвигается к площади средняя арка, кровлю на всю длину «рассекает» световой фонарь шириной восемь метров. Он не только наполняет помещение дневным светом, но и служит элементом навигации, поскольку разделяет терминал на залы международных и внутренних вылетов. На «глухие» боковые фасады выходят два зала повышенной комфортности, еще один располагается в центре зала.
Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
© Twelve Architects

Внутри терминала архитекторы хотели создать уютную и спокойную атмосферу, поскольку для многих людей путешествие – это стресс. Задача, как оказалось, не самая простая, учитывая, что использовать можно только негорючие материалы, выбор которых весьма ограничен. Нужного результата добились с помощью теплых оттенков, кадок с растениями и отсылающих к местному колориту деталей. Для арендаторов спроектировали домики-павильоны, напоминающие «казачьи хаты». Их зеленая кровля – самая настоящая: живые нолины поддерживает система автополива, интегрированная в домики.
  • zooming
    1 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © Twelve Architects
  • zooming
    2 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © Twelve Architects
  • zooming
    3 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © Twelve Architects
  • zooming
    4 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © Twelve Architects
  • zooming
    5 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © Twelve Architects
  • zooming
    6 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © Twelve Architects
  • zooming
    7 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © VOX Architects
  • zooming
    8 / 8
    Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
    © VOX Architects

Ландшафтный дизайн, в том числе каскадные водоемы, в которых здание аэропорта эффектно отражается, разработало также Twelve Architects. А схема мощения и посадки деревьев принята из концепции благоустройства, которую подготовило бюро Wowhaus.
Аэропорт «Платов», Ростов-на-Дону
© Twelve Architects

Здание аэропорта вписано в ортогональную сетку с ячейками размером 16х16 м, конструктивно и технологически оно спроектировано так, что можно расширять вправо и влево не только «короб»-процессор, но и галереи, увеличивая количество контактных стоянок для самолетов.

Алекс Битус подчеркивает: «Расширение, безусловно, возможно, но с точки зрения сегодняшней авиационной технологии. Какой она будет через 20-30 лет, мы точно не знаем. Технология авиационных перевозок меняется очень быстро, появляется новое оборудование, требования, возможности. Все может кардинально измениться. В этой связи хороший пример – здание Пулково-1, проект реконструкции которого мы сделали в прошлом году. Этой постройке скоро будет 50 лет, для здания срок совсем небольшой, но мы видим гигантскую пропасть с точки зрения технологии перевозок пассажиров тогда и сейчас. Расширять это здание практически невозможно, да и технологические процессы из него полностью убрали из-за несовместимости планировочных решений и требований технологии, оставив только посадку пассажиров и бизнес-залы».

Тот же опыт показывает Великобритания: после реконструкции от аэропортов, построенных в 90-е годы прошлого века, остаются только колонны, фасады и кровля. Архитектор считает, что «по-хорошему, здание аэровокзала должно быть ангаром с возможностью изменения начинки, этого требует постоянно совершенствующаяся технология».
  • zooming
    1 / 5
    Генеральный план. Аэропорт «Платов»
    предоставлено Twelve Architects
  • zooming
    2 / 5
    Пассажирский терминал отм. Аэропорт «Платов»
    предоставлено Twelve Architects
  • zooming
    3 / 5
    Пассажирский терминал отм. Аэропорт «Платов»
    предоставлено Twelve Architects
  • zooming
    4 / 5
    Пассажирский терминал отм. Аэропорт «Платов»
    предоставлено Twelve Architects
  • zooming
    5 / 5
    Пассажирский терминал отм. Аэропорт «Платов»
    предоставлено Twelve Architects

«Платов» рассчитан на пассажиропоток в пять миллионов человек в год, но пока что работает не на полную мощность: полноценному развитию аэропорта и, как следствие, его инфраструктуры, препятствует закрытая воздушная зона над Донбассом. «Ее облет для европейских компаний увеличивает расходы, в результате авиаперевозчики не рассматривают это направление как коммерчески привлекательное», – поясняет Алекс Битус.
zooming
Пассажирский терминал разрез. Аэропорт «Платов»
предоставлено Twelve Architects
zooming
Пассажирский терминал фасад в осях. Аэропорт «Платов»
предоставлено Twelve Architects
zooming
Пассажирский терминал фасад в осях. Аэропорт «Платов»
предоставлено Twelve Architects
zooming
Пассажирский терминал фасад в осях. Аэропорт «Платов»
предоставлено Twelve Architects

Гостиница и регулярное сообщение в виде железной или монорельсовой дороги должны появится, когда загрузка аэропорта достигнет планируемых показателей, а рейсы станут наполняемыми и регулярными. Алекс Битус уверен, что со временем это неизбежно произойдет, и вокруг аэропорта появятся логистические центры.

Поставщики, технологии

представительство компании SEVALCON  на Архи.ру Архитекторы рассматривали аэропорт как «мост в небо», связывающий города и страны. Из этой идеи родились параболические арки на кровле, три из которых приподнимаются и выдвигаются на площадь, обозначая основные входы. Впоследствии появились и другие интерпретации арок: жителям в них видятся скорее волны Дона или степные холмы. Для реализации архитектурной идеи был выбран окрашенный алюминий SEVALCON цвета сталь с серебром, а обустройство кровли международного аэропорта «Платов» отражает не только идею похожести на реку Дон, но и является прекрасным образцом технологии промышленного фальца с использованием в качестве материала окрашенного алюминия.
Мастерская:
Twelve architects http://www.twelvearchitects.com/
Assmann Beraten+Planen https://www.assmann.info/
Проект:
Аэропорт «Платов»
Россия, Ростов-на-Дону

Авторский коллектив:
Генеральный проектировщик, стадия «проект»: Assmann Beraten+Planen (Германия)
Разработка мастер-плана: Lufthansa Consulting company
Архитектурная концепция, ландшафт, благоустройство, дизайн фасадов и интерьеров
общественных зон, стадия «рабочая документация»: Twelve Architects & Masterplanners
Рабочее проектирование технических зон: R1

Архитекторы:
руководитель группы: М. Кортрайт
руководитель проекта: А. Битус
ГАП: В. Васильев
Р. Беард, Н. Виас, Ю. Мосунова,
Е. Рудик, Д. Финк, И. Худяков

Интерьеры зон повышенного комфорта и priority pass: VOX Architects; Nefa architects.

Здание VIP-терминала (отдельностоящее): Nefa architects, Дмитрий Овчаров, Елена Мерцалова; Мария Насонова, Дмитрий Триденов, Сергей Курепин.
 

2013 / 2017

Заказчик: компания «Аэропорты Регионов»,
компания «Ростоваэроинвест»

Строители: Limak-Marashstroy (Турция)

06 Декабря 2019

Алёна Кузнецова

Автор текста:

Алёна Кузнецова
Twelve architects: другие проекты
10 аэропортов
В стране интенсивно строят и реконструируют здания аэропортов: российские и иностранные архитекторы, причем нередко интерьеры получаются интереснее наружности, а иногда и фасад неплох. Рассматриваем 7 построек и 3 проекта по следам круглого стола с Арх Москвы.
Похожие статьи
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.
Содержание крупнее формы
Музей художественного образования Хуамао близ Нинбо по проекту Алвару Сиза и Карлуша Каштанейра – это компактный темный объем с наполненным светом просторным интерьером.
Пятый элемент
Клубный дом во Всеволожском переулке оперирует сочетанием дорогих фактур камня и металла, погружая их в буйство орнаментики. Дом представляется фантазией на темы театра эпохи модерна и символизма, разновидностью восточной сказки, что парадоксальным образом позволяет ему избежать прямой стилизации и стать отражением одной из сторон современной московской жизни.
Ходить по воде
Благоустройство, которое сделало спальный микрорайон не только комфортным, но и запоминающимся.
Летят перелетные птицы
В Чжухае на южном побережье Китая строится крупный центр искусств по проекту Zaha Hadid Architects: его самая заметная часть, модульный навес, должен напоминать летящих клином перелетных птиц.
Трамплины и патио
Центром усадьбы в Антоновке, спроектированной Романом Леонидовым, стал внутренний двор с перголами, напоминающий хозяину об отдыхе в экзотических странах. Открытые деревянные конструкции подчеркнули устремленные вверх диагонали односкатных крыш.
Башни с талией
Архитекторы Heatherwick Studio спроектировали жилой комплекс 1700 Alberni в Ванкувере – с озелененными балконами и рассчитанными на комфорт пешеходов нижними этажами.
Сложный белый
Спортивный центр на берегу Суздальского озера – редкий пример того, как архитекторы пошли до конца в отстаивании своих идей. Ответом на ограничения участка и пожелания заказчика стала изощренная композиция, уравновешенная чистотой линий и лаконичной отделкой.
Сложение растущего города
Жилой квартал «1147» разместился на границе старого «сталинского» района к северу и активно развивающихся территорий к югу от него. Его образ откликается на эту непростую роль: многосоставные кирпичные фасады – разные у соседних секций, их высота от 9 до 22 этажей, и если смотреть с улицы кажется, что фронт городской застройки из длинных узких объемов складывается в некий сложный ряд прямо у нас на глазах.
Один памятник вместо другого
Новый зал Мойнихана по проекту SOM для Пенсильванского вокзала в Нью-Йорке призван заменить общественные пространства снесенного в 1965 его исторического здания.
Технологии и материалы
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
«Том Сойер Фест» возрождает красоту старинных зданий
Вот уже 5 лет в разных регионах России проходит уникальный фестиваль по сохранению архитектурного наследия «Том Сойер Фест». Волонтеры и неравнодушные спонсоры помогают спасти здания, которые долгие годы стояли без реставрации и разрушались. И это не просто старые дома – это наше уходящее достояние. Более 40 городов принимают участие в фестивале. В Нижнем Новгороде партнером «Том Сойер Фест» стала австрийская компания Baumit.
Сейчас на главной
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.
Энергетическое семейство
Жилой комплекс Symphony 34 планируется построить в Савеловском районе Москвы. Он будет состоять из четырех разновысотных башен – от 36 до 54 этажей. Каждая имеет свой образ, но вместе все четыре собраны в единый архитектурный ансамбль, фрагмент нового высотного города за третьим транспортным кольцом.
Реновация городской среды: исторические прецеденты
Публикуем полный текст коллективной монографии, написанной в прошедшем 2020 году сотрудниками НИИТИАГ и посвященной теме, по-прежнему актуальной как для столицы, так и для всей страны – реновации городов. Тема рассмотрена в широкой исторической и географической перспективе: от градостроительной практики Екатерины II до творчества Ричарда Роджерса в его отношении к мегаполисам. Москва, НИИТИАГ, 2021. 333 страницы.
«Аппетит к современности»
В Париже закончена реконструкция исторической Товарной биржи по проекту Тадао Андо: этой весной там откроется музей современного искусства – произведений из коллекции Франсуа Пино.