Тотальный театр

Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»

Автор текста:
Владимир Г. Иванов

mainImg
С любезного разрешения автора публикуем фрагмент книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре», которая вышла в издательстве «Борей Арт» (Санкт-Петербург).

Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым



Тотальный театр

Вопреки известному высказыванию В. И. Ленина о том, что кино – это для нас важнейшее из искусств, в СССР театральное искусство ставилось выше кинематографического, а кинематограф тяготел к театральности. Советское общество можно назвать «театроцентричным». Следуя традициям русского дореволюционного театра (в котором театр, по словам Гоголя, был трибуной), советский театр стремился использовать зрелищные возможности для приобщения человека к высшим смыслам, заложенным в искусстве. Для советского человека поход в театр был не просто going out in the evening, а скорее образовательным мероприятием. Как следствие, театральные постановки были ближе к священнодейству литургии, чем к зрелищу гладиаторского боя.

Схема «Театральное строительство в СССР. Драматические и музыкальные театры, ТЮЗы.» Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым



Театр давал возможность не только синтезировать разные виды искусства, но и снимал барьеры между зрителем и разыгрываемыми событиями, делал его сопричастным духовному миру спектакля. Это стремление к интеграции присутствует в советской театральной архитектуре на всех этапах её развития. От проектов спектаклей-празднеств 1920-х годов (возродивших в XX веке традиции ренессансного уличного театра) через синтетические театры и театры-форумы сталинской эпохи – к тотальному театру (драматический театр в Великом Новгороде), где сама архитектура была подчинена нуждам театра.

В советское время была преодолена элитарность театра: театр переставал быть привилегией меньшинства. Для воспитания массового театрального зрителя было необходимо массовое театральное строительство. В период с 1926 по 1985 год было выстроено несколько сотен театров, при этом пик строительства приходится на 1960–80-е годы. Театру отводится главенствующая роль в градостроительстве: если на Западе театр нередко был лишь частью общественно-делового центра города (или встраивался в торговые помещения), то советский театр формировал вокруг себя новый центр города или новый городской квартал.

В середине 1960-х годов советским правительством принимается негласное решение о начале строительства крупных театров в каждом городе с населением свыше 200 тыс. человек. При их строительстве практически не использовались типовые проекты, учитывались национальные или региональные особенности места. Проектирование большинства театров велось силами двух московских проектных институтов:
– подчинённого Минкульту СССР Государственного института по проектированию театрально-зрелищных предприятий (Гипротеатр);
– подчинённого Госстрою СССР Центрального научно-исследовательского и проектного института типового и экспериментального проектирования зрелищных и спортивных сооружений (ЦНИИЭПим. Б. С. Мезенцева).

zooming
Государственный академический театр оперы и балета Литовской ССР. 1968–74, Институт проектирования городского строительства в Вильнюсе, архитектор Е. Н. Бучюте, дизайнер Ю. Маркеев. Фото из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».



Параллельно велась работа по анализу современной и исторической практики строительства театральных зданий, социологические опросы режиссёров и работников театра. Это делалось силами Союза архитекторов СССР, журнала «Архитектура СССР» и отделений научно-исследовательских работ в проектных институтах.

Кроме того, проводились конкурсы на разработку концепции театра будущего: конкурс Союза архитекторов СССР на архитектуру «тотального театра» (начало 1970-х), студенческий конкурс «Театр для будущих поколений» (1977), всесоюзный конкурс на перспективный театр (1978). Эти конкурсы были своеобразными смотрами футуристической архитектуры: большинство проектов не предназначалось непосредственно для строительства, однако они давали архитекторам возможность визуализировать свои архитектурные идеи и обсуждать их. Так, например, многие положения бумажного проекта «тотального театра», предложенного В. А. Сомовым, были впоследствии воплощены им в архитектуре драматического театра в Великом Новгороде.

Манифест к проекту под девизом 618033 на конкурс «тотального театра».
Архитектор В. А. Сомов. Начало 1970-х. Из личного архива автора (сохранены орфография и пунктуация оригинала).

1. Театр со свободным или тотальным сценическим пространством, максимальными средствами воздействия на зрителя
2. Ликвидация «архитектурного театра» с его временными характеристиками, чуждыми характеристикам места действия спектакля сегодняшнего дня
3. Расширение круга средств «приближения» зрителей к образным характеристикам времени спектакля сегодняшнего дня
4. Объема театра нет: он органически «скрыт» в любом другом объеме или рельефе местности, не имеющем устаревших характеристик т. н. театральной архитектуры
5. Есть «Зона театра» или «Место действия»
6. У входа в театр – декорации и атрибуты времени спектакля сегодняшнего дня
7. Над входом – цветомузыкальный экран, своими динамическими изображениями «приближающий» [зрителей] к «месту действия» спектакля сегодняшнего дня
8. После вестибюля – движущаяся дорожка или эскалатор фойе – встреча с артистами в костюмах спектакля, декорации
9. Вход не в зрительный зал, а на сценическую площадку – впечатление причастности к действию
10. Свободное, не подчиненное жесткой геометрической схеме построение пространственного зала
11. Вся технология спектакля обнажена – включение зрителей в действие
12. «Эффект присутствия», «контакт с актерами»
13. Обеспечение всех основных форм восприятия и их разновидностей в одном театре с сохранением количества зрительных мест
14. Основные – объемное – круговое – пространственное
15. Формы – горельефное – трехстороннее – расположение
16. Восприятия – барельефное –фронтальное – зрителей
17. Кольцевая сцена с её непрерывностью действия – «время, пространство, движение». Особая подвижность и видоизменяемость
18. Различные сценографические замыслы – одновременно
19. Впечатление действия зрителей и наоборот
20. Театр как конструктивно осуществленный замысел со всеми свойственными ему ограничительными требованиями – дематериализован – и вместо этого приобрел характер инструмента, который может существовать в любых условиях
21. Отсутствие (материальных и визуальных) всех стационарных, создающих архитектуру потолков, стен, полов…
22. Театр будущего



Драматический театр в Новгороде Великом
1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов

Драматический театр в Новгороде Великом. 1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов. Аксонометрия из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».


Когда в 1973 г. в Минкульте СССР принимается решение о строительстве нового театрального здания в Новгороде Великом, этот старинный русский город уже был крупным туристическим центром со сложившимся ядром, и одновременно – промышленным центром, где активно велось строительство жилья и инфраструктуры. Таким образом, одна часть города представляет собой музейное пространство, другая – «спальные районы». До сих пор большой проблемой Новгорода остаётся необходимость соединения этих пространств.

Драматический театр в Новгороде Великом. 1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов. Фотография из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».



Для театра отводится участок в парке на Софийской стороне, прямо на берегу Волхова, в «буферной зоне» между историческим ядром и кварталами новостроек. Перед проектировщиками ставилась задача – с одной стороны, следовать историческому контексту, с другой стороны, «продлить» исторический центр города, внеся в него сомасштабный современному Новгороду элемент. И хотя театр, конечно, является постройкой абсолютно современной, и все архитектурные аллюзии в ней весьма условны, но всё-таки интуитивно театр В. А. Сомова оказывается созвучен старым новгородским церквям. На их фоне здание театра приобретает особое космическое звучание. Задумкой архитектора было заранее настроить зрителя на восприятие театрального действа. Это делалось и за счёт театральных элементов в архитектуре, и за счёт подсветки: предполагалось подсвечивать мрамор в цветовой гамме того спектакля, который шёл в этот вечер на сцене. Круглые светильники должны были быть установлены на разных уровнях на специальных трубках по периметру театра.
Театр представляет собой сложную систему поставленных друг на друга объёмов. Приёмы современной архитектуры – остеклённое фойе, освобождение пространства на уровне первого этажа – сочетаются с пластикой новгородской архитектуры. Для неё характерна плавность линий, активное использование арочных форм, отсутствие несущих столбов – и всё это мы можем найти не только во внешнем облике здания, но также и в его интерьерах, прежде всего в фойе театра.
Кроме того, архитектор В. А. Сомов стремился воплотить в своей новгородской постройке принципы современной театральной архитектуры, которые были сформулированы им в бумажном проекте для конкурса Союза архитекторов СССР. Суть его замысла состояла в том, чтобы театр «выплеснулся» за пределы сцены и чтобы в архитектуре выразилась условность театрального действия. Какими средствами это достигалось? Вокруг центрального объёма архитектор проектирует многочисленные вспомогательные постройки в той же стилистике. Трансформаторные подстанции, противопожарные башни, воздухозаборные шахты – все эти постройки служат своего рода бутафорией, вынесенной за пределы сцены. Кроме того, при оформлении фасада – а главным его элементом является аркада – архитектор использует приём разомкнутых арок: арка, всегда считающаяся прочной опорой, без замкового камня приобретает иллюзорный, театральный характер. Благодаря специальной консольной пространственной конструкции из типовых элементов (конструктор О. Г. Смирнов), архитектурное решение приобретает внутреннее единство. Одна и та же конструкция использована для перекрытий зрительного зала, для покрытия площадки вокруг театра, при проектировании вспомогательных построек и стелы-знака перед театром.

Драматический театр в Новгороде Великом. 1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов. Фотография из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».



Пространственная сборно-монолитная железобетонная структура
Технические характеристики театра:
Размер участка – 4 га
Длина пандусов – 80 м
Вместимость театра – 850 мест
Ширина игровой площадки – 27 м
Трёхчастная сцена с 16 вариантами трансформации
Театр облицован белоснежным карельским мрамором без рисунка

Архитектор В. А. Сомов:
«Я родился в Херсоне, на Украине, и вообще-то приехал в Москву поступать во ВГИК на операторский факультет. Но я опоздал к экзаменам, и пришлось поступить в МАРХИ, о чём никогда не жалел. Профессия оператора во многом созвучна профессии архитектора: это решение вопросов, связанных с пространством, композицией, освещением, цветом и тем, как всё это развёртывается во времени. Быть кинооператором или архитектором – это значит познавать одни и те же законы искусства».

Владимир Александрович Сомов (род.1928) окончил Московский государственный архитектурный институт, где учился у академика Г. Б. Бархина, теоретика театральной архитектуры (книга «Архитектура театра», 1947) и автора плана послевоенного восстановления Севастополя. Впоследствии учился у архитектора П. В. Крата – эмигранта, который учился и работал в Белграде, а затем вернулся в СССР. Работал сначала в ЦНИИЭП лечебно-курортных зданий, где спроектировал курортный городок «Донбасс» в Ялте (1958–69), а затем в Гипротеатре. Его главными работами стали театральные здания в Новгороде Великом (1973–87) и в Благовещенске (1969–2007). В. А. Сомов активно работал над архитектурной графикой по собственному методу архитектурного проектирования на основе геометрических преобразований.
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым


22 Ноября 2017

Автор текста:

Владимир Г. Иванов
comments powered by HyperComments
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Хрустальные колонны
Разбираемся в технических и технологических аспектах изготовления и монтажа стеклянных колонн дома «Кутузовский XII» – архитектурного решения, удивительного для прохожих, но во многом также и для профессионалов. Колонны можно мыть и менять лампочки.
Хай-тек палаццо: тонкости воплощения
Подробно рассказываем о фасадных системах и объектных решениях компании HILTI, примененных в клубном доме «Кутузовский, 12».
Проект дома – АБ «Цимайло Ляшенко и Партнеры».
Дмитрий Самылин: российский «авторский» кирпич и...
Глава фирмы «КИРИЛЛ» рассказал archi.ru о кирпичном производстве в России, новых российских заводах кирпича и клинкера ручной формовки, о новых коллекциях, разработанных с учетом пожеланий архитекторов, а также пригласил на семинар по клинкеру в «Руине» Музея архитектуры.
Эволюция офиса
Задача дизайнера актуальных офисных интерьеров – создать функциональную среду, приятную эстетически и комфортную во всех смыслах.
Сейчас на главной
Летящий
Проект кампуса High Park университета ИТМО, который в Петербурге запланирован как аналог московского Сколково, разработанный «Студией 44», очень масштабен и пассионарен. Его ядро – учебный центр, трактован как авангардная композиция на тему города с улицами и campo с ратушной башней, парк напоминает о лучах главных улиц Петербурга, а если посмотреть сверху, то весь комплекс похож на материнскую плату в четерьмя, как минимум, процессорами. В конструкции учебного корпуса обнаруживается даже воспоминание об СКК. В проекте много смыслов, аллюзий, и все они объединены пластической энергетикой, которой позавидовал бы адронный коллайдер.
Эффект диафрагмы
Для жилого комплекса в Пушкино бюро «Крупный план» придумало фасады, регулирующие поток света при помощи геометрии стены.
Лужайка взлетает
Так как онкологический центр Мэгги занял последний кусочек газона в больнице Лидса, его архитекторы Heatherwick Studio превратили крышу своего здания в роскошный сад: как будто прежняя лужайка поднялась над землей.
СПбГАСУ-2020. Часть II
Пять выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Константина Самоловова и Константина Трофимова: wow-эффекты для «Тучкова буяна», подробная программа для арт-кластера, остроумное приспособление руин, а также взгляд с Луны на нижегородскую Стрелку.
Летающий форум
Архитекторы MVRDV выиграли конкурс на мастерплан района в центре Карлсруэ: градостроительную ось дворца XVIII века замкнет «летающий» общественный форум с садом на крыше.
СПбГАСУ-2020. Часть I.
Семь выпускных работ кафедры Дизайна архитектурной среды, выполненных в условиях карантина под руководством Ирины Школьниковой и Дениса Романова: геймдев-студия и модный кластер на фабрике «Красное знамя», возобновляемые источники энергии для Крыма, а также альтернативный «Тучков буян» и экологичное пространство на месте заброшенного манежа в Пушкине.
Алюминиевые лепестки
Олимпийский и паралимпийский музей США в Колорадо-Спрингс по проекту Diller Scofidio + Renfro равно рассчитан на посетителей с любыми физическими возможностями.
Комфортный город в себе
Казалось бы, такое невозможно среди человейников, неритмично чередующихся со старыми дачами. И между тем жилой комплекс на территории бизнес-парка Comcity предлагает именно комфортную среду среднего города: не слишком высокую и умеренно-приватную, как вариант идеала современной урбанистики.
Форум на холме
Недалеко от Штутгарта по проекту бюро Дэвида Чипперфильда полностью завершен культурный центр Carmen Würth Forum: теперь там открылись музей и конференц-центр.
Градсовет удаленно 24.07.2020
В Петербурге обсудили торгово-офисный комплекс для одного из самых плотных районов города: с супрематическими фасадами, системой террас и головокружительными парковками.
Критика единомышленников
Foster + Partners, одни из инициаторов-подписантов экологического архитектурного манифеста Architects Declare, подверглись критике за два недавних проекта «курортных» аэропортов для Саудовской Аравии, так как авиасообщение считается самым разрушительным для окружающей среды видом транспорта.
Архитектура в объективе: 14 фотографов
Мы собирали эту коллекцию два месяца: о начале увлечения архитектурой как предметом фотографирования, об историях профессиональной карьеры и о недавних проектах, о пользе сетей для поиска заказчиков – но и о традиционном отношении к фотографии. Российские архитектурные фотографы рассказывают о себе и делятся опытом. Всё это в контексте обзора instagram-аккаунтов, но не ограничиваясь им.
Городок у старой казармы
Бюро melix воссоздает атмосферу старого Оренбурга в проекте жилого комплекса у Михайловских казарм – важного городского памятника, пришедшего в упадок. Проект победил в конкурсе, проведенном городской администрацией и теперь ищет инвестора.
Мозаика этажей
Жилой комплекс Etaget по проекту архитекторов Kjellander Sjöberg встроен в сложившуюся застройку центральной части Стокгольма, имитируя «город в городе».
Градсовет удаленно 17.07.2020
Щедрый на критику, рефлексию и решения градсовет, на котором обсуждался картельный сговор, потакание девелоперу и несовершенство законодательства.
Второе дыхание «революционного движения профсоюзов»
Архитекторы KCAP и Cityförster представили проект реконструкции в Братиславе конгресс-центра Дома профсоюзов и прилегающей территории: они планируют вернуть жизнь на историческую площадь, в начале 1980-х превращенную в позднемодернистский «плац» с транспортной развязкой.
Движение по краю
ЖК «Лица» на Ходынском поле – один из новых масштабных домов, дополнивший застройку вокруг Ходынского поля. Он умело работает с масштабом, подчиняя его силуэту и паттерну; творчески интерпретирует сочетание сложного участка с объемным метражом; упаковывает целый ряд функций в одном объеме, так что дом становится аналогом города. И еще он похож на семейство, защищающее самое дорогое – детей во дворе, от всего на свете.
Старые стены
Восьмиэтажный кирпичный склад на чугунном каркасе в Манчестере превращен архитекторами Archer Humphryes в самый большой британский апарт-отель.
Агент визуальной устойчивости
Сравнительно небольшой дом на границе фабрики «Большевик» сочетает два противоположных качества: дорогие материалы и декоративизм ар-деко и крупную, несколько даже брутальную сетку фасадов с акцентом на пластинчатом аттике.
Деревянный треугольник
У вокзала в Ассене на севере Нидерландов нет главного фасада: он соединяет части города, а не разделяет их. Авторы проекта – бюро Powerhouse Company и De Zwarte Hond.
Пресса: Рейтинг экспертов в сфере урбанистики
Центр политической конъюнктуры (ЦПК) по заказу Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) составил первый публичный рейтинг экспертов. Представляем вашему вниманию Топ-50 наиболее авторитетных и влиятельных экспертов в сфере урбанистики.
Новый двор
Термы, руины и городской лабиринт – предложения для Никольских рядов, разработанные в рамках форсайта, организованного журналом «Проект Балтия».
Белая площадь
Площадь Единства в центре Каунаса из парадной территории превратилась согласно проекту бюро 3deluxe во многофункциональное пространство, рассчитанное на самых разных горожан, от любителей скейтбординга до родителей с маленькими детьми.
Долгосрочная устойчивость
Архитекторы MVRDV представили проект реконструкции своей знаменитой постройки – павильона Нидерландов на Экспо в Ганновере, пустовавшего 20 лет.
Введение в параметрику
В нашей подборке: вдохновляющие ресурсы, книги, курсы и люди, которые помогут познакомиться с алгоритмической архитектурой и проектированием.
Наследие модернизма: Artek и ресторан Savoy
Ресторан Savoy в Хельсинки с интерьерами авторства Алвара и Айно Аалто вновь открыл свои двери после тщательной реставрации и реконструкции. Savoy был обновлен лондонской студией Studioilse в сотрудничестве с финским мебельным брендом Artek, Городским музеем Хельсинки и Фондом Алвара Аалто.
Леонидов и Ле Корбюзье: проблема взаимного влияния
Памяти Юрия Павловича Волчка. Статья готовилась к V Хан-Магомедовским чтениям «Наследие ВХУТЕМАС и современность». В ней рассматривается проблема творческого взаимодействия Ле Корбюзье и Ивана Леонидова, раскрывающая значение творчества Леонидова и школы ВХУТЕМАСа, которую он представляет, для формирования основ формального языка архитектуры «современного движения».
Памяти Юрия Волчка
Вчера, 6 июля, умер Юрий Волчок, историк архитектуры, ученый, хорошо известный всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется советским модернизмом. Слово – его коллегам и ученикам.
Все о Эве
Общим голосованием студентов и преподавателей лондонской школы Архитектурной ассоциации выражено недоверие директору этого ведущего мирового вуза, Эве Франк-и-Жилаберт, и отвергнут ее план развития школы на ближайшие пять лет. В ответ в управляющий совет АА поступило письмо известных практиков, теоретиков и исследователей архитектуры, называющих итог голосования результатом сексизма и предвзятости.
Клетка Фарадея
Проект клубного дома в 1-м Тружениковом переулке – попытка архитекторов разместить значительный объем на крошечном пятачке земли так, чтобы он выглядел элегантно и респектабельно. На помощь пришли металл, камень и гнутое стекло.
Цвет и линия
Находки бюро «А.Лен» для проектирования бюджетного детского сада: мозаика нерегулярных окон и работа с цветом.
Градсовет удаленно 2.07.2020
Рельсы как основа композиции, компиляция как архитектурный прием и неудавшееся обсуждение фонтана на очередном градсовете, прошедшем в формате видеотрансляции.
Союз искусства и техники
Интерес к архитектуре 1930-х для Степана Липгарта – путеводная звезда. В проекте дома «Amo» на Васильевском острове в Санкт-Петербурге архитектор взял за точку отсчета московское ар-деко – эстетское, с росписями в технике сграффито. И заодно развил типологию квартала как органической структуры.