Тотальный театр

Публикуем фрагмент о советской театральной архитектуре 1960–1980-х годов из книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре.»

Автор текста:
Владимир Г. Иванов

mainImg
С любезного разрешения автора публикуем фрагмент книги Владимира Иванова «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре», которая вышла в издательстве «Борей Арт» (Санкт-Петербург).

Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым



Тотальный театр

Вопреки известному высказыванию В. И. Ленина о том, что кино – это для нас важнейшее из искусств, в СССР театральное искусство ставилось выше кинематографического, а кинематограф тяготел к театральности. Советское общество можно назвать «театроцентричным». Следуя традициям русского дореволюционного театра (в котором театр, по словам Гоголя, был трибуной), советский театр стремился использовать зрелищные возможности для приобщения человека к высшим смыслам, заложенным в искусстве. Для советского человека поход в театр был не просто going out in the evening, а скорее образовательным мероприятием. Как следствие, театральные постановки были ближе к священнодейству литургии, чем к зрелищу гладиаторского боя.

Схема «Театральное строительство в СССР. Драматические и музыкальные театры, ТЮЗы.» Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым



Театр давал возможность не только синтезировать разные виды искусства, но и снимал барьеры между зрителем и разыгрываемыми событиями, делал его сопричастным духовному миру спектакля. Это стремление к интеграции присутствует в советской театральной архитектуре на всех этапах её развития. От проектов спектаклей-празднеств 1920-х годов (возродивших в XX веке традиции ренессансного уличного театра) через синтетические театры и театры-форумы сталинской эпохи – к тотальному театру (драматический театр в Великом Новгороде), где сама архитектура была подчинена нуждам театра.

В советское время была преодолена элитарность театра: театр переставал быть привилегией меньшинства. Для воспитания массового театрального зрителя было необходимо массовое театральное строительство. В период с 1926 по 1985 год было выстроено несколько сотен театров, при этом пик строительства приходится на 1960–80-е годы. Театру отводится главенствующая роль в градостроительстве: если на Западе театр нередко был лишь частью общественно-делового центра города (или встраивался в торговые помещения), то советский театр формировал вокруг себя новый центр города или новый городской квартал.

В середине 1960-х годов советским правительством принимается негласное решение о начале строительства крупных театров в каждом городе с населением свыше 200 тыс. человек. При их строительстве практически не использовались типовые проекты, учитывались национальные или региональные особенности места. Проектирование большинства театров велось силами двух московских проектных институтов:
– подчинённого Минкульту СССР Государственного института по проектированию театрально-зрелищных предприятий (Гипротеатр);
– подчинённого Госстрою СССР Центрального научно-исследовательского и проектного института типового и экспериментального проектирования зрелищных и спортивных сооружений (ЦНИИЭПим. Б. С. Мезенцева).

zooming
Государственный академический театр оперы и балета Литовской ССР. 1968–74, Институт проектирования городского строительства в Вильнюсе, архитектор Е. Н. Бучюте, дизайнер Ю. Маркеев. Фото из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».



Параллельно велась работа по анализу современной и исторической практики строительства театральных зданий, социологические опросы режиссёров и работников театра. Это делалось силами Союза архитекторов СССР, журнала «Архитектура СССР» и отделений научно-исследовательских работ в проектных институтах.

Кроме того, проводились конкурсы на разработку концепции театра будущего: конкурс Союза архитекторов СССР на архитектуру «тотального театра» (начало 1970-х), студенческий конкурс «Театр для будущих поколений» (1977), всесоюзный конкурс на перспективный театр (1978). Эти конкурсы были своеобразными смотрами футуристической архитектуры: большинство проектов не предназначалось непосредственно для строительства, однако они давали архитекторам возможность визуализировать свои архитектурные идеи и обсуждать их. Так, например, многие положения бумажного проекта «тотального театра», предложенного В. А. Сомовым, были впоследствии воплощены им в архитектуре драматического театра в Великом Новгороде.

Манифест к проекту под девизом 618033 на конкурс «тотального театра».
Архитектор В. А. Сомов. Начало 1970-х. Из личного архива автора (сохранены орфография и пунктуация оригинала).

1. Театр со свободным или тотальным сценическим пространством, максимальными средствами воздействия на зрителя
2. Ликвидация «архитектурного театра» с его временными характеристиками, чуждыми характеристикам места действия спектакля сегодняшнего дня
3. Расширение круга средств «приближения» зрителей к образным характеристикам времени спектакля сегодняшнего дня
4. Объема театра нет: он органически «скрыт» в любом другом объеме или рельефе местности, не имеющем устаревших характеристик т. н. театральной архитектуры
5. Есть «Зона театра» или «Место действия»
6. У входа в театр – декорации и атрибуты времени спектакля сегодняшнего дня
7. Над входом – цветомузыкальный экран, своими динамическими изображениями «приближающий» [зрителей] к «месту действия» спектакля сегодняшнего дня
8. После вестибюля – движущаяся дорожка или эскалатор фойе – встреча с артистами в костюмах спектакля, декорации
9. Вход не в зрительный зал, а на сценическую площадку – впечатление причастности к действию
10. Свободное, не подчиненное жесткой геометрической схеме построение пространственного зала
11. Вся технология спектакля обнажена – включение зрителей в действие
12. «Эффект присутствия», «контакт с актерами»
13. Обеспечение всех основных форм восприятия и их разновидностей в одном театре с сохранением количества зрительных мест
14. Основные – объемное – круговое – пространственное
15. Формы – горельефное – трехстороннее – расположение
16. Восприятия – барельефное –фронтальное – зрителей
17. Кольцевая сцена с её непрерывностью действия – «время, пространство, движение». Особая подвижность и видоизменяемость
18. Различные сценографические замыслы – одновременно
19. Впечатление действия зрителей и наоборот
20. Театр как конструктивно осуществленный замысел со всеми свойственными ему ограничительными требованиями – дематериализован – и вместо этого приобрел характер инструмента, который может существовать в любых условиях
21. Отсутствие (материальных и визуальных) всех стационарных, создающих архитектуру потолков, стен, полов…
22. Театр будущего



Драматический театр в Новгороде Великом
1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов

Драматический театр в Новгороде Великом. 1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов. Аксонометрия из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».


Когда в 1973 г. в Минкульте СССР принимается решение о строительстве нового театрального здания в Новгороде Великом, этот старинный русский город уже был крупным туристическим центром со сложившимся ядром, и одновременно – промышленным центром, где активно велось строительство жилья и инфраструктуры. Таким образом, одна часть города представляет собой музейное пространство, другая – «спальные районы». До сих пор большой проблемой Новгорода остаётся необходимость соединения этих пространств.

Драматический театр в Новгороде Великом. 1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов. Фотография из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».



Для театра отводится участок в парке на Софийской стороне, прямо на берегу Волхова, в «буферной зоне» между историческим ядром и кварталами новостроек. Перед проектировщиками ставилась задача – с одной стороны, следовать историческому контексту, с другой стороны, «продлить» исторический центр города, внеся в него сомасштабный современному Новгороду элемент. И хотя театр, конечно, является постройкой абсолютно современной, и все архитектурные аллюзии в ней весьма условны, но всё-таки интуитивно театр В. А. Сомова оказывается созвучен старым новгородским церквям. На их фоне здание театра приобретает особое космическое звучание. Задумкой архитектора было заранее настроить зрителя на восприятие театрального действа. Это делалось и за счёт театральных элементов в архитектуре, и за счёт подсветки: предполагалось подсвечивать мрамор в цветовой гамме того спектакля, который шёл в этот вечер на сцене. Круглые светильники должны были быть установлены на разных уровнях на специальных трубках по периметру театра.
Театр представляет собой сложную систему поставленных друг на друга объёмов. Приёмы современной архитектуры – остеклённое фойе, освобождение пространства на уровне первого этажа – сочетаются с пластикой новгородской архитектуры. Для неё характерна плавность линий, активное использование арочных форм, отсутствие несущих столбов – и всё это мы можем найти не только во внешнем облике здания, но также и в его интерьерах, прежде всего в фойе театра.
Кроме того, архитектор В. А. Сомов стремился воплотить в своей новгородской постройке принципы современной театральной архитектуры, которые были сформулированы им в бумажном проекте для конкурса Союза архитекторов СССР. Суть его замысла состояла в том, чтобы театр «выплеснулся» за пределы сцены и чтобы в архитектуре выразилась условность театрального действия. Какими средствами это достигалось? Вокруг центрального объёма архитектор проектирует многочисленные вспомогательные постройки в той же стилистике. Трансформаторные подстанции, противопожарные башни, воздухозаборные шахты – все эти постройки служат своего рода бутафорией, вынесенной за пределы сцены. Кроме того, при оформлении фасада – а главным его элементом является аркада – архитектор использует приём разомкнутых арок: арка, всегда считающаяся прочной опорой, без замкового камня приобретает иллюзорный, театральный характер. Благодаря специальной консольной пространственной конструкции из типовых элементов (конструктор О. Г. Смирнов), архитектурное решение приобретает внутреннее единство. Одна и та же конструкция использована для перекрытий зрительного зала, для покрытия площадки вокруг театра, при проектировании вспомогательных построек и стелы-знака перед театром.

Драматический театр в Новгороде Великом. 1973–87, Гипротеатр, архитектор В. А. Сомов. Фотография из книги «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре».



Пространственная сборно-монолитная железобетонная структура
Технические характеристики театра:
Размер участка – 4 га
Длина пандусов – 80 м
Вместимость театра – 850 мест
Ширина игровой площадки – 27 м
Трёхчастная сцена с 16 вариантами трансформации
Театр облицован белоснежным карельским мрамором без рисунка

Архитектор В. А. Сомов:
«Я родился в Херсоне, на Украине, и вообще-то приехал в Москву поступать во ВГИК на операторский факультет. Но я опоздал к экзаменам, и пришлось поступить в МАРХИ, о чём никогда не жалел. Профессия оператора во многом созвучна профессии архитектора: это решение вопросов, связанных с пространством, композицией, освещением, цветом и тем, как всё это развёртывается во времени. Быть кинооператором или архитектором – это значит познавать одни и те же законы искусства».

Владимир Александрович Сомов (род.1928) окончил Московский государственный архитектурный институт, где учился у академика Г. Б. Бархина, теоретика театральной архитектуры (книга «Архитектура театра», 1947) и автора плана послевоенного восстановления Севастополя. Впоследствии учился у архитектора П. В. Крата – эмигранта, который учился и работал в Белграде, а затем вернулся в СССР. Работал сначала в ЦНИИЭП лечебно-курортных зданий, где спроектировал курортный городок «Донбасс» в Ялте (1958–69), а затем в Гипротеатре. Его главными работами стали театральные здания в Новгороде Великом (1973–87) и в Благовещенске (1969–2007). В. А. Сомов активно работал над архитектурной графикой по собственному методу архитектурного проектирования на основе геометрических преобразований.
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым
Книга «Архитектура, вдохновлённая космосом. Образ будущего в позднесоветской архитектуре». Фото предоставлено Владимиром Ивановым

22 Ноября 2017

Автор текста:

Владимир Г. Иванов
comments powered by HyperComments
Отстоять «Политехническую»
В Петербурге – новая волна градозащиты, ее поднял проект перестройки вестибюля станции метро «Политехническая». Мы расспросили архитекторов об этом частном случае и получили признания в любви к городу, советскому модернизму и зеленым площадям.
Дискуссия о Дворце пионеров
Публикуем концепцию комплексного обновления московского Дворца Пионеров Феликса Новикова и Ильи Заливухина, и рассказываем о его обсуждении в Большом зале Москомархитектуры 4 марта.
Идентичность в типовом
Архитекторы из бюро VISOTA ищут алгоритм приспособления типовых домов культуры, чтобы превратить их в общественные центры шаговой доступности: с устойчивой финансовой программой, актуальным наполнением и сохраненной самобытностью.
Возрождение Дворца
Архитекторы Archiproba Studios бережно восстановили образец позднего советского модернизма – Дворец культуры в городе-курорте Железноводске.
Молодой город для молодой науки
В издательстве «Кучково поле Музеон» вышла книга «Зеленоград – город Игоря Покровского». Замечательная «кухня» этого проекта – в живых воспоминаниях близкого друга и соратника Покровского, Феликса Новикова, с прекрасным набором фотоматериалов и комментариями всех причастных.
Советский регионализм
В книге итальянских фотографов Роберто Конте и Стефано Перего «Советская Азия» собраны постройки 1950-х–1980-х в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане и Таджикистане. Цель авторов – показать разнообразие послевоенной советской архитектуры и ее связь с контекстом – историческим и климатическим.
«Это не башня»
Публикуем фото-проект Дениса Есакова: размышление на тему «серых бетонных коробок», которыми в общественном сознании стали в наши дни постройки модернизма.
Пресса: Ленинградский модернизм. Ветер перемен
Советский модернизм – явление, которое только ещё предстоит открыть общественности. Даже сам термин появился только в середине 2000-х, не говоря уже о сколько-нибудь последовательной рефлексии и теоретической инвентаризации зданий, построенных в период после ХХ съезда КПСС до Перестройки.
Музей «Пресня»
Пример «средового брутализма» музей «Пресня» в историческом центре Москвы – в фотографиях Дениса Есакова с детальным рассказом историка архитектуры Дениса Ромодина.
Технологии и материалы
Материя с гибким характером
Алюминий – разнообразный материал, он работает в широком в диапазоне от гибкого дигитального футуризма – до имитации естественных поверхностей, подходящих для реконструкций и даже стилизаций. Рассказываем о 7 новых жилых комплексах, в которых использован фасадный алюминий компании SEVALCON.
Волшебная линия
Вентиляционные диффузоры Invisiline, созданные архитекторами Майклом и Элен Мирошкиными, завоевали престижную дизайнерскую премию Red Dot 2020. Невидимые решетки, придуманные для собственных проектов, выросли в бренд, ответивший на запросы коллег-архитекторов.
Эффектная сантехника для энергоэффективного дома
Экодом в Чезене, совмещающий функции жилья и рабочей студии архитекторов Маргариты Потенте и Стефано Пирачини, стал первым в Италии примером «пассивного дома», встроенного в плотный фронт городской застройки; кроме того он – результат реконструкции. Интерьеры дома удачно дополняет сантехника Duravit.
Такие стеклянные «бабочки»
Важным элементом фасадного решения одного из самых известных
новых домов московского центра стало стекло Guardian:
зеркальные окна сочетаются с моллированными элементами, с помощью которых удалось реализовать смелую и красивую форму,
задуманную архитекторами.
Рассказываем, как реализована стеклянная пластика
дома на Малой Ордынке, 19.
На вкус и цвет: алюминий в московском метро
Алюминий практически вездесущ, а в современном метро просто незаменим. Он легок и хорошо держит форму, оттенки и варианты фактуры разнообразны: от стеклянисто-глянцевого до плотного матового. Вашему вниманию – обзор новых станций московского метро, в дизайне интерьеров которых использован окрашенный алюминий SEVALCON.
UP-GYM: интерактив для городской среды
Современное развитие комфортной городской среды требует современных решений.Новые подходы к организации уличного детского досуга при обустройстве дворовых территорий и общественных пространств, спортивных, образовательных и медицинских учреждений предложили чебоксарские специалисты.
Серьезный кирпичный разговор
В декабре в московском центре дизайна ARTPLAY прошла Кирпичная дискуссия с участием ведущих российских архитекторов – Сергея Скуратова, Натальи Сидоровой, Алексея Козыря, Михаила Бейлина и Ильсияр Тухватуллиной. Она завершила программу 1-го Кирпичного конкурса, организованного журналом
«Проект Балтия» и компанией АРХИТАЙЛ.
Цвет – это жизнь
Теория цвета и формы была важным учебным модулем в Баухаусе, где художники и архитекторы активно использовали теорию цвета Гёте и добились того, чтобы цвет стал неотъемлемой частью современной жизни. Шведы из Natural Colour Academy предложили палитру Color Trends 2020, собственную цветовую систему, которая задает цветовые стандарты для всех возможностей применения в новом десятилетии.
Расширить горизонты
Интерактивные игровые площадки, подключённые к интернету, и активити-парки компании «Новые Горизонты» как яркая часть городской среды.
Красное и черное
ЖК «Береговой» на береговой линии Москвы-реки, в престижном ЗАО, в историческом районе Филевский парк – часть Большого Сити, городской кластер, респектабельный образ которого создан с помощью облицовки клинкером Hagemeister
Ловушка для света
Новый Matelac Silver Crystalvision, стекло нейтрального оттенка с одной матовой и другой зеркальной стороной – удачное решение для современного минималистичного дизайна. Рассматриваем новый продукт в свете других предложений AGC для архитектуры интерьеров.
Праздничное освещение в большом городе
Каждый год с приближением праздников мы можем наблюдать, как преображаются привычные нам места: все стараются украсить пространство и создать праздничное настроение. Огромная роль при этом отводится праздничному освещению. Что это такое и каким образом создать праздничное освещение, мы разберем в этой статье.
Поверхность бархатная, характер нордический
Сочетая несочетаемое, Концерн Wienerberger разработал коллекцию инновационного кирпича Terca Klinker Nordic Line, модели которой названы в честь городов Северной Европы и намекают на скандинавскую архитектуру. Клинкер отличают бархатистые поверхности, прочность и эстетика при доступной цене.
Парк чудес. Сквозной лейтмотив клинкера
В подмосковной частной школе Wunderpark, которую называют российским Хогвартсом, авангардная архитектура проявила магические свойства материалов. Благородный клинкерный кирпич Hagemeister оттенил футуристичность бетона и стекла.
Сейчас на главной
Открыть что можно
Обнародован проект реконструкции и реставрации павильона России на венецианской биеннале. Реализация уже началась. Мы подробно рассмотрели проект, задали несколько вопросов куратору и соавтору проекта Ипполито Лапарелли и разобрались, чего убудет и что прибудет к павильону Щусева 1914 года постройки.
Дом в доме
Реконструкция крестьянского дома XVIII века на юге Германии: он стал основой для камерной сельской библиотеки. Авторы проекта – Schlicht Lamprecht Architekten.
«Коралловый цветок»
Foster + Partners и девелопер TRSDC разрабатывают масштабный курортный проект на побережье Красного моря в Саудовской Аравии. Об одном из его составляющих, комплексе Coral Bloom, нам рассказали Джерард Эвенден из Foster + Partners и генеральный директор TRSDC Джон Пагано.
Полярная тихоходка
Зимовочный комплекс антарктической станции «Восток» рассчитан на экстремальные климатические условия и психологический комфорт исследователей.
Офис для концентрации идей
​Бюро «Т+Т Architects» спроектировало офис французской ИТ-компании, где сотрудники в любой точке помещения могут обсудить с коллегами или записать на стене новые идеи.
Пресса: Паоло Солери и Arcosanti: как построить Бога
Паоло Солери учился у Фрэнка Ллойда Райта, в художественной коммуне «Талиесин-Вест», и его оттуда выгнали — вероятно, из-за конфликта с Ольгой Ивановной Райт, женой великого мастера. Видимо, логика отталкивания и притяжения привели к тому, что хотя утопия Солери не имеет ничего общего с идеями Райта, сам тип жизни коммуной он воспроизвел.
Возможности ограничений
МАРШ проводит весенний интенсив для архитекторов и кураторов выставок с практикой в реальных музеях. А здесь – его куратор Егор Ларичев объясняет, как полезны архитекторам и кураторам ограничения, и как их много для участников курса. Все, кто не испугается, присоединяйтесь.
Вокзал без границ
Автовокзал в литовском Вилкавишкисе по проекту архитекторов Balčytis Studija «приютил» росшие на его месте старые деревья.
Медная крыша
Архитекторы Sauerbruch Hutton надстроили панельное школьное здание времен ГДР в Берлине деревянной «мансардой» с медной обшивкой.
Архитектура без истории и без теории?
На днях стало известно о планах радикальной реогранизации НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства (НИИТИАГ) – единственного исследовательского института страны с таким профилем. Сотрудников, по слухам, планируют сократить в 7-8 раз. Мы поговорили с Дмитрием Швидковским, Андреем Боковым, Елизаветой Лихачевой, Андреем Баталовым – о том, чем ценен Институт и почему его все же надо сохранить.
Отвоевать кусочек парка
Архитекторы MVRDV возведут 25-метровый зеленый «холм» в центре Лондона: как ответ на потерянный здесь в 1960-е уголок Гайд-парка и меняющуюся после пандемии функцию Оксфорд-стрит.
Спланированный вернакуляр
Концепция жилого района для Самары от датских архитекторов: 2000 квартир, ни одной повторяющейся секции и очень много зеленых и общественных пространств.
Здание в шляпе
В программе библиотеки города Тайнань на Тайване по проекту бюро Mecanoo и MAYU – архивы и исторические экспозиции, а также медиатека и «цифровая мастерская».
К лесу передом
Типовой каркасный дом быстрой сборки с тремя спальнями и детской в антресоли, черный снаружи и белый внутри, спроектирован как для общения с природой, так и между собой. Весь фокус – на открытую террасу. Функции уборки и ухода за участком намеренно минимизированы, – подчеркивают авторы.
Бетонный Мадрид
Новая серия фотографа Роберто Конте посвящена не самой известной исторической странице испанской архитектуры: мадридским зданиям в русле брутализма.
Когнитивная урбанистика
Фрагмент из книги Алексея Крашенникова «Когнитивные модели городской среды», посвященной общественным пространствам и наполняющей их социальной активности.
Миссия на воде
Плавучая церковь «Бытие» в Лондоне по проекту архитекторов Denizen Works предназначена для жителей переживающих реконструкцию районов на востоке Лондона.